махачкала

Постов: 13 Рейтинг: 31236
503

Маленькие гости.

Развернуть
В командировке в КБР два таких милых чуда жили у нас во дворе.
Маленькие гости.
2232

Махачкала – мусорная столица России

Развернуть
Махачкала – мусорная столица России
2163

Еще одно эпичное интервью. Дикий ляп журналиста из Махачкалы

Развернуть
Еще одно эпичное интервью. Дикий ляп журналиста из Махачкалы
2479

Я все еще в федеральном розыске...

Развернуть
... По крайней мере в аэропорту города Махачкала. 8 месяц (!!!) не обновляется база данных на чемоданчике именуемом "Кейс-КПМ" (спасибо за подсказку), которая должна обновляться раз в неделю. Опять на глазах у всей очереди проводили в участок. Уже удаляясь, слышал перешептывания: "федеральный розыск", "сразу видно - бандит")) Полицейские проверили - усмехнулись - пожелали счастливого пути. Незнакомая смена попалась))

P. S. Уже по прилету в Ноябрьск, пассажиров вместо того чтобы как обычно отпустить через калитку в заборе, заперли в зале ожидания багажа и стали проверять посадочные талоны. Оказалось, кто-то спёр спасательный жилет, который обычно находится под сиденьем. То-то мне казалось, что неспроста тот мужик с сыном хихикает через 2 ряда от меня, перед тем как все поднялись со своих мест после подачи трапа. Здравствуй, уголовка...
3133

От сумы и тюрьмы не зарекайся - Окончание.

Развернуть
Невиновность.

Как я уже говорил ранее, отпечатки снимались 4 раза. Кроме того там же, в спец. части меня сфоткали с раскрытым паспортом в руке – впоследствии адвокат переслал эту фотографию потерпевшей, которая сказала что видит меня впервые в жизни. С ним, адвокатом мы встречались еще один раз – на встрече он спросил меня, знаю ли я такого-то – среди моих знакомых не было ни одного человека с этим именем. При этом тот был почти полный мой тезка, фамилия инициалы и отчество совпадало.

Освобождение.

В пятницу утром была “баня с вениками” – то есть нас сводили в душевую. Мы накрывали на стол, собирались обедать. Щелкнул замок, открылась дверь - ФИО, с вещами на выход. Несколько сокамерников сразу спросили – куда? (они думали что меня переводят). Последовал ответ:

- На свободу…

Попросил дать мне 10 минут, собрал вещи – постояли покурили с парнями, пожали руки и обнялись. Перед тем как выйти в дверь, я пожелал свободы всем кто остался.

… Адвокат привез меня в свой офис, на улице Дахадаева. Была пятница, обеденное время. Он предложил дождаться отца который был на пятничном намазе в джума-мечети города, но мне не терпелось попасть домой, увидеть своих. Мешало одно обстоятельство – пешком идти было около получаса а денег на такси у меня естественно не было. Взяв у него 200 рублей я вышел и поймал машину и поехал к своим.

У родителей частный дом на Гагарина, в одном из тупиков. Там всегда меня встречают как родители так и мои супруга с дочками, когда я прилетаю домой с вахты. Я не сомневался, что найду их всех там и в этот раз, так как адвокат еще с утра предупредил отца что сегодня меня выпустят.

Как только появился в воротах и ко мне сразу подбежали дети, подошла мама, супруга, родные… Только увидев их я понял, как сильно они переживали за меня эту неделю. Младшая дочка думала что я просто вернулся с работы, старшая была в курсе – услышала разговор по телефону супруги с упоминанием слова “тюрьма”. Вернулся отец и мы сели обедать – дома было всеобщее веселье, смех, улыбки родных лиц.

… В тот же день с помощью своего адвоката, отправил парням передачу. Закупившись я подъехал к СИЗО и позвонил ему – через минут 15 дверь открылась и показался тот же работник, который нас провожал на выход. Опер в субботу должен был уйти на этап, хотел успеть “занести” кое-что.

Мне пришлось ждать еще неделю, пока меня не снимут с розыска. Проверял каждый день – как через сайт МВД , так и с помощью знакомых работников. Как только этот момент наступил, я купил билеты и 24 января вылетел на работу в Ноябрьск.

Аэропорт.

Я приехал заранее, за два с половиной часа до вылета. Войдя в здание сразу встретил майора, который в день моего задержания был на смене, подошел и попросил проверить все заранее чтобы не опоздать. Мы прошли с ним в отделение, меня пробили по базе – чист, на всякий случай сняли ксерокопии со справки об освобождении, и я пошел регистрироваться на рейс. Мне предстояло пройти контроль. Майор сказал – я тебя проведу, так как по той базе ты наверняка будешь все еще в розыске (я улетал на работу еще 3 раза, и каждый раз мне приходилось обращаться к сотруднику и объяснять ситуацию – паспорт по-прежнему “светился”). В последний раз, я просто прошел на контроль, дождался вопросительного взгляда на проверке паспорта, улыбнулся и сказал:

- Все верно, никакой ошибки нет.
- А, это ты тот самый?
- Да, это я. Опять на работу лечу. Пройдем в отделение?
- Не нужно, подожди минуту – с этими словами он передал мой паспорт сотруднику который находился на приеме оружия (окно в трех-четырех метрах от выхода на посадку), тот позвонил куда-то - назвал паспортные данные, дождался ответа - и вернув паспорт, пожелал мне счастливого пути.

К слову сказать, светился я только в аэропорту Махачкалы. Приходилось улетать домой с вахты и с Ханты-Мансийска, и с Ноябрьска – проверку паспорта проходил без проблем. Видимо в других аэропортах база обновляется чаще на этом спец. чемоданчике. В очередной раз буду лететь на работу числа 10го августа – опять ждут приключения.

Возмещение.

В апреле мною был подан иск на возмещение ущерба. Туда входил как материальный – расходы на адвоката и упущенная выгода (напомню, что эти 2 недели я должен был быть на работе) – так и моральный. Мне подготовили справку с работы для иска в суд, о размере недополученной зарплаты за эти две недели. Представлять мои интересы в суде я попросил другого адвоката – по рекомендации знакомых, у нее уже был успешный опыт в такого рода исках.

Судебное заседание переносилось уже 2 раза – в первый раз не явился на суд представитель казначейства, второй раз прокурор затребовал от нас все постановления и решения суда по делу из первоисточника, с гербовой печатью. Факсовые копии его не устроили, поэтому отправили запрос из суда в Нерчинск. С адвокатом я в последний раз говорил сегодня утром - по сей день заверенные документы по делу в суд еще не дошли (адвокат говорила с и.о. начальника отдела дознания ОМВД России по Нерчинскому району, отправлены документы были через канцелярию еще 17 июня). При этом, выяснились также подробности по делу, но не все: После совершения преступления задержан он не был – это раз, и личность его не устанавливалась. Во-вторых, потерпевшей он назвался ей другим именем, и она знала примерный год рождения. Был отправлен запрос в наш УФМС, и я оказался одним из счастливчиков – моих полных тезок в одной только Махачкале около 70 человек. Невероятно, но факт.

Работа.

