Мудрый совет

Постов: 2 Рейтинг: 2388
337

Наполеон Бонапартян и партизаны большой кухни.

Развернуть
История о самоотверженной подпольной борьбе.
(история о том, что нельзя недооценивать девушек тут
https://pikabu.ru/story/natyurmort_v_bagrovyikh_tonakh_53476... )
Кому лень переходить по ссылке, общая история в двух предложениях:
Я не повар, но мне повезло без опыта работы устроиться в ресторан мясником-заготовщиком. И теперь, а что теперь? Теперь я тупо работаю мясником и мангальщиком по совместительству, попутно описывая это непростое дело тут...
Наполеон Бонапартян и партизаны большой кухни.
Я затруднюсь сказать, сколько точно прошло времени с момента моего перехода на график два через два, думаю около 5 недель. Режим дня сместился, а сама работа приобрела удручающую монотонность. В начале, привыкнуть было трудно. Особенно к тому, что работать приходилось почти всегда по 14-16 часов. Но, постепенно, я втянулся, раздражало только длительное молчание и одиночество  во время работы. Поговорить с коллегами получалось только когда нового шефа или двух его подручных не было рядом. В остальное время шеф громко возмущался:
- Вы сюда не болтать пришли! Хотите поговорить? Полчаса обеденный перерыв и шесть десятиминутных «перекуров». Выходите и разговаривайте. В остальное время – Работать!
Точно так же закручивание гаек распространялось и в других сферах. Есть теперь можно было только служебное питание и только в отведенное время, телефоны и прочие личные вещи были строго запрещены. Нарушившие правила немедленно наказывались штрафами, минимальный из которых был 500 рублей. Подобный подход вызвал дополнительный отток кадров. Уволились Петя и Римма из холодного цеха и Костя из горячего, на их место взяли трех человек, буквально прямо после кулинарного колледжа, практически без опыта работы. Из-за нового режима, я с ними толком не познакомился, даже имен не знал. С Василисой мы не виделись, с того болезненного для меня вечера. Случайно или специально, но мы оказались в разных сменах и встретились только один раз, когда меня вызывали на помощь в переработке большой партии семги, которая пришла во второй половине дня и мой напарник, занятый на мангале, физически не успевал её переработать.
Вообще, блестящий план Александра Кириаковича, столь красиво расписанный на бумаге, начал трещать по швам уже в первую неделю работы. Видимо он был рассчитан и отработан на маленьком «суперэлитном» ресторанчике, где за вечер бывает стола 3-4 максимум и перед каждым гостем надо выстилаться по полной программе. Пока были будние дни, все получалось вполне красиво – повара ставили су-шефам «компоненты» - например филе семги, приготовленное на пару, ломтики овощей, салат, соус, пряное масло и так далее, для текущих заказов. А су-шефы аккуратно собирали блюдо, украшали всякими кружевными чипсами, мини-зеленью, землей из перца и оливок, а так же прочими выкрутасами. Надо признать, некоторые блюда и правда, выглядели так, что хоть сразу на кулинарный конкурс отправляй. На вкус, конечно, я ничего не пробовал, но возвратов блюд не поступало, видимо людям нравилось.
Но когда вечером в пятницу приключилась первая «запара» начался совершенный кошмар. Новые су-шефы даже вдвоем ничего не успевали. Количество емкостей с «компонентами» на столе «сборки блюд» росло, Андрей и Димитрий толкались, мешали друг другу и громко ругались. Финальным аккордом стала перевернутая на пол гастроемкость с утиными ножками конфи (утиные ножки, тушенные в собственном соку, то есть с большим количеством утиного жира).
