прокуратура

Постов: 96 Рейтинг: 159547
491

Про некоторые особенности урегулирования задолженности в 90-е годы

Развернуть
Общераспространным является мнение, что в 90-е годы, особенно в их начале, хозяйствующие субъекты решали между собой вопросы просрочки расчетов по договорам при помощи неформальных объединений юристов с хорошей спортивной подготовкой. Как правило, участники этих объединений соблюдали свойственный только им корпоративный дресс-код, а именно коротко подстригались, носили спортивные костюмы и массивные ювелирные украшения. Эти юристы в основном использовали два нехитрых, но очень действенных способа урегулирования дебиторской задолженности: резкое повышение температуры кожных покровов и мягких тканей должника при помощи бытовых нагревательных приборов, либо ведение деловых переговоров в темное время суток в лесной безлюдной местности с применением аргументации в виде элементов спортивного инвентаря для игры, распространенной в США.

Мнение это имеет под собой все основания, поскольку и в самом деле большинство серьезных вопросов по долгам в 90-е решалось так, ну или примерно так. Но были и другие способы получить бабло с должника. Об одном из таких способов и пойдет речь в очередной реальной истории из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры. Я, тогда еще начинающий старший следователь прокуратуры области, принимал участие в расследовании этого уголовного дела в качестве члена следственно-оперативной группы (то есть был на подхвате у настоящего «важняка»), поэтому запомнилось оно мне достаточно хорошо. Букв будет немало, но без этого в таких историях никак. Короче, приступаем:

В середине 90-х годов, в один из дней конца осени в ОВД сельского района нашей провинциальной уральской области поступило заявление о совершении мошенничества от директора ЛПДС — линейной производственной диспетчерской станции нефтепродуктов (вроде бы так это называлось). Тогда этим ЛПДС разрешили продавать некоторое количество ГСМ для того, чтобы обеспечивать собственные производственные нужды, чем и воспользовались злоумышленники. Где-то за два месяца до подачи заявления на ЛПДС приехали два человека — один пожилой мужчина, назвавшийся главой крестьянского (фермерского) хозяйства (КФХ) Иваном Матвеевичем Упадниковым, и второй - молодой, лет двадцати с небольшим шустрый парень, который представился Андреем Сиворыловым. Разговор с директором ЛПДС вел исключительно Сиворылов, глава КФХ Упадников только кивал головой. Сиворылов сказал, что КФХ скоро будет продавать урожай зерновых в кировскую фирму «Паразит-консалтинг», но самому хозяйству крайне необходимо приобрести ГСМ для продолжения своей деятельности. Он предложил следующий вариант: КФХ поставляет зерно в «Паразит-Консалтинг», те перечисляют по банку деньги на счет ЛПДС, и в размере этой суммы ЛПДС отгружает КФХ солярку. Директор ЛПДС согласился, но с условием, что отгрузка ГСМ будет производится только после получения платежа из Кирова на счет ЛПДС. Сиворылов не возражал, Упадников покивал головой, и на этом расстались.

Действительно, где-то через месяц после этого разговора, в сентябре, на банковский счет ЛПДС из кировской фирмы «Паразит-консалтинг» пришла некая сумма денег для оплаты четырех тонн солярки (примерно). Буквально на следующий день на ЛПДС приехал Сиворылов и осведомился, пришел ли платеж. Получив подтверждение он сказал, что выбирать ГСМ на эту сумму приедет автоцистерна, и назвал её госномер. В тот же день на ЛПДС прибыла названная Сиворыловым цистерна, в которую залили ГСМ в оговоренном объеме.

Так повторялось три раза на протяжении всего сентября: из Кирова приходил платеж на четыре тонны, приезжал Сиворылов с автоцистерной, выбирал топливо и уезжал. Сбоев схема не давала, все шло своим чередом.

Но в последних числах сентября Сиворылов появился на ЛПДС снова вместе с главой КФХ Упадниковым. Они показали директору ЛПДС платежное поручение о перечислении денег от «Паразит-Консалтинга» на ЛПДС, полученное по факсу, на сумму, достаточную для покупки двухсот сорока тонн солярки. Сиворылов объяснил, что деньги из Кирова ушли, но по каким-то банковским техническим причинам до нашей области дойдут только через несколько дней. А ГСМ фермерскому хозяйству нужно получить обязательно в тот день, иначе будут большие проблемы. Упадников кивал. Директор ЛПДС внимательно посмотрел факсовую платежку — все реквизиты совпадали с теми платежами, которые поступали и раньше. Он согласился пойти навстречу фермерам, поскольку до этого они рассчитывались исправно, и дал команду отгрузить ГСМ. Весь день шесть бензовозов выбирали оплаченное той платежкой топливо и увозили в неизвестном направлении.

И всё бы ничего, но платеж из Кирова на счет ЛПДС не поступил ни через несколько дней, ни через неделю, ни через месяц. Руководство ЛПДС нашло в областном центре Сиворылова (он оставлял им свои контакты) и предъявило ему за долги. На это Сиворылов сказал, что он с КФХ больше не работает, и все вопросы по расчетам за ГСМ нужно предъявляет самому Упадникову, так как он распоряжался соляркой единолично.

Стали искать Упадникова, но тот как в воду канул и нигде не появлялся. Короче, ЛПДС просто-напросто кинули, и на немаленькую сумму — на двести сорок тонн солярки. Поэтому и было подано заявление в милицию.

В ходе работы по этому заявлению милиционеры также стали разыскивать Упадникова, с целью чего опросили его супругу. Она пояснила, что в течение последнего года дела у КФХ её мужа шли очень неважнецки, а точнее сказать — они вообще толком не шли. Дело в том, что за год до этого Упадников взял на уборочную ГСМ в долг у фирмы «Колхоз Петролеум» , а затем у них — же — на посевную весной. Однако рассчитаться не смог, так как был неурожай, цена на зерно почему-то упала и все в таком духе. На этой почве у Ивана Матвеевича была серьезная депрессия, дела в КФХ он к осени практически забросил, поскольку не было денег на ремонт сельхозтехники, на ГСМ и т. д. Кстати, большую часть своей техники он распродал по дешевке еще летом, так как надо было срочно рассчитываться по долгам за посевной материал, за электроэнергию и так далее. Но самый большой долг — перед КП — так и оставался непогашенным. Правда, в конце лета домой к Упадникову несколько раз приезжал какой-то молодой парень, они что-то обсуждали наедине, после этих разговоров Иван Матвеевич становился еще мрачнее. В сентябре Упадников несколько раз уезжал куда-то, говорил, что пытается решить вопрос по долгам. А в один из последних дней конца сентября поздно вечером к частному дому, где жил Упадников с семьей, подъехал какой-то автомобиль, какой именно, жена Упадникова не рассмотрела в темноте. Автомобиль посигналил, Упадников сказал, что ему нужно выйти поговорить ненадолго, и ушел. Больше он домой не возвращался, и жена Упадникова уже подала в милицию заявление о розыске его, как без вести пропавшего.

