микробы

Постов: 9 Рейтинг: 23730
1607

О гигиене

Развернуть
Когда я работал плотником в 16 лет на судостроительном заводе, меня под крыло взял один плотник, быший шахтёр. Когда говорят «кулак с голову пионера», я понимаю, что это не гипербола. Кулачищи с футбольный мяч, сам такой гигантский гоблин, взгляд из-подлобья, сканирующий по горизонтали. Если ты не попадаешь в бойницу его глаз, значит, тебя не существует. Ты можешь погибнуть на его пути в любой солнечный день. По всей видимости, он там в шахте уголь добывал голыми руками. Вонзал их в породу, как в масло, вытаскивая полные пригоршни: «На, Родина! Ещё?»

В первый же день моей работы бригадир, после знакомства с цехом и его жителями, отвёл меня в сторонку: «Бригада у нас дружная, мужики работящие. Если что, не стесняйся, спрашивай, мы тебе всегда поможем, подскажем. Если захочешь что домой вывезти, я скажу, как. Только сторонись Шахтёра. Хороший мужик, но если выйдет из себя, никто не выживет. У них в шахте авария случилась и ему тросом грудную клетку перебило. И голову задело. Поэтому он после выздоровления, — год пролежал, — пришёл сюда. Если ты накосячишь, а он это увидит, даже я тебя защитить не смогу. Поздоровался с ним и в сторону».

Через неделю Шахтёр вдруг подходит ко мне.

— Я каждый день в январе в море купаюсь. Каждый. А ты?

Мои глаза как раз находятся на уровне его солнечного сплетения.

— Я нет. Это безумие, я сразу сдохну, едва по колено войду.
— Жаль, ты живёшь далеко, я бы тебя с собой брал, ты бы у меня через месяц в сталь превратился. У тебя голова бы стала — никакие сотрясения не страшны. А сейчас у тебя там кисель плавает. Вот ебану тебя по башке и ты даже инвалидом побыть не успеешь, сразу сдохнешь.

Обеды мы приносим с собой в баночках. Разогреваем в цеху корпускников в специальной печи.

Шахтёр, — имени вот не помню, все его так и звали — Шахтёр — всегда внимательно смотрит, что я на этот обед принёс.

— Картошка с котлетой. Так. Одна штука? Мне тебя домой на руках нести? Ты же сдохнешь на проходной от голода!
— Мне хватает.
— Да? Потому что жить тебе до 30 лет. В тридцать ты сдохнешь.
— Почему? Что там в 30 происходит? Тебе вот 35, ты же живой.
— Я и тебя переживу. А тебя микробы сожрут. Хахаха! Ты руки моешь перед едой?
— Конечно, вот посмотри.
— Хуле тычишь мне тут? Я ни разу в жизни не мыл руки! Ни-ра-зу! Нна!

И мне в лицо выдвигается глобус его кулака с резкими глубокими прорезями морщин, описывающих трудовые континенты, рельефы каторжного шахтёрского труда, сетку меридианов и параллелей жизненных невзгод.

Ногти в траурной рамке, но гладкие. Я бы даже сказал, что какие-то ухоженные руки, но такие, из глубокоподземного мира троллей.

— Я ем этими руками, — продолжает громыхать горлом Шахтёр, — и во мне занешь сколько микробов? Миллиарды. Они все тут!

Кулак-наковальня ударяется о его грудь, раздаётся утробный гул. Это микробы приветствуют своего Цезаря.

— Я ничем не болею И не болел. А ты? Твоей пухлой медицинской книжкой, небось, человека убить можно?
— Нет, я не болею. В поликлинике был один раз — девочку провожал, она там работает.
— Ты мне тут не пизди! Увижу у умывальника — убью нахуй! Засуну мыло в пасть и буду смотреть, как ты его дожёвываешь, пуская носом пузыри!
— А если без мыла?
— Ммм. Хуй с тобой, без мыла можно. Микробы должны быть в человеке. Они всякую левую заразу ещё на входе мочат. Я землю есть могу. Я из лужи могу напиться и мне ничего не будет. А ты сдохнешь! Если меня держаться не будешь.

Шахтёр резко хватет меня к себе в охапку, я расплющиваюсь набитой картошкой щекой о его робу, он оборачивается к осторожно жующей боригаде:

— А кто Серёгу тронет — убью! Ебану, как утром по будильнику! Пружины, блять, из жоп повылазят!

Потом это стало его расхожей фразой. Он мог посреди обычной мирной работы цеха остановиться и гаркнуть: «Серёга, тебя никто не доёбывает? Ты только скажи, я его порву, что ту корову на картинке в гастрономе!»

