золотой мальчик

Постов: 2 Рейтинг: 1560
560

Едем дальше, Часть III

Развернуть
В лицее работали преимущественно очень хорошие люди. Это были по-настоящему учителя, которые ставили своей задачей донести знания до ребенка. Осложнялось все тем, что эти самые «ребенки» были совсем не простые – у многих из них на пластиковой карте в кармане лежали суммы, сопоставимые с годовыми окладами этих учителей. И бывали такие ученики и даже ученицы, которые упоминали это при каждом удобном случае. Типа: «Эй ты, шлюха. Хочешь, чтобы я решил эту задачу? Только после твоего минета. Давай, могу приплатить. Сколько тебе? Два, пять, десять грина?». Или: «На хера мне все это? У меня все есть! Я здесь с вами парюсь только чтоб мать не пиздела! Не трогай меня ваще!». Ну и т.д.

Причем между нами, одноклассниками, таких терок почти не было. Потому что, кому хватало мозгов, те понимали, что, если что, разбираться будут родители. И тут нужно учитывать кто у тебя отец или мать и с кем им, в случае чего, придется иметь дело. Хотя тоже пара инцидентов была. Но там на уровне директора школы вроде решалось всегда. В классе самыми «авторитетными» считались двое – тот самый сын дипломата (за ним всегда приезжали две машины, одна всегда с мигалками) и дочь прокурора. Правда, прокурор был другого региона, но все равно никто не лез.

Преподавателям же приходилось терпеть. Видно было, что у них была какая-то спецподготовка, чтобы держать себя в руках, но все равно их было жалко. Особенно, если учитель недавно пришел из института или нормальной школы. У них еще дрожал голос, они обязаны были всех учеников называть на «Вы», а в ответ легко можно было услышать «нахуйпшла». Проблемы с учениками пытались решать через их родителей. Для большинства из нас так и было – ни директор школы, ни менты, ни суды, только родители имели какой-то вес, потому что они давали деньги: на шмотье, на развлечения, на поездки, на образ жизни в общем. И еще от родителей можно было получить физически ощущаемых пиздюлей. И тут в суд уже не подашь – у родителя все везде схвачено.

Хотя иногда находились родители, которые пытались выгородить своих чад перед учителями. Помню одну мамашу, какая-то бизнес-вумен, владелица сети то ли аптек, то ли еще кого, а сын ее – мразота редкостная, даже мы его не любили. Так вот каждый раз после его косяков она приезжала к директору и лила там слезы про трудное одинокое материнство и кто, как не квалифицированные педагоги, за ее кровью и потом заработанные деньги должны ей помочь в превращении этого дурачка в нормального человека. Эпопея длилась почти полгода, пока с ней не расторгли договор.

Но таких учеников было немного. Я не хамил преподавателям. Был только один случай, когда я почти сорвался. На физкультуре мы как-то сдавали какие-то очередные нормативы, в том числе стометровку. Сейчас не вспомню показателей в секундах, но физрук был явно не доволен тем, как я бегаю. После 2-х попыток он попросил сделать это еще раз, я пробежал. А он сказал: «Отдышитесь и еще раз», и тут меня резануло. Я на эмоциях сказал: «Че те надо от меня?». Физрук спокойно подошел ко мне, показал свой журнал с результатами и говорит: «Вы из четверти в четверть бегаете все хуже и хуже. Я же видел, что Вы можете лучше. У Вас все хорошо? Как себя чувствуете?». Я только пробормотал что-то вроде «я устал, больше не хочу» и свалил в раздевалку.

Учителя реально старались впихнуть в нас побольше знаний, причем так, чтобы нам было интересно. Было много уроков в виде игр, конкурсов, многие темы были в виде фильмов, постоянно какие-то экскурсии, выезды и проч. При этом старались подходить индивидуально. Например, по информатике и английскому у нас было несколько групп, сведенных по уровню знаний. Причем в одной группе могли быть ученики из разных классов. И там и там я был в середнячке своих одноклассников. Но вот, например, по информатике в самой продвинутой группе был парень из 7-го класса, который шпарил, кажется, на бейсике лучше любого 11-классника и, вроде, даже преподавателя. Да и вобще талантливых ребят было не мало.

