Медицинские истории

Постов: 12 Рейтинг: 26787
1865

Глумление над трупом.

Развернуть

Несколько лет назад,  а именно 9 декабря 2013 года девочка Jahi McMath, тогда 13 лет в США легла в больницу на плановую тонзиллэктомию (как у нас говорят - "удаление гланд". Операция прошла нормально, правда, лор-хирург отметил, что внутренняя сонная артерия (напомню, что именно внутренние сонные артерии питают головной мозг) у девочки подходит аномально близко к операционному полю. Но тем не менее во время операции проблем не было. Через несколько часов у девочки развилось кровотечение из операционной раны. Видимо, артерия и закровила. По свидетельствам, на кашель с кровью медсестры не обращали достаточного внимания, пока сатурация (насыщение кислородом крови) не упала до 79% (должно быть > 95%) и не произошла остановка сердца. Тогда девочку срочно взяли в реанимацию на искусственную вентиляцию легких, долили компонентов крови, завели сердце, но мозг уже пострадал. Через двое суток была успешно продиагностирована смерть головного мозга.

На этом можно было бы и закончить, но история только начинается.


Спустя два дня, 11 декабря 2013 врачи детской больницы диагностировали смерть мозга. Об этом сообщили родителям, принесли соболезнования, попросили подумать о перспективе органного донорства. По законам штата Калифорния (дело было там) пациент, у которого диагностирована смерть мозга, может оставаться на искусственной вентиляции легких (ИВЛ) «некоторое разумное время», чтобы родственники успели собраться и попрощаться. Формулировка эта очень расплывчатая, указывается только, что время «некоторое разумное», и что нахождение фактического трупа на ИВЛ не должно ставить под угрозу интересы живых пациентов, которым этот ИВЛ может понадобиться. Родных пригласили попрощаться и подписать согласие на отключение от ИВЛ.


Однако мать отказывается отключать дочь от аппаратуры жизнеобеспечения. Потому что «она же живая, дышит же и сердце бьется». Объяснения ей, что дышит и сердце бьется только благодаря аппаратной поддержке, но мозг уже умер, никакого влияния на мать не оказывают. Теплая, сердце бьется, дышит — значит, жива.

Семья селится в палате и круглосуточно следит, чтобы никто не пришел и не отключил девочку от аппаратов. Семья поднимает кампанию в прессе, привлекает активистов. Мать обвиняет больницу и Минздрав в расизме (семья чернокожая): мол, с белой девочкой так не поступили бы. Под окнами больницы маршируют активисты с плакатами «Не дайте ей умереть». Журналисты обрывают телефоны. В интернете собирают деньги — и на лечение, и на юристов. Подключается фонд Терри Шиаво (это женщина со схожей проблемой), занимающийся как раз помощью пациентам при вегетативных и сомнительных относительно диагноза смерти мозга состояниях. Католические юристы выступают в защиту интересов ребенка и матери: мол, человек с бьющимся сердцем не мертв. По их настоянию суд выписывает охранный ордер. Семья считает, что больница заинтересована в том, чтобы признать девочку мертвой и списать, и через суд требует независимой экспертизы.


Спустя еще неделю, 22 декабря 2013 по приглашению того же судьи, что дал охранный ордер приходит независимый эксперт — профессор, завотделением детской неврологии очень авторитетного заведения - Школы медицины при Стендфордском университете Paul Graham Fisher. А также родители девочки вызывают известного в стране педиатра Paul A. Byrne, который по странному стечению обстоятельств поддерживает идею, что смерть мозга не является смертью всего организма. Они подтверждают смерть мозга. На энцефалограмме прямые линии, на ангиограмме кровообращения нет ни в одном из отделов мозга, пациентка даже не пытается дышать при отключении ИВЛ. И 24 декабря Суд признает девочку официально покойной и постановляет отключить уже тело от систем жизнеобеспечения, как только истечет охранный ордер от предыдущих юристов.