Я в это время был на мангале, но говорят,  на кухне  началось что-то напоминающее мультфильм «Том и Джерри». Плитка возле раздачи превратилась в каток, чуть не упали несколько официантов и подоспевший на выручку шеф. Втроем они кое-как отдали блюда, но с серьезной задержкой, особенно по злополучным ножкам. После этого шеф устроил разбор полетов и су-шеф Димитрий, не моргнув глазом, обвинил во всем Костю из горячего цеха. Дескать, тот поставил гастроемкость слишком близко к краю стола. Возражения по поводу того, что больше ставить было просто некуда, не были приняты в расчет. В итоге, Костя на следующий день уволился, получив за почти полностью отработанный месяц только «голый оклад». С банкетами тоже начались большие сложности, что бы успевать отдать большой банкет со всеми выкрутасами, шеф принял решение все закуски, холодные блюда и салаты готовить заранее, сервировать на тарелки, а затем хранить до нужного момента в холодильной камере. Естественно это порождало еще больший цирк. В холодильной камере громоздились блюда, над каждым из которых была собрана сложная конструкция из кулинарных шпажек, в свою очередь, обмотанная пищевой пленкой на подобии шатра (я бы с удовольствием это сфотографировал для иллюстрации, но телефоны отбирали на входе). В связи с этим вопрос хранения серьезно осложнился, мы стали забивать сырьем рабочие холодильники, это затрудняло текущую работу и одна проблема, цепляясь за другую, порождала третью, и все они непрерывно накапливались и увеличивались, будто снежный ком. Поначалу меня это раздражало, тяжело было привыкнуть работать по-новому. Потом меня захлестнула волна всеобщего похуизма и я тоже стал работать не переживая, лишь бы шеф не орал и явных косяков видно не было.
Подобный подход стал постепенно расползаться с кухни и на работу в зале. Официантам приходилось выполнять массу ненужных ранее манипуляций. Например, пробив в системе заказ на шашлык, официант должен был забрать его на мангале, отнести на кухню, где су-шеф сервирует блюдо, а затем только отнести гостям (и это все нужно сделать быстро, пока шашлык не остыл). Естественно увеличилось время отдачи блюд, что отнюдь не способствовало хорошему настроению гостей (а значит и высоким чаевым). В прочем в введенная ранее директором система изымания чаевых в общий котел и так вызвала серьезную текучку зальных кадров, так что нововведения влияли не слишком. Из администраторов уволилась, только Лена (вскоре после того как её муж проиграл в поварском состязании) и теперь старшим администратором стал Роман.
Противостояние новым правилам постепенно превратилось для сотрудников в своеобразную игру (некую смесь пряток и казаков-разбойников). Все началось с того, что кто-то из парней заметил, халатность при обыске охранниками. На выходе они только слегка прохлопывали карманы, да и то не всегда. Видимо расчет был, что под камерами много не унесешь, да и с места лишний раз вставать лень. Тут же была придумана простая как валенок система проноса телефонов на кухню. Утром сдаешь на хранение сто лет уже не работающую моторолу, нокию или другой раритет, а нормальный телефон проносишь в кармане. С выносом было чуть сложнее, прятали обычно в трусы и аккуратно выходили так что бы аппарат не выпал. Естественно, на кухне тоже приходилось прятать, для этого у большинства служили небольшие гастроемкости с крышками, ящики для специи и еще кто куда придумает. Я просто клал телефон в не зажженной половине мангала, там у меня был небольшой деревянный ящичек (из под сигар или чая, точно не знаю, но стрельнул я его у барменов) присыпанный углем. В случае «тревоги» я быстро закрывал ящик и сдвигал сверху кучку угля.
Вслед за этим и вопрос питания стал решаться подпольным образом. Несмотря на то, что на кухне не было полностью «слепых зон» для видеокамер, была масса мест частично прикрытых сверху. Самым простым вариантом была средняя полка рабочих столов. Блюда прятались в гастроемкости и сотейники, а затем ставились на среднюю полку. Дальше повара время от времени опускались на корточки и 2-3 минуты что-то старательно искали или протирали под столом (в это время не спеша закусывали). У меня на мангале тоже был свой секрет. Опять таки гастроемкость, притаившаяся за углем, в углу зажженной части мангала. Туда я скидывал по кусочку с нескольких шампуров, прежде чем снимал их с огня. Таким образом у меня всегда был запас жаренного мяса. Ел я обычно тоже повернувшись спиной к камере и склонившись над мангалом, как будто старательно поправлял угли. Конечно, подобный режим питание не шел на пользу и за прошедшие недели я стал ощутимо прибавлять в весе, но поделать с собой ничего не мог. Ребятам на общей кухне иногда хотелось поесть и "жидкого", что сидя под столом на корточках довольно неудобно. Как-то раз я застал оригинальное решение этой проблемы. Зайдя в плюсовую холодильную камеру, я там застал Леху и еще двоих ребят, хлебавших свежесваренный борщ из небольшой кастрюли. Выглядело это чрезвычайно забавно, так как борщ был горячий, и действо сопровождалось клубами пара, как будто повара курили в холодильнике электронные сигареты.