Также было получено объяснение с Андрея Сиворылова, который пояснил, что его отец — Петр Иванович Сиворылов — является владельцем сети автозаправочных станций «Колхоз Петролеум» (или просто «КП») и занимается продажей ГСМ на территории области оптом и в розницу. В конце лета Сиворылов-младший закончил телегоремонтный факультет местного университета и попросил отца поручить ему какую-нибудь работу, чтобы иметь возможность за свои деньги приобретать научную литературу по французской словесности XVI века. Отец предложил ему заняться реструктурированием задолженности, которая образовалась у КФХ Упадникова перед КП. Сиворылов-младший повстречался с Упадниковым и узнал, что у того еще оставалось зерно. Упадников сказал, что будет выгоднее продавать зерно в Киров в фирму «Паразит-Консалтинг», в свою очередь Сиворылов-младший заявил, что «Колхоз Петролеум» интересует ГСМ, чтобы продать с большей прибылью на своих АЗС. Вот так, путем мозгового штурма и родилась совместная идея и продаже зерна в Киров, приобретении солярки на ЛПДС и реализации этой солярки через автозаправки «Колхоз Петролеум». С кировской фирмой договаривался Упадников, причем по телефону, установленному в офисе «КП», а Сиворылов решал вопросы с вывозом ГСМ бензовозами «КП» и его дальнейшей продажи. В конце сентября Упадников показал факсовую платежку из Кирова и сообщил, что он звонил в Киров и что там есть технические трудности с банковским переводом. Сиворылов-младший взялся порешать этот вопрос с директором ЛПДС, что и было сделано. Полученную солярку вывезли на автозаправочные станции «Колхоз Петролеум», где и реализовали в розницу. С КФХ Упадникова был подписан акт сверки, согласно которому после этого никаких долгов перед «КП» у него уже не было. После этого Сиворылов-младший посчитал свою миссию оконченной и с Упадниковым больше не встречался.

Была изучена злополучная факсовая платежка, поступившая якобы от кировской фирмы. Сверху на ней имелся номер факса, с которого она была отправлена. Пробивка номера показала, что этот номер действительно был в городе Кирове, только принадлежал не фирме «Паразит Консалтинг», а был установлен на центральном почтамте.

Было направлено поручение в Киров об опросе работников фирмы «Паразит-Консалтинг». Они пояснили, что действительно занимаются скупкой зерна в России и дальнейшей его реализацией за рубеж. В конце лета им позвонил по телефону мужчина, представившийся главой КФХ Упадниковым и предложил приобрести у него небольшое количество зерна. Поскольку его устраивала их цена, они согласились. Единственное условие, которое поставил им этот Упадников, было перечислить ему деньги за зерно не сразу, а несколькими платежами через равные промежутки времени, и на счет организации, который он укажет в договоре. После этого по факсу (а затем по почте) Упадников прислал им договор, в котором значилось, что деньги необходимо загонять на счет ЛПДС. Когда в Киров приехала фура с зерном, фирма «Паразит-Консалтинг» добросовестно начала перечислять на указанный в договоре счет деньги несколькими платежами. После осмотра копии последней платежки кировские коммерсы заявили, что этот документ поддельный, они его не составляли и такую сумму не оплачивали. Более того, сумма, указанная в этой платежке, явно выходила за пределы договора, который они заключили с КФХ Упадникова.

В общем, все сходилось на том, что главным злодеем являлся неудавшийся фермер Упадников, который, судя по всему, после проворачивания этой аферы скрылся. Упадникова объявили в федеральный розыск, а уголовное дело по мошенничеству в сельском РОВД приостановили.

Нашелся Упадников только весной следующего года, причем в лесном массиве в нескольких километрах от областного центра с огнестрельным проникающим сквозным пулевым ранением в голову. То есть изначальные смутные подозрения о том, что не всё в той афере с ГСМ так ясно и однозначно, получили реальное обоснование. Данным делом стал плотно заниматься УБОП.

Изучили личность Сиворылова-младшего и его окружение. Выяснилось, что никакой французской словесностью XVI века он, конечно, не увлекался, а вел обычный для мажора образ жизни: казино, кабаки, девки и дорогие автомобили. В кругу его постоянных связей, помимо нескольких других таких же мажоров, значились как некоторые выдающиеся представители бандитского мира, так и криминальные фигуры масштабом помельче. Особая дружба связывала Андрея Сиворылова с неким Павлом Марамойским — одним из бригадиров местной ОПГ. УБОПовцы сделали вывод, что если кто и «исполнил» Упадникова, то это либо сам Марамойский, либо кто-то из бойцов его бригады.

Поскольку никаких прямых улик, указывающих на причастность Марамойского к убийству Упадникова, не было, опера наковыряли на него другой состав — года за полтора до этих событий он, куражась перед братвой в кабаке, частично откусил плохо обслужившему его официанту ухо. Сразу после этого официант написал заявление о том, что он претензий ни к кому не имеет и виноват в утрате части уха исключительно сам. Но УБОПовцам удалось-таки убедить его в необходимости настаивать на привлечении Марамойского к уголовной ответственности. Было возбуждено уголовное дело, и Марамойский заехал на СИЗО.

Там опера стали вести с ним беседы разной степени душеспасительности. Но это не помогало: Паша Марамойский был в глухом отморозе и за убийство Упадникова не говорил вообще ничего. Понятное дело, что он понимал — реального доказа на него все равно нету, и зацепиться по этому убийству УБОПу не за что.

Между тем дело по мошенничеству в отношении ЛПДС и дело по убийству Упадникова соединили, и его принял к производству следователь по особо важным делам прокуратуры области. По делу была создана постоянная следственно-оперативная группа и был проделан значительный объем работы, вплоть до допросов всех соседей Упадниковых, кто мог что-то видеть или слышать в тот злополучный вечер, до детальной отработки возможных связей между Сиворыловым и кировской фирмой «Паразит-Консалтинг». Была найдена даже пишущая машинка «Ятрань», на которой изготовили то самое поддельное платежное поручение. Как нетрудно догадаться, она стояла в одном из кабинетов «Колхоз Петролеум», кстати, в том самом, в котором располагался телефон, с которого звонили в Кировскую фирму. Все в офисе «КП» дружно подтвердили, что осенью в том кабинете часто заседал Упадников.

Тут нужно отметить очень существенный нюанс: без сомнения, Сиворылов-старший был весьма авторитетный в области предприниматель, вхож к губернатору и так далее. Однако как раз в тот момент времени между прокурором области и губернатором сложились на самые хорошие личные отношения, поэтому работе по сыну Сиворылова был дан полный «зеленый свет».

Однако, несмотря на все предпринятые усилия, никаких подвижек по этим преступлениям добиться не удалось. Уголовное дело по обвинению Сиворылова-младшего в совершении мошенничества все-таки было направлено в суд, хотя перспективы по нему сразу рисовались не самые радужные, особенно учитывая тот момент, что его защищали сразу два адвоката из так называемой «золотой пятерки». Предчувствия нас не обманули — Андрей Сиворылов был полностью оправдан, поскольку опровергнуть доводы о том, что мошеннические действия совершал не он, а покойный Упадников, так и не удалось. А уголовное дело по обвинению Марамойского закончилось приговором с уловным сроком, потому что к моменту судебного заседания официант съехал со своих показаний и снова заявил, что претензий не имеет.

