Дело было в 1993 году, было мне 18 лет, и был я дурной.

Собрались мы в поход – на 12 дней, сплавляться по речке. Специально для этого дела приобрёл я себе плавки – именно плавки, не шортами, а узкие. Меряю дома перед зеркалом и вижу проблему, которая показалась мне в то время, пи*дец, какой острой: спасибо генам, волос на груди почти нет, ладно борода растёт местами, ноги волосатые, ну и между ног колосится со страшной силой.

Такая линия бикини показалась мне просто ужасной – надо было срочно что-то предпринимать, ведь на следующий день уже в поход. В другое время я бы забил на это, но дело в том, что в поход шли девушки, в одну из которых я был ну очень влюблён и намеревался применить в отношении её очень активные действия. «Надо брить!» - решил я и направился в ванную.
Станки «Жилетт» до нас тогда ещё не дошли, и я пользовался корявым совковым станком со сменными лезвиями «Нева», не совсем предназначенным для интимных мест. Во время бритья, я испытывал неиллюзорный страх за свои гениталии, но, не смотря на всю мою осторожность, я дико изрезал себе яйца и их окрестности.

А теперь такой пикантный момент: в результате неразделённой любви, у меня появились суицидальные наклонности, что сразу заметила мама и начала сильно очковать за моё здоровье.

Так вот, я был так увлечён процессом, что не слышал, как пришла мама (до этого я был дома один). И представьте теперь, что она обнаружила: её суицидальный сын, заперся в ванной и там шумит вода. Резко вернувшись в объективную реальность, я оглянул ванную и ужаснулся: вся ванна была в крови, и что-то мне подсказывало, что маме лучше этого не видеть, как и то, что у меня весь пах в крови.

Под истерические мамины крики, я стал лихорадочно отмывать ванну, потом обернулся с полотенцем и открыл дверь. Поглядев на меня, на мои руки, мама уже было успокоилась, но тут я увидел, как она смотрит куда-то вниз, глаза у неё становятся огромными, дикими, наполненными ужасом. Сууукаааа!!! Я поглядел вниз и увидел, что у меня кровь стекает из-под полотенца по ногам. Страшно подумать какие мысли возникли в этот момент в маминой голове.

Пришлось спешно всё объяснять, ладно хоть показывать не пришлось. Б*я, никогда мне не было так стрёмно.

Но, вся боль была ещё впереди. Думаю, не надо объяснять, что в походе личная гигиена далеко не на высоте. В первый же день все порезы воспалились, я всё себе там натёр, промежность горела адским пламенем, а ходил я так, как будто из-под меня только что спи*дили довольно упитанную лошадь.

А с любимой девушкой, в этом походе у меня, почему-то, ничего не получилось.