орден

Постов: 5 Рейтинг: 9774
3522

Орден обреченных

Развернуть
Орден обреченных
Во времена Крестовых походов было основано множество рыцарских орденов, созданных для защиты христианской веры. Некоторые из них мы все прекрасно знаем - это госпитальеры и тамплиеры, широко известные благодаря массовой культуре. Некоторые существуют и по сей день - такие как Орден Святого Гроба Господня или Орден Сантьяго. Однако остальные, как особой славы не удостоившиеся, широким массам в большинстве своем не известны. Одним из таких незаслуженно обойденных вниманием публики орденов является Орден Святого Лазаря.
Орден обреченных
Девиз Ордена: «Atavis et armis» («Предкам и оружию»)
Сей орден был основан крестоносцами в 1098 году в Палестине, на базе госпиталя Святого Лазаря, в котором лечили больных проказой. Проказа (или лепра) - неизлечимая кожная болезнь, заразная и передающаяся воздушно-капельным и контактным путем; недуг уродует тело и глубоко поражает ткани - в том числе и нервные окончания, делая больного нечувствительным к боли. Была очень распространена в средние века. Больных старались изолировать от общества (хотя известен король Иерусалима Балдуин IV (1174-1184), царствовавший, несмотря на болезнь), и те находили приют в лепрозориях - один из которых, находившийся близ стен города Иерусалима, и стал впоследствии основой ордена.
Орден обреченных
Орден первоначально принимал в свои ряды только больных лепрой, и даже Великий магистр ордена был прокаженным; позже это правило было упразднено. Символом их стал зеленый крест. К слову сказать, название "лазарет" пошло как раз таки от названия ордена.
Изначально община несла исключительно благотворительные функции, занимаясь лечением и уходом за больными. Однако, присутствие в организации прокаженных рыцарей, уже принесших обет, сильно поспособствовало преобразованию братства Святого Лазаря в военно-монашеский орден.
Орден обреченных
После реформации Орден Святого Лазаря принимал непосредственное участие в боевых действиях, в частности, во время Третьего крестового похода. Ходячие мертвецы (а иначе больных лепрой на поздней стадии и назвать нельзя - выглядят они как гниющие заживо куски мяса) шли в бой без масок, ввергая в ужас врагов одним своим видом. И хотя нельзя сказать, что их атаки были крайне успешными (в своих вылазках они теряли очень многих бойцов), но со своей ролью психологического оружия рыцари вполне справлялись. Обреченные на неотвратимую смерть, не ведающие боли, эти воины не знали страха.
Орден обреченных
3206

Админский орден сутулого 1-й степени.

Развернуть
Админский орден сутулого 1-й степени.
Админский орден сутулого 1-й степени.
569

На фронте подрастёт!

Развернуть
Когда началась война, Алёше Якушину было 14 лет. В семье пятеро детей, он самый младший. Жили в Тульской области. После очередной бомбёжки погибли три брата, осталась только сестра и мама. Село после немецкой оккупации было разрушено, большинство домов сгорело. В октябре сорок четвёртого ему, семнадцати летнему парню, пришла повестка.
– Пришёл в военкомат, – рассказывает Алексей Григорьевич. – Там сидит какой-то военный за столом. На голове кудрявая папаха. Наган на столе лежит, дулом прямо на меня смотрит. «В армию хочешь?», – грозно спросил военный. «Хочу», – ответил я. Повели на медосмотр и замерили рост: метр сорок девять. Сантиметра не хватает, чтобы годен был. Врач говорит этому военному в папахе: «Сантиметра не хватает. Не можем мобилизовать». «Родина в опасности! На фронте подрастёт!», - рявкнул военный. Забрали, меня, в общем. Со всего района тогда всего 16 человек набралось. Некого больше было брать. Отправили в Тулу. Потом в Читу, а затем привезли в Монголию, воевать с коварными японцами. Ночью там страшно холодно, а днём – невыносимо жарко.
Всякое бывало. Помню, шли с командиром мимо озера какого-то, а там кувшинки на воде, красивые такие. Не двигаются. Гляжу, а одна из них подозрительно плывет, хотя ни ветра, ни течения нет. «Товарищ капитан, – говорю, – смотрите, какая странная ¬кувшинка!». Командир засёк кувшинку, выхватил наган и пальнул по ней. Попал. Всплыл подстреленный японский шпион. У берега под кустом я потом нашел вражеские передатчики. «Гляди, Лёшка, всюду враг!», – сказал командир. Помню после тайфуна, переправлял лошадей через реку Сунгари. Было тяжело, вода страшно холодная. Река сильно вышла из берегов. Но переправил. Сказали, что дадут за это «Орден Отечественной войны», но получу его только дома, после войны, в военкомате. Домой, в Тульскую область я так и не вернулся. Некуда было возвращаться. Хата сгорела, мать умерла. Демобилизовался я только в 1951 году из Порт-Артура.
Ветеран Великой Отечественной войны Алексей Григорьевич Якушин живёт один. Осенью ему исполниться 90 лет. О тех далёких годах своей службы помнит многое. Удивительно, но на память перечисляет монгольские и китайские населённые пункты, в которых бывал, а ведь названия у них такие, что не у каждого язык повернётся выговорить! Но он помнит. О войне может рассказать многое, на целую книгу готов наговорить. За ним только успевай записывать и переспрашивать названия всяких там «лян-дзи-даней». По-солдатски прост и рассудителен. Сказал, что жена иногда называла его «Верховный совет», потому, что он всё тщательно обдумает, обсудит, прежде, чем принять решение. Со зрением вот только худо стало, практически ничего не видит. По квартире перемещается на ощупь. С интересом слушает передачи по телевизору, особенно те, которые касаются международной обстановки в мире. Алексей Григорьевич в курсе всего и не унывает. Спасибо ему за Победу, долгих лет и здоровья.
На фронте подрастёт!
2180

А вот Лукашенко так не может сделать.

Развернуть
Алиев наградил Алиеву орденом Алиева
А вот Лукашенко так не может сделать.
297

Отцу дали орден "За военные заслуги". Гордость переполняет. Чтобы не сомневались, что он настоящий.

Развернуть
Отцу дали орден