Семья поднимает еще больший ажиотаж в прессе и ищет помощи через интернет и благотворительные фонды. А также требует начать зондовое (через трубочку) питание, девочке ведь надо кушать. Больница резко отвечает, что не станет кормить труп, но понимает, что после отключения девочки от ИВЛ ее заклеймят убийцей на всю страну, а это катастрофа для публичного имиджа и, соответственно, финансирования. В общем, под новый год 2014 юристы с обеих сторон рожают компромисс. Пусть придет коронер (судмедэксперт с полицейскими полномочиями), признает девочку мертвой и выпишет свидетельство о смерти. После чего родственники могут забрать тело и дальше делать с ним что хотят. Все идут отдыхать на новый год.


После праздников 3 января 2014. Коронер приходит. Официально объявляет о смерти, расписывается в свидетельстве о смерти и требует проведения вскрытия. Спустя два дня, 5 января больница отключает ИВЛ — но рядом уже стоит нанятая родителями реанимационная бригада, которая немедленно подключает портативный ИВЛ. Кампания в интернете и благотворительные фонды собрали сумму, которой хватило на оплату и реанимационного пособия, и эвакуации. Тело девочки на портативном ИВЛ перекладывают на носилки и уносят из больницы (которая выдохнула с облегчением), подогнанный реанимобиль везет его в аэропорт, где уже ждет самолет санавиации, и семья летит из Калифорнии на другой конец Америки, в штат Нью-Джерси.


В США в каждом штате свое законодательство. Нью-Джерси — один из двух штатов США, законы которого позволяют игнорировать заключение о смерти мозга, если оно противоречит религиозным убеждениям пациента и его семьи. Мать девочки заявляет, что по ее христианскому убеждению человек жив, пока бьется сердце. После приземления девочку (или, точнее, то, что ею было) госпитализируют в реанимацию университетской клиники в Нью-Брунсвике. Завотделением признает, что надежды на восстановление функций мозга нет, но по закону дает девочке то, на чем настаивали родители: трахеостому  для более удобной постоянной ИВЛ и зондовое питание.


Три месяца семья живет при больнице (там предоставляется что-то вроде общежития или хостела родственникам иногородних тяжелых пациентов), потом их оттуда попросили, и они сняли рядом с госпиталем квартиру. Девочка тем временем пребывает в реанимации на аппаратах, состояние по документам — без какой либо динамики, есть некоторая даже стабилизация: кожа стала эластичнее, прекратились скачки давления. Пребывание в реанимации стоит около 150 000 долларов в неделю, по законам штата его оплачивает страховка.


Далее интереснее:


Июль 2014. У девочки, которой уже исполнилось 13 лет, начинаются регулярные менструации. Тут всем уже становится интересно: для этого гипоталамус должен работать и вырабатывать определенные гормоны. Энцефалограмма и ангиограмма по-прежнему показывают смерть всех отделов мозга.


Август 2014. Девочку выписывают и из этой клиники, родители перевозят ее в съемную квартиру. Ей предоставляется портативный аппарат ИВЛ, монитор основных показателей и прочее оборудование, а также круглосуточный сестринский пост (три медсестры в три 8-часовые смены в сутки). Все оплачивается по страховке. Случай широко освещается в прессе. Граждане поднимают волну протеста: считают, что хватит на их налоги оплачивать это дорогостоящее глумление над мертвым телом (американцы вообще очень неравнодушно относятся к тому, как расходуются их налоговые отчисления).


Сентябрь 2014. Плановая МРТ. Всех удивляет, что мозг да, мертв, но во многих отделах цел — обычно у пациентов со смертью мозга, так долго находящихся на вентиляции, в черепе уже просто плещется жижа. А тут практически разрушен ствол, почти не визуализируются волокна, связывающие полушария, но в самих полушариях сохранны обширные участки коры. В лабораторных условиях сердцебиение учащается при звуке голоса матери. Мать заявляет, что дома девочка иногда правильно реагирует на просьбы пошевелить рукой или ногой, снимает эти шевеления на видео. Эксперты смотрят видео, но затрудняются ответить, действительно ли это сознательная реакция или рефлекторные подергивания.