Вот так и закончилась история с убийством неудавшегося фермера Упадникова. А вот история с мажором Сиворыловым на этом не закончилась. Лет через пять после вышеописанных событий в один из летних вечеров на офис фирмы «Колхоз Петролеум» было совершено разбойное нападение, в ходе которого из сейфа была похищена весьма значительная денежная сумма, по странному стечению обстоятельств как раз накануне туда помещенная. При этом был убит охранник, стороживший помещение офиса. Уголовный розыск в данном случае сработал четко и в ту же ночь по горячим следам задержал за это преступление Сиворылова-младшего и его нового друга, некоего Добродущенко. Этот Добродущенко сразу пошел «в расклад» и поведал, что Андрей Сиворылов предложил ему схитить деньги из отцовского офиса, причем зайти туда можно будет без проблем — ведь охранник прекрасно знал его. Так и поступили, и, зайдя в помещение офиса, стали наносить охраннику удары по телу ножами, а затем взяли в потайном месте ключ от сейфа и забрали из него все деньги. Так что Сиворылов-младший (который вину в убийстве категорически отрицал) и Добродущенко были арестованы и помещены в СИЗО.

Однако в дальнейшем Добродущенко свои показания изменил, и стал говорить, что удары ножом охраннику наносил только он один, и деньги брал тоже один, а мажор Сиворылов просто помог ему зайти в офис. Сам же Сиворылов погнал картинку на полное расстройство душевной деятельности, в связи с чем был направлен на судебно-психиатрическую экспертизу. Конечно, еще оставалась надежда на добросовестность экспертов, но чуда не произошло: Сиворылов был признан невменяемым. В итоге Добродущенко уехал на 15 лет лишения свободы, а Сиворылов-младший — всего лишь в психиатрическую больничку закрытого типа для применения медицинских мер принудительного характера. Оттуда он вышел уже через год, поскольку был признан докторами полностью излечившимся.

Однако в дальнейшем для Сиворыловых все складывалось не так благостно. Следуя общей тенденции, в область стали заходить крупные сети АЗС, с которыми «Колхоз Петролеум» конкурировать никак не мог. Поэтому бизнес стал захиревать, и Сиворылов-старший начал пытаться переводить его в другое русло. Но не успел — внезапно скоропостижно скончался от какой-то болячки. Его наследник Сиворылов-младший по-честному промотал все остатки отцовского состояния в кратчайшие сроки, причем крепко подсел на наркоту. Ходили слухи, что он скололся до самого дна, а некоторые утверждали, что он уже помер. Если бы это было так, то я бы об этом ни капли не пожалел.
108

Записки прокурорского следака. Часть 20

Развернуть
Часть 3. Обустройство в столице

-Владимирыч, здорово! Ты чего мятый какой - ведь без продолжения вечером разошлись? Или ты все же по бабам решил после своих ослов скататься?! - шеф оглушительно заржал.

-Да я остался в кабинете ночевать за столом, не определился ещё с жильем,-эта фраза была моей очень большой ошибкой, платить за которую пришлось больше года.

-О! Предоставь это мне-отличные отношения с БЭПом наладил, за сегодня тебе что-нибудь подберем!

До обеда я честно пытался работать-вызвал к себе в кабинет следователей (напоминаю, я был заместитель прокурора именно по следствию), познакомился, попросил составить мне сводную таблицу по уголовным делам и материалам со всеми процессуальными сроками к вечеру, разбирал материалы для распределения. Примерно в полдень раздался крик шефа (наши кабинеты располагались в одном тамбуре-приемной/канцелярии, и шеф предпочитал меня звать примерно так "Владимирыыыыч!! Зайди ко мне!!"), и я зашёл к нему. В кабинете был знакомый мне дядька в гражданской одежде лет 45 с лицом алкоголика.

-Антон Владимирыч, знакомься, это наша палочка-выручалочка, Олег - зам начальника БЭПа. Он сейчас тебя прокатит по вариантам квартир, если что нравится-сразу мне звони!

Мы пожали друг другу руки и вышли из кабинета. Как оказалось, у зам.начальника БЭП только что вышедший чёрный блестящий красавец Ниссан Патфайндер. Я немного прифигел - на Кавказе в то время пользовались отечественным автопромом в основном (шутки про Лада-седан принимаются, мне до сих пор необъяснима любовь кавказцев к чёрным заниженным тонированным Приорам, которых в Назрани, к примеру, было до 70% всех машин), такой джип мог себе конечно позволить прокурор Республики, но уж точно не в принципе обычный опер одного из районов города. (Кстати, предваряя потенциальные вопросы - нет у меня нет машины, нет и никогда не было. И у жены нет:) Копил всю свою карьеру на "трёшку" в родном городе. Накопил и приобрёл по выходу на пенсию)

В машине Олег старался показать себя "лучшим другом" -анекдоты и забавные истории из службы в этом районе перемежались с намеками решить любой вопрос и открытым текстом /может, лицо у меня с виду глупое и для намеков не приспособленное -хз/: "Антон Владимирыч, да мы с прокуратурой как нитка с иголкой, нам реализация вот как нужна (характерный жест ребром ладони по горлу), да мы по нашим материалам в лепешку разобьёмся, только дела нам возбуждайте, а я со своей стороны гарантирую любую помощь БЭПа и мою лично в любом вопросе здесь". Я старался многозначительно хмыкать, отделываться междометиями и фразами "ну, приносите материалы, почитаю". Обрадованный (хз ещё только чем) Олег сразу же стал меня грузить "Владимирыч, да мы с вами горы свернём, да здесь район весь в шоколаде, хотите квартиру или машину - все сделаем". Это все говорилось с таким напором, открытой наглостью и вчерашними борзыми интонациями "Юрича", что я на полном серьезе недоумевал и совершенно откровенно считал это фээсбэшной разработкой, просто сказав, что всегда действую в рамках правового поля и замолчав. Кстати, позднее оказалось, что это обычное поведение столичных милиционеров и сотрудников каких-либо властных структур - они тупо не напрягаются даже вопросами безопасности или этичности, могут впаривать "бакшиш" человеку, которого видят в первый раз в жизни.

Мы посмотрели несколько квартир, причём Олег показывал только двухкомнатные. На мой вопрос -набуя- ответил, что разница с однушкой будет минимальной, он гарантирует, а вдруг ко мне гости приедут-вторая комната пригодится. Хм, действительно, подумал я, опытный дядька. Квартиры мы смотрели с агентом, который сел к нам в машину в одной из квартир и показывал их с огромным энтузиазмом. На мой скромный и тихий вопрос Олегу "чтозанах, платить комиссию не из чего", тот сказал, что агент его друг и почти брат, что все делается "из уважения огромного к прокуратуре и ко мне лично", и что квартиру нужно брать только чистую и с договором -ибо мошенников море (Москва-ж). Все звучало логично, квартиры были неплохие, и больше всего мне понравилась пятиэтажная "сталинка" в 5 минутах ходьбы от новой работы - уютная двушка хоть и с советским, но очень чистым ремонтом, изолированные комнаты, паркет, огромные потолки и выходящий в очень зелёный двор дома балкон, на котором стоял столик и два кресла.

-Сколько?

Олег характерным жестом барина, кидающего цыганам пачку ассигнаций на свадьбе - "Владимирыч, не спрашивай о деньгах, все оплачено!"

Э, нет, дорогой товарищ, помощь в подборе-это одно, убрать наглоагентсткую комиссию-тоже в рамках разговора, но вот платить за себя я собираюсь сам. На Кавказе я два года отбивался от попыток милиционеров и иных властных лиц и коммерсантов "поставить меня на денежное довольствие" (причём, к примеру, в спиртовой столице России Владикавказе иногда назывались суммы по 200 тысяч в месяц "за общее покровительство", а тут какой-то мелкий алкаш меня пытается купить копейками - стало даже смешно.

