операция

Постов: 93 Рейтинг: 233289
3727

В Китае итальянский хирург проводит первую в мире операцию по пересадке головы

Развернуть
В Китае итальянский хирург проводит первую в мире операцию по пересадке головы
Сегодня весь мир замер в ожидании сенсации. Удастся ли скандально известному хирургу Сержио Канаверо то, чего не удавалось никому, – пересадка головы живому человеку? Он уже приступил к операции, которая проходит в условиях строжайшей секретности.

Это может стать операцией века или наоборот – крупнейшим провалом в истории медицины. То, к чему готовились и чего ждали несколько лет – происходит прямо сейчас. Китайская клиника превратилась в поле для эксперимента, который уже называют сенсацией – именно здесь может случиться то, что было реально лишь на страницах романа Беляева: группа хирургов в эти минуты проводит первую в мире пересадку человеческой головы.  

Эти смельчаки поставили на карту и жизнь пациента, и свою репутацию. Руководит ими скандально известный итальянец Серджио Канаверо. Его называют то шарлатаном, то величайшим гением современности. Как бы то ни было, именно этот человек обещает открыть то, что искали и китайские императоры, и английские монархи, и средневековые чернокнижники – дорогу к бессмертию и вечной молодости. 

Детали грандиозной операции – строжайшая тайна. До последнего держали в секрете и то, кто именно рискнет отдать свою жизнь во благо науки. Претендентом номер один на пересадку был россиянин – программист Валерий Спиридонов. Диагноз – спинальная мышечная атрофия, он был готов на все, чтобы избавиться от тела, которое полностью обездвижено. Предоставить клинику для проекта согласились в Китае. В распоряжении Канаверо оказались не только операционная, команда врачей, но и пациент из Поднебесной. Тем более что любые эксперименты официальный Пекин поощряет и не скупится на финансовую поддержку. Только шокирующие факты о том, как ищут доноров, в Китае предпочитают умалчивать.

Последний успешный эксперимент Серджио Канаверо, который придали огласке, – пересадка головы обезьяны. 

Про опыты на людях Канаверо тоже рассказывал, однако никаких доказательств не предоставлял. В прессу просочились слухи о том, что по его методу голову пересаживали умершему человеку. 18-часовая операция стала последнем шагом на пути к событию, за которым сегодня следит весь мир.

Ассистировать Канаверо взялся ортопед из Поднебесной. Пять лет назад он практиковался в подобных операциях на грызунах – подопытные в итоге могли прожить максимум пару часов, – но он не спешит опускать руки.

Официальная медицина, впрочем, относится к деятельности Серджио Канаверо скептически. Многие специалисты вообще называют это грандиозной аферой. Но миллионы людей во всем мире ждут и надеются, что итальянец все-таки сотворит чудо. Уверен в успехе и сам Каннаверо, который уже заявил, что ему под силу победить старость и одолеть саму смерть.
Источник: https://m.ren.tv/novosti/2017-12-26/v-kitae-italyanskiy-hiru...
1464

Операция по исправлению кривой носовой перегородки

Развернуть
На волне историй о хирургии...
Прост чрезвычайно длинный, чтобы передать все эмоции от операции.
Операция была призвана исправить мой хронический насморк и заложенность носа. О деталях операции я вообще не спрашивал, идя туда и стараясь не воображать, как мне будут резать нутро черепа в сознании. Утром велели побриться начисто. И вот...
- Ложись вот сюда. Голову сюда. Руки скрести на груди, вот так.
- Как покойник? - нервно спрашиваю я, складывая руки на груди.
- Ну почему? Лежи так всю операцию и не двигайся, хорошо?
- Понял.
Медсестра накрывает меня каким-то полотном до подбородка.
- Во время операции на твоей грудине будет второй операционный стол. Поэтому постарайся не дёргаться, хорошо?
- Понял.
Наконец, наступает тьма. Медсестра накрывает мои глаза плотной тканью. Учитывая, что я в бахилах и шапочке, непокрытыми остаются только мой нос и губы.
- Открой рот, дыши ртом.
Едва я открываю его, она начинает смазывать лицо чем-то чрезвычайно жгучим. Сквозь, казалось, трескучее шипение моей плавящейся кожи, я успеваю подумать, что это, верно, стопроцентный спирт. Я понимаю, почему дышать надо ртом, когда едкие пары спирта начали будто водка жечь мою раскрытую глотку.
Тут начался хардкор.

Длинным пинцетом медсестра всунула в обе ноздри ваты, смоченные, видимо, дезинфектантом.
- Шмыгни носом изо всех сил, - велела она. Я, издав слабый страдальческий писк, шмыгаю, и всасываю дезинфектант до глотки сквозь носоглотку. Противно до жути. Даже ЧПЭС приятнее.

Наконец, подходит хирург.
- Как зовут?
- Миша.
- Сейчас подействует, и у тебя может онеметь глотка. Это нормально. Не бойся. У тебя же с сердцем проблемы?
- Угу.
- Как почувствуешь, что тебе плохо, сразу сообщаешь мне. Отключаться не будешь?
- Надеюсь.
- Ну хорошо. Сейчас как себя чувствуешь?
- Вполне.
- Ноги дрожат - это не сердце?
- Нет. Просто я вас боюсь.


- Сейчас уколю, не дёргайся. - Хирург говорит совершенно спокойно, но это меня совершенно не успокаивает. Колет. Колет снова. Колет в третий раз. Уколы совсем не болезненные, оводы кусают больнее.
Слышу, как ходит рядом медсестра. Хирург дышит мерно и ровно.
Вдруг чувствую что-то странное.
- Вы как будто мне гвоздь в кость забили, - укоряюще говорю я.
- Да, ощущения такие всегда, - медленно говорит он.
Хррс. Хррс. Тумтум.
- Вы уже там роетесь что ли? - осознаю я.
- Конечно, - усмехнулся он.
- А я-то думал, пока анестезия подействует...
- Дык тут же до мозга недалеко.
Хррс. Хррс. Щщщщ.
Я чувствую, как скальпель срезает слой за слоем ткани в моей голове. В самой голове. Прям внутри.
- Как-то это очень неприятно, - испуганно докладываю я, стараясь шевелить при разговоре только краешками губ. - Лучше бы я никогда такого не испытывал!
- Кхм. Эхем. Неприятненько.
Корень языка в моей глотке чует сладковатый вкус теплой крови.
- Сглотни, - посоветовал хирург. - Дышать же надо.
Матерясь про себя, глотаю. Кажется, проглатываю и одну из ваток с дезинфектантом. А может, мне только кажется.
- Юра, иди сюда, подолби.
Я с ужасом маленькой девочки чувствую твёрдый железный край, упирающийся мне в кость черепа. Я боюсь - неужели это грёбаное долото, а долбить будут молотком?..
ДЫЩ
ДЫЩ
ДЫЩ
ДДЫЩ
Оглушительные удары один за другим обрушиваются на мои кости. Затылок трещит, бьётся о стол. Зубы вибрируют так, будто вот-вот вывалятся сами по себе.
ДЫЩ
ДЫЩ
ТХРСК
- Ой, - невольно вылетает из моего рта, когда я понимаю, что это сломалась кость.
Через ноздрю он вытаскивает пинцетом обломок кости. Я чувствую, когда он царапает острыми краями осколка края ноздрей.
- Вы там мне что, зуб через нёбо вытащили? - нервничая, спрашиваю я.
- О да, разумеется, - хихикнул хирург. - Не двигайся лучше.


- Такие ощущения, что вы мне кости напильником точите, - осторожно говорю я.
- Да, этот инструмент совсем как напильник, - монотонно отвечает хирург.
- Вы извините, если я вас своей болтовней отвлекаю. Напряжение сбрасываю.
- Сбрасывай, валяй, - добродушно говорит он.
Слышу хождение по операционной.
- Что точите? - спрашивает медсестра Юля.
- Да у него тут шипы. Раз уж залез - поточу, - по-деловому отвечает он.
- Если что, я здесь.

Пару минут хирург терпеливо точит мою кость. Наконец, он распрямляется.
- Ну всё, на этом мы закончим... Сейчас ещё раз осмотрю...
Распоркой он раздвигает ноздри и смотрит в глубины моего окровавленного естества. Сперва левую, где, собственно, проводилась операция, а потом и правую.
- О, глянь-ка! - радостно восклицает он.
Юля подбегает:
- Что?
- Смотри, что тут-то! Я тогда тут ещё поработаю, - говорит он.

Я, едва приготовившийся расслабиться, понимаю, что кулаки у меня стиснуты до боли, а ноги лихорадочно дрожат.
Ххррс. Хххрс. Шшшт.
Скальпель скребёт нутро головы. И тут я понимаю, что чувствую это намного лучше, чем в левой ноздре.
- Я, кажется, начинаю чувствовать, - испуганно говорю я.
- Да не, тебе кажется. Юля, иди сюда, ударь.
Я только за миг до удара почувствовал поставленную к кости стамеску.
ДЩ
ДЫЩ
ДЩДЩ
Вновь хрустит кость.
Я чувствую странный холод и "потягивание" в глубине носа. Такое чувство, что я вот-вот почувствую ВСЁ.
- Оно точно до конца операции будет работать? Обезболивающее? - пищу я перепуганно.
- Да конечно!
Ххрс. Хххрс.
Я понимаю, что буквально в паре миллиметров от того места, где скальпель режет, я чувствую лёгкий холодок стерильного воздуха операционной. ЧУВСТВУЮ.
Всего в паре миллиметров от лезвия, что резкими сильными движениями режет мои хрящи.
Я ссыкую, пересираюсь и трушу. Сжимаю кулаки ещё сильнее. Жмурюсь изо всех сил, стискиваю зубы и забываю дышать.

Я не хочу боли.


- Всё! Операция завершена! – громко объявляет хирург.
Я шумно выдыхаю через рот. Слава Бо…
- …вот только заткну тут… - бормочет он вновь.
Я напрягся. Врач взял длинные марлевые верёвки и начал впихивать их
мне в ноздри. В общей сложности длина этой марли была около метра.
- Вы там из меня Брэда Питта не сделали? – спрашиваю я, когда он
затыкает марлю глубже с помощью зажимов.
- Не, - просто ответил он.
- Жаль. Было бы классно девчонок клеить.
Хирург смеётся.
- Ничего, поклеишь ещё девчонок и так. Всё, жди медсестру.

Долго ждать не пришлось. Почти сразу же повязку с глаз убирают.
Покрывало уносят. Я всё ещё боюсь пошевелиться.
- Вставай, - говорит медсестра. Поддерживает меня за плечи.
Когда я сажусь на столе, голова немножко кружится.
- Иди вот сюда, - ведёт она меня под локоть. Я сажусь на стул. – Сиди
смирно.
Она надела мне на лицо большую неуклюжую штуку из марли и ваты.
- Шапочку, бахилы, халат снимай, своё надевай.
Послушно исполняю всё.
- Всё, обратно в палату! – радостно говорит медсестра.