Руководство с пониманием отнеслось к обстоятельствам, которые меня задержали дома, и я продолжил работу как обычно – только коллеги до сих пор иногда шутят по этому поводу)).

Послесловие.
Все описанное произошло со мной. Когда я вспоминаю те дни то каждый раз прихожу к выводу, что мне очень повезло во всем. Могли задержать в любом другом аэропорту России по пути на работу или обратно, и все прошло бы совершенно иначе. Рассказывая эту историю я забыл упомянуть многое – даже дактилоскопию в аэропорту (не чернилами а с помощью устройства, про которое я говорил в комментариях к прошлой части) при составлении протокола о задержании. Также, в начале неверно указал номер статьи – на самом деле 119 часть 1 (обратил внимание сканируя доки.)

Как только состоится судебное заседание по возмещению ущерба, я напишу об этом.

Некоторые сканы которые я приводил в комментариях ранее, тоже добавлю под этим постом. И здесь же, постараюь ответить на все Ваши вопросы.

Спасибо за внимание, от всей души желаю не попадать в такие ситуации)

1829

От сумы и от тюрьмы не зарекайся - Часть 6.

Развернуть
Встреча с адвокатом.

В очередной раз лязгнул замок, и открылась дверь. Вошел один из помощников дежурного, назвал мои фамилию-имя, год рождения – и сказал “на выход, к тебе пришли”. Меня вновь повели в помещение для свиданий.

Описывать как прошел разговор с адвокатом я не буду.
Достаточно было сказать что опять услышал вопрос о виновности/не виновности (он внимательно следил за реакцией), ну а потом перешли к существу дела. За день адвокат успел наработать связи в городе где произошло преступление (Нерчинск), и выяснить некоторые детали. Вот что я узнал.

31 мая 2014 года около 17 часов 30 минут произошла обычная бытовая ссора между человеком за которого меня приняли, и его сожительницей. Ссора с элементами рукоприкладства и угрозой убийства. 6 июня было возбуждено уголовное дело по признакам преступления. 15 июня избрана мера процессуального принуждения – обязательство о явке. 4 июля уголовное дело вместе с обвинительным актом направлено в Мировой суд.

Дальше адвокат поведал, что стороны примирились и на суд никто не явился. Но машина уже была запущена, и 12 августа Мировым судом Судебного участка #56 Нерчинского района Забайкальского края я был объявлен в федеральный розыск (ну или мои паспортные данные). Розыскное дело было заведено 16.10.2014, и 8.01.2015 меня приняли в аэропорту, когда я собирался лететь на работу.

У адвоката уже были на руках распечатки всех моих авансовых отчетов с посадочными талонами (спасибо сменщику), также все мои перемещения – распечатка из транспортной милиции. Я показал посадочный талон, дата – 1 июня 2014 года вылет Махачкала-Москва, квитанция из гостиницы “Салют” где останавливался в Москве, и 2 июня утром вылет Москва – Ноябрьск. Резонно заметил, что при всем желании у меня бы не получилось телепортироваться 31го мая домой из Нерчинска, чтобы 1 июня лететь на работу – он пришел к такому же мнению. Дальше оставалось доказать мою непричастность. Кроме того, я рассказал ему один эпизод который мог быть очень важным – в 2013 году мною была утеряна сумка с документами, где в числе всего прочего находился и заграничный паспорт. Так как утеря паспорта дело серьезное, на следующий же день я написал заявление в участковый пункт милиции, на территории которого это произошло. Услышал от адвоката “будем работать”, получил пакет с вещами который передал отец, и мы встали. На прощание он бросил:

- Я уже решил вопрос, и никуда тебя перевозить не будут. Через неделю максимум, ты окажешься на свободе.

В камеру вернулся в веселом расположении духа, и поведал обо всем коллегам по несчастью. Парни опять устроили мозговой штурм, ведь я принес хоть какие-то новости. Оставалось неясным, как и почему в розыске оказались именно мои паспортные данные. Если человек какое-то время жил под моим именем – тогда все встает на свои места. Прежде чем завести розыскное дело была запрошена из Махачкалинского УФМС моя Ф-1. Достаточно было знать ФИО и дату рождения. Но почему в таком случае не были проведены следственные действия и не была установлена истинная личность подозреваемого оставалось загадкой.

Вместе со спортивным костюмом и различными принадлежностями заехали и 2 книги, чему я очень обрадовался (моя половинка догадалась). “Осознанность” (ОШО) и “Психология оптимального переживания” (Михай Чиксентмихайи). Вторая была подарена жене моим другом, ее я видел впервые. Забегая вперед скажу, что их я оставил коллегам по несчастью, так как они проявили неподдельный интерес (предварительно посмеявшись над названием, потом выяснилось что книга совсем не о душевных метаниях). В камере было еще несколько книг, но не зацепили …

Также из равлечений в камере было несколько сборников сканвордов, шахматы и нарды. Взял в руки сканворд – будь добр читать все вопросы вслух)). Устраивали прямо-таки интеллектуальные битвы, кто раньше назовет слово. К шахматам никто интереса не проявлял и играть не хотел, ну а в нарды я не люблю играть поэтому просто наблюдал за коллегами.

Не буду утомлять подробностями как это происходило – меня сводили также в спец. часть, прокатать отпечатки пальцев и сфотографировать с табличкой. По дороге офицер сказал мне, что адвоката моего хорошо знает, и обычно у него все выходят. В принципе я и так был спокойным, так как совесть моя была чиста. А имея алиби и нестыковки по датам (то о чем я писал выше) попасть в “жернова правосудия” я теоретически мог, но шанс был небольшим.

Как снимают отпечатки? Ровно так же, как вы много раз могли наблюдать в кино. Валик / чернила / руки/ пальцы / ладони… В комментариях выложу скан, если вам интересно как это выглядит. Меня водили “прокатать” пальцы 4 раза.
Вечером пришел психолог с нетбуком. Мы прошли в небольшое помещение для дежурных, неподалеку от нашей камеры. Там стоял стол и два стула, привинченные к полу. Сначала он читал вопросы по тестам. Все в принципе не особо интересные – выявить склонность к депрессиям и суициду. Я с улыбкой отвечал, потом ему это надоело – он перевернул нетбук экраном ко мне и попросил пройти все самому. Попутно спрашивал о моем деле – я рассказал все как есть. Не знаю поверил или нет, но посоветовал поменьше беспокоиться “все будет хорошо”. Я поблагодарил и ответил:

-Ну что вы, конечно – беспокоиться совершенно не о чем. Отдых от телефона и новостей, приятная компания, интересные беседы, прогулки на свежем воздухе каждый день – я не мог себе представить лучших условий для себя, в этой ситуации.

Я был совершенно откровенен и ни разу не язвил. Все могло быть гораздо хуже.

Иногда жизнь дает ответы на вопросы которые ты себе задаешь, только спустя много лет.
Вот откуда мог я знать в 2006 году, поступая на работу в УВО при МВД РД что когда-нибудь мне придется оказаться в СИЗО? И именно благодаря тому факту, что за плечами была работа в органах, я попал в “красную” камеру – где коллектив был именно такой какой я описывал. Быть может, это выглядит все слишком красиво – но это правда.