Начало 2015. Возникают юридические уже проблемы. Девочка, напомним, считается живой по законам штата Нью-Джерси, где она находится, но мертвой по законам штата Калифорния, где ей выписано свидетельство о смерти. Налоги семья платит в Калифорнии, по месту основного жительства. В очередной налоговой декларации мать указывает несовершеннолетнюю дочь в числе иждивенцев. Декларацию ей возвращают как содержащую ложные сведения: ваша дочь же умерла.


Весна 2015. Семья подает в суд на калифорнийскую больницу, где была выполнена та неудачная операция, и требует возмещения их дочери морального и физического ущерба, причиненных и поныне испытываемых страданий и текущих медицинских расходов. Юристы больницы отвечают, что трупы не испытывают страданий и не могут подавать судебные иски, а родственники издеваются над давно умершим телом. (Тут тоже денежный вопрос: в США в случае врачебной ошибки, повлекшей смерть пациента, компенсация может составлять до 250 000 долларов. В случае инвалидизации пациента, но не смерти, такого «потолка» нет, сумма может быть любой, в том числе и больше). Семья предоставляет те же видеозаписи шевелений, кардиограммы с учащением пульса в ответ на голос матери, МРТ с сохранной на больших участках корой и мнение одного из осматривавших девочку врачей, профессора UCLA, совершенно феерическое: что на момент постановки диагноза «смерть мозга» состояние девочки соответствовало критериям смерти мозга, но сейчас уже больше не соответствует и требует пересмотра, что она «технически жива». На энцефалограммах по-прежнему все прямо, никаких ритмов.


Дело имеет общественный резонанс и социальные последствия. Ссылаясь на него, родственники молодых пациентов, у которых диагностирована смерть мозга, начинают чаще отказывать в отключении их от ИВЛ. Особенно чернокожие семьи, подозревающие везде расизм, «за белого пациента еще поборолись бы». Врачи беспокоятся, что из-за этого случая люди начинают заметно реже подписывать прижизненное согласие на посмертное донорство органов — меньше доверяют. Неврологи, которые ставят под сомнение окончательность смерти мозга в этом случае, и трансплантологи на научных конференциях доходят до взаимных оскорблений и чуть не до драк.


И продолжается все это до сих пор. Девочка, которой сейчас уже 17, лежит дома на ИВЛ ни жива ни мертва, радует родителей движениями пальцев, которые иногда совпадают с просьбами пошевелить пальцем, а иногда нет. Вся соматика функционирует. Тело растет и взрослеет, это уже не девочка, а девушка. Жизнеобеспечение девушки оплачивается страховкой, родителям помогают благотворители, в том числе из интернета. Общественное мнение продолжает вялое противостояние между теми, кто за «Спасите ребенка, ребенок хочет жить» и за «Прекратите издеваться над трупом за наши налоги». Очередной суд, который должен был постановить, жива она или мертва с точки зрения закона, был назначен на март 2018. Судебное заседание состоялось, рассмотрело в очередной раз показания свидетелей, не приняло никакого решения, назначило следующее заседание через месяц... конца-края делу не видно.



Оригинал: https://topbloger.livejournal.com/30927121.html с моими коментариями

Вики: https://en.wikipedia.org/wiki/Jahi_McMath_case

пресса: http://www.crimeonline.com/2017/09/07/jahi-mcmath-teen-decla...

1485

Герань в ушах, или клюква развесистая

Развернуть
У меня мама работает кардиологом в районной больнице в Подмосковье. У неё очень много забавных историй. Вот одна из них.

Лежала у нас одна старушка, простая-простая. Говорит она как-то: "Девчонки, вызовите мне ЛОРа". — "А что такое-то?" — "Совсем что-то плохо слышать стала". Ну, вызвали, приходит ЛОР, допустим, Василий Павлович. После осмотра и оказания первой помощи заходит он в ординаторскую с видом, мягко говоря, ошарашенным. В руках держит пакетик с субстанцией невнятного цвета, больше всего похожей на карманный стог сена: "Ну, вы даёте! — говорит. — До чего бабку довели! Скоро герань в ушах корни пустит..." Когда мы поняли, в чем дело, наше недоумение сменилось гомерическим хохотом. Оказалось, что старушка по совету соседки при боли в ушах засовывала туда листья герани. Скатывала в плотные комки и засовывала. Так что до самой барабанной перепонки уши были забиты этой геранью, в глубинах совсем сухой и слежавшейся, а дальше более зеленой. Так как комки были плотные, а в процессе извлечения эта гадость разволокнилась, то получилось неправдоподобно много. Ну, хорошо, но вынимать-то её все-таки надо было? "Ну, забывала я, наверное, вынимать". Итог: ЛОР ушёл, повторяя, что на его практике это первый такой случай, а бабка осталась очень довольна: "Какие врачи у вас работают! Что-то такое сделал, секунда — и слышу, как молодая!"