А все что? Все ничего. Меня и так считали за «сына полка». Наверное, из-за возраста — самому молодому в бригаде было 32 года — и внешности: чистые глазёнки, рубашонка белая, пятки вместе, носки врозь. У любого зверя дрогнуло бы сердце. А тут просто работяги «в пятницу ходили с женой в варьете, там девки ногами танцуют, жена до сих пор не разговаривает».

С тех пор я руки никогда перед обедом не мыл. Не из-за страха узнать, что мыло «Земляничное» на вкус ничего общего с ягодой не имеет, а чтобы не расстраивать Шахтёра.

— Показывай!

Я протягиваю руки. Все в клею, пудре опилок, лаке.

— Вот то!

Летом я пришёл на последний день работы — увольнялся для поступления в училище. Купил спиртное, еды приволок. Посидели в обед, поговорили. Наслушался всяких служивых баек, хохм, приколов и «что делать, если». Шахтёр ничего не рассказывал. Он вообще мало всегда говорил.

— Ты это. Заходи.

И стакан в себя.

Зашёл я только через год. Когда увольнения стали не событием, а нормой, и появилось время не только успеть совершить свой сексуальный долг, но и заняться чем-то более полезным.

Мне все обрадовались, обступили, форма к лицу, повзрослел, подрос, как жизнь.

И тут до моего вымуштренного мозжечка доходит, что у меня чистые руки! Сейчас Шахтёр зайдёт, а я как последнее чмо!

— А Шахтёр где?

Все как-то замялись. Бригадир негромко:

— В больнице. Голова. Было несколько срывов, прикрывали, как могли. Но однажды... в общем он в больнице навсегда. Никого не узнаёт, тяжело там всё. Никого не пускают.

Я оглянулся на его рабочее место. Понять, кто сейчас вместо него, было невозможно: все стояли у входа в цех, и старые, и новички.

Выгрузил несколько бутылок водки, попрощался и вышел в город.

А в ту плотницкую зиму я действительно ничем не болел. Думаю, что это было совпадение. Или яростное желание не заболеть, чтобы не разрушить целостность шахтёрской системы мира, чтобы тех микробов не расстраивать.

АВТОР: Сергей Логвинов
4775

Колбасный убийца

Развернуть
В 1895 году в бельгийской деревне Эльзель после поминок руководителя местного оркестра внезапно плохо себя почувствовало 34 музыканта этого самого оркестра. Все имели схожие симптомы: диарея или запор, рвота, нарушения зрения, болезненность при мочеиспускании (или вообще его задержка), учащение дыхания и удушье, мышечная слабость и параличи, тахикардия, бледность кожи. Позже 3 из них умерли, а еще 10 находилось длительное время в тяжелом состоянии в больнице. Сначала все подумали об убийстве, что пытались отравить наследников, но пострадали посторонние люди. Полиция не могла найти след убийц или хотя бы каких-то улик, поэтому был вызван микробиолог Эмиль ван Эрменген, ученик всем известного Роберта Коха (открывшего возбудителей сибирской язвы, холеры и туберкулеза).
Колбасный убийца
Эмиль ван Эрменген собственной персоной
Эрменген собрал анамнез каждого больного, узнал кто что и в каком количестве ел на поминках, какие у них были симптомы и т.д. В итоге, он установил, что все больные пробовали ветчину, а погибшие ели ее больше всех. Далее Эрменген стал узнавать по поводу того из чего была сделана ветчина (а точнее не болела ли ныне почившая свинья чем-либо), как давно ее приготовили, как она хранилась. В результате микробиологу предоставили бочку, в которой хранилась та самая ветчина. При исследовании ветчины Эргеман обнаружил следы жизнедеятельности микроорганизмов, причем в кусках со дна бочки этих «следов» было больше, из чего был сделан вывод, что это анаэробные микроорганизмы, т.е. те, которым для жизни не нужен кислород и в условиях, где его нет, ощущают себя намного лучше. Эргеман сделал посев на специальной среде и обнаружил, что микроорганизмы выделяют страшный яд, который даже в самых мизерных концентрациях убивает кроликов и мышей. Яд был назван ботулотоксином (от лат. Botulus – колбаса), а сам возбудитель получил название Clostridium botulinum, а само заболевание, как ни сложно догадаться,- ботулизм.
Колбасный убийца
Clostridium botulinum аля ракетки для тенниса
Clostridium botulinum является анаэробной спорообразующей палочкой, обитающей в почве и ЖКТ теплокровных травоядных животных, является родственницей возбудителей газовой гангрены и столбняка. Сама палочка, попав в организм человека заболевание, как правило, не вызывает (есть шанс заболеть только если наступить на какой-то ржавый гвоздь, который лежал длительное время в земле или что-то типа), так как ей для размножения и активной жизнедеятельности необходима бескислородная среда, а вот всевозможные колбасные изделия, засолки, консервы являются для нее прекрасной средой обитания. Кислорода нет, а жратвы хоть отбавляй. В таких условиях палочка начинает активно размножаться и выделять злосчастный ботулотоксин, который уже и обеспечивает развитие ботулизма.
Колбасный убийца
Домашняя ветчина- излюбленное место обитания возбудителя
Для человека ботулотоксин — самый сильнодействующий бактериальный яд, губительно действующий даже в самых низких дозах. Он является нейротоксином, т.е. оказывает пагубное воздействие на нейроны человека. Ботулотоксин, попав в ЖКТ человека, проходит через его стенку, попадает в кровь и распределяется по всему организму. Достигнув головного спинного мозга или же просто периферических нервов, токсин связывается с пресинаптической мембраной мотонейронов, в результате чего угнетается высвобождение в синаптическую щель ацетилхолина (одного из основных нейромедиаторов), в результате чего нарушается процесс передачи нервных импульсов от нейронов к мышцам. В результате чего развиваются вялые параличи в том числе и дыхательной мускулатуры. Схожим образом поражаются черепно-мозговые нервы в результате страдают мышцы глаз, глотки и гортани. Возможно развитие паралича всех мышц. В результате нарушения нервно-мышечной передачи страдает дыхательная мускулатура, развивается дыхательная недостаточность и гипоксия. Из-за паралича мышц гортани и надгортанника возможна аспирация дыхательных путей рвотными массами. Из-за угнетения влияния блуждающих нервов (в которых основной медиатор- ацетилхолин) на ЖКТ развиваются запоры, нарушение секреции желез, нарастает вздутие живота, метеоризм. Этот же механизм (угнетения выделения ацетилхолина) действует и на другие органы и системы.
Колбасный убийца
Механизм действия ботулотоксина (конечно же, в очень упрощенном виде)
Но даже для такого страшного яда как ботулотоксин человек нашел применения. Наверняка все слышали про такую вещь как «Ботокс». В основе этого препарата лежит как раз ботулотокин. Препарат блокирует нервно-мышечную передачу к мимическим мышцам в результате чего это приводит к их расслаблению и исчезновению морщин. Помимо этого косметического эффекта «ботокс» использует и для других более важных целей. Производят денервацию потовых желез в области подмышечных впадин при повышенном потоотделении и частых гидраденитах (воспаление потовых желез).
Колбасный убийца
Спасибо за то, что дочитали до этой строчки. Благодарю за внимание :)
3268