«Провидение – не алгебра. Ум человеческий, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем. Но невозможно ему предвидеть случая – мощного, мгновенного орудия Провидения».
2173

От сумы и от тюрьмы не зарекайся - Часть 5.

Развернуть
Первый вечер в камере сизо мне не спалось. Я лежал с открытыми глазами, смотрел в потолок и думал о своей семье. Пачка сигарет, купленная накануне перед выездом в аэропорт закончилась, и я курил уже “не свои”. Первые несколько раз спрашивал разрешения, затем прозвучала фраза “Твоим личным в хате может быть только одна вещь – это грязь под ногтями. Все остальное - общее”. Парни старались экономить спички, поэтому прикуривали от одной, либо прикуривали от зажженной сигареты. Пепельницей служила обычная алюминиевая кружка, которая исправно опустошалась в мусорный пакет.

- Это сейчас у нас холодильник полный и 2 блока сигарет россыпью лежит на тумбочке. А до этого каждый вечер приходилось у соседей сигареты просить, и есть только баланду. Хочешь увидеть, что дают на ужин? Завтра посмотришь ради интереса. Увидишь, как выглядит картошка, которую прежде чем поджарить еще и высушили? Зрелище не совсем аппетитное. Пойдем кое-чего покажу (опер позвал меня к открытому окну) – приглядись хорошенько к соседнему корпусу.

Ночью вовсю работала почта. Между камерами через окна бывают прокинуты контрольные нитки (контрольки). После отбоя по наступлению ночного времени суток, по ниткам протягивают так называемые “дороги”. Обычно это веревки, сделанные из простыней (простынь рвут на полоски и скручивают в тонкие канаты). По ним передают уже записки, сигареты, продукты и т.д. Почта работает как между соседними камерами, так и между этажами. Расскажу немного как протягиваются такие “дороги”.

Как мне рассказали коллеги по несчастью, в соседнем корпусе конструкция решетки в камере была немного другой. Примерно в 20-30 см от стены с окнами, и шла сплошняком – от пола до потолка, от стены до стены. Сечения в ней были крупные, т.е. можно было свободно вытянуть руку и наверное достать до окна.

Берется пакет из полиэтилена, привязывается за ручки к веревке. Потом с помощью нехитрых приспособлений (веник либо палка сделанная из газет) он высовывается в окно. Обязательное условие – ветреная погода. Импровизированный парашют наполняется воздухом и парит, нить потихоньку стравливается и в зависимости он направления ветра приближается к окнам соседей. Я не раз и не два впоследствии наблюдал как мастера своего дела то отпускали то подтягивали, задавая нужное направление летающему на нитке пакету. Дабы соседи не прозевали парашют и готовились ловить его (опять же, импровизированный багор из свернутых в трубку газет, с крюком на конце) их оповещают негромким восклицанием “Воруй”, то есть лови) . Наблюдать за протягиванием эдакого “канала связи магистрального типа, с пропускной способностью 100 гб/сек” было интересно первые пару раз, в дальнейшем это уже стало обыденность.

Решетки в нашей же камере закрывали только окна, и сечение было сантиметра 4 – вытащить руку не было никакой возможности. Поэтому к ручке была привязана такая же веревка которой мы и открывали окно. Если нужно было закрыть (напомню, шел январь, и было довольно-таки прохладно) то ставили специальный “костыль” из газет, который упирался в решетку. Как можно покормить птиц, если до раскрытого подоконника, куда они прилетали и садились сантиметров 50? Берется несколько газет, крошится полбуханки местного, тюремного хлеба, потом газеты скручиваются. Осторожно, дабы не рассыпать, трубка просовывается сквозь решетку и крошки высыпаются на подоконник. Воробьи порою сами напоминали о себе, прилетая и чирикая в окно. Представьте, какое это развлечение для человека , который уже полгода сидит в четырех стенах.

Утро начиналось с включения света и команды “Подъем”. Постовой уходил дальше, будить соседние камеры. Нужно заметить, что выключатель находился в коридоре – поэтому при необходимости всегда приходилось просить проходившего мимо (шаги было слышно). За попытку посмотреть в глазок, отодвинув железную шторку – карцер. Никто не ложился спать, так как нужно было совершить утренний намаз – молились, кстати, все без исключения. Я не знаю как узнавали время (возможно разрешили часы) - Раздавался призыв к молитве (азан) который пел из окна во внутренний двор тюрьмы такой же сиделец как и мы, но с “черной” стороны. После совершения намаза обычно кто-то ложился спать дальше, а кто-то караулил - ждал скрип тележки в коридоре (завтрак), чтобы взять на всех тарелки с кашей.

Как я уже рассказывал, до обхода постовой обычно спрашивал пойдем ли мы на прогулку. Где-то в районе 9 утра щелкнул замок, и нас вывели строиться в коридор. Сопровождали обычно два работника, хотя спустя полгода я могу и ошибаться в деталях – может было больше. Что интересно, не было обязаловки идти молча и строго по форме “руки за спиной”. Парни очень хорошо знали помощников дежурного, поздоровались все за руку, перекинулись парой слов и зашагали к лестницам – предстояло подняться на пятый этаж.

Прогулочный этаж мало чем отличался от нашего – такие же коридоры, стояли стандартные двери с глазками и открывающимся окошком на уровне пояса. Единственное отличие “дворика”, который представлял из себя примерно такую же по площади камеру, было то, что потолок отсутствовал. Сверху была такая же решетка и мелкая сетка, по периметру шла колючка. Помещение было пустым. Из громкоговорителя играла музыка, каждый день разная – но такая древность, что лучше было бы гулять в тишине.

Как только мы оказались в дворике, парни затеяли перекличку:
- Салам алейкум, четыре-три здесь (номер камеры 43). Справа, слева?
- Ва алейкум салам, четыре два на связи. Как ваши дела, братья?

Повторюсь, что за несколько месяцев взаперти все успели перезнакомиться с соседями. Вообще, проявление взаимовыручки и помощи друг другу я видел каждый день.

В хате, стук три раза в стену – выйдите на связь. Это значит нужно подойти к двери и сказать громко в глазок – чтобы было слышно через “воздух”, то есть коридор – 4-3 на связи, к примеру.
- Четыре-два, выйдите на связь!
- Четыре-два на связи
- Парни, дачка была у вас сегодня?
- Нет, сегодня ничего не было.
- Нужда есть какая-нибудь?
- Сигареты заканчиваются, а так вроде живем пока.
- Хорошо, что-нибудь придумаем.