На выходе из операционной меня ждёт другая медсестра.
- О! Ну что, как оно? – спрашивает она с улыбкой.
- Нос вроде на месте, - щупаю я осторожно. Касаться больно.
Но скоро это пройдёт.
1283

Об операциях

Развернуть
С пару месяцев не заглядывал на пикабу, зашёл, а тут волна операций и врачей, а я только сегодня выписался.
в общем, лёг в больницу на плановую операцию.
И вот я вхожу в операционную, ложусь на стол, мне привязывают руку, ноги, обматывают лоб. Чуток на нервах, но вида не подаю, ибо процесс знакомый, оперируют второй раз. Подходит анестезиолог (А), готовит инвентарь.
А: сейчас наркоз вкачу, проснёшься уже в палате
Я (пытаясь не выдать нервы): пф, окей
А: так, начинай вслух считать, чтоб я слышал
Мозг: пока ты ещё тут. Я тут вспомнил. Лет 10 назад, мы с тобой мельком видели фильм, где герою в операционной ввели наркоз и его тело отключилось, а мозг нет. А врачи захотели распилить его на органы. Он всё слышал, но ничего не мог сделать. Здорово, правда?
Я (шёпотом, заметно нервничая): ёб твою мать
А: что?
Я: один, говорю, два....
6203

В жизни всякое бывает

Развернуть
Навеяно постом https://new.pikabu.ru/story/na_khirurgicheskovrachebnoy_voln...

3 года назад, аппендицит. Опущу подробности, всё случилось практически мгновенно. ~ в 8 вечера почувствовал характерную боль, ближе к 10 вызвал скорую, ~12 ночи, я на столе хирурга..
Жена беременна, ещё днём уехала ночевать к родителям. У матери настолько тонкая душевная организация, что я о простуде ей не говорю, чтоб не волновать. Боюсь, скажи я, что я на операционном столе, она сама окажется в больнице. Принимаю решение вписать контактным лицом на случай ЧП друга, а остальным сообщить утром, после операции. Пытаюсь хотя бы примерно понять, успею ли завтра сообщить до того, как родные начнут паниковать.
Я: Доктор, примерно во сколько я приду в себя?
Д: /меланхолично/ Придёте... не придёте...Давайте пока не будем загадывать...
8086

На хирургическо-врачебной волне

Развернуть
Лежу на операционном столе, давлю глупую лыбу под воздействием анестезии вколотой в плечо.
- Доктор, а зачем вы мне руки привязываете?
- А вдруг, больной, вы захотите меня обнять?
- О_О ???
- а я - стерильный!

через 15 минут после начала операции

- Больной, вы чего притихли? Что там разглядываете?
- товарищ анестезиолог, у вас отражатели на лампах хромовые зеркальные, вот я и наблюдаю за ходом операции.
-ОО_ОО сестра, поставьте вторую ширму ближе к голове.
- доктор, нуууу зачем???
- чтоб не сглазил! ))
471

Быт и операция на сердце на своём примере

Развернуть
Рассказ сокращённый из 6-ти актов. Если кто собирается делать операцию на сердце, то вот моя история в двух словах.

АКТ №1 (До больницы)

С врождённым пороком сердца попал случайно в кардиологию (28лет), там послушали, посмотрели и сказали - жить будешь, но не долго. И отправили в центр сердечно-сосудистой хирургии. Там послушали и сказали - операция нужна, но место освободится где-то в 2018г, дали список каких врачей проходить (около 10), но только после звонка от них.
Пару месяцев назад звонок - освободилось место, через месяц будешь жить у нас. Прохожу всех врачей, сдаю анализы на всё, что только можно. ФГДС и УЗДГ пришлось проходить платно, так как очереди на месяцы вперёд.

АКТ №2 ( Больница, до операции )

Приезжаю утром 8-го ноября (думал бумажки отдать, а там скажут когда положат), спрашивают - где вещи? Еду на такси домой, быстро собираю что попадётся и назад в больницу. За день прохожу опять всех врачей, что я за месяц проходил, плюс новых.
Выделили одноместную комнату - Телевизор, душ, туалет, диванчик с кнопочками, основной свет включается в коридоре (если сплю, и врачу нужна зайти, то он включает свет и тем самым будит меня).
Быт и операция на сердце на своём примере
Быт и операция на сердце на своём примере
Быт и операция на сердце на своём примере
Кормят ужасно, всё без соли , но так положено - диета. Яблоки и сок 0.2л самое вкусное что было.
Быт и операция на сердце на своём примере
Первый день, а уже скучно. Побродив по коридорам нашёл компьютер, подключённый к инету. Скачал StarCraft.
Быт и операция на сердце на своём примере
Быт и операция на сердце на своём примере
9 ноября - Куча врачей, анализов. Ближе к вечеру - говорят иди брейся, всё помимо головы. Ведут в нехорошее место и промывают изнутри.

АКТ №3 ( Больница, операция )

10 ноября - 5.00 опять ведут в нехорошее место, и отправляют спать.
7.00 - просыпаюсь от включения света, возле меня около 5-ти медиков, успокоительный укол, как всегда в вену. Перекладывают на каталку и в операционную, перед глазами как в фильмах, 4-х ламповая круглая люстра, подсоединяют штук 8 иголок со шлангами к рукам и левой ноге. Говорят - сейчас будем что-то там вводить (но я чувствовал они уже начали что-то вводить), считай от 10 до 1 вслух. Помню досчитал до 5-ти.
Режут, останавливают сердце, 7-часов операция, клапан "Gelweave 30/10" (клапан современный и, в отличии от предшествующих, его не нужно менять каждые 15 лет, он пожизненный) и что-то там "МедИнж23-Gelweave 26", запускают сердце, зашивают.

АКТ №4 ( Больница, реанимация )

Открываю глаза в реанимации, привязанным к койке, две шланги напрямую в лёгкие, куча иголок со шлангами (не знаю как они называются), ужасно хочется пить, пытаюсь это сказать, не понимая что рот до лёгких забит шлангами для дыхания, злая Медсестра что-то орёт на меня (она кстати единственная во всей больнице ебанько какая-то была), она орала в любой непонятной ситуации. Через N часов вытаскиваю трубки из лёгких, и каждые 4 часа давали по 200мл водички. Спустя двое суток отправляют в палату, день в палате, отказывает печень и назад ещё на сутки в реанимацию.

АКТ №5 ( Больница, палата )

Кучи капельниц, кучи таблеток, обследований, дважды выкачивали воду из лёгких (500мл и 800мл), кстати я думал что хуже ФГДС (глотать шланг) ничего не бывает,как я ошибался, хуже, это когда здоровенной иглой через спину пробивают почти до лёгких.
Повесили кучу датчиков, один из них напрямую проводами через тело, подключён к сердцу.
Быт и операция на сердце на своём примере
Неприятно было когда провода пассатижами потом вытаскивали, не больно, но неприятно.
Коротать время помогал ноутбук, привезённый женой после операции. К счастью логин и пароль от вай фая совпали.

На момент выписки написал отказ от двух недельного лежания в обычной больнице, предложили путёвку в санаторий Геленджика то ли на март, то ли май (билет туда-назад за свой счёт, остальное бесплатно). Сказали в течении двух недель позвонят, от путёвки откажусь, за границей не был, но на наше чёрное море больше никогда, даже за бесплатно (в Крыму не был, про него сказать ничего не могу)

АКТ №6 ( Заключительный )

Постоянные походы в поликлинику, у всех наблюдаться. Чувствую себя 70-ти летним стариком, но с каждым днём всё лучше и лучше, и за 2-3 месяца должно стать лучше чем до операции. Все датчики сняты, красивый шовчик на всю грудь, как будто швейной машинкой зашивали
Главный минус, своими словами - всю жизнь, каждый день пить Варфарин, это такие таблетки которые разжижают кровь, у нормального человека показатели МНО (вроде вязкости крови) 0.8-1.0. Мне нужно поддерживать 2.0-4.0. Если не пить его, то за 4 дня кровь приходит к обычным показателям, клапан забивается и остановка сердца.Если же МНО высокое то, отовсюду хлещет кровь, вроде человек до 8.0 может выдержать, но до такого состояния разве что специально себя загнать можно.  Тест на МНО сдаётся из вены каждые 10 дней в поликлинике (потом вроде реже), либо покупается приборчик за 35к + расходники 24 тест-полоски 8к.

В этой больнице люди действительно чувствуют себя людьми, отношение, как будто в платной, а не государственной больнице нахожусь. Все знают свою работу. Никто не хамит и не грубит (за исключением той медсестры в реанимации), отвечают на любые вопросы, там забываешь что находишься в России. Шанс удачных операций близок к 100%.

8-го ноября госпитализация
10-го ноября операция
22-го ноября выписали
4444

Хирург из Санкт-Петербурга удалил женщине 70 метастазов. Пациентка живёт уже девятый год

Развернуть
За уникальную операцию доктор получил премию Перельмана.

Торакальный хирург Евгений Левченко только что вышел из операционной. Сегодня у него были две операции. Оба случая — рак пищевода. «„Торакс“ по-латински — грудная клетка. Всё, что есть злокачественного в грудной клетке — наша специализация, — говорит доктор. — Чаще всего это опухоли лёгких и пищевода. Операции очень длительные, травматичные. За целый день выполнишь одну — выжатый, как лимон».

https://medrussia.org/11692-khirurg-iz-sankt-peterburga/

Евгений Левченко — заведующий торакальным отделением НМИЦ онкологии им. Петрова. Он оперирует уже более 20 лет. За плечами — около полутора тысяч операций. Однажды пришлось простоять у хирургического стола 18 часов подряд: операция прошла успешно.

Премия — жизнь

Премия им. Перельмана занимает почётное место в кабинете Левченко. Но главную награду по итогам операции получил не он, а пациентка, считает хирург. Эта премия — жизнь.

Уникальная операция прошла в 2009 году. Пациентка — 17-летняя девушка с четвёртой стадией рака. Впервые она заболела в 13 лет: появилась опухоль на ноге. Врачи поставили страшный диагноз «остеосаркома». Девочка прошла через множество циклов химиотерапии, в итоге ногу пришлось ампутировать. На этом страдания ребёнка не закончились, метастазы пошли в лёгкие: 28 в правом, 42 — в левом. Практически обречённая пациентка.

«С эмоциональной точки зрения, пожалуй, это была самая сложная операция, — вспоминает Евгений Левченко. — Удалить 70 метастазов для торакальных хирургов технически при определённом опыте нет большой проблемы. Трудность в том, что есть ещё микрометастазы. Значит, будет рецидив. Я всю жизнь оперирую злокачественные опухоли. Если мне скажут: „я удалил 42 метастаза“, однозначно отвечу: был 43-й, который ты не нашёл».

Операцию провели методом изолированной химиоперфузии — это модернизированная запатентованная методика НМИЦ онкологии им. Петрова. Во время операции пришлось «выключить» лёгкое из общего кровообращения и наладить в нём собственное, локальное, с циркуляцией высокой дозы химиопрепаратов.

