печень

Постов: 11 Рейтинг: 16075
766

С другой стороны..

Развернуть
С другой стороны..
2451

Ученые врать не будут

Развернуть
Ученые утверждают, что у людей, ежедневно пьющих пиво, уменьшается риск инфаркта. Что касается печени, ученые сказали "Да насрать на печень" и дали друг другу пять.
Ученые врать не будут
1703

"Я зашел в бар и увидел там этого чувака"

Развернуть
Гастрольное турне "Разрушь свою печень"
1999 г.
2336

Про печень

Развернуть
Что-то давненько я не баловал подписчиков традиционной старой доброй историей из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры. Наверное, кое-кто даже подумал, что такие истории у меня уже закончились. Докладываю: мне еще есть, что вспомнить, и не только из своих дел, но и из чужих. Вот и сегодняшняя история будет про уголовное дело, которое расследовал мой коллега из прокуратуры области. Но поскольку я очень хорошо знаю всех причастных, да и сама история развивалась практически на моих глазах, то не премину возможностью поделиться ею с вами. В общем, приступим.

814

Кто всегда раздражен?

Развернуть
Кто всегда раздражен?
711

Как посадить печень?

Развернуть
Мой прошлый пост стал популярным, его сохранили 340 человек. В этот раз добавлю личные фото. Продолжаем...

Вам вдруг срочно понадобились клетки печени, но вы не знаете как их посадить и вырастить?
477

Еще одна история про ошибку судмедэксперта

Развернуть
В комментариях к своему прошлому рассказу об утонувшей в детском лагере отдыха девочке я пообещал поведать историю из моей практики про разрыв печени. Прежде чем перейти непосредственно к изложению этой истории, хотелось бы начать с небольшого вступления.

Работа следователем прокуратуры привела меня к таким взаимоисключающим выводам:
С одной стороны, нет ничего проще, чем лишить жизни человека, потому что человек – такое хрупкое и нежное существо со множеством критических точек, воздействие на которые легко приводит к летальным исходам. Человека можно просто толкнуть рукой, он может упасть затылком о твердую поверхность, и всё, труп. Человека можно ударить ножом в ягодицу, и, как не странно, исход тот же – труп (реальный случай из моей практики).

С другой стороны, человек – чрезвычайно живучее существо, которое может перенести весьма чувствительные внешние воздействия на организм. За примерами опять же вопрос не стоит: на моей памяти труп с причиной смерти «проникающее колото-резаное ножевое», и при этом в крови трупа обнаруживается алкоголь в концентрации семь с лишним промилле. Или человеку стреляют из пистолета в затылок с близкого расстояния, и он остается жив.

Так что практика показывает, что все ситуации весьма индивидуальны, организмы у людей бывают разные, и обстоятельства причинения телесных повреждений тоже отличаются, и элемент везения (либо невезения) также исключать нельзя.

Как известно, установлением причины смерти лиц, в отношении которых имеются основания полагать, что они умерли в результате насильственных действий, занимаются специально обученные люди – судебно-медицинские эксперты. К судмедэкспертам я отношусь с большим уважением, не понаслышке представляя себе все сложности, которые сопровождают их профессиональную деятельность. Несмотря на то, что я уже очень давно не работаю следователем, со многими судмедэкспертами, в том числе и с продолжающими работать, у меня сохранились приятельские отношения. Как правило, это своеобразные, но интересные люди, постоянно пребывающие в одном из двух состояний: «завязал» и «развязался». Третьего состояния им почему-то не дано. Состояние «развязался» подавляющему большинству судмедэкспертов совершенно не мешает исполнять свои служебные обязанности, сидеть с ними за столом в таких случаях бывает очень даже познавательно, но не всегда безопасно для здоровья (потому что, к примеру, лично мой организм переносит такие напитки, как спирт, разведенный газированным напитком «Колокольчик», очень неоднозначно).