На второй день в СИЗО ко мне “заехала дачка” , т.е. была передача которую привозят до двери и передают через окно. Передача была от родителей – мамину кухню я всегда узнаю. Есть в Дагестане такое блюдо как “аварский хинкал” – куски теста, сваренный в бульоне картофель, отварное сушеное мясо и / или сушеная домашняя колбаса. Почему-то, самого хинкала и не было, вместо него было несколько батонов белого хлеба – но блюдо пошло, что называется, на ура)

Собирается посылка. Мы взяли курицу гриль - замороженная, из холодильника ( впрочем, всегда есть “микроволновка”), хлеб, овощи, сигареты. Это все заворачивается и кладется на тумбочку рядом с дверью и выжидается подходящий момент, чтобы отправить соседям.
Можно было сделать несколькими способами. Открыть окно в двери имеет право только дежурный – можно было бы какой-либо хитростью позвать его через постового, и уговорить передать.
Именно эту конкретную посылку передали с помощью небольшого лайфхака:
Как только в коридоре заскрипела тележка с ужином, начали стучать в дверь и просить начать с нас, комментируя что самые голодные в блоке (обычно ужин разносили сначала 4-1, потом 4-2, и только потом 4-3, мы). Как только окошко открывалось, заключенный который работал баландером (то есть разносил баланду, тоже в робе как и давешний каптер) по-братски уговаривался принять посылку и передать в 4-2, аккуратно и незаметно посылка перемещалась в тележку, ну и для вида мы брали ужин. Тут я кстати и наблюдал знаменитую сушено-жареную картошку, не очень съедобного вида.

Когда барабанят в стену – это значит, соседи передают спасибо.

Барабанили секунд тридцать - мы сидели, курили и улыбались…

3371

От сумы и от тюрьмы не зарекайся - Часть 4.

Развернуть
На свидание к отцу опять повели по многочисленным пустынным коридорам. Шел я, как полагается, с руками за спиной. По пути негромко переговаривались с дежурным майором – отвечал на стандартные вопросы: как здесь оказался, что натворил и зачем. Ответил как обычно – я не я и корова не моя, законопослушный гражданин, полностью невиновный)) Дежурный кивнул – как же, держи карман шире… Все вы невиновные, типа)

Помещение в котором проходят кратковременные встречи с адвокатами / следователями / родными было просторным, поделенным на несколько отсеков с противоположной от входа стороны, двери в отсеки отсутствовали – только прозрачные решетки. На все дается минут 5-10. Отца, как я понял, тоже проверили через металлодетектор прежде чем проводить сюда. Делается это как в целях безопасности, так и с целью недопущения передачи запрещенных режимом предметов: телефон, зажигалка, игральные карты и многое другое.
Что мне нужно передать “на волю” я по пунктам прикинул накануне еще в ИВС, поэтому сразу перешел к делу: Успокоил, сказал что со мной все в порядке и начал излагать (я шел все еще улыбаясь после “теплого” приема, поэтому никак не был похож на человека угнетенного обстоятельствами).

Подробностей что и как я передал приводить не буду, дабы никого не подставить, но мне нужно было получить справку с работы за подписью руководителя (с печатью), в которой было бы отражено что я действительно там работаю, а также фигурировал бы график моих перелетов. Я еще не знал когда произошло преступление по которому меня задержали, но судя по дате объявления в розыск (напомню, октябрь) это было никак не ранее 2014 года. Также мне нужны были все мои авансовые отчеты за прошлый год (т.к. при оформлении всегда прикладываются посадочные талоны, квитанции на такси, гостиницы и т.д.) Собрать все это дело я попросил сменщика (мы с ним дружим с 2010го, еще с времен когда я работал в поле, с самой первой моей вахты в этой компании - работали вместе в ночную смену). Рабочий номер телефона у нас с ним общий (передается по вахте), был забит в моем личном телефоне. Отец сказал что адвоката нашли, и он уже работает. Все доки (справку и отчеты) я попросил передать ему – ведь если преступление совершено в то время когда я был на работе, то оказаться в двух местах одновременно невозможно. Выходных у нас нет, каждый день будь добр с утра в офис и до часов 7-10 вечера работаешь за двумя мониторами. Еще раз попросил успокоить супругу и передать чтобы не волновалась, так как это все ошибка и всего лишь вопрос времени когда я окажусь на свободе. Ну и попросил принести по возможности мой спортивный костюм, шампунь/мыло/гель, смену белья. Извините за подробности, из песни слов не выкинешь)

Распрощались мы на позитивной ноте, обнялись, и зашагал я обратно в камеру. На душе было спокойно, так как удалось состыковать некоторые элементы мозаики, которой выкладывалась моя дорога домой.

В камере творилось заметное оживление и веселье. Меня сразу начали расспрашивать о новостях в деле, но рассказать толком было нечего – ведь с адвокатом я еще не виделся, и подробностей не знал. Не понаслышке знакомые с УПК коллеги по несчастью еще раз подтвердили слова вчерашнего конвоира – тебя должны довезти этапом до города где произошло то, в чем ты обвиняешься.

Я расспросил про порядки в камере и быт. Вообще, все были на очень шутливой волне (причем с серьезными лицами), и каждая вторая фраза была с целью разыграть – поверит или нет. Скучно не было – как потом оказалось, наша камера была самой веселой (и в то же время самой непослушной), за что и лишилась в свое время телевизора. Хотя у соседей он был. В общем и целом как выяснилось ничего сверхъестественного – живи в чистоте, соблюдай гигиену, не пользуйся сан. узлом когда кто-то за столом (неважно ест или пьет чай). Парни начали уговаривать поесть (как раз в очередной раз разогрели чуду с мясом и картошкой (т.д. даргинское чуду, ну или пирог иначе говоря). Микроволновки я не наблюдал, поэтому спросил как происходит сие действо.

В камере у нас был пластиковый таз, диаметром сантиметров 60 и высой сантиметров 15-20. В дальнейшем буду называть его Т.У. – то есть таз универсальный)) В него набирается вода, кладется пакет с едой (завязывалось обычно в 2 пакета, чтобы вода не попала вовнутрь), сверху прижимается наполненными бутылками с водой (4х –гранные, из под напитка Алоэ. есть в любом супермаркете) и ставится кипятильник. Дальше эта конструкция кладется куда-нибудь поближе к розетке и в воду бросается обычный кипятильник. 2-3 часа и “микроволновка” разогреет еду. Кормят в СИЗО 3 раза в день, но мы обычно только брали кашу на завтрак (рисовая, овсяная, пшенка) и суп в обед, без второго. В основном питались тем что было в передачах (холодильник был полон). Существуют ограничения по допустимой посуде, поэтому передачи соответствующе готовят заранее – все только в полиэтиленовых пакетах (даже супы). Такие вещи как майонез, сгущенка, кетчуп – тоже в мягкой упаковке. Кстати и сигареты передавались тоже без пачки, россыпью. Как мне пояснили, ограничение было введено чтобы не рисовали карты. Это лишние проблемы как для самих заключенных, так и для сотрудников УФСИН.
Опишу немного своих сокамерников. Без имен и особых подробностей, и номера статей уже не помню – в общих словах. Я никого особо не расспрашивал, т.к. понимал что не все хотят говорить о причинах.

Опер. 1983 года. Когда-то работал оперуполномоченным в РОВД, куда его и доставили после задержания у подъезда своего дома. Спайс. Был уже осужден на три года, ждал этапа. Кстати постановление суда я увидел валяющимся на холодильнике, так сказать, в открытом доступе. Заинтересовавшись, начал читать. Когда дошел до статьи, непроизвольно повернулся и спросил: “Спайс ???!!!” – на что он ответил: “Веришь ты мне или нет, я эту гадость даже в руках никогда не держал. Максимум что я могу себе позволить – покурить траву, и то очень редко.” Не смогли закинуть в карман после задержания, тупо выложили на стол при обыске. Один понятой отказался подписывать, другой подписал. 5 месяцев в камере.