«Концентрация цитостатиков в таких операциях в сотни раз выше, чем при высокодозной химиотерапии, — говорит хирург, — чтобы убить нереализованные ещё метастазы. Затем в течение получаса лёгкое промывается от цитостатика и включается обратно в общее кровообращение. Сама методика — очень сложная. К нам на эти операции приходит перфузиолог, встраивает аппарат искусственного кровообращения в лёгкое».

Прошло уже 8,5 лет, у девушки 100% ремиссия. Она занимается кройкой и шитьём, приезжает обследоваться. Как-то перед научным конгрессом Евгений Левченко попросил её сфотографировать свой рентгеновский снимок лёгких — хотел показать коллегам. Она сделала фото на просвет окна.

«Я первый раз смотрю — испорченный снимок, что-то пёстрое на фоне, — отмечает хирург. — Присмотрелся — а там цветущий яблоневый сад за окном. И понял, что не прав. Мы рассматриваем пациентов с точки зрения снимков, но если разобраться, за этими снимками — жизнь».

«Я не видел спонтанных ремиссий»

Рак таит в себе немало загадок. Врачи и специалисты до сих пор не могут объяснить все механизмы его возникновения. А в народе ходят мифы, что онкология лечится травами, заговорами, «вредная химия» — ни к чему. Можно услышать истории о чудесном исцелении. Типичный сюжет: пациент, от которого отказались врачи, одним прекрасным утром просыпается совершенно здоровым.

«Я не видел спонтанных ремиссий, — говорит Евгений Левченко. — Готов поверить, что всё рассосалось и ушло, если мне покажут гистологическое заключение. Часто все эти случаи „исцеления“ связаны с плохой диагностикой. Есть рентгенологические признаки — вроде бы рак лёгкого или ещё чего-то, но не было уточняющей диагностики. А может, это была доброкачественная опухоль? Подкрепить веру в спонтанное выздоровление я не готов. Веру в такие чудеса внушают знахари, которые просто зарабатывают на чужом горе».

Периодически с такими пациентами приходится сталкиваться. Как правило, они или их родственники не верят в традиционную медицину, доводя ситуацию до критической.

«Сегодня показывали на пятиминутке пациента с раком кожи, — рассказывает Евгений Левченко. — Опухоль уже на глазницу начала переходить. А так „не беспокоило“. У него опухоль с кулак — как не беспокоила? Пациент приехал из какой-то глубинки. Примочки, травы, скорее всего, прикладывал, пробовал лечиться сам. Беспросветная безграмотность. Это плоскоклеточный рак кожи, как только он появился, можно было иссечь со 100% вероятностью излечения. Не знаю, что делать... Как донести эту мысль: если рак на ранних стадиях, это практически всегда излечимо?».

Сейчас поддаётся лечению рак простаты, на ранней стадии — рак молочной железы. Регулярные обследования нужно проходить после 50 лет. Если есть факторы риска — наследственность или лучевая нагрузка — то раньше. Если форма наружная — например, изменила цвет родинка, практически со 100% вероятностью можно вылечиться. Мужчины чаще всего страдают от рака лёгких, причина — курение. В последние годы около 30% пациентов стали составлять женщины, никогда не курившие. Экологическая обстановка вносит свою лепту. Но медицина даёт людям надежду.

«С каждым годом и химиотерапия, и хирургия прогрессируют, — отмечает Левченко. — 20 лет назад герминогенная опухоль была приговором, сейчас — 90% выживаемость. Когда я пришёл в медицину, если видел пациента с остеосаркомой, метастазами в лёгкие, это вызывало только сожаления. Сейчас мы не можем исцелить всех, но часть пациентов вытягиваем из рук „костлявой“. Хотя бы на несколько лет. По раку лёгкого: в конце прошлого века пациент с таким диагнозом жил максимум 12 месяцев. Сейчас дошло до 30 месяцев. В онкологии 5 лет без прогрессирования считается выздоровлением».

«Бывают необъяснимые вещи»

«Мы, онкологи, работаем на территории смерти. Старушка, так скажем, уже метки поставила, — говорит хирург. — Наша задача эти отметины либо смыть, либо дать ещё время. Мы словно стоим и пытаемся выловить людей из этой реки, которая их уносит, кого-то удаётся выхватить. Дать им возможность побыть ещё на этом берегу».

Евгений Левченко признаётся: есть вещи, которые сложно поддаются рациональному объяснению. Например, если он уже пошёл в операционную, ни за что не повернёт назад. Казалось бы, суеверие, но это правило хирург не нарушает. Медсёстры в операционной говорят: упал пинцет — надо тщательно следить за свёртываемостью крови.

«Когда уже не к кому обращаться — молюсь господу богу. Когда уже всё, что ты можешь, знаешь, умеешь — сделал», — рассказывает Левченко. Так, много лет назад во время операции у пациента остановилось сердце. Хирург взял его в руки и начал прямой массаж: «Нужно сдавливать сердце ритмично, с такой силой, чтобы пульсовая волна доходила до периферии, создавать нужное давление. Проходит 30 минут. 40 минут. На 50-й минуте стал читать про себя „Отче наш“, меня когда-то мама научила. Анестезиологи начали уходить из операционной со словами: „Чудес не бывает“. А я качаю и читаю „Отче наш“. И вдруг сердце начинает биться. Кричу анестезиологам — а ну, обратно!».

Утром хирург зашёл в реанимацию без особой надежды: 50 минут сердце не работало нормально, неизвестно, хватило ли мозгового кровообращения? «Пациент сидел на койке и читал „Роман-газету“. Я прямо запомнил это название: „Роман-газета“. Где он только её взял? — вспоминает Левченко. — Пациент спрашивает: „Почему на меня все так странно смотрят?“ Я ответил: ну кто ж их знает, всё хорошо!».

Спустя какое-то время Евгений Левченко узнал от медсестры: перед операцией она брала кровь на анализ у того больного, и он ей сказал: «Ты сейчас берёшь кровь у меня, но я пойду и не вернусь».

«Пациент не должен с таким настроением идти на операцию, — считает торакальный хирург. — Если он не настроен оперироваться, я никогда не уговариваю. Есть вещи, которые мы не можем озвучить. Возможно, он на уровне подсознания чувствует: что-то может случиться. С другой стороны, были пациенты, казалось бы, безнадёжные, но они так хотели жить, настаивали на операции. И они живут».

Йога и зелёный чай

«Есть такая притча у буддистов. Как-то человек убегал от тигра, добежал до края обрыва и увидел внизу ещё одного. Он прыгнул и схватился за сук. Дерево стало ломаться. И вдруг он заметил ягоду, дотянулся и съел. Прочувствовал, что это самая вкусная ягода в жизни. Когда мы даём пациенту 6, 12 месяцев, год, 5 лет, ощущения вкуса жизни совсем иные», — считает хирург. Поэтому своё душевное равновесие Евгений Левченко поддерживает не только философией, но и с помощью йоги. Начал заниматься ею в армейские годы. «Не всегда хватает времени, но в целом медитация действительно помогает ясности ума», — говорит хирург. Ещё одна отдушина — зелёный чай.

«Могу дать совет: зелёный чай надо хранить в морозилке, поскольку он продолжает ферментироваться. Чтобы он сохранил свои вкусовые качества, не должно быть доступа кислорода», — рассказывает Левченко. В рабочем кабинете он хранит небольшой набор для чайной церемонии, а дома — настоящую коллекцию разных сортов. Но главное увлечение хирурга всё же его работа.

«Когда я прихожу на операцию, у меня может болеть спина, но я становлюсь к столу, и время останавливается. Только когда я заканчиваю, спрашиваю — сколько времени прошло? Один этап идёт за другим, операция за операцией. Когда приходят бывшие больные через несколько лет, или звонит пациентка и говорит: „Сегодня 15 лет, как вы прооперировали папу, он попросил найти вас и сказать огромное спасибо, у него всё хорошо“ — это даёт силы».

Автор: Елена Воложанина, Аргументы и Факты
Хирург из Санкт-Петербурга удалил женщине 70 метастазов. Пациентка живёт уже девятый год
1501

Человек, я сделаль!

Развернуть
Человек,  я сделаль!
Вот такие подарки иногда делает мочевой пузырь при мочекаменной болезни. Рядом, для сравнения, бутылка 0,5. На вес точно не помню, около 150 гр. Камень извлечен при цистолитотомии - операции, при которой производится разрез в надлобковой области, через который извлекается конкремент. Для дробления такой размер, естественно, непригоден. Из симптомов: боли над лоном, гематурия, задержка мочи. Часто бессимптомное течение. Фото моё, камень не мой)
11852

Как работают врачи.

Развернуть
Здравствуйте.

У меня есть двадцатипятилетняя дочь, которая никогда ничем не болела, кроме детских болезней. Правда, носила очки со времен начальной школы. И вот в этом октябре она мне говорит, что уже длительное время у неё двоится в глазах, и офтальмолог отправил её неврологу. А невролог, потыкав в какие следует места, направил на узи сосудов и мрт.

Узи сделали по направлению и полису дмс, а вот на мрт оказалась очередь. Поэтому решили пройти обследование платно. Совершенно случайно выбрали клинику которая находится на севере Москвы. Обратились в платное отделение и на следующий день после обращения уже был назначен сеанс.

Мрт показала образование в мозжечке. Врач, которая оформляла заключение, написала что рекомендовано повторная мрт с контрастом. К такому жизнь не готовила. Но мы решили не рыдать и сразу же записались на повторное обследование прямо там же, через пару дней.

Знаете, когда то давно, если рентген показывал какие-то "затемнения", то всегда была вероятность, что "может, брак плёнки". Очень хотелось верить, что и у нас какой-нибудь "брак плёнки". Но, к сожалению, чудес не бывает.

Невролог, у которой дочь наблюдалась по полису дмс, сразу сказала, что теперь необходима консультация нейрохирурга. И что она отправит в страховую компанию заявку по cito, и что ответ придет в ближайшие два дня.

Мы понимали, что дело серьёзное и спокойно ждали ответа от страховой. Но прошло четыре дня в ожидании, я уже сама связалась с неврологом, типа часики то тикают, где консультация? Невролог опять уверяла, что заявка cito отправлена и вот-вот консультант найдется.

В общем, к вечеру четвертого дня дочь сама позвонила в страховую компанию, где ей сказали, что в консультации по полису дмс ей отказано. Отказано потому, что всё, что касается любых образований, в страховку дмс не входит.

Ну не входит, так не входит.
Но почему, если они отказали в первый день подачи заявки, они не сообщили ни врачу, которая эту заявку подавала, ни пациенту, на чье имя была заявка? Вопрос, конечно, риторический. Но бомбануло у меня знатно.

Делать нечего, консультация нейрохирурга всё равно нужна. Опять же, совершенно случайно, в той же клинике на севере Москвы имеется нейрохирургическое отделение, в котором ведет прием заведующий этим отделением, врач высшей категории, доктор медицинских наук. К нему-то мы и отправились.