Если хотите ещё подобных историй, их есть у меня.
3559

Медицинские истории. #73: Вежливость.

Развернуть
Предыдущий пост: https://pikabu.ru/story/meditsinskie_istorii_71_tobi_zvizda_...

Рассказывает знакомый терапевт:

Сижу в одном кабинете с медсестрой, которая помогает мне с работой.

Заходит к нам бабка, просит направление на экг.
Не проходит и минуты, как бабка заявляет: Чего ты там копошишься?
Я: Подождите еще минутку.
Бабка: Ты что, писать разучился? Давай быстрее!

От такой наглости у меня даже глаз задергался. Ну, думаю, придешь ты, с#ка, результат получать, простоишь у меня в очереди.
Отдаю справку, бабка уходит.

Далее заходит к нам парень.
Просит гору справок.
Мы начинаем ему их выписывать.
Проходит минут 10.

Парень: Может я в коридоре подожду?
Я: Зачем?
Парень: Ну, чтобы над душой у вас не стоять.

Вот, что значит вежливость.
4383

Кормящая мать

Развернуть
Жена рассказывает.
Сидит она на приеме (она врач УЗИ), вдруг в коридоре какой-то шум. Выглядывает - там девушка просит пропустить её без очереди, так как она кормящая мать, ребенок дома.
Все входят в положение, девушка входит.
В процессе осмотра жена спрашивает:
- а сколько ребенку?
- 3 года уже.
- Три года? Как же вы его кормите ??
- Ну как, супчиками, там кашками... Муж не умеет, я кормлю.
1388

На волне медицинских историй.

Развернуть
Пожилая женщина, 72 года, работает саниаркой в УЗ. Поступила в приемный покой с потерей сознания на автобусной остановке. Ну как обычно: сбор анамнеза, давление, пульс и т.д. Проверили сахаром глюкометром 2.3.... СД отрицает и никаких препаратов не принимает. Собираю анамнеза далее, но есть чувство, что женщина не от мира сего. Насторожило меня, что через каждое предложение чуть ли не молилась богу. Спрашиваю о времени употребления пищи.

Вот тут я и уловил (П - пациентка, Я):
П: - Та я деточка вчера утром покушала, а сегодня не дошла.
Я: - Куда Вы не дошли?
П: - До магазина, там колбаску выбрасывают, то конфеты и можно хорошо покушать.
Я: - У Вас пенсия и ЗП маленькая? Чего вы кушаете на мусорке?
П: - Да я все ЗП отдаю на храм, мне так Господь говорит, а пенсией квартплату оплачиваю. Ну и собираю передачки Игорю в тюрьму.
Я: - Ну как же так? Прям все на храм? А что за голоса?
П: - Ну говорят мне, что делать, куда идти и с кем говорить.
Ну тут мне все полностью становиться понятно и я вызываю нашего психиатра.

Женщина все деньги отдавала на храм из-за своей шизофрении, слуховые галлюцинации говорили что делать. И вот от голодания сахарок упал у нее и потеряла сознание. Дал конфетку, пока говорил с ней и сразу женщина ожила.
Дальнейшее лечение проходила не у нас, а у дяди психиатра.
3084

Медицинские истории. #2: Молодой водятел или хороший понт дороже жизни.

Развернуть
Предыдущий пост: https://pikabu.ru/story/meditsinskie_istorii_1_bitva_titanov...

Эту историю я услышал от знакомого водителя скорой помощи.