СОГ. Не знаю есть ли такие подразделения в других регионах, но у нас есть. Они занимаются как прочесыванием адресов и лесов близ селений в горах, так и стоят с патрульными ДПС для усиления, всегда с оружием наготове, в горках или обычном камуфляже, в масках. Он был младше всех, по-моему 1990 года. Нашел на операции ствол (пистолет) при свидетелях, вез в город сдать. Пока вез, его и сдали – приняли на посту. Сидел на тот момент кажется 4 месяца.

Участковый был то ли 1985 то ли 1986 года. Работал в самом неспокойном районе Махачкалы (Сепараторный). Мне редко доводилось встречать такого добродушного, прямого и простого человека. На участке у кого-то пропала сумма под миллион рублей, обвинили его. 9 месяцев находился в 4х стенах.

Прокурор - тоже 1986 года, если я не ошибаюсь. Работал в горах, в районе. Возвращался домой с работы, поставил машину, не успел дойти 2 метра до дома – набросились трое и начали вязать. Никак не реагировали его слова, что он работник. Табельное оружие было при себе, раздался выстрел, кому-то попало в ногу. Тот написал заявление первым – и его закрыли. Как оказалось, сотрудники ДПС – говорили что вроде как он не остановился по требованию, и решили преследовать. Он же сам, в свою очередь, подумал что это террористы. 3 месяца в камере.
Опять же повторюсь, что это все с их слов.

Распорядок дня в камере простой. Подъем в 6:00 утра, через примерно полчаса завтрак. В 9:00 обход – заходит целая делегация, и даже врач. Вопросы, жалобы, предложения. Обязательно нужно выстроиться в ряд, руки за спину. После обхода можно пойти в прогулочный дворик, спрашивают обычно перед обходом, изволите ли господа сегодня ноги размять на свежем воздухе?)) В 12:00 обед, и в 10:00 вечера (не уверен что время точное) Отбой. На обходе обычно делают пару замечаний, которые нужно устранить до след. обхода, такие как убрать посторонние предметы с верхних нар, которые должны быть пустыми (там обычно лежат газеты в 2 слоя – чтобы лампа с потолка не слепила глаза, а сверху у кого что – полотенце, сканворды и т.д.) Также могут сказать убрать веревки (растянуты обычно вдоль окна, для просушки вещей постиранных в тазике). Почему в нашей “хате” отсутствовал телевизор? Потому что во-первых, давным-давно (то есть до моего там появления) на плановом обыске была найдена сим-карта. Всех через рамку металлодетектора перевели в другую камеру которая была свободна, обыскали всю камеру сверху донизу – искали телефон. Не нашли, перевели всех обратно. Во-вторых, парни никогда не кидались устранять замечания. Ну и телек как забрали, так больше он и не появился.

Кстати, любимой шуткой на обходе после вопроса о жалобах было “телевизор что-то не работает”. Дежурный непроизвольно оглядывается на то место где у всех остальных обычно телевизор, и все дружно улыбаются. Подловили в очередной раз…

Впервые за много лет я уже второй день находился без телефона, и к этому ощущению нужно привыкнуть – очень дорогого стоит. Когда-то, каждый раз приезжая с вахты домой, я не мог привыкнуть к тишине своего личного мобильного – проверял на связи ли я, все ли в порядке. Здесь же, в информационном вакууме (последние газеты с новостями были месячной давности) каждый оставался наедине со своими мыслями. Хотя, как я заметил, надолго уходить в себя старались не давать – очень следили за настроением друг друга, выводили на шутки и смех рассказывая очередную веселую байку.
Мое философское спокойствие и отсутствие малейших переживаний по поводу попадания в сизо я прояснил следующим образом: почти 6 лет своей жизни я провел работая вахтовым методом на буровых, и привык находиться в ограниченном пространстве довольно длительное время. Рабочий вагон, жилой вагон, столовая, баня, буровая…
Суровая таежная романтика всегда за территорией буровой – но лучше не стоит искушать судьбу и идти гулять - дикие звери летом, суровые морозы зимой.
3683

От сумы и от тюрьмы не зарекайся - Часть 3.

Развернуть
…Откуда мне было знать, что за каждой из многочисленных дверей сидят по 5-8 человек, а то и более. По пути кроме охраны мы никого не встретили. На самом деле когда подследственных выводят куда-либо, все делается так чтобы никто из них не видел друг друга, т.е. кого-то одного притормозят (лицом к стене, руки за спину) и продолжат следование после того как другой пройдет. Как тележки в супермаркете с узкими рядами, для наглядности. Подследственные год могут провести в камере или "хате", знать соседей справа и слева по именам, голосам и прозвищам - но представления не иметь кто как выглядит. Ты видишь только своих сокамерников.

В СИЗО-1 г. Махачкала корпуса построены в форме квадрата. Меня привели в блок “Г”. В отличие от многих других деревянных, здесь были железные двери. Ну и кафель во всем коридоре, уровень прямо. Еще раз проверили карманы-ботинки, я поднял матрас и открыли дверь под номером 43.
В "хате" было 5 человек. Правильно было бы зайти, поздороваться, представиться, ответить на вопросы (обычно номер статьи), и дождаться приглашения. Я же вошел, поздоровался, спросил куда можно кинуть матрас нести который уже порядком задолбался) Мне показали свободное место, куда я его бросил и развернул. После я отошел обратно к двери (там сверху вытяжка, и поэтому курили все на пятачке рядом с ней), закурил, и начал отвечать на вопросы.

Скрывать мне особо было нечего, так как собственно и преступления никакого я не совершал. Мы перезнакомились, я рассказал обстоятельства при которых накануне оказался задержан (тут мои сокамерники не совсем видать мне поверили, уж больно история фантастическая), но се ля ви - я сижу на лавочке в "хате", за мной закрылась дверь также как и за любым сидящим здесь же, и окна в решетках одни для всех. Окна кстати выходили во внутренний двор, мы были на третьем этаже. Немного рассказал о характере своей работы, вежливо отказался от обеда - аппетит все еще не появился - и залез на верхнюю полку на свой матрас, дабы не маячить у всех на виду и еще раз трезво оценить сложившееся положение в свете последних событий.

Сама камера была размером где-то 8 на 6 метров, сразу налево от входа был санузел (закрытый, обшитый пластиком) и рядом у стены располагался умывальник. Сверху полочка с различными принадлежностями. Справа от входа, где-то посередине камеры был стол метров двух. Было 4 2хэтажные шконки, привинченные к полу. Т.Е. "хата" была предназначена на 8 человек. Два окна с глубокими подоконниками, закрытых мелкой решеткой. Телевизора в камере не было, только небольшой (до пояса) холодильник.

Есть пара приколов по прописке у БС, которые устраивают всем вновьприбывшим , если человек попадает впервые и не слышал об этом ранее. По негласной договоренности, с теми кто в возрасте не шутят. Все остальные проходят через это.