Мне, в принципе, нравилось учиться. И с переходом в лицей у меня стало получаться лучше. По контрольным работам преподаватели видели, кто насколько усвоил тот или иной материал и всегда предлагали помочь в чем-то разобраться или что-то допонять. Мои оценки по сравнению со старой школой исправились с 3-4 на 4-5. Но после истории с Арпи девятый класс пришлось заканчивать практически кое-как. И та история с физруком произошла как раз под конец года.

Обычно летом отец оставался в Москве, а мы с мамой куда-нибудь уезжали почти на все лето, а отец по возможности приезжал к нам на недельку-другую. Больше всего мама любила Испанию и Италию. Туда мы ездили если не каждые каникулы, то раз-два в год точно. Там было все, что ей нужно – и море, и климат, и шоппинг. Но в том году после экзаменов я попросился остаться на лето в Москве с отцом. Мама распереживалась, мол, как это так, но, помню, отец ей тонко намекнул, что у них сын растет и «не все ж ему за мамкиным подолом таскаться». Мама пожала плечами и уехала.

Я особо не знал, чем можно заняться летом в Москве, когда все одноклассники разъехались, кто куда, поэтому решил читать. Я любил читать и мог читать днями напролет – это у меня от мамы. Я даже не такой фанат компьютерных игр. Если залпом, то на них меня обычно хватало на 2-3 дня, не больше.

Отец, приставив Сергея ко мне, продолжал пропадать на фирме с утра до ночи. Так я пробатонился недели две-три. Как-то отец приехал с работы пораньше (это типа часов в 8) и, застав меня в той же позе, что и вчера и позавчера, поинтересовался, планирую ли я пролежать до пола все диваны в доме или только часть. Короче он решил немного скорректировать мое времяпрепровождение.

На следующий день Сергей сказал, что ему поручено свозить меня кое-куда. Под «кое-кудой» оказалось стрельбище, где мы постреляли из ружей и пистолетов. Еще через пару дней отец сказал, что мы едем на рыбалку и на следующий день мы поехали. Потом были поездки на лошадях, катались на квадроциклах у реки, несколько раз ездили в гости к папиным друзьям. Вдаваться в подробности не буду, а то и так занудно получается. В общем в то время мы с отцом впервые за долгое время много общались, он делился своими делами по фирме, спрашивал что-то у меня, я ему рассказывал о своих делах в лицее и проч. Отдельной темой было мое последующее образование, кем бы я хотел стать и чем заниматься. Я тогда понял, что не знаю, что ответить. С одной стороны мне многое нравилось в жизни и казалось интересным, но при погружении в тему интерес часто пропадал. Также отец спрашивал, что я думаю про армию. Этот вопрос у меня вобще вызвал тупик. Я как-то и забыл о ней. Договорились, что в 10 классе попробую определиться.

Ближе к середине лета позвонил одноклассник, тот самый сын дипломата, с которым мы хорошо общались, и спросил, чем занимаюсь. Да в общем-то ничем особенным я не занимался. На что он ответил: "Вот и я о том же. Давай, короче, приезжай в гости".

Так для меня начались наши тусовки.
1000

Часть II, раз такое дело

Развернуть
В общем с 8-го класса я учился в частном лицее. Класс был небольшой, человек 12-15. Все, как и я, были из обеспеченных семей и мне, с одной стороны, стало немного легче, что теперь меня не будут стебать за лейбл кельвина кляйна на штанах, с другой - было грустно, что я еще ничего не успел в жизни натворить, а мне уже нужен специальный круг общения.

Одноклассники подобрались каждый со своими заморочками, но каждый понимал, почему все оказались здесь. Это было у нас общим, проблемы были плюс-минус одинаковые, хотя вслух никогда не обсуждали родителей и их дела.

Хотя не, было раз, однажды посреди года к нам пришел новенький и в первый же день брякнул "Тут все при бабле или есть простачки?". Ребята переглянулись и вкратце без подробностей раскрыли карты, кто есть кто. Кто-то оказался сыном чиновника из министерства, у кого-то отец депутат, дипломат, даже дочь одного артиста нашлась. Но в основной массе были такие же, как и я, - "пиши "бизнесмен". И оказалось, что семья этого любопытного самая бедная из всех наших. Собственно, его за язык никто не тянул, с тех пор его звали "простачек" или "Коля, просто Коля". Хотя проучился он с нами не долго, буквально до конца года. Куда делся, не знаю, были слухи, что у его отца были какие-то проблемы, посадили его что ли, че-то такое.

