продолжение следует

Постов: 3 Рейтинг: 5028
1026

Заходишь на Пикабу

Развернуть
Заходишь на Пикабу
1829

От сумы и от тюрьмы не зарекайся - Часть 6.

Развернуть
Встреча с адвокатом.

В очередной раз лязгнул замок, и открылась дверь. Вошел один из помощников дежурного, назвал мои фамилию-имя, год рождения – и сказал “на выход, к тебе пришли”. Меня вновь повели в помещение для свиданий.

Описывать как прошел разговор с адвокатом я не буду.
Достаточно было сказать что опять услышал вопрос о виновности/не виновности (он внимательно следил за реакцией), ну а потом перешли к существу дела. За день адвокат успел наработать связи в городе где произошло преступление (Нерчинск), и выяснить некоторые детали. Вот что я узнал.

31 мая 2014 года около 17 часов 30 минут произошла обычная бытовая ссора между человеком за которого меня приняли, и его сожительницей. Ссора с элементами рукоприкладства и угрозой убийства. 6 июня было возбуждено уголовное дело по признакам преступления. 15 июня избрана мера процессуального принуждения – обязательство о явке. 4 июля уголовное дело вместе с обвинительным актом направлено в Мировой суд.

Дальше адвокат поведал, что стороны примирились и на суд никто не явился. Но машина уже была запущена, и 12 августа Мировым судом Судебного участка #56 Нерчинского района Забайкальского края я был объявлен в федеральный розыск (ну или мои паспортные данные). Розыскное дело было заведено 16.10.2014, и 8.01.2015 меня приняли в аэропорту, когда я собирался лететь на работу.

У адвоката уже были на руках распечатки всех моих авансовых отчетов с посадочными талонами (спасибо сменщику), также все мои перемещения – распечатка из транспортной милиции. Я показал посадочный талон, дата – 1 июня 2014 года вылет Махачкала-Москва, квитанция из гостиницы “Салют” где останавливался в Москве, и 2 июня утром вылет Москва – Ноябрьск. Резонно заметил, что при всем желании у меня бы не получилось телепортироваться 31го мая домой из Нерчинска, чтобы 1 июня лететь на работу – он пришел к такому же мнению. Дальше оставалось доказать мою непричастность. Кроме того, я рассказал ему один эпизод который мог быть очень важным – в 2013 году мною была утеряна сумка с документами, где в числе всего прочего находился и заграничный паспорт. Так как утеря паспорта дело серьезное, на следующий же день я написал заявление в участковый пункт милиции, на территории которого это произошло. Услышал от адвоката “будем работать”, получил пакет с вещами который передал отец, и мы встали. На прощание он бросил:

- Я уже решил вопрос, и никуда тебя перевозить не будут. Через неделю максимум, ты окажешься на свободе.

В камеру вернулся в веселом расположении духа, и поведал обо всем коллегам по несчастью. Парни опять устроили мозговой штурм, ведь я принес хоть какие-то новости. Оставалось неясным, как и почему в розыске оказались именно мои паспортные данные. Если человек какое-то время жил под моим именем – тогда все встает на свои места. Прежде чем завести розыскное дело была запрошена из Махачкалинского УФМС моя Ф-1. Достаточно было знать ФИО и дату рождения. Но почему в таком случае не были проведены следственные действия и не была установлена истинная личность подозреваемого оставалось загадкой.

Вместе со спортивным костюмом и различными принадлежностями заехали и 2 книги, чему я очень обрадовался (моя половинка догадалась). “Осознанность” (ОШО) и “Психология оптимального переживания” (Михай Чиксентмихайи). Вторая была подарена жене моим другом, ее я видел впервые. Забегая вперед скажу, что их я оставил коллегам по несчастью, так как они проявили неподдельный интерес (предварительно посмеявшись над названием, потом выяснилось что книга совсем не о душевных метаниях). В камере было еще несколько книг, но не зацепили …

Также из равлечений в камере было несколько сборников сканвордов, шахматы и нарды. Взял в руки сканворд – будь добр читать все вопросы вслух)). Устраивали прямо-таки интеллектуальные битвы, кто раньше назовет слово. К шахматам никто интереса не проявлял и играть не хотел, ну а в нарды я не люблю играть поэтому просто наблюдал за коллегами.

Не буду утомлять подробностями как это происходило – меня сводили также в спец. часть, прокатать отпечатки пальцев и сфотографировать с табличкой. По дороге офицер сказал мне, что адвоката моего хорошо знает, и обычно у него все выходят. В принципе я и так был спокойным, так как совесть моя была чиста. А имея алиби и нестыковки по датам (то о чем я писал выше) попасть в “жернова правосудия” я теоретически мог, но шанс был небольшим.