-Уважаемый Олег, я гетеросексуален, в выгулах и ужинах не нуждаюсь, привык за себя сам платить. Ещё раз - хау мач зис флэт ин э манс?

Услышав сумму 30.000, задумался....зарплата моя была анонсирована в 26000 с учетом московских доплат (народ, это весна 2007 года), хм, даже с учётом озвученной мне в кадрах вчера компенсации за жильё в 3000 рублей - недолёт.

-Ладно, Олег, я подумаю, давай к конторе возвращаемся.

Приехав, я зашёл к шефу, рассказал о квартирах, аккуратно намекнул на излишнюю болтливость и чрезмерную напористость Олега.

-Владимирыч, слушай, это же судьба прямо! Тема есть! Хата хорошая говоришь, и в 5 минутах отсюда? Айда на моей машине доедем - посмотрим.

Я ничего не понял, но мы доехали до той квартиры, по дороге шеф вызвонил Олега, и тот привёз к подъезду агента. Мы с шефом зашли в квартиру, тот как ребёнок в магазине игрушек обходил комнаты-было видно, что квартира ему нравится.

-Владимирыч, пошли на балкон покурим!

На балконе шеф, закурив, сказал - слушай, тут такая тема, у меня роман небольшой с одной нашей помощницей, а дома жена молодая-ревнивая, я уже задолбался по гостиницам кататься. Давай вариант - я плачу за хату половину, и буду раза 3-4 в неделю Аллу сюда привозить в обед трахаться. Она даже не в курсе будет, что это твоя квартира, нафиг эти лишние разговоры. Увидев на моем лице сомнение, схватил меня за руку- Антон, дружище, выручай, у меня, как Аллу вижу, колом стоит, а возить ее - проблем не оберёшься, да и спалить могут. А тут ты в шоколаде, я в шоколаде! Ты мне поможешь - я всегда на твоей стороне буду! Я даже сам сейчас заплачу за пару месяцев, а ты будешь отдавать, как бабки появятся - у меня с деньгами напряга нет, и тебе всё проще будет.

Я реально задумался - получить шикарную хату за пол-цены, шефа-изменщика я все равно в ней никогда не увижу, раз он днём там будет свои амуры налаживать, а тут вариант ещё реально с прокурором подружиться, вроде неплохой он парень, хоть и с заеб&ми сильными. К тому же, шеф был прав - "на кармане" у меня было только 25.000, до первого аванса ещё 2 недели, а жить надо где-то уже сейчас...

-Добро!

-Владимирыч, обещаю - не пожалеешь!

Мы вышли к агенту, и Юрич отслюнявил из огромной пачки кэша, вынутой им из кармана пиджака, 180.000 рублей - это за полгода!
В конторе шеф завёл меня к себе в кабинет и достал из сейфа бутылку БлюЛейбл - давай-ка, Владимирыч, спрыснем наше новоселье!

-Мля, сопьюсь,- подумал я, но повод действительно был железобетонный, к тому же Блю Лейбл пробовать мне ещё не доводилось, а уж как он "ляжет" на 18-ти летний Дюарс было узнать уже сродни следственному эксперименту

-За новоселье! /я был конченым дебилом, даже не понимавшим, во что я сегодня сам сегодня встрял, но это все будет позднее/
3252

Прокуратура Омской области проверяет водителя, который бесплатно подвозит односельчан

Развернуть
Прошу прощения, если пост об этом уже был на Пикабу. Но баянометр молчал и по всем тегам, которые мне пришли в голову в связи с этой новостью, тоже ничего не нашла, а мнение пикабушников по поводу ситуации узнать хочется.
Как думаете - этому человеку может грозить реальная угроза со стороны прокуратуры?

Управление прокуратуры по Азовскому району Омской области начало проверку по факту бесплатного провоза односельчан 47-летним водителем из деревни Трубецкое до железнодорожного вокзала Омска. По дороге мужчина заезжает в село Александровка и деревню Руслановка, потому что автобусное сообщение по этим маршрутам к областному центру отменили. Об этом сообщает местный портал НГС.ОМСК, не называя имя водителя.

По информации издания, супруга мужчины владеет пекарней в Омске, поэтому они самостоятельно доставляют работников, с которыми живут в одной деревне. Как говорит водитель в видео на своем YouTube-канале, в будни он возит четырех пекарей на работу, и в пассажирской «Газели» остается девять свободных мест. Кроме этого, главы местных поселений согласовали выдачу талонов от администрации и больницы, по которым местные жители смогут бесплатно добираться до города вместе с водителем.

В администрации Азовского района порталу подтвердили, что договор на бесплатные перевозки есть. Более того, мужчина работает без компенсации, отметил глава района Павел Багинский. «Да, договор есть. Он бесплатно возит людей в больницы, малоимущих и так далее. Главы поселений заключали с ним договор. Возит в рамках безвозмездной помощи, никто ему за это не платит. Сформировали талоны, их выдают администрации поселений», — пояснил глава Азовского района.

Причиной проверки стали обращения коммерческих частных перевозчиков. По словам водителя, на парковке у вокзала, к нему подходили люди, якобы представляясь сотрудниками транспортной компании и угрожали испортить машину.

«Говорили, что земля куплена. И теперь просто не стою там, по углам заезжаем, неудобно, стою, где нет маршрутных такси. Они еще чем мотивируют: что на тех же бабушках могли заработать. У них есть маршрут, который в Цветнополье ездит, тоже деревня рядом. Когда маршруты официальные отменили, они стали заезжать, но то заезжают, то нет», — сказал изданию водитель.

Кроме угроз на водителя поданы жалобы в налоговую службу и прокуратуру.

«Поступило обращение о неправомерных действиях в связи с перевозкой пассажиров без лицензии. Запрошена документация, проводим проверку», —прокомментировали изданию в районной прокуратуре.

Когда мужчине стали угрожать, то он завел блог на YouTube, куда выкладывает записи с видеорегистратора. В одном из видео он сообщается, что ему сломали очки, но несмотря на это он говорит, что будет продолжать возить людей бесплатно.
https://www.youtube.com/watch?time_continue=117&v=_Hxj1LXUlh...
Материал отсюда: https://newsland.com/user/4297710442/content/prokuratura-oms...

Начало ситуации на Пикабу уже освещалось. Почитать можно тут: https://pikabu.ru/story/omskiy_voditel_marshrutki_vozit_pass...
3109

Я не обязан отвечать на этот вопрос!

Развернуть
В тему постов про ДПС.
2012 год, едем мы с другом на его пятерке (отечественной, не БМВ), центр города, ремонт дорог. Из-за ремонта запрещены повороты в обе стороны. Один из временных знаков мой друг успешно проморгал и повернул налево. Оп! Жезл.
- Инспектор Такой-то, повернули на запрещающий знак, будьте добры документы.
Дали. Смотрит. И тут, зачем-то, спрашивает:
- Куда едете?
Друг посмотрел на него пристально:
- Я не обязан отвечать на этот вопрос.
Инспектор озадачился:
- На работу что ли едете?
- Я не обязан отвечать на этот вопрос, - резонно заметил друг.
- Вы в прокуратуре что ли работаете?
Теперь озадачился друг, но решил идти до конца:
- Я не обязан отвечать на этот вопрос!
Инспектор, похоже, получил все необходимые доказательства своей гипотезы:
- Так бы сразу и сказали, что в прокуратуре работаете!
Отдает документы.
Уезжаем с круглыми глазами и рвущимся из груди гоготом.

