Из интервью Геринга (когда он уже сидел в тюрьме):