Как снимают отпечатки? Ровно так же, как вы много раз могли наблюдать в кино. Валик / чернила / руки/ пальцы / ладони… В комментариях выложу скан, если вам интересно как это выглядит. Меня водили “прокатать” пальцы 4 раза.
Вечером пришел психолог с нетбуком. Мы прошли в небольшое помещение для дежурных, неподалеку от нашей камеры. Там стоял стол и два стула, привинченные к полу. Сначала он читал вопросы по тестам. Все в принципе не особо интересные – выявить склонность к депрессиям и суициду. Я с улыбкой отвечал, потом ему это надоело – он перевернул нетбук экраном ко мне и попросил пройти все самому. Попутно спрашивал о моем деле – я рассказал все как есть. Не знаю поверил или нет, но посоветовал поменьше беспокоиться “все будет хорошо”. Я поблагодарил и ответил:

-Ну что вы, конечно – беспокоиться совершенно не о чем. Отдых от телефона и новостей, приятная компания, интересные беседы, прогулки на свежем воздухе каждый день – я не мог себе представить лучших условий для себя, в этой ситуации.

Я был совершенно откровенен и ни разу не язвил. Все могло быть гораздо хуже.

Иногда жизнь дает ответы на вопросы которые ты себе задаешь, только спустя много лет.
Вот откуда мог я знать в 2006 году, поступая на работу в УВО при МВД РД что когда-нибудь мне придется оказаться в СИЗО? И именно благодаря тому факту, что за плечами была работа в органах, я попал в “красную” камеру – где коллектив был именно такой какой я описывал. Быть может, это выглядит все слишком красиво – но это правда.

«Провидение – не алгебра. Ум человеческий, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем. Но невозможно ему предвидеть случая – мощного, мгновенного орудия Провидения».
2173

От сумы и от тюрьмы не зарекайся - Часть 5.

Развернуть
Первый вечер в камере сизо мне не спалось. Я лежал с открытыми глазами, смотрел в потолок и думал о своей семье. Пачка сигарет, купленная накануне перед выездом в аэропорт закончилась, и я курил уже “не свои”. Первые несколько раз спрашивал разрешения, затем прозвучала фраза “Твоим личным в хате может быть только одна вещь – это грязь под ногтями. Все остальное - общее”. Парни старались экономить спички, поэтому прикуривали от одной, либо прикуривали от зажженной сигареты. Пепельницей служила обычная алюминиевая кружка, которая исправно опустошалась в мусорный пакет.

- Это сейчас у нас холодильник полный и 2 блока сигарет россыпью лежит на тумбочке. А до этого каждый вечер приходилось у соседей сигареты просить, и есть только баланду. Хочешь увидеть, что дают на ужин? Завтра посмотришь ради интереса. Увидишь, как выглядит картошка, которую прежде чем поджарить еще и высушили? Зрелище не совсем аппетитное. Пойдем кое-чего покажу (опер позвал меня к открытому окну) – приглядись хорошенько к соседнему корпусу.

Ночью вовсю работала почта. Между камерами через окна бывают прокинуты контрольные нитки (контрольки). После отбоя по наступлению ночного времени суток, по ниткам протягивают так называемые “дороги”. Обычно это веревки, сделанные из простыней (простынь рвут на полоски и скручивают в тонкие канаты). По ним передают уже записки, сигареты, продукты и т.д. Почта работает как между соседними камерами, так и между этажами. Расскажу немного как протягиваются такие “дороги”.

Как мне рассказали коллеги по несчастью, в соседнем корпусе конструкция решетки в камере была немного другой. Примерно в 20-30 см от стены с окнами, и шла сплошняком – от пола до потолка, от стены до стены. Сечения в ней были крупные, т.е. можно было свободно вытянуть руку и наверное достать до окна.

Берется пакет из полиэтилена, привязывается за ручки к веревке. Потом с помощью нехитрых приспособлений (веник либо палка сделанная из газет) он высовывается в окно. Обязательное условие – ветреная погода. Импровизированный парашют наполняется воздухом и парит, нить потихоньку стравливается и в зависимости он направления ветра приближается к окнам соседей. Я не раз и не два впоследствии наблюдал как мастера своего дела то отпускали то подтягивали, задавая нужное направление летающему на нитке пакету. Дабы соседи не прозевали парашют и готовились ловить его (опять же, импровизированный багор из свернутых в трубку газет, с крюком на конце) их оповещают негромким восклицанием “Воруй”, то есть лови) . Наблюдать за протягиванием эдакого “канала связи магистрального типа, с пропускной способностью 100 гб/сек” было интересно первые пару раз, в дальнейшем это уже стало обыденность.