Далее его словами:

В общем, была у меня суетливая смена. Мотало нас из одной части города в другую. И снова вызов. Едем. На часах около часа ночи. Движение нормальное. И тут какой-то придурок на своей тюнингованной тойоте (как в фильмах про уличные гонки) обгоняет меня и резко тормозит, ну и я по тормозам. Тот снова набирает скорость и также жмёт тормоз. Врач орёт матом, возмущается - оно и понятно, не хватало чтобы еще кто-то погиб на дороге. Я хоть человек и спокойный, но тоже могу сорваться в такой ситуации. Минут 5 этот водятел выпендривался, а после скрылся из виду. Ну, думаю, хорошо, что никто не врезался и никого не сбили.

Проходит неделя. Снова моя смена. Вызов. Машина влетела в дерево, видимо водитель не справился с управлением. И что я вижу? Та самая тюнингованная тойота. В итоге водитель, парень лет 25 помер от столкновения (был не пристегнут), а пассажиру - девушке лет 20, (хоть пристегнуться додумалась) удалось отделаться парой сломанных рёбер и черепномозговой травмой.
Доездились.
1198

Паррвали ухо

Развернуть
Было это в самом начале нулевых. Жил у нас на поселке такой персонаж лет 18 с погонялом Копчёный. Потомственный люмпен, дегустатор горячительных напитков в пятом поколении. Дефицит пряников компенсировал пиздюлями, которыми его всегда щедро одаривали все селяне к кому доматывался этот молодой, подающий со слов участкового большие надежды гопник.
Как-то раз Копчёного после очередного непройденного им квеста на местной дискотеке привезли к нам на больничку. В этот раз ему наполовину оторвали ухо.
Айболитом, которому предстояло пришить ухо маргиналу в ту смену был невысокий, вечно хмурый и суровый мужик Никитич который в лихие 90-е перештопал всех местных братков и периодически путал латынь и феню.
Пока Никитич пришивал ухо, Копчёный всячески старался его подбодрить и мотивировать:"слышь, бля, лепила, на. Смори на, если Чо не так на, я тебе оба уха на к жопе на пришью. Понял бля?"
Благородных порывов доктора хватило минут на 10. С глубоким, тяжёлым вздохом он прервал почти уже законченную операцию и, обращаясь к медсестре, изрёк: " Данунахуй! Очень тяжёлый случай! Везите в районную". После чего одним резким движением оторвал копчёному почти пришитое ухо развернулся и ушел. Копчёного повезли в районную больницу, а доктора даже никто не ругал хотя и пытались. Главврач на планерке попробовал пожурить но зашелся приступом смеха.
Ходили слухи, что в районной больничке какому то ушлепку оторвал только что пришитое ухо охранник, которого тот мотивировал вызвать скорую и отвезти его назад в свою деревню Муркина жопа.
5153

Чем главнее врач...

Развернуть
Мой друг хирург. Пару дней назад, во время его дежурства, забрёл я в нашу больницу. Тихий вечер, чай, плюшки, неспешный разговор. Из нейрохирургии пришла на огонек заслуженный врач и хороший человек Мария Владимировна. Лет ей много - больше семидесяти, историй знает море. Разговор зашел про выдающихся хирургов, академиков, светил медицины. Оказывается не каждое светило на практике могло реализовать свои огромные знания предмета. Конечно мы не будем писать, что вот тот и тот - плохие врачи и т.п.  Просто история про Бориса Васильевича Петровского. Когда Борис Васильевич уже был министром здравоохранения СССР случился с ним аппендицит. Вот такая банальная напасть. Диагностировать подобное для такого врача не составило особого труда. Что делать? Операции в СССР делались согласно табелю о рангах. Кому доверить резать министра? Ну конечно какому-нибудь заслуженному академику. Когда этот академик последний раз аппендицит вырезал? Петровского не прельщала подобная перспектива. Он сел в машину и поехал в небольшой областной город, где зашел в обычную больницу. Молодой самоуверенный, местами нагловатый, врач в помятом халате, помяв живот Борису Васильевичу, выдал: "Ну что, дед, надо резать." "Реж"- согласился министр. Конечно, ФИО и год рождения он честно продиктовал персоналу. Ну Петровский, ну БВ, ну и что? Мало ли Петровских в стране. Очнувшись после наркоза, министр позвонил "своим", чтобы панику не разводили. Когда садился в большую черную машину мельком взглянул на врача - то был бледен и, почему-то, уже в костюме. Врача, конечно, никто не наградил почетной грамотой, но хоть не наказали, и то хорошо. 
Ну а когда у нас в больнице состоятельный и очень важный пациент хочет, чтобы оперировал его только главный врач, ему не отказывают. Операционная, свет, заходит самый-главный-здесь доктор. Заходит красиво, как в американских фильмах. Проверяет приборы, инструменты, даёт указания персоналу и,наконец, распоряжается дать наркоз пациенту. После того, как последний засыпает, глав врач уступает место хирургу, который спокойно проводит операцию, кои он делает каждую смену. Это делается не с целью обмануть человека, а абсолютно из рациональных соображений - дежурный хирург делает операции лучше главного врача. Уверен, что и вы в своем деле лучше вашего директора.
814