Доктор посмотрел заключение мрт. Включил диск с записями мрт. Посмотрел. Потыкал дочь в руки-ноги, поводил ручкой ей перед глазами, задал несколько вопросов и просто сказал: "Я рекомендую удаление образования. Выпишу направление на госпитализацию". После чего объяснил, как проходят подобные операции.

Я начала блеять слова благодарности и упомянула про отказ страховой компании оплачивать лечение по дмс. На что врач сказал, чтобы мы просто взяли обычный полис омс и с ним приходили.

Госпитализация в нейрохирургическое отделение была назначена на 2 ноября. У дочери взяли мильён анализов, сделали экг и флюорографию. На все мои или её вопросы были получены подробные ответы от лечащего врача или от девочек медсестёр. На кануне операции врач-анестезиолог пришел в палату и тоже подробно рассказал об особенности операции и наркоза.

Обстановка в больнице была очень доброжелательная. Медсёстры вежливые, заботливые везде чисто, еда свежая и полезная, еду привозили прямо в палату и выдавали больным на больничной посуде, которую после еды каждый раз забирали, туалет в палате, в туалете моющее средство для рук и бумага.

Каждое утро примерно 8:15 - 8:30 на обход приходил заведующий отделением в сопровождении лечащего врача. Это при том, что пациентов было около шестидесяти человек, а лечащих врачей трое. После обхода врачи и заведующий удалялись на совещание (мин. 20) где обсуждали лечение пациентов. Потом, около 12:00, опять же к каждому пациенту подходил лечащий врач уже подробно рассказывал о лечении и назначениях, задавал вопросы, отвечал на вопросы, выслушивал жалобы и нытье. К пациентам лечащий врач подходил в течение дня минимум два раза, даже если был занят на операциях.
Санитарки, нянечки, женщина-лифтер - все были настолько милые и заботливые, что я даже подумала, что именно в этом месте находится респ хороших людей.

Операция на головном мозге моей кровиночки была проведена 10 ноября. Операция длилась почти шесть часов. Я сидела на стульчике возле операционной. Когда пациентам привозили обед, медсёстры даже мне предложили поесть. Это было очень трогательно, только у меня кусок не пролез бы в горло, поэтому пришлось отказаться.

Когда заведующий вышел из операционной, он спокойно стал мне рассказывать как и что прошло, на что обратить внимание и чего ждать. Как я поняла, заведующий сделал свою ювелирную часть работы, но операция еще продолжалась. Часа через два после заведующего вышел лечащий врач. Тоже спокойно выдал мне информацию. Я, наверное, начала опять блеять и задавать тупые вопросы, но спокойствие и доброжелательность врачей как-то дисциплинировали. Ну и я дальше уселась на стульчик ждать, когда дочь вывезут.
Вывезли её анестезиолог с девочкой медсестрой, закутанную в одеялко, с подключенным аппаратом для искусственного дыхания. Удивило меня, что голова была без повязки (я то думала, что будет что-то аля Шариков, а на деле оказался только пластырь-повязка на месте разреза) и то, что аппарат для дыхания работает с таким же звуком, как и в кино (эдак сшшшшчкк). Анестезиолог сказал мне, что они поехали в реанимацию, а я чтобы шла домой.

Конечно же, я послушалась и пошла в реанимацию. В нейрохирургическую реанимацию меня не пустили. Но зато вышел врач-реаниматолог и опять спокойно и подробно рассказал мне почему и для чего она там, рассказал, что если не будет осложнений, то перевод обратно в нейрохирургическое отделение будет с 11 до 12 утра. И что раньше 12:00 мне нечего и приходить. Идите, мама, домой и поспите.

Из реанимации дочь привезли около 12 утра. Лечащий врач сказал, что если она хочет, то может вставать под моим присмотром. Дочь тут же подорвалась в туалет, возмущаясь тем, что в реанимации ей вставать не разрешили и надели памперс. А носить она его не желает.

Перед операцией врачи предупреждали о возможных рисках. Лечащий врач так и сказал, что возможен паралич лица, потому что в том месте близко расположены какие-то нервы, сказал, что они будут очень внимательны и постараются этого избежать, но мы должны об этом знать.

И всё прошло так, как хотелось. Опухоль извлекли полностью. Память, моторика, мимика и вообще вся дочь осталась без изменений.

Вы думаете, что после почти шестичасовой операции врачи пошли отдыхать? Нет. И заведующий и лечащий врачи пошли дальше работать к остальным пациентам.

Несмотря на то, что мы живём в области, дочь приняли на лечение в московскую больницу совершенно бесплатно. Все дооперационные анализы и обследование, послеоперационное лечение, кт, гистология - все было бесплатно. Более того, заведующий нейрохирургией рекомендовал врача-радиолога для дальнейшего лечения и объяснил, как к нему попасть на приём.

21 ноября дочь выписалась. Благодаря замечательным врачам и всему медперсоналу, которые так профессионально делают свою нелегкую работу сделан первый, но очень важный шаг к выздоровлению.

Спасибо всем медикам за вашу доброту, за ваши нежные и в то же время сильные руки, за ваше терпение и желание помогать. Спасибо!

А тем, кто прочитал мое послание, желаю здоровья. И будьте счастливы.
1998

Как я стал инвалидом, а дальше как быть?

Развернуть
Всем читающим это - здравствуйте! Сразу оговорюсь, букв будет много, но пост не носит цели поплакаться или набрать плюсов в конце не будет какой либо морали или заумных заключений, просто описываю произошедшую со мной неприятность и просто прошу совета у людей, как поступить в дальнейшем.

Началось всё в средине марта 2016 года. Отработав очередную неделю я, с чистой совестью, отправился на выходные. С утра стал ощущать боль в спине, которая отдавала в ноги, не придал этому особого значения т.к работать приходиться и на сквозняках и в холоде( проводил инет и цтв), да и вообще спина часто побаливала т.к были небольшие грыжи в позвоночных дисках и из за них даже в армейку не взяли. К вечеру эта боль усилилась и я еле доехал на машине до дома т.к не мог выжимать сцепление. С этого момента и началась история длинной в 5 месяцев.
На утро 25.03.17 я уже не мог стоять на ногах от боли, которая усиливалась. Так я пролежал пару дней и в понедельник ко мне пришел врач-терапевт из поликлиники. Осмотрел меня и сказал - это просто остеохондроз и надо несколько недель отлежаться, попить обезболивающие и всё должно пройти. Но не проходило, на следующий день я уже не мог терпеть эту боль, не мог даже поднять кружку с чаем, вызвали скорую. Спустя несколько часов приехали врачи, осмотрели и говорят тоже, что и терапевт - это всё остеохондроз, нерв седалищный сильно защемило, вкололи кеторол и укатили в закат, а я, наивный придурок, стал ждать когда отпустит. По такому же сценарию в течении недели приходил еще один терапевт и приезжало еще 2 бригады скорой помощи, но тут к моему состоянию добавилась ещё и температура 38-39, которая не сбивалась. Все разводили руками и говорили - жди пройдет, врачи из скорой посоветовали обезболивающие капельницы, которые вливали мне в течении недели пару раз в день. Боль ничего не останавливало и решили вызвать платно врача невропатолога, она пришла, посмотрела, сказала - хз что это, но надо делать МРТ как начнет сам подниматься, и ушла. К этому времени я уже не спал от боли, мучался, чувствую каждую пружинку от матраса.
На следующий день, после визита платного врача, пришел очередной терапевт из поликлиники т.к я лежал уже две недели и нужен был больничный на работу. Врач, женщина лет 60, только посмотрела на меня и сразу вышла из комнаты к матери и говорит:
- Мама, что вы сидите, у вашего сына воспаление идет, а не остеохондроз! Срочно, как хотите, везите его на МРТ, он умирает.
Что мы собственно и сделали, вызвали машину (с виду обычная скорая, с бригадой санитаров и водителем только от какого то мед центра и за 5000р), ребята погрузили меня в машину и мы помчались на МРТ. Через 1.5 часа результаты были на руках - жидкость в забрюшиной полости, меня срочно грузят обратно и летим в местную БСМП( Больнице скорой медицинской помощи). Там в приемной, как всегда "приветливы персонал" заявил - ложить его нет оснований, он вообще наркоман ( я и так был не сильно плотный 182 рост и вес 80-82, а тут ещё схуднул за эти 2 недели дома+бледный как труп и небритый) и нам тут не нужен.
Но мы стояли на своем, ложите или пишите отказ. К счастью мимо проходил дежурный хирург, осмотрел меня и через пару минут сам уже катил меня к себе в кабинет на узи. Он посмотрел меня и заявил - у тебя лопнул большой абсцесс, нужна срочная операция, либо делаем сейчас полосную и достаем все твои потроха, моем их и складываем обратно, либо утром делаем дренаж. Я выбрал второй вариант и стал ждать. Настало утро и пришло время операции, вокруг собралась толпа из студентов и персонала, процесс начался. Доктор успешно дренировал гнойник двумя проколами, было ппц как тревожно за этим наблюдать. Поставил дренажи и меня подняли в палату. Я с облегчением думал, что всё закончилось, но это было только начало. На утро я проснулся, вроде было лучше, но вдруг начало колотиться сердце, тошнота, потеря сознания. Меня увезли в реанимацию.
Диагностировали желудочное кровотечение, увидели язву, которая прошла насквозь желудок и кровоточила.
(К слову сказать, язвы у меня никогда не наблюдалось, чувствовал себя до последнего момента прекрасно и менее года до этого я проходил фгдс перед военкоматом и всё было норм)
Мне, в срочном порядке делают резекцию желудка по Бильрот2, переливали кровь, всего влили около 2.5 литров т.к у меня была большая кровопотеря и заражение крови. Далее 7 дней под присмотром в реанимации и подняли в палату. Там, спустя неделю, начал пытаться вставать на двух костылях,  но почти безуспешно. Еще через неделю меня выписали с нарушенной функцией сустава и располосованным пузиком, на дворе было начало мая и всё вроде бы шло хорошо. Случай мой был не единственный в городе в тот момент, со слов лечащего врача, в одно время со мной были в городе 2 девушки с таким же абсцессом, но их не спасли.

