журналистика

Постов: 13 Рейтинг: 42031
4908

Проблема чистого листа решена

Развернуть
Проблема чистого листа решена
468

Суровая филология. Почему я в журналисты пошел

Развернуть
Дело было в шестом классе. Из-за переезда мне пришлось сменить школу, было немного тоскливо. Педагоги в началке возлагали на меня немыслимые надежды (напрасно) и очень переживали о том, чтобы не загубить тоскливыми заданиями мои способности, вечно выдумывая что-то индивидуальное. Особенно это касалось тихой и чувствительной старушки Неонилы Николаевны, которая преподавала нам русский язык и чтение.
В новой школе я с высоко поднятой головой шел на первый урок русского и готовился произвести впечатление на новую учительницу... В класс быстрым шагом вошел высоченный мужчина с суровым гладковыбритым лицом. Он потратил на милое знакомство со мной секунд двадцать:
- Фамилия?
- Иванов...
- Какая оценка была?
- Пять!
- Да ты что! ПятёроШник?!
- Да!
- Я на четыре язык знаю. А он на пять... Лааааадно...
Я понял, что легко не будет. Весь следующий год я ждал от Василия Павловича доброго слова. Чего-то больше, чем "угу, правильно". Он был суров, но отлично преподавал. Сам составлял таблицы по различным группам орфографических и пунктуационных правил, которые заставлял зубрить наизусть, а потом рисовать по памяти. Я помню их и сейчас.
Человек, посмевший в его присутствии сказать что-то типа "катАлог", долго слушал эпитеты по поводу своего скудоумия. Как-то раз мы писали сочинение. Моя одноклассница закончила его первой и подошла к столу, за которым Василий Павлович заполнял журнал.
- Василий Палыч, куда листик ложить?
- *хладнокровно* В туалет.
- Василий Палыч... Куда ложить листик?
- В ТУ-А-ЛЕТ...
- Ну я же серьёзно!.. - у неё начали наворачиваться слёзы, а класс стал шипеть "клаааааасть"
- Я тоже серьёзен. Ложи свой листик в туалет.
Потом одноклассница сказала-таки правильно, и Василий Павлович всё так же невозмутимо показал пальцем на угол первой парты.
После этого диалога он встал и впервые на моей памяти заговорил о личном:
"Вы вот думаете, наверное, что я какой-то цербер. Я расскажу, почему. Вот вы живёте здесь все, в России. Вы русские люди. Я всё ждал, когда смогу учить тех, кто может вместить русский язык, для кого он родной. Меня после университета отправили работать по распределению. Семьи тогда не было, я подвигов хотел. Вот и оказался в Чечне. И сразу понял, что подвиги будут, а результата я не добьюсь. Стоишь через пару лет работы в коридоре, ждешь, пока все с перемены в класс зайдут. Подбегает к тебе мальчик, искренне и громко спрашивает: "Звааанкааа былааа?!". И ответить-то нечего, кроме "была, заходи". Представьте, что я чувствую, когда вы, русские люди, докУменты в пОртфель ложите"...

Любовь к родному языку оказалась крайне заразительной. Ведь если учитель вызывает трепет и уважение, относится к своему делу как к священному долгу, а не просто выполняет допустимый минимум, невозможно игнорировать то, о чем он говорит. Было очень трудно. Но на журфаке, разбирая фонетику, я просто закрывал глаза и почти явно видел на своей сетчатке эти когда-то ненавистные таблицы. Поклон до земли таким педагогам
3889

Шиловка

Развернуть
В 1998 году было мне 8 лет. Ежегодно проводил всё лето в деревне. И уж не знаю где подхватил в те годы идею, но сделал некую деревенскую стенгазету. Конечно, отец помог с реализацией технической части, но "материалы" все были на нас - детях. Писали от руки. Рубрики были типа "Интервью с тётей Зоей" (как у вас дела в огороде). Переписывали анекдоты. Рядом с газетой висел карандаш и мы радовались рисункам и комментариям, появлявшимся на наших трёх страницах.
Шиловка
Уже через год мы отмечали "днюху" Шиловки (так назвали газету, деревня у нас - Шилово). И в течение 5 следующих лет это стало доброй деревенской традицией. Собиралось полдеревни, дети пели и плясали - развлекали народ. Родители мне подарили печатную машинку антикварную (1930-е). На ней я осваивал навыки машинописи (компьютера еще не было). И с 2002 года газета стала "печатной".
Шиловка
Примерно в тот же период, тираж газеты стал, внимание, 2 (ДВА) экземпляра. Один висел рядом с моим домом, второй посередине деревни. И расширились мы аж до 6 полос. Новые выпуски делали как только место в рубриках "для заметок", "новости деревни" и подобных заканчивалось (люди сами карандашом писали).  
Детская шалость в виде стенгазеты немного и на судьбе сказалась - за плечами 3 года в профессиональной школе журналистики, а также попытка поступить на ЖурФак.
Шиловка
Ныне традиция продолжается. Каждый год, вырываюсь в родную деревню хотя бы на неделю. И обязательно делаю выпуск. 19 лет в этом году будет газете. А мне уж под 30... Но пока еще не родилось потомство, некому передать должность главреда Шиловки. Всё впереди! А пока лишь остается перелистывать папки с архивом газеты и бесконечно ностальгировать...
11226

