Представьте себе молодого человека лет двадцати трёх. Представьте, что он выходит из магазина с продуктовым пакетом. Он садится в машину, когда у него звонит телефон. Это его жена просит купить ещё памперсы для их годовалой дочери. Молодой человек чертыхается. В магазин, где у касс длиннющие очереди, он возвращаться не хочет и решает купить необходимое по дороге до дома, в аптеке.

Он аккуратно паркует своё авто вдоль тротуара. Заходит в аптеку где, к его неудовольствию, у кассы уже стоят двое - на вид явные отбросы общества. Ругаются о чём-то с кассиршей-фармацевтом. Вдруг один из них достаёт из-за пазухи травматический пистолет и, тыча им в лицо девушки, несколько раз требовательно выкрикивает что-то, содержащее в своём названии «кодеин». Молодой человек, чуть испугавшись, старается сохранить самообладание. Он понимает, что наркоманы – люди не с самой устойчивой психикой, и потому могут хотя бы случайно пристрелить кого-нибудь. И ещё они очень раздражительны. Впрочем, даже спокойный взгляд свидетеля их преступления смог вывести из себя одного из грабителей. Молодой человек получает пулю в шею. Аптекарша визжит, наркоманы убегают, а молодой человек лежит на полу в луже собственной крови. Он всё ещё жив, но булькающий хрип из его горла говорит о том, что это ненадолго. Снова звонит его телефон. Через секунду уже - вдова хотела, чтобы муж купил ещё чего-нибудь к чаю. Обычно молодой человек просил супругу конкретизировать просьбу, на что та отвечала: «На твоё усмотрение» - а потом, конечно же, жаловалась на неудачный выбор мужа. В это раз подобной ситуации не суждено было состояться. Или наоборот, суждено было не состояться.

А теперь представьте, что этот молодой человек по национальности - азербайджанец. Представьте, что он никогда не танцевал лезгинку на улицах Москвы, не стрелял из машины свадебного кортежа в Санкт-Петербурге, не резал ножом посетителей клуба в Тюмени, не торговал наркотиками на Урале. Но был ведь кто-то, кто торговал наркотиками? Кто-то же продал первую дозу тем двум наркоманам, что устроили пальбу в аптеке? Конечно, был, иначе эта история не могла бы состояться. Угадайте национальность их дилера. Подсказка: он родился в Кюрдамире.

- А-а-а, он тоже азербайджанец, - вроде бы, догадались тут же вы.
- Нет. Он – хач. А азербайджанец, к сожаленью, лежит сейчас на полу. В луже собственной крови.

А теперь представьте, что молодой человек, двадцатитрехлетний глава семейства, спешащий домой с покупками, – русский. И наркоторговец – тоже русский. Или один – украинец, а второй – немец. Или они оба – французы. Или конголезцы. И не забывайте придумывать национальность для тех двоих наркоманов-грабителей.
Собственно говоря, какое это имеет значение?

Расул Гамзатов говорил, Если я полюблю человека, я полюблю его нацию, а если я возненавижу его, то навсегда забуду какой он национальности. Позволю себе перефразировать эту цитату: Если человек поступает плохо, меня не интересует, кто он по национальности, если человек поступает хорошо, мне на его национальность вообще плевать.

Это я к чему? Да всё к тому же, о
У меня всё. Спасибо за внимание.