Я начал приходить в себя, подниматься, пытался вставать. Но, в начале лета, кровотечения повторились. На этот раз меня оперативно положили в уже знакомые стены больнички, опять фгдс, нашли что кровоточило, прижгли этот сосудик, понаблюдали и выписали.
Через пару недель пошел я в поликлинику на осмотр и там анализы показали неладное, врач которая делала фгдс запаниковали и дала направление по скорой в другую больничку с подозрением на желудочное кровотечение. Привезли,положили, осмотрели, вроде всё нормально и зря боялись, но через пару дней началось всё заново - кровотечение, потеря сознания, реанимация, срочное фгдс. Нашли сосуд который кровоточил, залечили. подержали около 2х недель, убедились что всё хорошо и выписали.
По приезду нормально себя чувствовал и решил выйти прогуляться по улице, живу в частном доме, лета почти не видел - надо хотя бы воздухом подышать.
Вышли с девушкой, прошлись но через 15 минут почувствовал слабость и направился к дому, не дошел 30 метров, теряю сознание и падаю, соседи дотащили до дома, опять скорая, опять больничка, врачи в шоке - утром выписали, а к вечеру вернулся.
Положили в палату, пока ждали результатов анализов становится плохо и я теряю сознание. Опять привет реанимация. Начался дикий пздц, результаты не утешительны - кровушка родимая уходит, а откуда именно не видно.
Заведующий эндоскопическим отделением, совместно с зав.хирургии более часа через трубку искали откуда кровоточит. Таких мультиков я ещё не видел, у них было 2 монитора один из которых смотрел четко на меня. Сказать что я охренел - ничего не сказать. Всё таки нашли кровоточащий сосуд, прижгли, все вроде хорошо. Понаблюдали пару дней в АРО и подняли в отделение. Несколько дней я чувствовал себя нормально, но в одно "прекрасное" утро началась тошнота, сильная слабость. Хирурги начали смотреть, влили в меня контраст и повезли на рентген, далее не помню -  потерял сознание. Оказалось у меня спайки, надо резать, опять блэт.
Пока лежал в отключке после операции опять началось кровотечение, врачи в а*уе, родные тоже. Смотрели откуда, думали как быть. Комиссией врачи пришли к единственному выходу - Гастрэктомия — хирургическое вмешательство, подразумевающее тотальное (полное) удаление желудка с наложением пищеводно-кишечного соустья (анастомоза). (с) Wiki
Сразу предупредили родню - шансы малы, организм очень слаб и может не выдержать. Но решились делать т.к выхода больше нет. Сама операция прошла успешно, но были осложнения потребовалась Лапоротомия, опять начались спайки, затем Релапоротомия.

Неделю в реанимации я провел на аппаратах искусственного дыхания, поддержания сердца и без сознания, затем очухался и еще две недели в сознании. Время в реанимации тянется очень долго, т.к спал я около 3х часов в сутки, болело всё что можно+заняться особо нечем , зато есть время подумать, и зачастую вокруг тебя творится адовый пизес, который достоин отдельного рассказа, как и  люди, которые работают там - глубокое им уважение, я б не выдержал такой работы, вы реально крутые.
Наконец меня подняли в палату, отдельную, без стонущих от боли людей, огромное спасибо за это зав.отделению хирургии, а самое главное спасибо ему и всему персоналу отделения хирургии и реанимации за то, что боролись за меня до самого конца и не отступили. В разговоре с хирургом, который меня оперировал я узнал из за чего были такие кровотечения, пишу простыми словами как объяснил он мне:
- после гастректомии желудок отдали патологоанатому, тот его посмотрел и сказал, что желудок был весь как губка, пористый и мог начинать кровоточить откуда угодно, скорее всего его убили лекарства, которые вливали пока я лежал дома т.к была прободная язва и обезболивающие на неё очень хреново повлияли.

Спустя 2 недели я начал поправляться, швы сняли и меня выписали, вес на тот момент 47. На дворе был август 2016 года, за месяц я заново научился ходить, дали вторую группу, мне 24.
На данный момент прошло чуть больше года, всё вроде нормально, но с другой стороны не очень то весело, впереди долгое и тяжелое восстановление, куча побочек начиная от частых судорог и головной боли, заканчивая развалившимися зубами. Уже вроде лучше себя чувствую, поднабрал в весе и уже 57-58, хоть это мало для нормального человека, но для меня это уже результат. Сейчас правда сняли 2 группу и перевели на 3.
И из головы не выходит одна мысль, а есть ли те кто в этом виноват? В то время ходить по судам времени не было, да и некому было.
А что если сейчас подать в суд на больничку, врачи которой изначально ставили не тот диагноз?
Есть ли смысл в этих претензиях или попросту потрачу время и деньги?

P.S Спасибо тем кто дочитал этот бред сумасшедшего до конца, следите за своим здоровьем и не слепо не верьте врачам, как показывает практика они не всегда правы.
.
3709

4 часа из жизни анестезиолога-реаниматолога.

Развернуть
Выложу на ваш суд свой рассказик небольшой. Вернее записка. Из жизни анестезиолога-реаниматолога. Произошедшие события произошли буквально несколько часов назад. Много медицинской терминологии, но в принципе все понятно. На любые вопросы готов ответить в комментариях. Тэг "жесть" не ставлю, картинок нет, а воображение у всех разное) Если что, заранее прошу прощения), Для минусов комментраии оставлю.

Итак.


Дежурство. На часах 20:50. Звонок дежурного хирурга.

- ИмяОтчество, у нас кровотечение по дренажам, женщина, после гастрэктомии.

- Много?

- Литр за 30 минут набежало. Давление 50/30. Сознание теряет, давайте к вам.

- Давайте сразу в операционную. Я сестрам позвоню.

- Давайте, в шестую.

- Принял.


20:53.

- Алё, Ань, у нас экстренная.

-… (вздох). В какую операционную?

- в шестую. Операционной сестре скажи.

- поняла.


20:55. Параллельно с анестезисткой собираем аппарат ИВЛ, капельницы, распутываем мотки проводов. Так, проверку запустил. ЭКГ, давление, пульсоксиметр, провода есть.

- Ань, где клеммы для ЭКГшки?

- Во втором ящике.

- Ага, спасибо.

На фоне слышен гул каталки. Въезжают. КУДА БЕЗ МАСКИ?! (кричит операционная сестра. Прим автора). Все верно, но немного не до этого. Не надо маску искать, давайте я. На каталке женщина, немного за 60. Бледная. Губы синие. Конечности холодные. На оклик еле-еле шевелит глазами. Оглушение. Глубокое оглушение. По Глазго 11 баллов. На счет три на стол. ТРИ! Подключаемся. Сатурация не измеряется. Пальчики холодные. Давление… давление… ну же… 40/20. мдаа.. Пульс 65 в минуту. Ребятаа, хирурги, давайте скоренько! Пакет дренажный готов лопнуть. Анализ пришел. Гемоглобин 37. Инфузия. Ань, давай сразу Гелофузин, нафиг физику (физ раствор, NaCl 0,9%). Благо периферический катетер стоял. Синенький! Черт, Ань, на подключичку собери набор после интубации, пока так. Гелофузин струйно, насколько синий катетер позволяет. Хирурги уже одеваются. Ань, поехали. Атропин ноль-пять, Кетамин сто, Эсмерон пятьдесят сразу. Трубка 7.5. Интубация с 1 попытки. Настроил вентиляцию. Давление. 50/25. Мало. Давай на центральную вену. Вкололся в подключичку. Потом подошью, просто заклеиться. Перекинули инфузию.

- Кровь какая?

- «Вторая минус».

- 3 дозы прям щас и 4 плазмы. Ань, проверь в истории, точно «вторая минус»?

- Да.

Сестра из отделения хирургии убежала за кровью и плазмой.

21:05 Хирурги открылись в момент. Релапаротракодиафраготомия. ОТСОС! В банку набежало 1500 сразу. Ищут источник. Давление 60/30. Ребята, ищите! НАШЛИ! Селезёночная артерия. Прошили. Плазма размораживается, кровь совмещена, капаем в два порта сразу. Кристаллоиды, кровь. Давление растет. Пульс выравнивается. 120… 100… 85…

Хорошо. Давление 100/60. Можно вздохнуть. Зрачки хорошие, узкие. Ань, давай еще Кетамина 50. Работа в разгаре. Рубленные фразы. Нет, не так. Короткие приказы. Исполнение незамедлительное. Хирурги операционной сестре: Зажим! Биполяр! Прошить!… Я анестезистке: Следующая плазма! Кетамин 50!.. 40 минут пролетели незаметно. Хирурги устранили источник кровотечения. Я стабилизировал гемодинамику и обезболил. На вазопрессоры не просится. Ну хорошо. ОЦК восполнили. Так. Две крови прошло. Кровопотеря 3 литра!

- Еще дозу?

- Нет больше, ИмяОтчество, звоним заведующей отделения переливания, трубку не берет. -Жаль. Ладно, плазмы много. Хорошо.

Уже немного успокоились, операционная сестра ворчит, кровь на полу разлили и натоптали. Анестезистка недовольна в свою очередь забрызганным кровью аппаратом ИВЛ и нашей аппаратурой. Мне тоже досталось) Первый день форма из стирки) Была) Теперь как у пятнистого оленя... Планово и спокойно заканчиваем операцию.

22:55. Зашили, спускаем к нам.

-Так, девочки, вентиляция до утра. Пусть поспит, отдохнет. Анализ крови! Пропофол! Допамин 200 мг. Скорость 2 мл/час. Давление 110/70. Сатурация 100. Пульс 74. Моча по катетеру побежала. Светленькая. Прекрасно. Ритм Синусовый. Отлично. Гемоглобин 81. Да, хорошо, к утру просядет все равно.

- Кровь нужна.

- Утром будет, ИмяОтчество, к восьми подвезут.

- Хорошо. Спасибо..

- Вам спасибо.

Назначения написал. Дневник напечатаю. Утром. Утром напечатаю все дневники. Снял маску, чайку бы хлебнуть. Зашел в ординаторскую. А, вот он, чай. Остыл правда. Ну ладно. Заварю новый. Его-то я точно успею выпить горячим! Надеюсь!
400

Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.