1. Черная хата. После того как новичок говорит (или его выводят на разговор, неважно) что он бывший сотрудник полиции – устраивается целое представление, чтобы новенький поверил будто по ошибке его закрыли не в той камере, т.е. не в “красной” (где сидят бывшие работники) а в черной (где сидят как блатные так и все остальные). Действо сопровождается нагнетанием атмосферы, воздействием на психику, вызываются соседние камеры через стук в стену (общение идет через коридор, если громко говоришь в глазок камеры то тебя слышно в соседней, а то и дальше). В этом процессе участвуют и сами работники СИЗО – еще с момента “приема” готовят: Посиди немного в общей, мест сейчас нет. Не говори что ты работал в полиции. Мы тебя переведем как только появится возможность (после того как новичка закрывают в камере обычно собираются рядом с дверью и слушают что там происходит). Забегая вперед скажу, что в моем случае сотрудники не принимали никакого участия в подготовке, иначе я бы сразу почувствовал подвох. Через какое-то время бедолагу “размораживают” – то есть признаются в том что это все неправда. Морозить могут иногда сутками.

2. Рынок, он же базар. Новичка готовят уже в камере, аккуратно, переговариваясь между собой – надо будет попросить дежурного сходить на рынок, закупиться – а то уже мыло/гель для душа/ пена для бритья закончились. На полном серьезе убеждают что это привилегия человека который попал в тюрьму впервые и внезапно – у него ведь с собой ничего нет, ему положено по закону. Составляется список того кому что необходимо купить, доводится до постового – и новичка выводят из камеры и “ведут” на рынок. Заканчивается этот поход обычно во внутреннем дворе – как только задержанный выходит сверху на него опрокидывается ведро воды, и он в веселом расположении духа шествует с “рынка” обратно в камеру)).

Один из моих сокамерников готовился к этапу, самый старый из нас (пограничник лет 50-ти, какой-то завсклада осужденный за растрату или хищение – это я узнал уже позже). Его должны были переправить к месту отбывания срока. Как правило это специальный прицепной ж/д вагон, который кочует от состава к составу и по пути следования идет “раскидывание” осужденных. Пока ты в тюрьме – ты подследственный, или подозреваемый в совершении преступления. Как только по решению судьи тебе назначают срок, ты становишься осужденным по статье и уходишь по этапу. Обычно к нему готовят родные или друзья, отправляя передачами продукты которые не портятся, сигареты, теплые вещи и т.д. Кстати, этот спец. вагон почему-то носит негласное название “Столыпин”))

Защелкала и открылась дверь, были названы ФИО и прозвучала команда “С вещами на выход”. В дверях стоял тот самый дежурный майор и несколько помощников дежурного. Все сокамерники с ним тепло попрощались (не один месяц провели вместе в четырех стенах), он забрал заранее подготовленные пожитки и ушел. Впереди был не один месяц пути до места отбывания срока.

После того как он ушел, мне устроили “Черную хату”...) Якобы кто-то из сотрудников СИЗО подал знак, что вновьприбывший – то есть я – БС. Это был первый (и единственный) стресс за два дня, и вызван он был не страхом за свою жизнь, а злостью на работников правоохранительных органов – ни с того ни с сего в розыске оказался, попал в тюрьму, и тут еще закрыли не в той камере).
Через некоторое время дверь открылась, и вошел дежурный с помощниками. Я стоял курил, сокамерники были кто где – но все сразу подошли.

Дежурный: Ну как у вас тут, как новенького приняли?
БС: Да все хорошо, нормальный парень!
(тут я немного охренел, но виду не подал)
Дежурный: Как вы узнали что он бывший сотрудник?
БС: Сорока на хвосте принесла, начальник)
Дежурный (поворачиваясь ко мне): Я же тебе говорил, чтобы ты не рассказывал никому??

(тут я еще больше охренел, потому что меня никак не “готовили”)

Я: Майор, ты ничего не путаешь? Если бы ты мне хоть слово сказал что я иду в общую камеру (тогда не знал, что таких не бывает) то я бы насторожился. А тут стоишь и несешь что-то: говорил, не говорил…

Дежурный (со смехом): Ладно, разморозьте его уже – там отец его пришел.

Мы стояли полукругом, все сразу заулыбались и один из сокамерников, хлопнув меня по плечу, начал перечислять:
– Это прокурор, это участковый, это СОГовец (специальная огневая группа), а на этап только что ушел ФСБ’шник, пограничник, а я бывший опер!

Я стоял охреневший окончательно.
– Вот уроды! – на что грянул дружный смех.

Опер: Ты нас извини, тут уже два месяца телевизора нет.
Мы тебя давно ждали...

3109

От сумы и от тюрьмы не зарекайся - Часть 2.

Развернуть
Дорога до ИВС (изолятор временного содержания) и перевод в СИЗО.

Так как целью было описать все что происходило без прикрас, то расскажу немного про конвоирование до линейного управления МВД в Махачкале. Ехали мы в двух машинах, уже вышеупомянутый бронированный УАЗ и легковая (в сумерках не рассмотрел, по-моему ВАЗ 10-й модели без опознавательных знаков). Мне более-менее повезло, что с оформлением бумаг дело затянулось до часов 8 вечера, и аэропорт был пуст. В наручниках никто не наблюдал)) Кстати задержан я был по статье 112 часть 1, кому интересно можете поискать. И вот, спустя 7 часов после того как я в безмятежном настроении вышел из дома чтобы лететь на работу, я опять ехал обратно в город. По дороге мы непринужденно и даже местами весело общались с сотрудниками. Один из них, бывший опер (имен называть здесь думаю не стоит) с юмором рассказал что меня ждет по закону, как будет происходить "доставка" до предполагаемого места преступления и как там себя вести. Ключевым моментом было "И когда на очной ставке выяснится что тебя видят впервые в жизни, спроси у следователя и судьи - что я здесь делаю, и запомни их лица - вот тогда ты почувствуешь удовлетворение")))

Было немного печально проезжать по своей родной улице Гагарина мимо своего дома - представил супругу и дочек, занимающихся домашними делами. Заснеженная улица (у нас редко снег) выглядела по-прежнему празднично. Вспомнил как мы встретили Новый Год, веселье и фейерверк. Эти мысли я быстро отогнал, настроился на "позитивно-боевой" режим функционирования мышления. Он очень мне знаком по работе, когда полный завал ))

Сразу в линейный отдел мы не поехали. Сначала мы прибыли домой к какому-то руководителю отдела транспортной милиции аэропорта (почему-то не находился на своем рабочем месте, то ли отгулы то ли еще что), который должен был завизировать весь собранный материал. Причем у подъезда мы провели веселых полчаса, пока конвоиры выясняли дом и квартиру, а потом код от домофона и этаж. Крутилась в голове мысль - неудивительно что при таком бардаке я оказался в федеральном розыске)). Наконец один из сотрудников вышел с документами, сел в машину и мы поехали в отдел.

Как выяснилось впоследствии, мои друзья и отец уже знали куда меня привезут. Друзья какое-то время дежурили у отдела, чтобы увидеться и поддержать в этой ситуации. По стечению обстоятельств, именно в момент когда они сели в машину немного согреться я прошел мимо них в наручниках)).