Как я получал автомат по патологической анатомии.

Развернуть
В медицинском университете окончание каждого учебного года завершается практикой. Вот и на третьем курсе нас отправили в городскую больницу на практику в оперблок. Ох и радости было... Ведь там хирургия - мечта! Практика заключалась в том, что бы никому не мешать. А-ля "принеси, подай иди нахер не мешай". И тут в один день пронеслась молва о том, что в гинекологической операционной прямо сейчас удаляют огромную опухоль матки! Я решил мгновенно оказаться там. Зайдя в операционную я слегка удивился, так как на столе лежала женщина, а из разреза на животе выглядывал экспонат из фильма ужасов. Огромная опухоль покрытая извитыми крупными сосудами.

Женщине было 49 лет, когда она заметила что живот стал непропорционально увеличиваться в размере. Посоветовавшись с дочерью она пришла к выводу, что это беременность. Но к врачу не поспешили. Через 6 месяцев живот уже был не нормальных размеров. В общем когда она пришла на удаление опухоли, размер описывали как 9-й месяц беременности!

- Бери таз! - крикнул хирург глядя на меня.
- Кто? Я? - смотрел я не понимая к кому он обращается.
- Да ты, ты. - сказал хирург и указал на таз на полу рядом с собой.
Я взял большой пластиковый таз и неуклюже поднес его к больной на столе. Хирург взял опухоль, как большой вилок капусты в охапку и одним движением кинул её мне в таз. Таз чуть было не выскользнул из рук. Но я его удержал. Донес его до стола и понял, что вес у опухоли довольно таки не малый. После операции хирург подошёл к опухоли и начал её разрезать в надежде что то найти...
- Большая! - сказал хирург
- А часто такие бывают? - поинтересовался я.
- Ну на моей памяти это вторая, а по размеру первая.
- 13!
- Что 13? - спросил я
- 13 килограмм где то весит, "чертова дюжина"- сказал ухмыляясь хирург.
И тут меня осенило! Я себя почувствовал гением. Система гнулась прямо на глазах.
- Автоматический зачёт по патологической анатомии! - сказал я вслух.
- Чего? - удивился хирург.
- Отдайте мне её, можно её взять? Очень нужно!
- Куда? Зачем?
- Я сделаю препарат, залью формалином и поставлю в музей. И мне поставят автомат по патане - не останавливаясь тараторил я.
- Ну что ж. Идея хорошая. Когда патологоанатом напишет ЗАКЛЮЧЕНИЕ, она твоя.