Недостаток общения то же ликвидировался подпольными подручными средствами. Мы стали писать друг другу письма и записки. Для основной кухне это было проще, там ребята завели специальную тетрадь, якобы что бы оставлять заметки для другой смены. На практике это превратилось в веселый письменный чат "грязная бумажка". Тетрадь кружила по кухне целый день и каждый писал в неё разные сообщения, иногда стилизуя их под указания сменщикам или рецепт блюда. Популярными были стилизации под язык "падонкафф", "боярский", "Равшан и Джамшут", "настоящий индеец", "английский аристократ" и т.д. В тетради это выглядело примерно так:
"Посадский человек Алешка, тебе Боярыня Василиса челом бьет, вопрошая, нет ли у тебя травы заморской, чаем именуемой, пары золотников?"
"Хау! Великий вождь Большой Топор, да будет вечно твоя охота удачна. Не пришлешь ли ты в наш вигвам мясо могучего бизона, которого ты приготовил на своем очаге? Вожди Дырявый тапок и Крепкая поварешка, клянутся одарить тебя дивной рыбой из холодного моря, цвета закатного солнца, за щедрость твою. Хау! Я все сказал..."
"Совершенно секретно, информация к размышлению. Оберкухенфюрер и его группенкухенфюреры покинули расположение полка и направились на совещание в штаб. Используете это время для активации радиостанции и переброски боеприпасов. Сигнал к началу операции - три зеленых свистка."
Мне с таким общением было сложнее, после 15-00 я отправлялся на мангал и уходить от туда, без крайней надобности не имел права. Приходилось как из одиночной камеры, слать "малявы" на кухню с попутными официантами. Зато на следующее утро я с интересом читал в тетради бумажный чат за прошедший вечер.
Как я уже не раз убеждался, ко всему можно постепенно привыкнуть и приспособиться, даже к самым сумасбродным причудам начальства. Я постепенно втянулся, стабилизировал режим сна, нашел где подхалтурить в выходные. Финансовое состояние стабилизировалось и я вздохнул спокойнее. Разве что вошло в привычку выпивать после смен, перед выходными. Пил в одиночку (в час-два ночи друзей особо не разыщешь), но не видел в этом большого зла. В начале меня несколько напрягало отсутствие перспектив, но потом я махнул на это рукой. В конце концов, не всем же быть начальниками, простые работяги тоже нужны, денег худо-бедно хватает, жить есть где, сыт всегда, что еще нужно?
Дни были страшно похожи один на другой, я не вижу смысла описывать их здесь. Только одно событие крепко врезалось в память и о нем я хочу рассказать особо. Примерно через месяц после ссоры с Василисой, я работал в свою смену, был второй рабочий день, предстояли выходные. Неожиданно из принтера вылез странный заказ. Кто-то за одним столом заказал по 3 порции всех позиций, какие были на мангале, включая запеченную картошку, грибы и овощи. Это было довольно сложно выполнить, поскольку время приготовления у всех продуктов разное и нужно было ставить на мангал в четко определенном порядке (благо я в свое время выспросил у Сола правильный тайминг и записал себе в блокнот шпаргалку). Но проблема была в том, что куски не идеально одинакового размера, поэтому всегда нужно ориентироваться в каждом конкретном случае (в этом и заключается мастерство, которого мне, скажем прямо, еще не хватало). С меня сошло буквально семь потов, пока я пожарил и отдал на сервировку все, что требовалось в заказе.
Примерно через полчаса на мангале появился су-шеф Андрей, который быстро и взволновано заговорил:
- Бросай все и бегом на кухню. Там какой-то vip-гость твоим заказом недоволен. Срочно вызвали в зал Александра Кириаковича, он когда вернется, точно захочет с тобой поговорить!
- И что теперь заказы бросить? У меня люля доходит и шашлыка 2 порции.
- Бери с собой и сразу на кухню беги как пожаришь.
- А почему бы ему сюда не прийти? Его-то ничего не держит?