Вобще в лицее было много тех, кто приходил, учился, уходил, внезапно появлялся и также внезапно пропадал. Учителя, да и все вобще к этому нормально относились, так как понимали, что люди с деньгами не сидят на месте, год тут, год там, через два вобще фик знает где. Да и деньги вещь такая - сегодня есть, завтра нет. Поэтому в лицее все 4 года тесно общались тусовкой в 5-6 человек, с остальными либо не успевали близко знакомиться, либо общение не задавалось. Да и в жизни так было - у отца в фирме в лицо и по имени я знал всего человека 3-4, остальные постоянно менялись или просто не входили в круг общения отца, ну и мой тем более. Даже дома (дом большой, за городом) утром по пути из своей комнаты на кухню я легко мог встретить целую толпу людей, которых видел впервые в жизни. Какие-то рабочие, обслуга, водители, охрана, секретари и пр. - их было много, кто-то был с работы отца, кто-то из личных, они часто менялись, поэтому для меня и родителей, нормально не здороваться, если у вас с человеком нет никаких дел или не предстоит разговоров. Только если человек примелькался, скажем с месяц, начинаешь интересоваться, кто это, как его зовут и чем он тут занимается. Из постоянных были где-то 4 человека, в том числе Сергей.

Кстати о прислуге. За все время, вплоть до 11 класса, у меня было наверно 7 или 8 гувернанток. Последней была тетя Мане - женщина около 50 лет, армянка по национальности, но по образованию преподаватель русского и литературы. Ну она в общем и не была гувернанткой - для парня в 14-16 лет это уже перебор, - скорее больше помогала по хозяйству и готовила для меня. Она была клевой - всегда добрая, с безупречным русским, идеальной дикцией и манерами, называла меня "мой юный джигит", иногда приговаривая "была б я на пару лет вас моложе, молодой человек, вы бы от меня просто пловом не отделались бы". Это всегда забавляло меня и поднимало мне настроение.

Однажды, поговорив с отцом, она привела к нам подработать свою племянницу Арпине. Тоже армянка, ей было 22 и она была очень красивой. Хотя Сергей сказал "на любителя". Видимо, я в свои 15 оказался тем самым любителем, так как я впервые влюбился. Хотя тогда я вобще не понимал, что со мной происходит, и поделиться особо было не с кем, даже с Сергеем, потому что он сразу же бы сказал отцу. Не со зла, а чтобы не допустить какого-нибудь трэша. И в школе не расскажешь, репутация все-таки. Но по Арпи я сох, как не знаю кто. И тогда я позвонил Саньке.

Санька - это друг со старой школы, очень умный парень, в школе был ботаном, за что его, как и меня, регулярно стебали. Не могу сказать, что мы были прям лучшими друзьями, но мы общались и мне его иногда было интересно послушать. У него постоянно были какие-то чумовые идеи о том, как заработать денег и он всегда возмущался и не понимал, почему я не в курсе дел отца и вобще весь такой инфантильный к теме денег. Сам он был из средней семьи, отец и мать из работяг, и откуда у него такие мозги, непонятно вобще.

Короче мы встретились и под мороженое я ему рассказал про Арпи и всю ситуацию и попросил совета, как быть. Санька оказался опытным в амурных делах, у него уже было несколько девушек, а я еще оставался девственником, да еще и не целованным. В общем его совет свелся к следующему: "Либо ты ее реально любишь и тогда пару во все котлы, включая свадьбу, детей и проч., либо у тебя просто гормон в ширинке завелся. Проверить можно только после секса, так что трахни ее и там сам все поймешь".

Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что Санька был прав в своем совете. Но если бы я знал, к чему это приведет, я бы никогда на такое не подписался.

В общем задача была из разряда "пипец": Арпи племянница уважаемой мною Мане, я не знаю, как она меня воспримет, дома и в школе никто ничего не должен знать, дома народу, как на базаре, да еще и камер везде утыкано, в город я езжу в основном с Сергеем. И я придумал план - нужно оказаться с Арпи в городе, и чтобы все знали где я и с кем (скрывать бесполезно), но чтобы это было как будто нормально.

И тут надо рассказать еще кое-что. Когда я был маленький и мы переехали в наш большой дом, я как-то сказал маме, что "мне одному тут будет скучно и мне нужен сестренка или братик, причем лучше старший, хотя это как получится". Я только потом узнал, что папа всегда хотел несколько детей. Но беременность и роды меня дались маме очень тяжело, она потом еще долго-долго лечилась, поэтому на второй раз она не решалась, а отец постоянно уговаривал. В общем в семье это была больная тема.

