Дядя Вася, небольшого роста мужичок, вечно пахнущий лошадьми и дешевым алкоголем, жил со своей семьей с нами по соседству. Со времен Советского союза работал дядя Вася тренером секции конного спорта на окраине небольшого провинциального городка одной из бывших республик Союза. Зарабатывал меньше чем пропивал, а тут еще и развал СССР случился и переживания о будущем заставляли пить еще больше, подрывая и так хилый семейный бюджет. Новые власти посчитав, что в конном спорте нам ничего не светит урезали несуществующее уже пару лет финансирование до уровня мизерной зарплаты дяди Васи. Все знакомые, друзья, соседи, собутыльники и жена, тетя Лена, ежедневно твердили ему: «Вася, бросай этих лошадей и найди себе нормальную работу.» Но дядя Вася с бараньим упорством каждое утро садился на свой старенький велосипед и ехал к себе в конюшню обучать два с половиной ребенка премудростям конного спорта. И так день за днем, год за годом. На это была единственная причина - дядя Вася безумно любил лошадей. В шкале его ценностей они занимали почетное третье место после сына и жены (а возможно, даже второе). Лошади отвечали ему троекратной взаимностью. Для них он был и матерью и отцом, доктором и кормильцем, хозяином и другом. О лошадях он знал все. Приходя на работу дядя Вася преображался. Лошади начинали радостно фыркать при его виде и он начинал свои ежедневные процедуры чистки, мойки, кормежки и прогулок. В его карманах постоянно лежал кусковой сахар. «Для лошадок» - как он сам говорил. «Он часами с ними разговаривает» - как то по секрету рассказал его сын, явно стесняясь данного факта.
В это время финансовая составляющая вынудила тетю Лену уехать на заработки в Испанию. Там она приглядывала за стареньким испанским миллионером, получая, огромные деньги по тем временам, восемьсот евро в месяц. Через год к матери перебрался и сын Максим. Дядя Вася не сдавался, только стал больше пить, ибо лошади в отличии от жены прощали ему эту маленькую слабость. Прошел еще год. Дядивасин кружок закрыли окончательно, лошадей передали в какой то совхоз. Оставшись без работы и любимых лошадей, дядя Вася стал пить еще больше, стремительно скатываясь по социальной лестнице.