За будущее журналистики спокоен

Развернуть
За будущее журналистики спокоен
1171

Журналистские истории - 1

Развернуть
Вот вам коротенькая история про абсурд.
Я работал в районной газете, и в какой-то момент получил задание: осветить праздник для населения в парке на окраине города.

Приезжаю. Поздняя осень, погода жуткая, моросит мелкий противный дождик, ветер, холодно, пасмурно.
С трудом нахожу точку. Зрителей - штуки четыре. Все бабушки. Реклама фигово сделана, плюс дождь. Вот никто и не пришел.
Зато за сценой - актеры, звукач матерится, здоровенный детский хор, какие-то гимнасты, певцы...

Подхожу к организаторам, которые задумчиво смотрят на пустые ряды. Так, мол, и так, газета N-ская, когда все начнется?

- А не начнется, - говорят организаторы. - Что тут делать без зрителей в такую холодрыгу. Мы лучше выступающим деньги вернем.

- Да? - говорю. - А что писать?.. Сорвалось мероприятие?

- Это ты у начальства уточняй.

(Газета моя принадлежала тем же людям, что организовали этот концерт).

Но тут подъехало телевиденье. Тоже все злые, километр с техникой пешком фигачились через мокрый парк.

- Канал такой-то, а где все?

- А-а, - говорят организаторы, - мы тут это... передумали. Не будет.

- А давайте мы подснимем, как вы передумали? Нам картинка нужна.

- Не-не-не, щас все начнется! Картинка нужна? А давайте мы народ на сцену выпустим, вы поснимаете.

- Ну ладно, давайте.

***

Для бабушек, которые сидели в зале, сцена выглядела так:

На десять секунд выходит певец. С микрофоном. Беззвучно открывает в него рот. Виновато улыбается. Уходит.

(Не зря звукач матерился, усилки так и не подключили).

На десять секунд выходит силач. Молча рвет телефонный справочник, глядя на бабушек сурово и многообещающе. Уходит.

На две минуты выходит детский хор. Смотрит на бабушек испуганными глазами. Сразу уходит, сделав на прощанье один раз громкое "А-А-А-А!".

В зал выбегает здоровенный мужик на ходулях. Пытается подарить бабушкам (несколько прихреневшим от происходящего) сосательные конфеты. Терпит фиаско. Уходит.

Выходит непонятная баба-администратор в пуховике. Делает так:
¯\_(ツ)_/¯

Уходит.


Вся шатия-братия сворачивается и уезжает, бабушки провожают недоумевающими взглядами.

Короче, не знаю, как выкручивались телевизионщики, а в своей газете я выпуск статьи саботировал. Решил, что если уж писать, то реальную версию событий.

Подозреваю, что на Пикабу ее прочтет больше народу, чем вообще читало ту мою газету.
1809

Нужно больше полицейских

Развернуть
Нужно больше полицейских
1899

Эти забавные журналисты.

Развернуть
Есть в Израиле русскоязычная газета "Наша страна". И вот вот однажды в Израиле состоялись выборы...

В ночь с 29 на 30 мая 1996 года эта газета "отличилась". Ей надо было сдаваться в типографию до полуночи, а первых достоверных результатов выборов ждали не раньше двух ночи: exit polls указывали на ничью, и ясность в итоге появилась ближе к 6 часам утра. Поэтому главная политическая обозревательница «Нашей страны» наваляла полторы полосы о результатах выборов, ни разу не назвав имени победившего кандидата. Она писала о том, что победитель — политик известный, авторитетный, не случайно он получил поддержку большинства на выборах, одолев весьма серьёзного соперника. Теперь ему придётся выполнить свои предвыборные обещания в сфере экономики и безопасности... и так далее, на 12 тысяч знаков. Целевая аудитория никакого подвоха не заметила: недостающую в тексте информацию о том, кто победил, читатели и так уже знали))).
1659

Если б не ботинки....

Развернуть
Рассказ моего друга...