В самом отделе наручники с меня сняли, приняли весь мой материал. Дежурный оставил запись о задержании или что-то в этом роде. Опять спросили, что я там натворил в этом Забайкалье - в очередной раз отшутился, что впервые слышу про этот город. Услышал резонный довод - мол, все вы так говорите и прикидываетесь невиновными. Я парировал, что коль скоро вы являетесь линейной милицией (или транспортной полицией), посмотрите по базе данных все мои перелеты за последние 8 лет, и если найдете среди них город Нерчинск или Читу тогда и делайте выводы.

После оформления меня повели собственно в изолятор. Сам отдел, к слову, находится на ж/д вокзале г. Махачкалы в здании которое строилось по-моему еще до революции. ИВС располагался в подвале. Там у меня забрали ремень, шнурки от ботинок - выдали расписку, сняли железную часть зажигалки (не положено) и проводили в камеру. Она на удивление оказалась довольно-таки просторной. Умывальник и нары наличествовали, санузел отутствовал.

Рост не позволял поместиться на нарах полностью (192 см), а холод не позволял скинуть ботинки - так что ноги у меня торчали)). Укрываться местным одеялом не хотелось, поэтому я укрылся своей курткой. Закурил и задумался, где в моей жизни я делаю что-то не так, что получил эдакую "кармическую" оплеуху...

Через полчаса размышлений я услышал звук открывающейся двери. Стоял дежурный и еще один полицейский - меня переводили в другую камеру. На мой молчаливый вопрос пояснили: переводим тебя в вип-домик, сюда заселится пара)) Соседняя камера ничем не отличалась от предыдущей. Кроме того, доставили передачу от родных - ужин. Так как аппетита не было, еда осталась на столе не тронутой. Порадовало что была вода. Дежурный (очень вежливый дядька лет 50ти) предложил вполне сносный растворимый кофе.

Через полчаса в соседнюю камеру поселили двоих задержанных на вокзале где-то в районе Дербенка. Как выяснилось впоследствии, за непредумышленное убийство (алкоголь и травматическое оружие - лучшие друзья дебилов). Пару часов послушал их разговоры, обращения типа "начальник" к дежурному, и т.д.

Времени было достаточно, поэтому попытался проанализировать то что случилось и просчитать варианты развития событий на следующий день. Я уже знал, что меня должны перевести в СИЗО (Следственный изолятор временного содержания, или тюрьма в простонародье). Как сказал один мой друг "Я стараюсь не думать о вещах, изменить которые я не в силах. А если в силах, тогда просто действую". Впервые в жизни я попал в ситуацию, которая касалась меня и я никак не мог повлиять на ход событий. Перебрав все варианты, пришел к выводу что если знают друзья и знает отец, то это все что я мог сделать. Остальное - адвокат и т.д. произойдет уже без моего вмешательства. Ехать в Забайкалье в прицепном вагоне пару-тройку месяцев удовольствие конечно сомнительное, но "сила в правде, брат". Я был готов и к такому развитию событий. За такими позитивными мыслями я незаметно уснул. О семье старался не думать, чтобы не выйти из равновесия.

Итак, 9 января около 7 утра я проснулся в камере изолятора временного содержания. Точное время не знал, так как естественно ни часов, ни телефона у меня с собой не было. Умылся, позвал дежурного кнопкой у дверей (предупреждали накануне), и попросил сходить в туалет. Где-то через минут 15 открылась дверь камеры и мы пошли во двор – я, дежурный и еще один полицейский. Именно этим и была вызвана задержка, нужно было чтобы кто-то спустился с отделения так как по правилам подозреваемых перемещать могут только двое. После всего мне дали минут 5 подышать свежим воздухом, и опять проводили в камеру.
По времени точно не могу сказать, но где-то прошел час прежде чем я услышал поворот ключа в замке – за мной пришли “С вещами, на выход”. Поднялись наверх, в отделение. Было интересно сидеть в дежурной части и слышать разговоры “Вчера в аэропорту взяли”, “В розыске” и т.д. Один я в помещении не находился, впрочем скоро оказался опять пристегнутым наручниками (рука к руке) к сотруднику полиции – рядовому лет 20ти. Тот сидел очень напрягшись, видимо впервые ему отводилась такая ответственная роль. В это время, как я понял, заполнялись бумаги о переводе и конвоировании, вызывался транспорт, в общем происходила рутинная работа по сопровождению подозреваемого в следственный изолятор.
СИЗО-1 г. Махачкала располагается в черте города, на горе. По слухам, еще в 19 веке здание использовалось как казарма в которой располагались царские войска (город тогда назывался Порт-Петровск). С тех пор пристроили пару корпусов, которые уже “заселены”, кроме того еще что-то там строится.
Перевозили меня в обычном УАЗе типа “буханка”. Довольно-таки долго простояли перед воротами чуть в стороне, пока конвоир который ушел со всеми собранными материалами показался обратно, после ворота открыли и мы въехали на территорию СИЗО. Наручники отстегнули, и я зашагал по двору который был поделен на коридоры, сверху по-моему опутанные колючей проволокой. Сопровождающие (работники СИЗО) провели меня в здание и подвели к дежурке. После чего было сказано “Стой здесь, жди”. Дежурке и в коридоре было несколько сотрудников УФСИН .
Вышел дежурный, майор – и с ходу докопался. К чему-то подобному я был готов, ожидал психологические приемчики чтобы сбить с толку и заставить говорить правдиво.
М: Как ты стоишь? Почему руки не за спиной? В первый раз в тюрьме чтоли?
Я: Ну да, в первый.
М: Иди сюда – и открыл соседнюю с дежуркой дверь.
Там находилась камера без окон и без скамеек. Я проследовал внутрь, и начались стандартные вопросы:
М: Фамилия-имя-отчество
- ответил
М: Дата и год рождения
- ответил
М: Какое-либо отношение к правоохранительным органам имеешь?
Я: Да, имею
Тут он немного удивился, но задал еще пару вопросов. Где и когда работал, как долго, есть ли звание. (последнее мое место работы перед тем как я попал в бурение и начал летать работать вахтами было управление вневедомственной охраны, я поработал полгода эникейщиком - в соответствующем отделе и даже получил звание так как после института и военной кафедры был лейтенантом запаса) Отношение сразу же поменялось, но я все еще оставался подозреваемым. Меня проводили в дежурку, освободили стул и посадили писать соотвествующее заявление на имя начальника СИЗО-1.
Небольшое отступление: Работники правоохранительных органов (бывшие, настоящие – неважно) всегда помещаются в отдельный блок или отдельные камеры. Аббревиатура “БС” - не знаю как правильно расшифровать, возможно “Бывшие Сотрудники”, а возможно “Безопасное содержание”. Я об этом слышал раньше, и ожидал соответствующего вопроса при поступлении в изолятор.
После этого меня проводили в специальное помещение где осмотрели всю одежду (пришлось раздеваться). Вручили триммер, чтобы я побрился (до этого имел обыкновение ходить постоянно небритым), провели через специальную рамку – металлодетектор как в аэропортах, и я зашагал по коридору с сопровождающим.
По многочисленным коридорам и лестницам мы дошли до каптерки.Там мой сопровождающий сдал пакет ы котором были шнурки и ремень,мне выдали матрас,постельное белье,кружку и ложку. Зав.складом был в арестантской черной робе с нашивкой на груди (как я узнал позже, некоторые после вынесения позже остаются работать и "мотать срок" при СИЗО, выполняя различные хозяйственные работы. Матрас был на редкость тяжелым,и нести это все добро пришлось еще пару лестничных пролетов и коридоров.Было очень пусто и тихо,складывалось ощущение ято тюрьма необитаема.Откуда мне было знать, ято за каждой из многочисленных дверей с
4451

От сумы и от тюрьмы не зарекайся.