Как только я вышел из операционной, я понял, что одному мне сей труд не осилить, и тут нужен подельник. Друг Андрюха метил в онкологи и подходил, как никто другой. Долго его уговаривать не пришлось. На следующий день мы стояли на пороге морга в ожидании 13-ти килограмового куска, с таким длинным бумажным пакетом. Автомат маячил на горизонте. На улице июль. + 25 градусов.
У Андрюхи дядя согласился подвезти это добро до медицинского университета. Мы ехали и молча улыбались представляя, как на кафедре патологической анатомии нам будут рукоплескать. Подъехав к универу дядька подельника пошутил, что то про груз 200 и умчал. Ну а мы взяли мешок с "грузом" и пошли на кафедру. Учитывая лето и пору отпусков, кафедра выглядела несколько безлюдно. Однако в преподавательской мы застали одинокого сотрудника. После недолгого представления, мы поставили перед ним бумажный мешок.
- Что это? - спросил он.
- Миома! - гордо ответил я.
- 13.. 13 килограмм - добавил Андрюха.
- Ну и на кой хер вы её сюда приперли? - сказал сотрудник кафедры и так посмотрел на нас, как на двух дебилов.
- Нууу - заблеял я - препарат сделать.
- Какой препарат? Где вы тару такую найдёте? Тем более это Миома! Была бы кистома яичника хотя бы! Не ребят. Не интересует. Несите обратно.

Мечта об автомате рухнула в одночасье. Мы, опустив головы повернулись к выходу. И тут я понял, что девать это добро совершенно некуда. Наше предложение оставить опухоль в местном морге сотрудник встретил улыбкой и сказал дословно: - Она нам нахер не нужна.

Июль. +25 градусов. Центр города. Стоим мы на крыльце медицинского университета с выражением лиц "вот мы сука дебилы". После звонка обратно в морг нас так же послали лесом полем. И мы тихо побрели по улице наперевес с опухолью в мешке. Проходя около мусорного контейнера мы молча посмотрели друг на друга. И поняли без слов, надо действовать. Оглянувшись по сторонам мы резким движением закинули мешок в контейнер, он глухо ударил о дно и быстрым шагом пошли подальше от него. Отойдя метров 300 Андрюха закричал!
- Бирка! Ёп твою мать!
К опухоли была привязана бирка с фио больной, с её возрастом и адресом. Мы мигом побежали устранять улики. На подходе к контейнерам мы сразу увидели бомжа, он копошился в первом контейнере, наш был третий. Дружно перегнувшись через борт мы залезли в мешок руками, и увидев бирку из бежевой клеенки с написанным на ней компроматом резко дернули оторвав её от огромного куска мяса. Бомж глядя на нас, что то буркнул про себя и продолжил проводить осмотр содержимого своего контейнера. Мы же поспешили удалиться.
И вот знаете, с тех пор прошло 15 лет, а я все нет нет да вспомню про этот случай. И думаю, а вдруг тот бомж нашёл эту опухоль... Там же никак не отличить... Миома, это же опухоль из мышечной ткани, по сути 13 кг чистой вырезки. Пздц.
1251

Снова о медиках. И не только.

Развернуть
Новогодняя ночь. С родителями сидим у цветного, что характерно, телевизора, по которому впервые показывают "Старые песни о главном".
Эпизод: Агутин (наверное) везёт на лодке Анжелику Варум (это точно).

Маман, картинно вздыхая, вдруг говорит:
- Вот сынок! Смотри, какая красивая девушка! Вот такую невесту будем тебе искать!
Батя, ковыряясь спичкой в зубах:
- Не будем такую искать. У неё гастрит. И, возможно даже, язвенный гастродуоденит.
Мы в голос такие: "Почему?"
- А у неё язык обложен, - мрачно завершает отец.

Так что история будет о здоровом медицинском цинизме.

Несмотря на всю свою профессиональную прагматичность и ярое отрицание всего, чем сегодня живет канал Рен-ТВ, батя водил крепкую дружбу с буддийским ламой - настоятелем нашего сельского молельного дома. Дружба эта была странной - два человека, призвание которых, вобщем-то, лечить людей, гоняли чаи и старательно говорили о политике.

И в один из таких моментов приходит к ламе бабушка. На вид - лет сто. Мы аж все привстали от уважения. Бабуля пришла с жалобой - молится, молится, а как-то всё впустую: сын пьёт, внуки - балбесы, пенсия маленькая, вот тут болит, здесь болит, вот так нагнешься - болит, разогнешься - ещё больше болит, врачи, мол, уколы колят, мазью мажут, а толку нет.