Есть у нас на факультете журналистики преподавательница, старенькая такая. Однажды принимала она экзамен, а сама, видимо, плохо себя чувствовала, голову склонила, рукой подпёрла, усталый взгляд под стол направлен. Сдаёт ей парень, хорошо сдаёт. Она слушает и, ни слова не говоря и даже не взглянув на него, ставит ему в зачётку пятёрку. Парень выходит в коридор счастливый, делится со всеми впечатлениями. К нему подходит друг:
- Я вообще не готов! Ну, выручи, друг, сдай за меня. Она же всё равно не запомнила тебя.
Ну ладно, через пару человек заходит снова этот парень с чужой зачёткой, отвечает по билету, снова получает пять. Ещё через пару человек заходит опять - выручить ещё одного друга. Преподавательница слушает, не перебивая. Парень протягивает ей зачётку. Она берёт её, вертит в руках и возвращает ему со словами:
- Эх, молодой человек, вы бы хоть ботинки сменили...
1451

Жуткая правда.

Развернуть
Начну с того, что проживаю на территории закрытого горда, занимающегося утилизацией ядерных отходов и изготовлением оружейного плутония. Городок небольшой, довольно уютный и красивый, живописно расположившийся среди гор и озёр. Он даже стал плацдармом событий, описанных в пост-апокалипсическом романе "Мародёр". Ещё он знаменит тем, что за двадцать лет до Чернобыльской трагедии, первый раз рвануло именно у нас. Причём, по оценкам некоторых экспертов, рвануло сильнее. Сам не эксперт, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть не могу, однако плиту перекрытия, весом в 160 тонн, отбросило взрывом метров на 50, а в атмосферу вырвалось раскалённое облако радиоактивных отходов, ставших причиной выселения множества близлежащих деревень. Ну и, несомненно, город был строжайше засекречен до относительно недавнего времени. Сейчас его можно легко найти на картах и секретность заключается только в проникновении на территорию города. КПП, минные поля, заборы колючей проволоки - всё это имеется. В город можно попасть только при наличии пропуска, или тайком, на вполне реальные страх и риск. Во всём остальном, это обычный город с обычными жителями. Во всяком случае, я так думал. И это оказалось фатальным заблуждением. Глаза мне открыл некий Томас Урбина. Канадский журналист, публицист, режиссёр, мудрец, на дуде игрец, ну и вообще молодец. По его словам, и словам участвующих в его документальном фильме, я влачу жалкое существование в каком-то лютом городе-тюрьме. Везде заборы и военные патрули. Из города практически нельзя выбраться, а попасть туда и вовсе невозможно. Мы, несчастные аборигены, лишены связи с внешним миром, отрезаны от него и навсегда заточены в этом узилище медленной смерти, обреченные мутировать и разлагаться от невероятных доз радиации. Про радиацию особо: некая дама, представляющая собой счастливо сбежавшую из этого ада очевидицу, с дрожью в голосе повествует о том, что у нас имеется, ни много-ни мало, а "ПЛУТОНИЕВОЕ озеро"! И в этом самом озере плутония столько, что два часа, проведённые на его берегу, убьют вас всенепременно. Я долго пытался вспомнить, или найти сей смертельный водоём, но не вышло. Помимо данной достопримечательности, жителям выписан бонус в виде завышенного радиационного фона и в самом городе. Местные дети рождаются сразу с раковыми заболеваниями всего, или мутируют, уходя по Восточно-Уральскому радиоактивному следу в багровый закат. У холмов есть глаза? Пф... У наших гор тысячи глаз, рук, ног и вообще всяких органов. Некоторые шепчутся о жабрах и крыльях, задумчиво почёсывая вторую голову третьей рукой. И фонящей вишенкой на этом плутониевом торте восседает ФСБ. Цитируя Томаса, наследники КГБ. Эти наследнички прячут в казематы, ссылают на рудники и просто зарывают в землю каждого, кто хочет рассказать правду о всех невероятных ужасах, терзающих мой город. Но Томас не боится. Но Томас не будет молчать. Он громогласно прокричит на весь мир про все жуткие кошмары, тщательно скрываемые тоталитарной властью. Мои девяносто три пальца скребут когтями по клавиатуре, а мозг, который под коленной чашечкой, просто лихорадит от мыслей, что где-то там, за заборами и вышками, есть другая жизнь и другие люди, которым Томас Урбина обязательно поведает истину.

Статья Томаса. (Статья на английском)  
2811

Бесполезный репортаж

Развернуть
2040

Лошадки надкусывают журналиста

Развернуть
2284

Журналистика в простых примерах

Развернуть
Источник: http://planerka.org/articles/pisanina/10.-prevrashhaem-zametku-v-samye-izvrashhyonnye-zhanry
Журналистика в простых примерах
6416

Как нужно отвечать на тупые вопросы журналистов

Развернуть
Как нужно отвечать на тупые вопросы журналистов