UPD: в прокуратуре не работали
750

Зампред ЦБ Василий Поздышев сбежал из России после вызова в прокуратуру по делу о банке «Югра»

Развернуть
После обращения к генеральному прокурору РФ одного из акционеров банка «Югра» Алексея Коршунова, в прокуратуру был вызван заместитель председателя Центробанка РФ Василий Поздышев. Однако, в ведомстве чиновник так и не появился.
Зампред ЦБ Василий Поздышев сбежал из России после вызова в прокуратуру по делу о банке «Югра»
Коршунов в своем обращении обвинял главу подконтрольной регулятору компании АСВ, руководившей банком с 10 июля в превышении полномочий и намеренном обрушении капитала банка.
По факту заявления Генпрокуратурой была инициирована проверка, в ходе которой в ведомство были вызваны зампред ЦБ Василий Поздышев и глава надзорного отделения Банка России Анна Орленко.
Несмотря на вызов, ни один из высокопоставленных сотрудников Центробанка к текущему моменту не предстал перед правоохранителями.
По сообщениям СМИ, Поздышев поспешил покинуть страну и, вероятно, находится во Франции. Также имеется информация о наличии у чиновника французского гражданства, что порождает ряд вопросов о том, каким образом зампред получил занимаемую им должность.
Источник
532

Про инвалидов

Развернуть
Очередная история из воспоминаний бывшего следователя сельской прокуратуры носит незамысловатое название, которое как минимум на половину раскрывает её содержание. Да, речь в ней пойдет о преступниках-инвалидах. Катализатором для данных воспоминаний послужила некоторая недавняя новость, разбирать которую я смысла не вижу, а вот поделиться своими воспоминаниями из области работы с обвиняемыми-инвалидами могу.

Первая история случилась в канун очередного юбилея Победы. Жила в одной из деревень нашего района бабушка — ветеран войны, зенитчица, с боевыми и трудовыми наградами, но, к сожалению, в последние годы практически обездвиженная на почве какой-то болезни. Понятное дело — почтенный возраст и особенно перенесенные в молодые годы лишения рано или поздно дают о себе знать. И был у этой бабушки дед. Обычный такой дед, но почему-то не фронтовик. Как так получилось — не вдавался в подробности, если честно. После выхода на заслуженную пенсию у деда особенно усилилось увлечение одним хобби, а именно употребление внутрь недорогих, но крепких спиртных напитков. А поскольку пенсия у бабушки в связи с её заслугами была вполне приличная, то на хобби деду хватало вполне. Бабушка, конечно, это его увлечение не поддерживала, хотя и выпивала с ним понемногу, поскольку ей резонно было жалко пропитых дедом денег, да и ухода за ней по причине дедовского пьянства особого не было.

И вот в один из дней дед сбегал до лабаза, принес бутылочку какой-то гамыры, и стал её неспешно испивать, в полуха слушая бабкины причитания по поводу вреда пьянства с точки зрения экономики и здравоохранения отдельно взятой российской семьи. Причитания эти дед слышал регулярно, поэтому не реагировал на них вообще. Но, как позже выяснилось, совершенно зря. В один момент бабушка изловчилась, тоnянулась до стола, который стоял не сильно далеко от кровати, на которой она лежала, схватила расположенный на краю стола кухонный нож и что есть силы воткнула его в спину сидевшему на стуле к ней задом деду. Потом несколько часов она ждала, пока не зайдут соседи, и уже им все рассказала, попросив вызвать милицию.

Приехавшей следственно-оперативной группе бабушка тоже рассказала все, как было, ничуть не скрывая того, что убийство деда совершила именно она. По факту убийства возбудили уголовное дело, расследовать по которому было особо-то и нечего, поскольку все было ясно и очевидно. Бабушке избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде, которую она, понятное дело, ни разу не нарушила.

Буквально через два месяца уголовное дело ушло в суд и уже там остро встал вопрос, как это дело рассматривать по существу. Проблема была в технической стороне вопроса — кто будет доставлять обездвиженную бабушку в суд, какими силами, кто будет возвращать её на место и так далее и тому подобное. Решилось всё в итоге очень просто: заместитель председателя районного суда сказал, что лично рассмотрит это дело в выездном судебном заседании. С этой целью он сам, секретарь судебного заседания и помощник прокурора сели на «Волгу» председателя суда и приехали в ту деревню к бабке домой. Судебное заседание проходило в той самой комнате, где лежала бабушка, то есть практически на месте преступления. Причем формализм был соблюден до такой степени, что зампредседателя суда даже отдельно разрешил бабушке лежать при поступлении команды секретаря «Встать, суд идет!». Так что дело рассмотрели быстро, бабушку признали виновной в совершении убийства и назначили ей наказание «ниже низшего», да и вообще условное с испытательным сроком на один год.

Кстати, следователь, который направлял в суд это уголовное дело, наверняка тоже читает эту историю, поэтому, пользуясь случаем, передаю Андрею привет от напарника.

Другое уголовное дело расследовал уже я сам, и оно было намного сложнее. Опять же в середине 90-х годов на территории нашего сельского района произошло убийство. Убили пациента туберкулезной больнички. Прямо в палате самой больницы. Туббольничка эта представляла собой несколько одноэтажных деревянных бараков, расположенных в паре километров от одного села, в сосновом лесу. Для тех, кто не в теме, объясняю: пациентами таких туберкулезных больниц практически на сто процентов являются различные деклассированные элементы, либо сидельцы с многолетним стажем, но без особых средств к существованию, либо деклассированные элементы из числа сидельцев с большим стажем (вариантов много, но суть их ясна). Недаром туберкулез называют болезнью солдат и заключенных. Хотя я и сам в свое время переболел туберкулезом (быстрее всего, подцепил где-то от благодарных клиентов на тюрьме), но вышеприведенная мысль представляется мне верной. В общем, контингент собрался там еще тот, и этот контингент усиленно лечился, в основном забухивая все, что горит, но под чутким наблюдением медицинского персонала.

Убиенный (назовем его Петропавлов) тоже в прошлом был сидельцем по каким-то «бакланкам» (за хулиганство сидел, чтобы всем было понятно), но давно угомонился, хотя и не утратил некоторых гопнических замашек несмотря на пятьдесят с хвостиком лет. В частности, он постоянно подкалывал своего сокамерника, то есть сопалатника, по фамилии Борисоглебов. Этот Борисоглебов был человеком замечательной судьбы, во всяком случае, он себя таким рисовал. Лет ему тоже было далеко за пятьдесят, и у него не было обеих ног, ампутированных по середину бедер. По сведениям ИЦ (информационного центра УВД), Борисоглебов сначала сидел по статье 103 УК РСФСР (умышленное убийство) восемь лет, потом раза четыре за кражи по статьям 144 и 89, каждый раз года по три-четыре. О причине отсутствия у него ног Борислоглебов рассказывал мне, что на предпоследнем сроку он, работая на лесоповале, повредил бревном одну ногу, долго лежал на морозе, пока его не доперли до больнички, в результате обморозил обе ноги, началась гангрена и по концовке ему оттяпали обе ноги выше колен. Так это было или нет — сказать трудно, я этот вопрос специально не выяснял, поскольку он не входил в предмет доказывания. Да и говорил он много, особо упирая на то, что в первый раз присел за убийство тещи, причем с таким видом, как будто это был как минимум подвиг. Хотя кто его знает, что там была за теща... Но сейчас не не об этом, а о том, что на последний свой срок за кражошку Борислоглебов заехал уже без обеих ног.

