Шёл третий день масленицы.   Блины говорили за меня.