Так вот, данная история произошла в середине 90-х годов, когда я работал следователем в прокуратуры сельского района. Дело было в конце октября – начале ноября, рано поутру мы следственно-оперативной группой выехали в одну деревню, где на улице был обнаружен труп местного жителя.
По приезду в деревню наблюдалась следующая картина: место происшествия представляло собой деревенскую улицу с одной особенностью – улица там пересекалась водным объектом, который по общепринятой речной классификации принято относить к категории «речка-вонючка». Шириной эта недоречка была метра три-четыре, при пересечении с улицей она была оформлена в широкую бетонную трубу, поверх которой была насыпана земля с гравием. Всё это сооружение было хорошо утрамбовано годами эксплуатации, и не образовывало видимого мостика, казалось, что улица не прерывается, а в том месте просто сужается метров до шести. Но поскольку все-таки это был мостик, по его краям с обеих сторон имелось как бы ограждение, представляющее собой вкопанные в землю асбоцементные трубы диаметром сантиметров десять. Над землей эти трубы торчали на тридцать-сорок сантиметров в высоту и шли примерно через метр друг от друга. Да, еще обнаружилось, что мостик освещался в темное время суток двумя фонарями на столбах, расположенными с обоих концов этого мостика.

Труп обнаружился в том месте, где мостик уже закончился. Труп мужчины средних лет, одетого обычно, по сезону, находился в положении лежа на животе, каких-либо внешних телесных повреждений на трупе не имелось.

Однако осмотр места происшествия невероятно осложнялся одним очень важным обстоятельством. Дело в том, что несколько дней до этого шли проливные дожди, а накануне вечером ударил легкий морозец. В силу этих причин деревенская улица представляла собой адски гладкую и скользкую поверхность, ледовая обстановка на которой без каких-либо особых доработок позволяла проведение соревнований по кёрлингу на высоком международном уровне. Сотрудники, входившие в состав следственно-оперативной группы, напоминали кегли в кегельбане, в котором по какому-то недоразумению играла группа почему-то трезвых мужчин, то есть падали сотрудники по одиночке и группами («Страйк!»), но с постоянной частотой и без исключений. Чистый деревенский воздух был отравлен высокой концентрацией громких нецензурных выражений, из которых лидировало, по понятным причинам, словосочетание «Гребучий гололёд!».

Начальник райотдела, солидный представительный мужчина, упал раз пять, и, может быть, в другое время мне было бы смешно за этим наблюдать, но я сам упал раз восемь, не меньше. Пока мы заканчивали осмотр, развлекаясь в искусстве удержания равновесия на гладком льду в обуви, оперативные сотрудники и участковый сделали подворный обход, и нашли-таки людей, которые могли пояснить нам по существу происшествия.

Выяснилось, что погибший был обычным деревенским жителем, работягой, употреблявшим спиртное с достаточно высокой периодичностью. В тот вечер он выпивал с мужиками на работе, дошел почти что до кондиции, и около восьми часов побрел пешком домой, путь его пролегал через тот самый мостик. Где-то около половины девятого две девочки десяти лет шли также в ту сторону по домам от подружки, и, проходя мостик, видели, как мужик несколько раз падал на гололеде, но поднимался и упорно продолжал идти в сторону дома. Дойдя до конца мостика, он упал в очередной раз ближе к краю, в районе вкопанной трубы ограждения, и после этого уже не встал. Девочки прибежали домой к этому мужику, где сообщили жене о том, что тот лежит в районе мостика. Жена сказала, что он её уже одолел, алкаш долбаный, как проспится, сам приползет домой. Вот и всё, утром мужика нашли на том самом месте уже холодным.

Ситуация представлялась абсолютно ясной. Закончив осмотр и опросив всех вышеперечисленных лиц, мы уехали из деревни и разошлись по рабочим местам. На следующий день я не поехал на вскрытие в морг, просто позвонил ближе к обеду судмедэксперту, и он по телефону сообщил мне, что причина смерти у того мужика – разрыв печени в результате однократного воздействия. Еще на трупе обнаружили ссадины на локтях и коленях. Всё это укладывалось в картину падения на трубу ограждения с высоты собственного роста в условиях гололеда.

Как правило, акт судебно-медицинского исследования трупа печатался около месяца, а процессуальный срок принятия решения по материалу составлял всего 10 дней. Поэтому я составил справку о телефонном разговоре с экспертом и «левой ногой» напечатал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Примерно через месяц я по делам заехал в бюро судебно-медицинской экспертизы, забрал несколько актов и заключений, в том числе и по тому мужику. Приехав к себе в прокуратуру, я стал читать тот акт, и там меня ждал большой сюрприз.

Дело в том, что судмедэксперт, который выезжал на тот труп и вскрывал его, сделал только описательную часть акта, а потом толи заболел, толи ушел в отпуск. Заканчивал акт другой судмедэксперт, назовем его Иван Палыч. Ему был уже под шестьдесят лет, и про него рассказывали, что в молодости он был шахтером, но после того, как во время аварии в шахте он был сначала завален, а потом откопан, Иван Палыч резко сменил направление деятельности, ушел из шахты и поступил учиться в медицинский институт, а затем стал работать судмедэкспертом. Вообще, коллеги его характеризовали как человека с некоторыми странностями, но я раньше с ними не сталкивался, а тут понял причину этих разговоров.