Развернуть
... или как я побывал в федеральном розыске и провел неделю в СИЗО.

Пост этот о том что случилось со мной в начале нынешнего, 2015 года. Для полноты картины расскажу немного о себе: я живу в Махачкале, мне 35 лет, работаю вахтовым методом в различных городах Зап. Сибири (Н.Уренгой, Ноябрьск, Когалым, Нягань) с 2006 года, летаю как по России так и за границу (гораздо реже, в основном на учебу). Последние 3 года в офисе, не \"в полях\" - так что у меня есть более-менее стабильный график работы и сменщик.

В начале января, в очередной раз я вышел из дома с чемоданом и ноутбуком, и обняв на прощание супругу и дочек, направился в аэропорт. Хотя времени до регистрации было достаточно, по многолетней привычке я всегда стараюсь приезжать раньше - ни разу не опоздал на рейс за все годы, за исключением этого дня. Зарегистрировавшись на рейс и сдав багаж, по традиции перед тем как пройти к выходу на посадку обменял 100-рублевую купюру на кофе в автомате, вышел из здания аэропорта, присел на скамейку и неторопливо закурил. Прошелся по рабочей почте, выяснил заранее текущее положение дел, и погрузился в размышления. Расставание с родными всегда переносится тяжело первые дни, когда улетаешь из дома на месяц, но стоит прилететь на работу - тебя захватывает такой водоворот, что дни несутся с огромной скоростью. И вот ты вновь с чемоданом и ноутом находишься в аэропорту, и с нетерпением ждешь встречи с родными лицами.
Докурив, я направился обратно в здание аэровокзала и прошел к выходу на посадку. Во многих аэропортах по России сканируют твой паспорт перед контролем, и у нас эта процедура обязательна. Иногда отнимает пару минут и больше, так как сотрудник не успевает быстро “пробить” все паспорта по базе.
Когда дошла очередь до моего паспорта, ожидание затянулось дольше обычного. Вбив мои паспортные данные в систему, полицейский немного изменился в лице, подозрительно на меня глянул и повторил процедуру. Потом подозвал коллегу и они вместе начали поочередно смотреть то на меня, то на компьютер. Состоялся следующий диалог:
П: Почему-то показывает что ты находишься в федеральном розыске?
Я: Вы уверены что точно занесли мои паспортные данные?
П: Да, я перепроверил. Необходимо проводить тебя в отделение и еще раз проверить по базе.
Я: Ну хорошо, пойдемте.
Интересно было отметить реакцию людей стоявших в очереди на этот диалог, косые взгляды и т.п. Сам я пребывал в состоянии абсолютного спокойствия, так как с законом всегда находился в согласии (за исключением того случая когда пакет из Duty-free мы решили тихо-молча открыть на борту, дабы было чем заняться все 11 часов полета Москва-Хьюстон – впрочем, без последствий )
Проследовали мы с полицейским в отделение, которое находилось там же в нескольких шагах от выхода. По дороге он начал расспрашивать и выдвигать версии: алименты, штрафы, налоги и т.д. Ответить на это мне было совершенно нечего, поэтому все версии я отмел и оставалось только дождаться развития событий. Сотрудник с которым я шел (или точнее, который меня вел) коротко объяснил ситуацию дежурному майору (еще один подозрительный взгляд), предложили присесть и опять “пробили” паспорт по базе. История повторилась, все верно – федеральный розыск лица, подан в розыск в октябре 2014 года, инициатор – РОВД небольшого городка в Забайкальском ФО, о котором никогда до этого слышать не приходилось. К слову сказать, полицейские вели себя очень дружелюбно, видимо я своим появлением внес некоторое оживление в рутинную работу транспортной милиции отдельно взятого аэропорта. Мне показалось странным как я находясь в розыске с октября успел пару раз спокойно слетать на работу и обратно, о чем я им и сообщил (впоследствии вспомнил, что по всем а/п проверка паспортных данных не проводилась, а прилетал и улетал я из Грозного так как наш а/п был на реконструкции). Далее сотрудники связались с РОВД откуда был инициирован розыск и сообщили о том что у них находится разыскиваемое ими лицо, и для задержания необходимо постановление (если оно вообще есть). На тот момент не было понятно, будут меня вообще задерживать. Угостили кофе, рассказал куда я лечу, зачем я лечу, и как часто вообще летаю. Как мне объяснили, если человек находящийся в фед. розыске приобретает авиа либо ж/д билеты, то обычно из центра приходит спец. запрос на задержание в соответствующее отделение милиции. В моем случае такого не было. Прошло около получаса, заканчивалась посадка в самолет, а постановления так и не было. На мой вопрос что будет если мы его так и не дождемся, мне ответили что меня задерживать не будут. К слову сказать, в Москве между рейсами у меня было порядка 8 часов, о чем я и сообщил полицейским. За это время можно разобраться во всем. В последний момент пришел факс из Забайкалья, в котором было постановление судьи на объявление лица в федеральный розыск, и – внимание – моя форма-1, которую заполняют в УФМС при получении паспорта. С моей фотографией, и моей подписью.
Тут уже стало понятно, что на работу я попаду не скоро.
Спросив разрешения, я набрал номер телефона сменщика и объяснил ситуацию. Также позвонил руководству. Сказать что они удивились – значит ничего не сказать)) Также позвонил отцу, рассказал о происшедшем и попросил пока не сообщать моим чтобы не расстраивать. Далее началось -заполнение кипы бумаг, опись имеющегося у меня с собой. Это заняло немало времени. По ходу дела я выяснил, что меня доставят в ИВС линейного отдела транспортной милиции, и по процедуре меня должны отправить по этапу в город откуда был инициирован розыск для проведения следственных мероприятий. Перспектива была конечно та еще, но я надеялся что ошибка вскроется гораздо раньше. Что интересно, никакого расстройства в тот момент я не испытывал. Успел написать друзьям в чате Whatsapp. Мне ответили что это очень хорошая шутка, на что я в свою очередь ответил что шутка просто замечательная и мой рейс уже 40 минут как в воздухе, а я сижу и “шучу” здесь с вами в чате.
После всех бумажных дел назрел вопрос, что делать с моими вещами. Я уговорил передать их брату, который к тому моменту уже подъезжал к аэропорту. В полицейский бронированный УАЗ (местный колорит) я отправился налегке - пристегнутый одной рукой к сотруднику полиции наручниками, имея в кармане пачку сигарет и зажигалку. Мои документы были у конвоя.

Продолжение следует…
984

Это же нас подкололи...

Развернуть
Это же нас подкололи...
1126

Такие дела...

Развернуть
Двойная сплошная...
Такие дела...