Друг моего отца, и сам уже в годах, долгое время, в одиночку, в деревне, ухаживал за своей престарелой мамой. Она давно болела, и не вставала с постели. Переживая, что она "свое уже пожила, но Бог ее не забирает", постоянно сетовала на доставляемые неудобства сыну.
Однажды после долгого ворчания потребовала: "Избавлю тебя от забот, дай мне яду!"