Батя раскрыл было рот с целью отстоять честь отечественной медицины, но лама его опередил:
- Так Вы, Тевкя Анджаевна, молитесь, наверное, неправильно! Как вы молитесь, покажите?
Старушка, сложив ладони, прикладывает их к голове.
- Вот так, - говорит, - и ещё "ом мани падме хум" три раза говорю.
- Так я и знал! - торжествующе говорит лама. - Всё вы делаете неверно. Надо смотрите - встали... Руки сложили цветком лотоса... Ага... Потом поднимаете руки в небо. Так бурханы точно вас увидят и услышат... Воооот.... Потом ложитесь лицом на пол... Руки также протягиваем вверх.... Потом встаёёёёёём.... Давайте, вставайте.....

Бабушка, кряхтя и охая, поднимается на ноги.
- И вот теперь три раза прикладываем руки к голове и говорим "Ом мани падме хум"!
- Ом мани падме хум! - шумно дыша, выдыхает бабуля.

Бабушка:
- Уууу, так это очень тяжело!
- Да! - кричит лама на ухо старушке, - и вот так надо сорок девять раз - утром, сорок девять - в обед и сорок девять - вечером! Тогда всё будет хорошо - сын бросит пить, внуки будут учиться хорошо и болеть все перестанет сразу!

Бабушка, пожалев, по всей видимости, о факте полученного ликбеза (многия знания - многия печали), забрав палочку, пыхтя, уходит домой.

- Слушай, это бесчеловечно, - задумчиво промычал батя, - зачем ты так? Всё равно ведь сын её хронический алкоголик. Постоянно к нам поступает с побоями. Дети, соответственно, с отягощенной наследственностью. А она так если молиться будет, уже завтра в реанимацию нашу поступит.
- Валера, - сказал лама, - ей сто лет. Она Ленина видела в юности, наверное. Пускай гимнастикой занимается. Ещё сто лет проживет, вот увидишь.
542

Родители

Развернуть

Рассказано врачом-педиатром. Приколы от родителей.
Папа 2-х летнего ребёнка с железо - дефицитной анемией заявляет мне, что его ребёнок - "не хищник, и мясо ему не надо";
- На вызове - ребёнок с аллергической сыпью. Выясняется, что мама даёт ребёнку шоколад (девочке 9 месяцев), чтобы - внимание! - "увеличить сексуальность";

- Праздники - отдельная тема. Пример - 6-месячному ребёнку дали солёный помидор; 9-месячной девочке - шашлык и солёную рыбу ("Попробовать. Знаете, такие, в пакетиках, они с пивом хорошо идут"). Естественно, дети с профузными рвотой и поносом отправились в стационар.
- Иногда родители приходят что-то просить и пытаются простимулировать: "я вам денег дам на кабинет!"
- Искромётная фантазия просыпается у родственников ребёнка, когда речь заходит о его половых органах. Просто перлы! "Петрушка, краник, солдатик, пипка, ракушка" и т.д.
- Прихожу однажды в июле на вызов. В самое пекло, около 14 часов. Температура в тени около 40. Больной ребенок гуляет в песке без головного убора...Мама мне: "Я на пару минут его выпустила...". Захожу в дом. Тут кондиционер охладил воздух, судя по цифрам на табло, до 20 градусов. У ребёнка при мне измерена температура тела- 39! Диагноз - цветущая герпетическая ангина. И мама вроде взрослый и адекватный человек...
После таких случаев хочется предложить правительству ввести какие-то зачёты или экзамены - можно ли человеку по его умственному развитию вообще иметь детей? Не будет ли жизнь и здоровье ребёнка в опасности с такими родителями?
2065

Когда-то и его вела дорога приключений, а потом прострелили голову

Развернуть
Нечестно стырено с вк:
Я жена врача. Мой горячо любимый муж трудится детским рентгенологом, когда он на суточном дежурстве я стараюсь не беспокоиться его звонками на мобильный, ну мало ли что привезут, а я отвлеку. Сей принцип возник после фразы "Але, дорогая, я не могу говорить, у нас тут стрела в голове".