Развернуть
Ха. Прочитал тут давеча совсем не рекламный пост https://pikabu.ru/story/pro_to_kak_spinu_ot_gryizhi_mezhpozv... о том, как человек волшебным образом при достаточно жеских медицинских показателях к инвазивным процедурам, после колдовства специалиста ручного воздействия на кости и суставы, встал и пошел. Грыжа диска рассосалась, протрузии растворились, и жив здоров- пахать можно теперь. Не, я не против, чудеса бывают. И при мрт смазалось, картина более серьезная вылезла, чем на самом деле. И функциональные снимки бывают не информативные. А рентген в местечковой црб - вообще на ладан дышит и как снимок выдал-не понятно. Но.
Во-первых. После того, как сделано мрт, его должны описать и это описание прикладывают к снимку. Это не то что закон. Просто направительный диагноз, в котором описана фактическая картина сложившейся ситуации. И делает это чаще всего квалифицированный нейрохирург (если дело касается мозгов) В моем случае она была такая (это плановый мрт-осмотр после операции), спустя год почти:
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Пруф для примера.
Само мрт периода наступившего пиздеца:
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Очень хорошо видно, где протрузия, где грыжа, и как оно все вообще передавливает канал спиного мозга. Боли реально адские. Ползешь на стену. Спать-если повезет. Руки немеют, ходить тяжело, рефлексы нарушены. Но это все хуйня. Самое интересное - диагностика и работа специалистов. Описывать все походы и встречи с разными специалистами, и как все плохо и все кАзлы-смысла нет. Просто поймите, что каждый - специалист в своей области и не лезет туда, где не рубит. Поэтому ему проще отбиться и перенаправить, что бы не хапнуть горя. И я считаю это правильным. Хоть и потерял на этом много времени и денег. Система не совршенна, с одной стороны. Люди дикие-ты врач? Ну лечи. А он все знает о поясничном отделе. И в общих чертах о шейном. Специализация. Как спец по 1с кадры отличается от специалиста 1с торговля...
Путь простой: терапевт, от него направление к неврологу. От невролога - к нейрохирургу. Потом нейрохирург вместе с неврологом решают твою судьбу и предлагают варианты.
Что сказали мне:
Вылечить- нельзя. Можно подлечить. Капельницы, уколы, лфк, блокада, тейпы, физиотерапия. Стандартный набор классического залечивания (не устранения проблемы и не ВЫлечивания) Но рано или поздно по медицинским показателям ляжешь под нож все равно. Только это будет какое нибудь очередное обострение, после которого не факт что вернешься в строй). Ну  или сразу под нож. Но после этого качество жизни изменится, и если не соблюдать предписания-  будет снижаться. Вернуться на прежний уровень нельзя, только сохранить и закрепить тот результат, что получится в послеоперационный период. Прогноз? Прогноз 50:50. Жестко но честно. Принимай решение, выбирай хирурга и импланты. Нет денег на импланты- государство дает бесплатно. Но в порядке очереди и далеко не самые лучшие. При условии госпитализации встаешь в текущую очередь и ждешь окошко у нейрохирурга. Сразу скажу, оперировался в городской больнице (во Владике это тысячекоечная, кто знает, тот поймет), не в госпитале ТОФ и даже не в новейшей клинике на острове Русский. И не в Корее. В простой русской народной больнице. Но не помещение - главное. Главное - все таки люди и их профессиональный уровень.
Пролежал в отделении три дня, на третий появилось окно и глава отделения взял меня на операцию. 6 часов это все длилось. Доступ был выполнен спереди, фото аналогичной операции:
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Что делается:
Позвонки фиксируют специальными домкратиками, удаляют межпозвоночно вещество, вставляют кейдж (имплант) и костную ткань. В бюджетном варианте ее берут у пациента же, измельчают и имплантируют с кейджем. Я покупал готовый препарат, дробить бедро я готов не был.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Чек на кейджи. Кейджи полимерные, брал те, что сказал хирург. Поставщика искал и выбирал сам.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Функциональный снимок через дней 10 после операции. Проставочки на месте, дальше я передвигался 2 месяца в жестком шейном карсете, чтобы костная ткань срослась с позвонками и не дай бог что нибудь там не шевельнулось. Уколы, капельницы, нейромидин, аторакс и еще с десяток препаратов, по сумме больше, чем операция и импланты.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Видок так себе, но и мне было реально херово, просто поверьте.
Через три месяца перешел на мягкий шейный фиксатор. Мышцы шеи атрофировались, голову не держали от слова совсем.  Тут курс лечебной физкультуры в помощь. Еще пол года реабилитации, хирург порекомендовал начинать переходить плавно в обычную жизнь. Как в физическом, так и в эмоционально-психическом плане. Второе - гораздо важней. Второе ломает достаточно часто и состояние ухудшается. Через 8 месяцев я начал работать, заниматься тем же, чем и раньше-промышленным альпинизмом. Только без нагрузок
Оперативное вмешательство и как с этим потом жить.
Фото через год после операции-шрам уже почти не видно. Как я с этим живу?
1. Каждую зиму госпитализация. Ложусь в больничку, прохожу лечебные курсы лфк, физио терапии, уколы, медикаменты. Походы к неврологу раз в пол года. В основном попиздеть, потому что сначала человек считает себя не полноценным, калекой, инвалидом. С этим надо жить, возможности конечно ограничены, но при должном уровне самоконтроля жить можно так же, как и раньше. Жалею только, что хоккей пришлось бросить, и ночная хокейная лига лишилась восходящей звезды в моем лице.

Подытожим. Остеопаты, костоправы конечно наверно помогают. Кому то. Но далеко не всем. Я к сожалению не из их числа. А может и к счастью.

Вопросы в комментариях. Не реклама.
2374

И так сойдет...

Развернуть
Прочла как-то утром историю, о мужчине, которому в промежности после операции нить забыли, вспомнила свою.
Было мне 12 лет, на середине шее появился бугорок, мама думала кадык. Это я сейчас понимаю откуда у девочке адамово яблоко? Через некоторое время бугорок начал расти, покраснел и жутко чесался. Повели в марте к хирургу, стоматологу и к другим окололицевым врачам))

Поставили диагноз «срединная киста шеи», решили делать операцию. Моего оперирующего врача три дня куда-то вызывали, а я ходила голодная по пол дня, т.к. готовилась к операции ежедневно. Представьте состояние 12-летней девчушки-отличницы, которая осталась надолго одна без мамы, да еще и все переносят операцию и переносят.

Врач уже пытался уговорить на операцию под местным наркозом, хорошо сестра отговорила. В итоге на четвертый день зашла я в операционную собственными ногами, в специально-сшитой мамой ночнушке, чтоб грудь прикрыть. Стыдно ж…

Операцию сделали, отходила я очень долго и тяжело, сейчас вспоминаю лицо мамы и страшно становится. Прикладывали ледяную бутылку к шее, мама переживала, что еще и простыну.

Ночью я проснулась от того, что не могу глотать, точнее могу, но только сидя. Промучилась я так с пол час, слюна выделялась неимоверно, ложилась на кровать, тут же садилась, чтоб сглотнуть и так каждые 10-15 сек. На повязке почувствовала кровь и …. разревелась. Вот и все мои действия, пока не проснулась женщина-соседка по палате и не отвела меня к медсестрам.

В эту ночь медсестры были такие, что гестапо им бы позавидовал, врачу они меня показывать не стали, минут 10 допивали чай, а потом засадили укол и отправили спать.

Утром я пошла умываться. Представьте лицо обычного худого ребенка, а теперь добавьте к нему подбородок Ельцина или Садальского. Представили? А теперь подбородок покрасьте в цвет хорошего синюшно-красного синяка или баклажана. Вот так выглядело мое отражение в зеркале. Я ни грамма не преувеличиваю.

Только после 10-ти часового обхода меня отправили в перевязочную, где мне наживую сняли все швы и выдавливали этот кровяной сгусток. Боль была жуткая, такой я больше в жизни не испытывала (может потому что еще не рожала), но я не проронила не слезинки.

Выяснилось, что операцию мне делал не мой врач, моего опять куда-то вызвали, а другой хирург при операции задел сосуд, в результате образовалась гематома.

Поставили отводящую трубку и отправили в палату. После третьего дня мой хирург попытался зашить рану, но как только он приближался непроизвольно текли слезы, как он только не уговаривал меня, и «ниточку хорошую, французскую, за 5 у.е.» показывал, и говорил, как красиво зашьет, и как я в школу пойду. Но, видимо, мой организм был против, защищался непроизвольным потоком жидкости из глаз. В итоге хирург психанул, сказал маме, что не садист и отправил домой, «так затянется».

В июне стала я проходить комиссию для детского лагеря, а меня не пропускают, т.к. шов течет, пачкается какой-то прозрачной жидкостью.

Опять хирургия, опять операция под общим наркозом, оказалось, что хирург, проводящий предыдущую операцию, вырезал не всю кисту. В этот раз все прошло хорошо, планово сняли швы. Шла я домой и жила с недельку, не поворачивая головы, переживала, что швы разойдутся

Думаете это конец моей истории?

НЕТ! Через пару дней-неделю шов опять потек, врачи разводили руками, убеждали мою маму, что сделали все хорошо. И я послала все лесом, сказала маме, чтоб не трогала меня, раз такая уродка, так и буду жить. Удивительно, что отец, так всегда следящий за своим здоровьем, в этот раз не предпринял никаких действий.

В 17 поступила в университет, уехала от родителей, шрам жил своей жизнью, я уже смирилась, считала, что так и проживу всю жизнь. Так я прожила до 19 лет, всегда с платком, в любой момент готовая вытереть прозрачно-белую соплю, вытекающую из шеи, особо часто это вытекало во время еды. Как-то сидела с одногруппницей в столовой, обедали, она заметила платок и задала вопрос, мне было жутко стыдно, неудобно, что я порчу всем аппетит, вызывая чувство отвращения, но Катюша меня спокойно выслушала, задала пару вопросов. И на следующий день мне уже звонила с криками ее мама, сказал, чтоб бегом шла в мед. центр сдавать анализы. Она протащила меня по всем врачам, надавала кучу рекомендаций, поругала, что худая, и нашла мне профессора в онкологии, но предупредила, что надо будет отблагодарить его, ХОРОШО отблагодарить.

Этот профессор передал меня другому врачу, бывшему военному, когда он разговаривал, я рыдала)) Ну, защитная реакция такая от громогласного общения отца-военного). Назначили операцию, перед ней меня накачали димедролом. Пьяная и счастливая я зашла в операционную, не стесняясь наготы и человек пять в операционной, получила моральных триндюлей от врача за свою тату и благополучно заснула.

От наркоза я отходила прекрасно, всем друзьям, знакомым рассказывала по телефону, где я и что со мной, отправила маму домой, а потом ругалась, что я есть хочу, а она все унесла. На утро, соответственно, ничего не помнила. Даже книгу читать пыталась))

Планово выписали, отправили домой, через дня три сняли швы, врач получил конверт, т.к. заранее предупредил мою маму, что не пьет.

Через неделю мой шов зажил свое текучей жизнью. Мои руки опустились, я сказал, что больше из-за этого никогда не лягу на операционный стол, лучше уж сдохнуть. Постоянно рыдала, что я урод и как такой выходить на улицу.

Мама одногруппницы разнесла все отделение, грозила им министерством, на следующий день я пришла в отделение, меня к себе позвала старшая медсестра, предложила чай, хотя раньше даже не здоровалась.

Врач сказал «Не знаю, что с тобой делать, пошли на рентген». На рентгене ввели какую-то жидкость через шприц, чтоб «лучше просветить», два взрослых дяди чесали репу, что со мной делать и отправили домой. Примерно через недельку мой шов затянулся, врач был в шоке, сказал, что если б знал раньше ввел эту жидкость. Оказалось, что мой организм не растворяет нити внутреннего шва, они выходят наружу, а им надо просто помочь. Такое же наблюдалось и у моей мамы при брюшной операции.

И только через несколько месяцев Катюша рассказала, что бы было со мной, если бы не сделали это операцию и не почистили там все лазерным ножом. Нагноение (или как там это называется) уже дошло до кости, через год-два я бы потеряла возможность разговаривать. И общалась бы я сейчас с родителями и близкими так, как общаюсь с вами, т.е. письменно.

Прошло 10 лет, у меня шрам на шее в 3-4 сантиметра, жаль, что не такой тонкий, каким должен бы быть, если бы свищ не оставил круглое уже зажившее отверстие. О нем я почти не вспоминаю, только когда кто-то не знакомый задает вопрос, отвечаю, что подралась или бандитская пуля.