Короче я начал общаться с Арпине, причем много и часто, просил помочь мне то с одним, то с другим, то просто посидеть со мной, то научить меня чему-нибудь. По Арпи было видно, что ей самой интересно со мной возиться. Мы много говорили, она рассказывала многое о себе. Я был рад этому. Естесственно, как я и ожидал, родители заметили это и задали резонный вопрос, мол, не слишком ли много времени я провожу со служанкой? На что я не менее резонно напомнил о том, что я единственный ребенок в этом доме и, при всем уважении к Мане, мне очень хочется общаться с людьми, которых я хотя бы отдаленно могу назвать ровесниками. Я помню, как отец исподлобья посмотрел на маму, и как мама отвела взгляд. Все, у меня был карт-бланш.

Воспользовался я им достаточно быстро, отпросившись в субботу в кино с Арпине. Выехали заранее, чтоб еще успеть прогуляться. Когда мы гуляли, к нам, точнее к Арпи, доколебался мент, мол, ваши документы и все такое. А у нее армянский паспорт и миграционная карта. В общем ему не понравилось, что у нее карта заканчивается через неделю, а обратный билет она предъявить не может. Я понял, что дело чем-то пахнет, и тут же позвонил Сергею. Он был неподалеку и примчался за пару минут. После короткого разговора с ментом вопрос был решен. Но факт остался фактом - у нее через неделю заканчивается карта, а отец с этими делами, особенно что касается прислуги, очень строг. Как выяснилось, Арпи действительно через неделю собиралась уехать в Армению и потом снова вернуться с новой картой на несколько месяцев и то и год. Я понял, что времени нет, тянуть кота за все подробности нету сил, и я решил сказать ей, что она мне очень нравится если у нее никого нет, то я был бы рад считать ее своей девушкой и ждать. Она заулыбалась и сказала, что абсолютно свободна и раз уж так, то нам нужно торопиться. Мы поймали такси и поехали в гостинницу, где у меня случился мой первый в жизни секс. И это был лучший секс, который у меня был до сих пор. Оказывается, я совсем не замечал, что у Арпи отличная фигура, прекрасное тело и, чувствовалось, она имела определенный опыт в постельных делах. Само собой, я не стал изображать из себя супер самца и сказал, что я девственник, на что она сказала "все нормально, я все покажу". И показала, и это было супер. Грудь, попа, ее волосы, запах, королевский минет и пр., это все было настолько офигенно, что я чуть не помер от количества оргазмов.

В итоге назад мы возвращались, держась за руки и с блаженными физиономиями. Я настолько ошалел, что при вопросе мамы "Как фильм?" ответил "Ооо, обалденный фильм, просто космос" и при ней подмигнул Арпи. Правда мама тут же спросила, как он называется, и по моему окоченевшему таблу стало понятно, что никак прилично он не называется. В общем на этом мы как-то типа замяли разговор и разошлись. Через пару дней Арпи уезжала, а возвращаться она планировала через месяц-полтора. Мы подолгу сидели, смотрели друг на друга и украдкой целовались. И она уехала. А я ждал. Через пару недель я решил ей позвонить. Это сейчас позвонить в другую страну - вопрос пары секунд. Тогда это было еще не так просто. А еще и отец мог мониторить, куда я звоню с мобильного. Но я решился, но она не подходила к телефону, а потом и вовсе телефон выключился. Неделю я не мог ни сидеть, ни есть вообще ничего. И как бы невзначай спросил у Мане, как там Арпи. И Мане мне сказала, что Арпи больше не вернется, так как выходит замуж. Оказалось, что она в общем-то в Москву и приезжала, чтобы заработать на свадьбу. Не знаю, вполне возможно Мане, узнав о том, что у нас произошло, решила обмануть меня, . А может это все и правда было так. Не знаю. Так или иначе, устраивать разборки было бесполезным, так как, даже если бы я все рассказал отцу, мне бы не дали увидеться с Арпи. И тем более быть с ней. Она старше, она армянка, она прислуга, дело закрыто. Даже если бы мне удалось бы уговорить отца (что вряд ли), мама бы точно этого так не оставила и не было бы житья ни мне, ни Арпи. В общем следующие полгода для меня были, как в тумане. И долго еще после этого, и даже сейчас больно вспоминать.

Уже потом, года через три, я, учась в колледже в Швейцарии и буду свободным в перемещениях по миру