Мой вопрос остался, без ответа, Андрей уже убежал. Видимо наш своеобразный стиль работы не давал ему возможности отлучаться с рабочего места надолго. Я закончил заказы и принес их на кухню минут через десять после его визита. Там я застал забавную сцену. Возле раздачи в подобострастном полупоклоне застыл шеф-повар Александр Кириакович. А перед ним бушевал, громко ругаясь и взмахивая руками толстый лысый человек в костюме-тройке и с небрежно наброшенным на плечи белым шарфом. С удивлением я узнал в нем несколько даже похудевшего мангальщика-Сола. Бывший кок обращался к шеф-повару чрезвычайно уверено и властно:
- ... Ты не шеф даже, ты ремесленник-горшечник! Нахера мне твои финтифлюшки несъедобные? Я тебе шашлык заказал или натюрморт на стену? В блюде все должно быть хорошо и вкус должен быть? Ты мне зачем мясо соусом полил, я просил тебя? Что это вообще за хрень. Почему овощи остыть успели? Ты это видел вообще. Почему у тебя куски по блюду разбросаны будто ты в городки тут своим хреном играл?
В шеф-поваре не осталось ни капли его грозного самодовольства, он весь съежился и только согласно кивал на упреки мангальщика. Сол обернулся и заметил меня:
- А это ТЫ меня позорил! - взревел он - Чему я тебя учил, а? Почему люля недостаточно острые? Овощи почему остыли?
- Сол! С люля исправлюсь, боялся испортить, штрафы теперь слишком суровые у нас - попытался оправдаться я - А с овощами извини, я отдавал горячие были, видно тут с декорациями возились долго, вот и остыли.
- А ты что рукожоп? Сам не можешь декорировать?
- Так по новым правилам, мы все на кухню отдаем, а тут вот они уже блюда собирают. - Я кивнул на новых су-шефов.
- Понятно, по бороде все пошло - сухо резюмировал Сол и обратился к поварам, которые с интересом следили за происходящим - Ребята, ищите новые места работы, валить вам надо отсюда, здесь толку уже не будет!
Сотрудники увлеченно загомонили, открылась дверь в зал и к зрителям присоединилось несколько официантов. Сол между тем продолжал:
- Мне Валентин рассказал, что тут изменения начались, я и зашел с родственниками поужинать и посмотреть что тут как. Скажу честно, плохи дела, скоро конец ресторану с таким-то шефом. Как работать можно, если он вам блюда не доверяет, а? - Сол сердито покачал головой и продолжил - А вообще я, ребята, попрощаться пришел. Уезжаю я, из страны уезжаю. По морю соскучился совсем, сыновья подсуетились - отправляют меня отдыхать, за внуками приглядывать. Говорят теперь это твоя работа, теперь внукам будешь люля жарить, да.
Повара обступили его, дружески похлопывая по плечам, желая здоровья и долгих лет. Сол старался каждому ответить, улыбался и шутил. Примерно на полчаса работа кухни была парализована. Новый шеф со своими помощниками стоял в сторонке и было заметно, что он буквально кипит от гнева. Очень странным было то, что Александр Кириакович не грозил никому штрафами и не побежал жаловаться директору (хотя возможно это было затишье перед бурей). Когда очередь прощаться дошла до меня, Сол сказал:
- А вот и ты, бракодел! Опозорил учителя, да! За все блюда тебе три с минусом ставлю! Я сейчас пойду со своими посижу еще, а перед уходом загляну на мангал, да и ткну тебя носом в золу как следует!
После этого Сол попрощался с остальными и вышел обратно в зал. Повисло минутное молчание, которое прервал шеф-повар:
- ЗА РАБОТУ!!! НЕ СТОЯТЬ!!! ЗАКАЗЫ! ЗАКАЗЫ! ЗАКАЗЫ! – закричал шеф и захлопал в ладоши. В момент этого вопля Александр Кириакович так покраснел, что казалось, вот-вот лопнет.
Я поспешил на мангал и принялся за работу. Спустя примерно час на мангале появился Сол. Поверх костюма он небрежно набросил черный кожаный плащ, а в руке держал шляпу того же цвета. Все это в сочетании придавало ему еще большее сходство с персонажами фильма "Крестный отец"
- Сол, тебе только автомата Томпсона для полноты образа не хватает - пошутил - А так вылитый Аль Капоне.
- Автоматы пусть молодежь таскает, мне по статусу не положено - рассмеялся в ответ Сол - что ж ты перец в люля жалеешь, я же тебя учил?
- Исправлюсь, уже домешал.
- А ну, покажи, как ты жаришь?