С одногруппницей общение свелось на поздравление с праздниками, но ей и ее маме я всегда буду благодарна за возможность говорить, т.к. я жуткая болтушка и певунья.

P.S. Прошу прощения за столь длинное и для кого-то нудное и не интересное повествование. Пост первый, с почином меня!
8105

Берегите задницу, мужики!

Развернуть
Прочитав пост товарища с чирием, решил поделиться своей историей.
Началось все это достаточно давно,  несколько лет назад, поэтому, что бы не путаться в датах, уточнять не буду. Почувствовал я в один прекрасный момент легкую, тупую боль в области, так сказать "копилки". Ввиду беззаботной и пьяной молодости особого значения не придал. Потом боль стала повторяться все чаще. Но нам-то, мужикам что? Пока в сознании, ходить могу - значит в больничку не надо. Так и ходил, до тех пор пока в один прекрасный момент не почувствовал мокроту в области дымохода. Убедившись рукой, мозг изрек следующие мысли - "по ходу к врачу все таки надо"
Оказавшись у врача, естественно спустя где-то еще месяц, я был весьма расстроен, ибо врач поведал мне, что такое ЭКХ (эпителиальный копчиковый ход) и сказал, что без хирургического вмешательства тут никак не обойтись. Так как не все у нас тут на Пикабу врачи, поясняю - ЭКХ это когда в районе копчика, внутри под кожей, что то пошло не так и в тканях тела начал выделятся гной. От этого не застрахован никто, но случается чаще у мужчин. Насколько я понял,кстати, предрасположенность к этому замечательному событию у вас формируется вместе так сказать с вами самими. Еще в утробе мамки, но это не точно. И вот, спустя пару десятков лет, кто-то где-то решает - "пора" и гной начинает выделятся. Он начинает искать путь наверх и в конце концов рядом с основным, шоколадным, открывается второй - гнойный кратер.
Но не тут-то, как говорится, было. Думаете меня просто отвезли в больничку и прооперировали? Врач дал мне список анализов и прочих бумажек, который был больше похож на древнеримский свиток с моим приговором. При этом сказав, что я трудоспособный, жизни моей ничего не угрожает, поэтому операция плановая и когда я пройду квест со сбором анализов, пусть я приду мне дадут второй квест с очередью на операцию. "А ну ОК" -  сказал я и ушел.
Прошло пару лет, я женился...
Естественно рано или поздно об этом узнала жена. Естественно через 15 минут мне позвонили: теща, мама, бабушка. В общем ввиду более серьезного взрослого возраста и подталкиваемый кучей родственников я таки прошел квест со сбором бумажек и лег таки в больничку.
Про больничку история, в принципе, тянет на отдельную серию постов, но я попробую ужаться.
Перво-наперво, с вечера перед госпитализацией, знающие люди посоветовали выбрить место операции самостоятельно. Мужики, ну вы понимаете да? В общем ни хрена толкового из этого не вышло. Меня "готовила" молоденькая медсестра. И готовила она меня вот такой адской машинкой:
Берегите задницу, мужики!
Кто не понял это Т-образная бритва. Только выглядела она совсем не так как на картинке. Вы можете представить старую, еще наверное с советских времен, ржавую больничную бритву? Медсестра обработала нежным кремом и кисточкой мою задницу...
Хренасдва! Все скреблось на сухую. Боюсь что даже Викинги, если бы посмотрели на этот процесс, поморщились от боли. 40 минут ада, и я плачущий на кушетке в позе устрицы с задницей младенца и этот этап позади.  Далее мне запретили есть и меня ждало 3 трехлитровых клизмы. Думаете это все? Нет в 5 утра перед операцией меня разбудила все та же медсестра и забахала еще 3 трехлитровых клизмы. Короче они пролили через мою жопу два ведра воды. Далее операция, там ничего интересного, ибо я был в полной отключке.
После операции три дня я питался минералкой. Нельзя было даже бульон. Потому как на толкан крайне не рекомендовалось, ввиду процесса заживления, после раскопок в моем кратере. Думаете вы знаете что такое голод? Неееет, вы даже представления не имеете, что такое голод. А рядом что? А рядом соседи по палате, которым родственники приносят полные пакеты вкусняшек. На третий день мне можно было бульон. Но это не так важно, потому, что врач сказала, что на 4-й день можно парнЫе котлетки. О, как я жил и грезил этими котлетками. Если бы всеми моими действиями в жизни руководила такая охота и мотивация, я бы был наверное уже президентом галактики. Естественно поедание всевозможных котлеток не проходит бесследно и меня наконец потянуло к белому другу. А так как половинки у меня были напрочь перешиты и переклеены пластырем, то как вы думаете, какую пришлось принять позу? А никакую! Стоя!
Берегите задницу, мужики!
Весьма отвратительно, согласен. Кто не верит, можете попробовать самостоятельно. Думаете отечественная медицина на этом отпустила меня? Как бы не так. Раз уж связался, бейся до конца. Процесс заживления не пошел гладко. Т.е. спустя пару месяцев, когда удалили швы и рана почти полностью затянулась, оказалось, что гной продолжает выделятся точно так же, как это было до операции. И врач сказал мне, что придется все повторить. Сказать, что я был расстроен - не сказать ничего! И казалось бы - положи быстренько меня назад, да доделай то, что не доделали в первый раз,  но нет! Мне был выдан новый свиток и все по новой, с самого начала. Только читатель с хорошей фантазией может представить с какими словами и настроениями я проходил все это заново. Но, как говорится, русские не сдаются! Я добрался до финальной консультации с зав. отделением, где он должен был назначить дату второй операции. И тут случилось чудо. Случилось то, от чего моя вера во врачей пережила катарсис. Вместо того, что бы шлепнуть на моем направлении печать и дату операции, этот, без шуток, золотой человек, заподозрил неладное и предложил осмотр прямо в кабинете. Старый седой дядька, Врач, посмотрел на мою задницу, попросил сестру подать какой то инструмент, сказал "сейчас будет больно", потом были искры из глаз и темнота. Я думал мне вырвали задницу целиком. Но нет. Это была, мать ее, нить. Обычная, сантиметров пять длиной, нить, которой сшивали мою задницу после операции. Эти гады в поликлинике, просто ее не видели, когда удаляли швы. Поэтому я больше полугода ходил с веревкой в жопе. Которая естественно никак не могла зажить и продолжала гноиться. Я прошел снова почти весь ад. А ведь если бы не этот дядька, зав. отделением? Эту нить наши бы только на операционном столе и что тогда? Врятли бы я уже об этом узнал. Я не буду называть тут его имя, но дай Бог этому замечательному человеку долгих и здоровых лет жизни. После этого он вернул мне мое направление, сказал пару наставлений и пообещал, что в течении недели все затянется. Как вы уже поняли, так и произошло. Всем удачи, будьте здоровы! И берегите задницу, мужики!
1477

Нейрохирург отказался пересаживать голову русскому программисту

Развернуть
Скорее всего, пациентом готовящегося к уникальной операции Серджио Канаверо станет китаец.

Итальянский нейрохирург Серджио Канаверо, готовящийся провести первую в мире операцию по пересадке головы человеку, сообщил, что российский программист Валерий Спиридонов не станет его пациентом, как планировалось ранее. Как оказалось, хирург окончательно определился с местом операции: она произойдет в китайском Харбине, где ему будет помогать большая команда китайских врачей. Поэтому первым пациентом Канаверо также станет гражданин Китая.

«Это связано со вполне понятными обстоятельствами. Нам придется искать доноров среди местных жителей. И мы не можем дать белокожему, как снег Валерию, тело человека другой расы», - цитирует объяснение нейрохирурга сайт kp.ru.

Как признался Серджио Канаверо, врачи еще пока не могут назвать имя нового кандидата в пациенты, так как находятся в процессе выбора. По его словам, стоимость операции составит 15 миллионов долларов. Планируется, что она состоится 25 декабря 2017 года. За два месяца до этой даты нейрохирург собирается провести пробную пересадку головы на пациентах из числа тех, что находятся в состоянии клинической смерти. Как он заверяет, в аналогичных медицинских экспериментах на животных уже достигнут значительный прогресс. Пока что главной сложностью для Канаверо и его команды является соединение концов разрезанного спинного мозга в единое целое.

Напомним, что осенью 2016 года зарубежная пресса сообщила, что первым в мире человеком, которому пересадят голову, станет 31-летний программист из России. Валерий Спиридонов страдает синдромом Верднига-Гоффмана - тяжелым генетическим заболеванием, приводящим к ослаблению мышц и со временем лишающим человека возможности двигаться. По словам программиста, Канаверо знакомил его с детальным планом уникальной операции, и он дал свое согласие.
Нейрохирург отказался пересаживать голову русскому программисту
1296

История о том, как в 1983 г. впервые в мире ребёнку пришили обе ноги.

Развернуть
«Не было бы счастья — да несчастье помогло: это ведь про неё, про нашу Расу…» Спасённая в Советском Союзе. Живущая в Европейском. Литовская девочка Раса. Четверть века спустя...
История о том, как в 1983 г. впервые в мире ребёнку пришили обе ноги.
«Ночной рейс. Уникальная операция советских хирургов». «Она будет и жить, и ходить. Рассказ о том, как была спасена трёхлетняя девочка из литовского колхоза «Вадактай», и беспрецедентной операции, выполненной московскими врачами». В ещё не истлевших подшивках за лето 1983 года нет-нет да и попадаются заголовки той громкой истории, а краем глаза всё цепляются другие слова: «Поля зовут на ударный труд!», «Молодёжь планеты — нет ракетам!», «Дружбой гордимся, дружбой сильны!», «Комсомолец! Встань в ряды гвардейцев жатвы!», «Лучше работать — ярче жить», «Славься, молот и стих»… Просто песня какая-то… И спасение литовской девочки Расы — точно в строку.

«В то время такая у всех серая жизнь была, что люди хотели услышать хорошую историю, — голос Рамаза Датиашвили, того самого советского хирурга, звучит в телефонной трубке так ясно, как будто он разговаривает из соседней комнаты. В московской редакции ночь, в американской клинике день. — И они эту историю услышали. И знаете, она ведь на самом деле была хорошей».

…Лето 1983-го, пятилетка, год третий. Жара, сенокос. Обливается потом литовский колхоз «Вадактай». У всех соседей трава уже скошена, уложена ровными скирдами, а у тракториста Витаутаса Прасцявичюса — конь не валялся. Выпьет — на душе вроде легче, а председатель всё смотрит косо… Ранним вечером в пятницу, после работы, он прицепил ножи косилки к трактору, запустил мотор. Дети — Раса и её близняшка-сестра — босиком высыпали из хаты на краешек поля, затерялись в траве. Гул отцовского трактора, оставляющего за собой чистые скошенные полосы, слышен где-то за лопухами. Такими высокими, что скрывают над головой летнее небо. Лопухи, прятки, сенокосилка, густое солнце медленно идёт вниз…

Крик резанул горячий воздух над полем, заглушив рёв мотора. Выпрыгнул, побелев, из кабины отец. Неровно, как тупой бритвой, вслепую, подрубила косилка. На скошенной, острой траве — литовская девочка Раса и рядышком две её ножки.