Решетки в нашей же камере закрывали только окна, и сечение было сантиметра 4 – вытащить руку не было никакой возможности. Поэтому к ручке была привязана такая же веревка которой мы и открывали окно. Если нужно было закрыть (напомню, шел январь, и было довольно-таки прохладно) то ставили специальный “костыль” из газет, который упирался в решетку. Как можно покормить птиц, если до раскрытого подоконника, куда они прилетали и садились сантиметров 50? Берется несколько газет, крошится полбуханки местного, тюремного хлеба, потом газеты скручиваются. Осторожно, дабы не рассыпать, трубка просовывается сквозь решетку и крошки высыпаются на подоконник. Воробьи порою сами напоминали о себе, прилетая и чирикая в окно. Представьте, какое это развлечение для человека , который уже полгода сидит в четырех стенах.

Утро начиналось с включения света и команды “Подъем”. Постовой уходил дальше, будить соседние камеры. Нужно заметить, что выключатель находился в коридоре – поэтому при необходимости всегда приходилось просить проходившего мимо (шаги было слышно). За попытку посмотреть в глазок, отодвинув железную шторку – карцер. Никто не ложился спать, так как нужно было совершить утренний намаз – молились, кстати, все без исключения. Я не знаю как узнавали время (возможно разрешили часы) - Раздавался призыв к молитве (азан) который пел из окна во внутренний двор тюрьмы такой же сиделец как и мы, но с “черной” стороны. После совершения намаза обычно кто-то ложился спать дальше, а кто-то караулил - ждал скрип тележки в коридоре (завтрак), чтобы взять на всех тарелки с кашей.

Как я уже рассказывал, до обхода постовой обычно спрашивал пойдем ли мы на прогулку. Где-то в районе 9 утра щелкнул замок, и нас вывели строиться в коридор. Сопровождали обычно два работника, хотя спустя полгода я могу и ошибаться в деталях – может было больше. Что интересно, не было обязаловки идти молча и строго по форме “руки за спиной”. Парни очень хорошо знали помощников дежурного, поздоровались все за руку, перекинулись парой слов и зашагали к лестницам – предстояло подняться на пятый этаж.

Прогулочный этаж мало чем отличался от нашего – такие же коридоры, стояли стандартные двери с глазками и открывающимся окошком на уровне пояса. Единственное отличие “дворика”, который представлял из себя примерно такую же по площади камеру, было то, что потолок отсутствовал. Сверху была такая же решетка и мелкая сетка, по периметру шла колючка. Помещение было пустым. Из громкоговорителя играла музыка, каждый день разная – но такая древность, что лучше было бы гулять в тишине.

Как только мы оказались в дворике, парни затеяли перекличку:
- Салам алейкум, четыре-три здесь (номер камеры 43). Справа, слева?
- Ва алейкум салам, четыре два на связи. Как ваши дела, братья?

Повторюсь, что за несколько месяцев взаперти все успели перезнакомиться с соседями. Вообще, проявление взаимовыручки и помощи друг другу я видел каждый день.

В хате, стук три раза в стену – выйдите на связь. Это значит нужно подойти к двери и сказать громко в глазок – чтобы было слышно через “воздух”, то есть коридор – 4-3 на связи, к примеру.
- Четыре-два, выйдите на связь!
- Четыре-два на связи
- Парни, дачка была у вас сегодня?
- Нет, сегодня ничего не было.
- Нужда есть какая-нибудь?
- Сигареты заканчиваются, а так вроде живем пока.
- Хорошо, что-нибудь придумаем.

На второй день в СИЗО ко мне “заехала дачка” , т.е. была передача которую привозят до двери и передают через окно. Передача была от родителей – мамину кухню я всегда узнаю. Есть в Дагестане такое блюдо как “аварский хинкал” – куски теста, сваренный в бульоне картофель, отварное сушеное мясо и / или сушеная домашняя колбаса. Почему-то, самого хинкала и не было, вместо него было несколько батонов белого хлеба – но блюдо пошло, что называется, на ура)

Собирается посылка. Мы взяли курицу гриль - замороженная, из холодильника ( впрочем, всегда есть “микроволновка”), хлеб, овощи, сигареты. Это все заворачивается и кладется на тумбочку рядом с дверью и выжидается подходящий момент, чтобы отправить соседям.
Можно было сделать несколькими способами. Открыть окно в двери имеет право только дежурный – можно было бы какой-либо хитростью позвать его через постового, и уговорить передать.
Именно эту конкретную посылку передали с помощью небольшого лайфхака:
Как только в коридоре заскрипела тележка с ужином, начали стучать в дверь и просить начать с нас, комментируя что самые голодные в блоке (обычно ужин разносили сначала 4-1, потом 4-2, и только потом 4-3, мы). Как только окошко открывалось, заключенный который работал баландером (то есть разносил баланду, тоже в робе как и давешний каптер) по-братски уговаривался принять посылку и передать в 4-2, аккуратно и незаметно посылка перемещалась в тележку, ну и для вида мы брали ужин. Тут я кстати и наблюдал знаменитую сушено-жареную картошку, не очень съедобного вида.

Когда барабанят в стену – это значит, соседи передают спасибо.

Барабанили секунд тридцать - мы сидели, курили и улыбались…