Я принялся исполнять пожелание Сола. Он стоял рядом, внимательно смотрел и отдавал ценные указания.
- За углями не следишь вот и вся проблема, досыпать надо, следить, ровнять. А так и самый лучший продукт испоганить можно.
- Ты и правда из страны уезжаешь?
- Правда. Пойдем по Средиземному морю с младшим сыном и внуками на яхте.
- А деньги откуда? Ты на мангале накопил?
- Отсюда - Сол махнул рукой на ресторан и весело рассмеялся - Ты думаешь, Мишка меня тут в ресторане, как старого друга из сострадания пригрел? Да треть всех его активов моему старшему сыны принадлежит и денег он нам должен не мало. Я работал тут, что бы без дела не сидеть, дома от тоски не киснуть. Знаешь, как великий армянский философ Вольтер говорил: работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду.
- Армянский? - переспросил я - он же вроде француз был?
- А то! - махнул рукой Сол - там во Франции все великие люди армянского происхождения. Дартаньян, Арсен Люпен, да все почти, даже у Наполеона настоящая фамилия БонапартЯН была, это он потом сократил. Но нее об этом сейчас. Мне скучно было просто дома сидеть, а бизнесом я теперь заниматься не могу, уже за временем не поспеваю. Ну и зря я, что ли троих сыновей растил, образование им давал? Пусть работают теперь на благо семьи. А пока  тут работал, я и за Мишаней приглядывал, что бы он не натворил чего и не решил старшего моего, Артура, на деньги прокинуть. А теперь здоровье пошатнулось, операцию сделали, тяжело стало. Вот и решили сыновья мне санаторно-курортный круиз устроить. Яхту купили, все дела. Заодно, говорят, и внуков морскому делу сможешь поучить. Ха! Как будто я морской волк какой? Я сам на судне только пирожки жарить умею, да внукам разве объяснишь? Я для них старый капитан и все тут!
- Подожди, если ты совладелец ресторана, видишь, что тут за дерьмо твориться, людей увольняют, шефа-придурка взяли, почему ты не вмешаешься? Скажи Михаилу, что бы Василису назад шефом сделал, директрису-дуру выгнал к чертям, что бы все по старому было! - я обрадовался возможному исправлению ситуации.
Сол удивленно вскинул бровь:
- А зачем мне это делать? Может мне еще всем сотрудникам денег раздать для счастливой жизни? Мише я много чего советовал, но он не слушает меня, что ж его дело, лишь бы деньги все вернул, а там пусть крутится как хочет.  Василису я сделал шеф-поваром и если бы она идеально справлялась, ресторан приносил устойчивую прибыль, каждый день посадка под завязку была, стал бы её кто-нибудь трогать? Если она не справилась, я-то чем помогу? Она недавно пришла ко мне за советом - я дал ей мудрый совет. Но она ему не последовала, пусть делает теперь что хочет - Сол говорил со все нарастающим раздражением - Ты чего сейчас требуешь? Я научил тебя на мангале работать - пользуйся теперь! Или тебе тоже мудрый совет нужен?
- Конечно нужен, как же иначе?
- Хватит шашлыком на ночь обжираться! Гляди, какое пузо отъел! Так через полгода меня догонишь, а там и до больницы с хроническими болячками не далеко. Вот тебе мой мудрый совет - хватит жрать шашлык!
- Почти как "ходи зимой в двух штанах".
- Во! И это тоже, обязательно в двух штанах ходи - ухмыльнулся Сол - Жизнь не складывается у того, кто её не складывает, сам с остальным разберешься. Ладно, пора мне, дети ждут.
- Прощай, Хачатур Амбарцумович. Спасибо тебе за все!
- Увидимся ещё. Василисе привет передавай, как увидишь.
Сол крепко пожал мне руку, надел шляпу и вышел за дверь.
Все произошедшее очень напоминало любую из историй Сола, которые он десятками рассказывал в течении рабочего дня. Очень трудно было понять, что в них правда, а что бурная фантазия, вроде Наполеона Бонапартяна. Но очень хотелось верить, что Сол и правда отправился, как таинственный граф Монте-Кристо (тоже может армянин?), бороздить на белоснежной яхте гладь средиземного моря.
Наполеон Бонапартян и партизаны большой кухни.
2051

Дельный совет

Развернуть
Дельный совет