В начале 80-х, в офицерском клубе одной из воинских частей Вюнсдорфа, где в то время располагалась ставка Главкома ГСВГ (Группы советских войск в Германии), проходило собрание, посвященное 7 ноября.

В зале находилась большая группа приглашенных немецких офицеров. Как полагается, после «официальной части» был запланирован «цумволь» (что на местном жаргоне обозначало дружеский русско-немецкий банкет с крепкими напитками).

Но поскольку мероприятие имело «международный характер», для доклада из политуправления прибыл целый генерал-майор, подготовивший объемный текст на десятки страниц на тему «нерушимой дружбы народов» и «успехов экономического и военного сотрудничества социалистических стран».

Переводчиком назначили молодого очкарика-старлея, не отличавшегося успехами в службе, зато прекрасно владевшего немецким языком. Надо сказать, что это поручение он воспринял как свой шанс быть замеченным начальством и немного продвинуться по службе.

Он очень старался и в течение четырех часов с усердием переводил доклад немецким офицерам, которые уже из последних сил боролись со сном, вежливо пытаясь изобразить на своих лицах хоть какое-то подобие заинтересованности.

Впрочем, к концу выступления даже генералу стало ясно, что аудитория в зале уже близка к состоянию невменяемости. Чтобы несколько оживить обстановку, он решил рассказать… анекдот.

Каждый переводчик знает, насколько трудная и неблагодарная задача – переводить анекдоты на иностранный язык, в особенности те, которые и на русском-то не каждого рассмешат.

Лихорадочно вспоминая сленговые словечки и идиоматические выражения, лейтенант вслушивался в речь генерала, стараясь не пропустить ни единого слова. Затем побледнел и, выдержав долгую паузу, произнес в притихший зал:

– Уважаемые гости… В завершение своего доклада мой генерал рассказал вам анекдот, смысл которого я не понял даже на родном языке. Поэтому если у вас есть хоть капля сочувствия, очень прошу вас не «сдавать» меня и наградить докладчика бурными и продолжительными аплодисментами…

Надо ли говорить, что страдающее выражение на лицах слушателей мгновенно улетучилось, немцы буквально сползали по стульям от смеха и восторженно аплодировали, искренне радуясь окончанию своих мук. Пунцовый от удовольствия генерал наливал себе воду из графина – доклад удался!

Спустя месяц на погонах нашего «переводчика» зазолотились новенькие капитанские звездочки.