В акте Иван Палыч (в тот период он был «в завязке») констатировал, что разрыв печени был причинен мужику в результате однократного удара твердым тупым предметом. При этом он рассуждал, что удар такой силы мог быть нанесен только в двух вариантах: либо это удар выступающей частью автомобиля, двигавшегося с достаточной скорости, либо удар человека, специально обученного единоборствам. Причем акт был огромный, листах на тридцати. Рассматривая вариант с автомобилем, Иван Палыч теоретизировал на уровне физических формул, рассчитывая скорость и траекторию движения автомобиля, при которых могло быть причинено такое телесное повреждение. В варианте с бойцом тоже была куча формул, причем брал он их из каких-то мутных самиздатовских книжек по карате. В итоге он делал однозначный вывод: смерть мужика наступила либо от наезда автомобилем, либо от удара специально обученного человека.

Прочитав всю эту ересь, я поехал в областное бюро СМЭ, где имел разговор с его начальником. Начальник, прочитав тот акт и уложив на место вставшие дыбом волосы, позвонил Ивану Палычу и спросил, на каком основании он пришел к таким выводам. Судя по лицу начальника бюро СМЭ, Иван Палыч по телефону признавать своих ошибок не собирался. Тогда начальник сказал мне, чтобы я направил им отношение о производстве дополнительного комиссионного судебно-медицинского исследования трупа, что я и сделал.

Недели через две я получил акт уже комиссионного исследования, в выводах которого значилось, что смерть мужика наступила от разрыва печени, повреждение образовалось от однократного удара твердым тупым предметом с ограниченной поверхностью, и не исключалось от падения с высоты собственного роста. Здравый смысл восторжествовал.

Потом я узнал, что Иван Палыч продолжал чудить в своих заключениях и актах, делая какие-то совершенно фантастические предположения о механизмах причинения смертельных травм. В итоге его уволили из бюро СМЭ, он долго писал жалобы, судился, но это ему не помогло.