Про микробов на полу

Развернуть
Про микробов на полу
*перевод: Когда люди верят в правило 5 секунд [микроскопический смех]
1217

Новость №95: Ученые исследовали механизм, с помощью которого тихоходки могут полностью высыхать и ждать, пока кончатся плохие времена

Развернуть
http://news.nplus1.ru/Y0Ae
Новость №95: Ученые исследовали механизм, с помощью которого тихоходки могут полностью высыхать и ждать, пока кончатся плохие времена
1617

Микроб на микробе

Развернуть
Сколько лeт жил, и не задавался вопросом, есть ли на микробах микробы, пока не спросил мелкий сын. Что делать, пришлось погуглить. Оказывается, есть! Только представьте, у микробов есть свои микробы, кто бы мог подумать)
2401

Бедные микробики

Развернуть
Бедные микробики
3843

Супер очиститель 3000

Развернуть
Бонус в комментариях
Супер очиститель 3000
743

Искусство научного спора

Развернуть
... И тогда доктор Хадуэн из Лондона заявил, что микробов в природе нет, и всё это - выдумки Пастера. Изречь такое после Коха, Ру и Мечникова, после вакцин и сывороток, поднимавших полумертвых! И вот Хадуэн вызвал на публичный диспут сторонника микробной теории доктора Сирелла.
В назначенный час зал был полон и противники сошлись, что называется, лоб в лоб. Спор был долгий, ожесточенный, но ни к чему не привел. Публика не знала, кому верить и была уже готова освистать обоих. Тогда профессор Сирелл встал. В руках он держал шприц и две пробирки. Он подошел к своему противнику и сказал:
- Один из нас лжет. Чтобы доказать, кто именно, я впрысну себе сыворотку из этой пробирки. А вам, доктор Хадуэн, из этой. Здесь микробы столбняка. И я, верящий в них, даю слово, что вы умрете самой мучительной смертью, какая только может быть.
Хадуэн вскочил, бросился к выходу и с порога заорал:
- Я не такой дурак!


(с) из фильма "Открытая книга" 1977 г. по одноименной книге В. Каверина
4259

Мать попросила своего восьмилетнего сына, пришедшего с прогулки, приложить ладонь к чашке Петри.

Развернуть
Через несколько дней бактерии и грибки, находившиеся на грязной ладошке, разрослись и образовали такую вот картинку.
Мать попросила своего восьмилетнего сына, пришедшего с прогулки, приложить ладонь к чашке Петри.