В придачу к тому, что он был безногий, у него был диабет, а также туберкулез в последней стадии. Короче, в народе таких называют «полчеловека». Однако по манере поведения он был достаточно дерзкий и на приблатненной волне, так что если закрыть глаза и слушать его не глядя, то о его инвалидности можно было запросто и не догадаться.

Как я уже упомянул, у Борислоглебова с Петропавловым сложились крайне неприязненные отношения. Вот и в тот самый вечер, когда обитатели палаты раскружили на пятерых два пузырька «палёнки» по 0,5, главным развлечением собравшихся стал спор между Петропавловым и Борисоглебовым. Точнее, спором это было назвать трудно, они просто выясняли, кто именно из них является представителем самцов из подотряда куриных, то есть дискуссия носила преимущественно научно-орнитологический характер. В итоге водка кончилась, и Борисоглебов сказал Петропавлову, что тот еще пожалеет о своих словах, поскольку в истинно интеллигентных кругах именование оппонента «петухом» никому и никогда не прощается. После этого все участники брифинга потянулись в холл (если можно так выразиться) барака, где стоял телевизор, по которому начинался какой-то сериал. А Петропавлов сказал, что эту муть сериальную он смотреть не будет, и лег спать в своей койке.

Минут через сорок один из обитателей третьей палаты пошел в свою тумбочку за сигаретами, но вернулся очень быстро с криками «Петропавлова замочили!». Все пациенты и персонал в виде медсестры ломанулись в палату и увидели, что Петропавлов лежит на своей постели в положении на спине, но с нехарактерным предметом между ребер левой части груди — ножом.

Вызвали из соседнего барака дежурного врача, тот пришел, посмотрел трупа и снова ушел звонить в милицию. Тем временем медсестра занялась привычным для неё ритуалом приготовления отошедшего в мир иной пациента к похоронным процедурам, то есть сняла с него все казенное белье, чтобы не нарушать отчетности, вытащила из груди нож и тщательно его вымыла, поскольку имущество больницы не должно находиться в грязном виде, а также обтерла влажной тряпкой потеки крови с груди трупа Петропавлова. Короче, методично и у всех на глазах уничтожила все улики, лошадь педальная.

Кто, когда и в какой последовательности заходил во время просмотра телевизора в третью палату и выходил, установить не представлялось возможным, поскольку решительно все пациенты говорили, что не следили за этим, и подробностей не помнят. Тот же Борисоглебов говорил, что он на своей коляске выкатился из палаты вместе со всеми, и приехал туда уже после обнаружения трупа.

Вот в таком виде мне досталось это уголовное дело. С целью установления истины я решился провести одно невиданное в наших краях следственное действие - следственный эксперимент с большим количеством участников. Второй раз на такой подвиг я решился еще только однажды (кстати, еще раз привет моему тогдашнему напарнику Андрею, это было по его делу, когда мелкие бандиты на пляже битами забили одного мужика насмерть, а второго оставили инвалидом), и больше такого желания у меня не возникало.

Смысл следственного эксперимента сводился к следующему: Все, кто был в момент происшествия в наличии в том бараке, то есть больничном корпусе, были собраны в холле у телевизора. К телеку подцепили видеомагнитофон и включили ту самую серию фильма, которая шла тем вечером. Участникам эксперимента (а их всего было где-то пятнадцать человек, включая медсестру) было предложено занять места согласно тем позициям, которые они занимали в тот вечер, и если имелись противоречия, то они сразу устранялись путем получения пояснений с занесением их в протокол. Должен сказать, что все это вышло очень хлопотно, хотя участники эксперимента в основном подобрались люди культурные, обращавшиеся ко мне исключительно по старинной традиции «гражданин следователь». Тем не менее, когда Борислоглебов занял на коляске место перед одним из пациентов, тот тут же заявил, что Борисоглебова в тот вечер тут не сидело, поскольку в таком случае он бы загораживал ему экран. Борислоглебов откатился к другому месту, но и там заявили, что его тут не было.В конце концов выяснилось, что он установил в тот вечер свою коляску перед стулом, на котором сидел обитатель первой палаты, который, в свою очередь, сказал, что он посмотрел фильм минут десять, и потом пошел покурить. Причем на момент его ухода Борисоглебова еще не было. Выходило, что Борислоглебов был единственный, кто прикатил из палаты к телевизору позже всех, то есть оставался последним в палате наедине с убиенным в течение как минимум десяти минут.

Сам Борислоглебов свою вину отрицал. Но делал он это так, что всем сразу становилось понятно, что это он замочил Петропавлова. Потому что он с ухмылкой заявлял без протокола: «А вы докажите, у вас доказательств-то нету, эта клюшка-медсестра ножик вымыла, всё, нету у вас доказа!», и все в таком духе. Было понятно, что в силу имеющегося криминального опыта он прекрасно понимал перспективы доказывания.

А с ними у нас было весьма негусто. Точнее имелось только: личная неприязнь с потерпевшим, ссора в вечер убийства с обещанием поквитаться, да следственный эксперимент свидетельствующий максимум о том, что Борисоглебов покинул палату минут на десять позже всех. Поэтому, несмотря на внутреннюю убежденность в том, кто является убийцей, предъявлять ему обвинение я не спешил.

Но где-то через месяц меня и исполняющего обязанности прокурора района вызвал в областную прокуратуру начальник следственного управления (была тогда такая должность), который, не позволив нам даже присесть, стал выговаривать, что мы — не прокурорские работники, а мальчишки и слюнтяи, добыли достаточно доказательств на убийцу, но боимся пойти на риск и все в таком духе. Мы пытались возражать, но нам было четко дано понять, что доказательств достаточно, и что убийца, тем более совершивший такое преступление повторно, не должен разгуливать на свободе, то есть его нужно арестовать.

Тут нужно сделать необходимое пояснение: В Уголовном кодексе РСФСР образца 1960 года имелась статья 102, в которой был пункт «и» - то есть умышленное убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство. Наказание там предусматривалось двух видов — от восьми до пятнадцати лет лишения свободы, либо смертная казнь. Короче говоря, поскольку Борислоглебов был ранее судим за убийство, ему корячилась областная подсудность со всеми вытекающими.

Но тогда нам хотелось убедить руководство, что мы не мальчишки, поэтому вернувшись к себе в районную прокуратуру, я изготовил постановление о привлечении Борислоглебова в качестве обвиняемого по статье 102 пункту «и» УК РСФСР, а также постановление об избрании в отношении него меры пресечения виде заключения под стражу, которое и.о. прокурора района тут же утвердил. Исполнять постановление поехал конвой с РОВД, который худо-бедно погрузил Борислоглебова в УАЗик и оттартал до СИЗО вместе с коляской.