(Окончание в комментах).
2736

Трансплантация

Развернуть
Как и обещал расскажу вам историю, которая случилась в моей семье 10 месяцев назад. Кому-то, может эта информация станет полезной. Может кто то столкнулся с такой проблемой, и не имеет представления, что же делать дальше. Я, например, и подумать не мог, что именно пересадка станет для нас единственным выходом.
2 года назад у моей мамы ухудшилось общее самочувствие, и она обратилась к врачу, может впервые за 45 лет. Обследование, узи и прочие анализы в местной больнице не дали никаких результатов – человек здоров... с постоянной, не сбиваемой температурой 37,2 и повышенным билирубином в крови. В подробностях уже не опишу, но так длилось около 1,5 лет…Маме хуже, цвет кожи и глаз приобрел желтый цвет… Сотни тысяч на платных врачей частных клиник, кт, мрт, анализы, по 10-20 дней в больницах давали один результат…проблема с печенью или желчным пузырем - САМОЕ главное – не онкология, не цирроз.
Как вы понимаете, диагноза точного никто не устанавливал, шло время, при котором на глазах самочувствие и внешний вид говорили только об ухудшении дел… И вот, попав на консультацию в очередную платную клинику, врач сказал, что в этой ситуации он не может помочь, но может дать номер телефона одного очень хорошего врача, который поможет обязательно. Врач и клиника в Москве. Связались. Не так уж и просто, но попала мама к нему на прием с кипой своих анализов. Изучив несколько из них - поставил не утешающий диагноз-цирроз печени на фоне гепатита С . Печень вроде есть , но она абсолютно не работает. Вам поможет пересадка, только пересадка, только донорская печень. Для точного определении поражения органа был назначен плановый анализ – биопсия печени( Биопсия печени – это процедура, во время которой с помощью тонкой иглы берется маленький фрагмент такни этого органа для дальнейшего исследования в лаборатории).
Процедура назначена на 25 сентября… Мы поговорили по телефону и договорились созвониться после…Во время забора материала печени у мамы открылось внутреннее кровотечение, которое было обнаружено через1,5 часа. Итог – она в реанимации без сознания. В эту же ночь сделана операция по остановке этого внутреннего кровотечения с большой кровопотерей. На утро она перестала дышать… Я срочно вылетел к ней. Аппарат искусственной вентиляции спасал жизнь ещё таких 7 дней. Все в это время происходило как не со мной. Такого не могло быть…При встрече с врачом, я еще и услышал хуже: цирроз поразил весь орган. Печень не работает. В мозг поступает аммиак. Единственный шанс на спасение-пересадка органа от донора. Варианта два -ждать идеально подходящего органа от трупного донора(что очень долго, а может и никогда да еще и может не прижиться ) или быть донором самому. Выбор очевиден - я несомненно буду донором… решение было принято и начата моя подготовка как донора. В это время мама, чудом пришла в себя и набирала силы для предстоящей операции по пересадки печени, а я сдавал анализы, проходил врачей, осмотры, кт и мрт- все должно быть идеально. Я здоров и подхожу как донор. Только со стоматологом была неприятность -времени на лечение зубов нет, пришлось вырвать 5 зубов. Инфекции быть не должно нигде.
Я все сдал - я подхожу ! Подписал согласие о своем добровольном решении! Назначен день предстоящей 11-ти часовой операции!
В ночь накануне - прием успокоительных транквилизаторов и конечно, слабительные средства. Рано утром, с улыбкой под действием успокоительных, меня повезли в операционную…Чтоб вы понимали - максимально опасный врач для меня всегда был стоматолог…а тут - бригада врачей, операционный стол, , вшитая под ключицей «бабочка» для ввода инъекций, капельницы в обе руки, эпидуральный наркоз, общий и сон….операция, как я говорил, шла 11 часов. В параллель вместе с маминой (по принципу: у меня вырезали, ей пересаживали). Часа через 1,5 после окончания открыл глаза…. Я в реанимации, за ширмой мама. Операция прошла успешно. Печень пересажена.Чувство радости переполняло только желание пить, но ближайшие 24 часа мне только мокрую марлю клала на губы медсестра. Все это время (после наркозном состоянии) я был уверен, что она издевается на до мной и специально не дает пить, но пить было просто на просто нельзя. На следующий день и мама пришла в себя!!!!!
Реабилитация моя проходила следующим образом: перевели из реанимации в палату - можно пить, ночь трясло, постоянная боль везде, вливание через вшитую в ключицу «бабочку» препаратов, обезболивающие уколы кололи в ногу, что меня жутко напрягало. Из живота трубки через которые жидкость сливалась в пакеты, кровавые походы в туалет. Пять дней не ел ничего, на шестой каша из воды, и постепенно перешел на творог. Постоянно в голове была паника, мне всегда хотелось встать и куда идти. Первые дни на самом деле плохо помню, потому что боль в животе была сильная, и меня усыпляли препаратами, которые уносили меня в космос . Параллельно ежедневная сдача анализов. По сути реабилитация как и после любой более менее сложной операции «отходняки». Вставать и ходить особо не мог, все время лежал.
Нам разрешили быть с мамой в одной палате, и разрешили, чтобы моя жена тоже могла быть с нами всегда, без неё мы бы не справились. У мамы курс был таким же за исключением принятия препаратов подавляющих иммунитет. Выписали нас в рекордно короткие сроки через 16 дней, что сначала меня пугало, потому как рядом в палатах люди после такой же операции лежали не меньше месяца. Но врач сказал, что нет смысла тут находиться.
Следующие два месяца дома было конечно тяжеловато, строжайшая диета, ни каких лишних телодвижений сильные боли в животе, я практически не спал, из-за постоянного нахождения в бандаже началось раздражение на спине. Но все это уже в прошлом. На данный момент все хорошо, лишь часть живота онемевшая, и не лицеприятный шрам, который как мне кажется не реально большим. Проходил обследование каждые два месяца, проходил узи. Через два месяца после операции моя печень прибавила 3 см, через еще два месяца еще 2 см. Врач сказал, что через год печень придет в исходное состояние.
На самом деле мог много написать, т.к. было очень много нюансов, неприятных ситуаций и т.д.. Я старался минимизировать текст. Может быть моя история поможет кому либо, потому как мы не зная, что такое возможно, дальше бы просто так и сливали и силы и здоровье и деньги в абсолютно не нужное нам лечение, которое нам навязывали врачи наших местных краевых и соседних областных клиник.



2218

А ведь и правда

Развернуть
А ведь и правда
729

И правда, печень, не надо так...

Развернуть
И правда, печень, не надо так...
1134

Любовь к печени

Развернуть
Любовь к печени