Как подрезанный стебелёк…

На дворе скоро ночь. В деревне нет телефона. Умереть — да и только. От потери крови и болевого шока. «Мамочка…»
Люди добрые… Через 12 часов дочка тракториста из колхоза «Вадактай» лежала на холодном операционном столе в столице СССР.

*«Кричу: ноги где?»*

Для Ту-134, по тревоге поднятому той пятничной ночью в Литве, «расчистили» воздушный коридор до самой Москвы. Диспетчеры знали — в пустом салоне летит маленький пассажир. Первое звено «эстафеты добра», как написали литовские газеты, а вслед за ними и все остальные. Ножки, обложенные мороженой рыбой, летят на соседнем сиденье. В иллюминаторах — московский рассвет, на взлётном поле — с включённым двигателем столичная «скорая». А в приёмном покое детской больницы молодой хирург Датиашвили — вызвали прямо из дома, с постели — ждёт срочный рейс из Литвы. «Она — не она» — навстречу каждой машине с красным крестом. «Начальство не давало добро: никто не делал ещё таких операций, — вспоминает Датиашвили. — Пойдёт что не так — мне не жить». 12-й час с момента трагедии…

— Вынесли на носилках — крошечное тельце, сливающееся с простынёй. Кричу: ноги где? Ноги переморожены, на пол падает рыба…

Рамаз Датиашвили говорит: оперировал на одном дыхании. Сшивал сосудик с сосудом, артерию с артерией, нервы, мышцы, сухожилия. Через 4 часа после начала операции выдохлись его помощники, которых он еле нашёл в спящей Москве: медицинская сестра Лена Автонюк («у неё экзамены, сессия») и сослуживец доктор Бранд («он у вас сейчас человек известный»). Рамаз шил один: ещё сухожилие, ещё один нерв. «Я как по натянутой проволоке шёл: стоит оглянуться — и упадёшь…»

Через 9 часов, когда были наложены последние швы, маленькие пяточки в ладонях доктора потеплели… Пропасть была позади.

А впереди была жизнь. И по-прежнему — как натянутая проволока.

…Загудела проснувшаяся Москва: не было в мире таких прецедентов. «Только в коммунистической стране могло такое произойти», — отстучал кто-то восторженную телеграмму председателю «Вадактая». Расита приходила в себя от наркоза… Она пока не знала ни слова по-русски.

«Я горд тем, что смог выполнить своё божеское предназначение, — замолкает в трубке голос доктора. — А знаете, что врачу ещё интереснее и важнее, чем сама операция? Отдалённый её результат».
История о том, как в 1983 г. впервые в мире ребёнку пришили обе ноги.
История о том, как в 1983 г. впервые в мире ребёнку пришили обе ноги.
*«Мне просто повезло»*

«Расе скоро снимут гипс. За неё теперь спокойны многие тысячи её соотечественников по всей стране, которые слали ей и её родителям письма, телеграммы, посылки с игрушками и фруктами. Раса снова учится ходить, а потом будет бегать и вырастет здоровой на радость всем нам». Казалось, нет той песне конца…

И вдруг она оборвалась. И уже нужна виза, чтобы увидеть девочку Расу. Она живёт теперь в другом союзе — Европейском… Вот она, припарковав велосипед у железнодорожной станции, идёт мне навстречу по мощёной улочке маленького городка на западе Германии. И если не знать, не присматриваться, кажется, как будто и совсем не хромает…
Когда в 1983-м, ближе к осени, она сделала первые шаги на пришитых ногах, её доктор заплакал… Потом Расу с эскортом повезли в «Вадактай» — иностранные журналисты уже окопались на въезде в колхоз. Через неделю делегация схлынула, а папа и мама Прасцявичюс уехали на тракторе за пивом. И снова запили. Расу решили забрать из родной семьи. Почти десять лет она провела по больницам и санаториям. Вильнюс — Москва — Вильнюс — Москва… Всеобщий ребёнок. Бесхозный. Дочь советского полка.
— А потом собрали мои вещи, игрушки — и всё. Дольше меня не могли в больнице держать, — помешивает ложечкой сахар взрослая Раса. Ни радости, ни обиды — ничего не слышно в её ровном прибалтийском говоре. Жизнь сложилась, и вроде неплохо. Балкончики с геранью на главной площади аккуратного Ойскирхена обступают нас с четырёх сторон…

Она не носит юбок, купальников. На дискотеках танцует недолго — устаёт. Ходит в обуви со специальными стельками — одна нога всё же короче другой. И старается не вспоминать.

…Новую семью ей искали… по объявлению. Литовское телевидение показало сюжет. И она нашлась — учителя Адомайтисы из районного центра. Книжки, школа, строгий режим. Очень даже семья. Только за годы скитаний отвыкаешь прикипать сердцем… В «Вадактай», повидаться, Раса снова приехала, когда ей исполнилось 18. У отцовского дома встретила близняшка-сестра, Аушра. Небо в лопухах над ними двоими было таким голубым…

— Тогда половина деревни уже умерла от пьянства. Я пыталась спасти Аушру, тянула за собой… Но она так и не закончила школу, родила троих детей от трёх разных отцов… Мама умерла: белая горячка. А мне — мне просто повезло, — взмахивает она светлыми прядями. — Но если честно, история литовской девочки Расы, которую спасли в Советском Союзе, не очень мне интересна… Было и было. Прошлая жизнь! — улыбается европейская девушка Раса. Хотя и говорящая до сих пор на русском, как на родном.

А мне всё кажется, что звучит та бескрайняя песня, которую прошелестели подшивки старых, другой эпохи, газет… Но Расе теперь об этом напоминают разве что только шрамы.

В Германии она уже три года. «Тут много русаков, и мои друзья русаки». Работает няней — в русской опять же семье… Рассеялся Союз — но дал всходы по всем континентам.

— В прошлом году литовское телевидение организовало нам встречу, — говорит доктор Рамаз, в начале 90-х уехавший в Америку и, почти профессор здесь, начавший там всё сначала. — Я так волновался! Сидел за кулисами и ждал, когда меня позовут к ней. Ждал с трепетом! Не знал, как она выглядит, как ходят ножки… Это же моя жизнь, мои руки, моя душа…

Память ведь не отрезать. И не пришить… Как бы ни тасовались границы на картах.


Материал был впервые опубликован 31.10.2007
История о том, как в 1983 г. впервые в мире ребёнку пришили обе ноги.
История о том, как в 1983 г. впервые в мире ребёнку пришили обе ноги.
P.s.: БМ ругался на трехлетней давности статью. Простите. Просто там скомкано немного, нмв.
2380

Про операции и врачебный юмор.

Развернуть
Был тут пост недавно http://pikabu.ru/story/yumor_vrachey_5223897.

Прошлым летом делали операцию - пластику уздечки члена. Жутко боялся, т.к. сами понимаете, место деликатное и впервые на хирургический стол попал. Уже лёжа на столе самым неподобающим образом (все первичные процедуры мне были сделаны) хирург достает шприц, набирает анестезию и собирается ее ввести. Перед моментом истинны смотрит на мое обезображенное ужасом лицо и выдает с небрежной улыбкой:
— Не бойся, в чужой член не больно уколы делать.

P.S. А ведь и правда не больно было.
2804

Мужика в руку укусила ложная черная вдова

Развернуть
Дикая боль, недельная кома, 8 операций, рука с вырезанными кусками плоти и огромный шрам - таковы последствия укуса ложной черной вдовы, который перенес 59-летний британец Пол Джори. После встречи с пауком, прибывшим в его дом вместе с купленными в супермаркете бананами, правая рука Пола функционирует лишь на 40%
Мужика в руку укусила ложная черная вдова
Мужика в руку укусила ложная черная вдова
Мужика в руку укусила ложная черная вдова
Мужика в руку укусила ложная черная вдова
Мужика в руку укусила ложная черная вдова
914

Дракон

Развернуть
Дракон
653

Нейрохирургия

Развернуть
На волне постов о разного рода нейрохирургических операциях, решила рассказать историю моего отца.
Первый тревожный сигнал прозвучал за 7 лет до самой операции.Отец пришёл домой после работы, на лицо была явная дизориентация, растягивая слова он попросил вызвать скорую.Тогда же ему поставили диагноз "инсульт".
В реанимации он подозрительно бодро шёл на поправку, спустя 3 дня его перевели в обычную палату, а спустя неделю выписали.Он контролировал давление, холестерин и даже похудел на 20 кг.
Длительное время (6лет) симптомы отсутствовали вообще.
В тот день я пришла раньше обычного, папа спал сидя на диване и храпел.Я начала его будить, но он не просыпался.Сильный храп со всхлипами, а присмотревшись я поняла что он синего цвета, а на лице остатки пены.Дальше как в тумане..Вызвала скорую, уложила, привела в чувства.Он был потерянный и не в себе.Была уверена, что это повтор инсульта-но стандартные проверки ничего не показали.Версия скорой-подавился языком во сне.
Дальше прошёл ещё один год без симптомов, пока в одно ужасное утро я не проснулась от жуткого крика.Выскочила на кухню, а там его бил эпилептический приступ.Это длилось около 20 минут.Я ничего не могла сделать, никак не могла привести в чувства пока само не отпустило..
Дальше начались обследования.МРТ показало огромную опухоль в левой лобной доле.Нам сказали, что операцию нужно делать быстрее чем срочно.С такими размерами он может впасть в кому в любой момент.
Сама операция длилась около 7 часов.Помню как нас позвали посмотреть на него пока везли из операционной в реанимацию.Мама просто потеряла сознание.К нам вышел хирург и сказал, что вырезали, предположительно, менингиому размером с женский кулак.
На следующее утро он чувствовал себя неплохо.Двигался, узнавал но не мог говорить.Но ещё через сутки начался сильный отек.Парализовало всю правую часть, пропало узнавание, появилась агрессия.Он пытался ударить, отказывался от еды, вырывал капельницы.Более-менее спокойно переносил только мое общество.Я жила с ним все это время.Через 1,5 мес его выписали из нейрохирургии в обычную больницу все в том же состоянии агрессивного паралитика.
Спустя 2 недели он начал ходить, узнавать и назвал меня по имени.Спустя ещё месяц мы заново научились писать и читать.Дома постоянно делали ЛФК и массажи.Через 4 месяца он сел за руль.Из последствий-немного приторможена речь.Как будто заикается и долго подбирает слова.В остальном, человек в 60 лет пережив такую операцию смог вернуться к полноценной жизни.Я считаю это чудом и восхищаюсь профессионализмом врачей проделавших такую работу.
Что же касается "инсульта"-его небыло.Уже тогда это была опухоль, которую не смогли верно диагностировать.
Спасибо за внимание.Берегите себя и близких.