Уже потом парни из оперчасти СИЗО со смехом показывали мне документ из личного дела Борисоглебова, в котором он давал подписку о предупреждении наступления уголовной ответственности за побег. Но мне было не до смеха, дело нужно было направлять в суд. На следственные действия в следственный кабинет Борисоглебова таскали двое из «хозбанды», но он сам почему-то не падал духом и все так же с усмешкой говорил, что ничего у нас не получится, и доказательств нету.

Тем не менее, было составлено обвинительное заключение, которое утвердил заместитель прокурора области (дело-то, напомню,было областной подсудности). Дело ушло в суд и было назначено к слушанию.

Однако суд не состоялся, потому что Борислоглебов скончался в камере СИЗО от туберкулеза. Поэтому уголовное дело в отношении него было прекращено судом за смертью.

Наверное, многие скажут (или подумают), что я загнобил ни в чем не повинного человека до смерти и все такое прочее. Но я до сих пор убежден в его виновности, хотя как бы расценил мою убежденность суд на основе имеющихся доказательств — это большой вопрос.

Вот такие две неравнозначные истории вспомнились мне про обвиняемых-инвалидов.
5355

Проверим качество дорог в Невьянске?

Развернуть
Проверим качество дорог в Невьянске?
Сегодня в посте @Nitolai, рассказали о том, как уральские чиновники устроили "охоту" на школьника и его мать только за то, что он посмел рассказать о качестве ремонта дороги в городе Невьянск и сопутствующем ему "освоении" бюджета.

Местные СМИ пишут, что его вызвали в управление образования и обещали проблемы при сдаче ЕГЭ, а матери и вовсе пригрозили увольнением с работы.
Проверим качество дорог в Невьянске?
Ну, сразу видно, она не при делах.))

Мое мнение, что если уважаемые господа из числа их чиновничьей диаспоры так эмоционально отреагировали на это видео, возможно, им есть чего опасаться.

А раз так, почему бы не помочь Свердловской прокуратуре проверить требования к качеству проводимого ремонта. Тем более, что заплатили за него 3 093 466,40 бюджетных денег.

Если у Вас будет желание присоединиться:

1. Качаем шаблон обращения по ссылке (если среди пикабушников есть специалисты в области дорожного хозяйства буду рад Вашим замечаниям по редакции).
2. Заполняем выделенные цветом поля.
3. Переходим на сайт Прокуратуры Свердловской области и выбираем "Невьянская городская прокуратура" или "аппарат прокуратуры области" (что предпочтительнее, пусть лучше Ваше обращение перешлют оттуда).
Проверим качество дорог в Невьянске?
4. Заполняем данные и вводим капчу.
5. Вуаля. Ответ на Ваше обращение должен быть направлен в течение 30 дней.

Буду рад Вашему участию (комменты для минусов на месте).
Похоже, сегодня единственный способ заставить некоторых чиновников работать, это дозвониться Президенту или разместить видео об их "достижениях" на ютубе.((
4362

Проверка действий судьи Краснодарского краевого суда Хахалевой Елены Владимировны

Развернуть
По мотивам постов
http://pikabu.ru/story/zolotaya_sudya_i_russkoe_byidlo_51960...
http://pikabu.ru/story/khakhalevyi_zoloto_sudyi_lipovyiy_dip...
http://pikabu.ru/story/a_tam_i_bez_svadbyi_okazyivaetsya_vse...
Пикабушник @depotato попросил меня, как человека, проявившего некую заинтересованность в наказании судьи Краснодарского краевого суда Хахалевой Елены Владимировны, а также в проведении должной проверки действий судьи, подготовить пост и приложить необходимые документы (заявления) в Генеральную Прокуратуру, Высшую Квалификационную Коллегию Судей, и в Прокуратуру Краснодарского Края.
На данный момент встает вопрос о проверке того факта, почему судья получила свой статус не имея на тот момент высшего юридического образования.
Я подготовил необходимые жалобы, требуется только заполнить контактные данные, подписать эти документы и отправить по указанным адресам почтовым отправлением, заказные письма с уведомлением не обязательны.
ЧЕМ БОЛЬШЕ ЧЕЛОВЕК ПОДПИШЕТ И ОТПРАВИТ, ТЕМ БОЛЬШЕ ШАНСОВ, ЧТО ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА И ВККС РФ НАЧНУТ БЫСТРЕЕ ОТРАБАТЫВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ.

Жалобы и заявления в Прокуратуру И ВККС РФ
https://yadi.sk/d/XumJzxOJ3L7mwv
https://yadi.sk/d/jDQcV8sj3L7muS
https://yadi.sk/d/_P7QTaTH3L7mfz
878

Зря не доставили в руки.

Развернуть
С "Казпочты" взыскана компенсация за вскрытый конверт с засекреченными сведениями.

Компания «Казпочта», чей почтальон оставил конверт из прокуратуры в дверном проеме квартиры жительницы Караганды, вскрытом в дальнейшем неустановленными лицами, обязана выплатить адресату компенсацию морального вреда, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Женщина, дочь которой стала предположительно жертвой педофила, написала жалобу в прокуратуру с требованием взять на контроль расследование о развращении ее малолетней дочери. В предусмотренные законом сроки прокуратура письменно ответила матери девочки. Однако женщина, вернувшись вечером с работы, обнаружила вскрытый конверт, а ответ из надзорного органа пропал. Она подала иск в отношении АО «Казпочта», обвинив его в нарушении тайны почтовой переписки.

«Истица мотивировала свои требования тем, что письмо из прокуратуры, носившее конфиденциальный характер, было доставлено ненадлежащим образом. Оно было оставлено в дверях квартиры почтальоном. Письмо касалось обстоятельств расследования уголовного дела по развращению ее малолетней дочери. К моменту прихода домой истца конверт почтовой корреспонденции был вскрыт и содержимое письма отсутствовало», - сообщили в пресс-службе Казыбекбийского районного суда №2 Караганды.

Свои морально-нравственные страдания истица оценила в 300 тысяч тенге(60 тыс.росс.руб.), потребовав от суда взыскать с ответчика данную сумму. «В ходе судебного разбирательства установлено, что в результате ненадлежаще оказанной услуги почтовой связи по вине ответчика, до адресата не была доведена корреспонденция. В итоге почтовая переписка стала доступной иному лицу, что повлекло нарушение конституционных прав истицы», - сообщили в пресс-службе суда №2.

Суд удовлетворил исковые требования частично и определил размер компенсации морального вреда в сумме 70 тысяч тенге(14 тыс.росс.руб.).

В итоге прокуратура вновь выдала женщине ответ на ее жалобу. Осталось невыясненным, кто похитил письмо, содержание которого не подлежало огласке по причине совершения преступления в отношении малолетнего лица.

Источник: ИА "Казинформ"
2890

Кто-то посмеётся, а кто-то поплачет.

Развернуть
Кто-то посмеётся, а кто-то поплачет.
1548

Записки прокурорского следака. Часть 15

Развернуть
Друзья, нас 10.000, и к этой славной юбилейной цифре сегодня два поста (вечером новая долгая серия) :)
Хочу закончить в этой части тему изнасилований, ответив на вопросы из комментариев и приходивших мне на почту.

1. Кто чаще совершает изнасилования - русские или иные национальности?
Чаще (исключительно в процентном соотношении) - русские. Хуже и жёстче - жители бывших среднеазиатских республик.
К примеру, что такое стандартное (простите, девушки за такой цинизм) изнасилование, совершенное русским парнем (предположим, неким обезличенным Василием) - он (чаще всего) находится в состоянии опьянения. Василий не злой, ему хорошо и хочется женской ласки, он искренне уверен, что неотразим. Кроме того, с самого детства Вася знает, что женское "нет" иногда и "да, просто будь настойчивей". Объект вожделения Василия (к примеру, соседка по дачному участку, или девушка, с которой он ехал в электричке, пытался познакомится и вышел за ней следом) не "отшил" его сразу же, вёл с ним какой-то диалог (совет девушкам - если к вам пытается пристать мужчина в состоянии алкогольного опьянения - отшейте его сразу же несколькими фразами, не вступайте в диалог!!! Пьяному может показаться, что вы флиртуете с ним, готовы на дальнейшее знакомство, но "ломаетесь"), следовательно, девушка просто кокетничает, цену себе набивает. Даже насилуя (я несколько десятков раз общался с подобными Василиями у себя в кабинете после их задержания/протрезвления), он просто уверен, что жертве с ним сексуально хорошо в данный момент (не, ну а чо- такой мужик справный, "богатством" не обделён, никто раньше "не жаловался"), а все крики, сопротивление, слезы и уговоры этого не делать - это просто "да все бабы ломаются". Не поверите, но довольно часто после изнасилования такие вот Васи могут дать номер своего телефона, или спросить номер у жертвы толко что совершенного ими преступления. Предлагают встретится ещё раз, приглашают на свидание. Разумеется, жертва преступления получит сильнейший шок и моральный урон, но, как правило, максимум, что ей грозит физически - это синяки на запястьях.

Теперь переходим к среднеазиатам - казахи почти никогда не бывают насильниками (может быть, в районе Оренбурга или Самары другая статистика, но в центральной России я за 15 лет работы не встретил ни одного казаха - насильника), киргизы встречаются, но нечасто, а вот узбеки и таджики - основные "клиенты" ст.ст. 131-132 УК РФ. Во-первых, это обусловлено масштабами различных строек на территории РФ (жители близлежащих городков, сел и деревень к некоторым "стратегическим" объектам типа объездной дороги Москва-Ленинград, платных дорог "Дон", либо возведения растущих как грибы торговых центров и тд, знают, что ночами селящиеся в вагончиках и бытовках среднеазиаты - молодые парни и взрослые мужики - буквально выходят "на охоту"). В своём городке, селе или ауле в Ферганской долине или Рогунском районе, этот молодой парень до своих 20 или 25 лет мог действительно ни разу не иметь полового акта с девушкой - крайне жёсткий ислам, крайне жёсткие законы сельской общины, хочешь женщину - вначале заработай ну овердохера денег на это эксклюзивное удовольствие. Разумеется, никаких "сисек-писек" по телеку, никакой порнухи в интернете (крайне в этих странах урезанном). И вот приезжает такой Джамшут в Россию, и что он видит - по улицам ходят голые (для него уж точно) девушки, повсюду без стеснения поцелуи и лёгкий петтинг между партнерами (для Джамшута это уже порно жёсткое), а уж когда он покупает мобильник и выходит в интернет на различные интересные сайты, волна похоти захлёстывает его с головой. Самое страшное, когда в одном вагончике или бытовке собираются 3-4 таких сексуальных лишенца. В один из дней (как правило, месяц после приезда, не позднее) у кого-то из них "срывает крышу". Мы уже привыкли не обращать внимание на азиатов в оранжевых жилетках на наших улицах, в наших дворах...проходим мимо них как мимо столба, не видим в них угрозу - и это очень большая ошибка. Этот маленький жилистый парнишка как правило очень силён. И очень жесток. В его культуре - мужчина основа основ, желаний у женщины нет, ее предназначение ублажать своего мужчину и воспитывать детей. Поэтому хватают вечером идущую в одиночестве, порой в состоянии опьянения, девушку такие вот Джамшуты и тащут к себе в вагончик. Предварительно девушка вырубается ударом по голове - от этого удара она может умереть, не страшно -ее тело затащут в кусты и пойдут за новой жертвой. В вагончике для очнувшейся девушки начнётся ад - трое/четверо мужчин будут насиловать ее очень долго и очень жестоко - "во все отверстия" (сорри за цинизм), при этом избивая руками и ногами, прижигая сигаретами - как только узбек/таджик увидит беспомощную жертву - у него реально "крышу сносит" от крови. Если жертве удастся выбраться, когда насильники заснут - она будет вся в крови и возможно в переломах, если нет - ее, скорее всего убьют - среднеазиаты не любят оставлять жертв в живых.

Разумеется, это я описал в одном случае три самых жестоких преступления из встречавшихся мне - групповые изнасилования, но даже в случае одиночного преступника жертву будут ждать в обязательном порядке побои и издевательства - в этом разница между русским насильником и среднеазиатским, для первого вы девушка, к которой он испытывает влечение и похоть, но девушка. А для азиата- вы кусок мяса с отверстиями, точка.

Относительно насильников - кавказцев. В начале - середине 2000х действительно, "понаехавшие" джигиты регулярно становились "героями" этих преступлений, но в настоящее время, видимо, предпочитают или "по любви" или покупать секс - почти нет сейчас изнасилований кавказцами (разумеется, говорю о центральной России, в ЮФО все совсем иначе)


2) какие советы можете дать родителям жертв изнасилования?

Ну, во-первых, банальные - пожалуйста, объясните своим дочерям элементарные правила безопасности, не стесняйтесь позвонить ей "среди ночи", чтобы узнать - как ее дела. Если ваша дочь пришла с вечеринки/дня рождения/из ночного клуба "странная" - плачет ,не разговаривает с вами, может по несколько часов сидеть в душе, не выходит из дома на улицу - вполне возможно, в отношении неё совершено преступление, но ей стыдно рассказать об этом - не ругая ее, попробуйте узнать, что случилось.

Если действительно в отношении неё совершено изнасилование - не замалчивайте это преступление! Запомните- насильник, почувствовав безнаказанность, становится "серийным" в 100% случаев! Не идите в полицию - порой, вы можете "попасть" на не очень добросовестных сотрудников дежурной части или уголовного розыска (хоть это и редко, но везде есть разные люди), которые могут циничными вопросам "сбить вас с толку" - обращайтесь сразу же в следственный комитет!

Тоже касается и ситуаций, когда насильник - знакомый семьи жертвы (троюродный племянник или сын приятелей) - не пытайтесь "решить" эту проблему "в кругу семьи" - правило безнаказанности насильника работает и здесь, преступник всегда должен быть наказан.

3) как обезопасить себя от обвинения в ложном изнасиловании (вопрос от мужчин)?

Как я говорил в одной из частей, мужчину сложно "обвинить", если секса не было. Следовательно, секс между вами двумя (мужчина и женщина, которая в дальнейшем напишет заявление, что ее изнасиловали) действительно был. Секс всегда должен быть на ваших условиях - на вашей территории, или в гостинице, которую выбрали вы. Желательно сделать на телефон несколько селфи вместе с девушкой (в дальнейшем ей будет сложнее врать, что "вы на неё набросились внезапно"), из которых будет понятно, что она с вами не по принуждению. Презервативы использованные всегда выбрасывайте сами в унитаз. Не "форсите" в разговоре работой в Роснефти и тремя квартирами/двумя мерседесами - - возможно, девушке захочется получить материальные блага с вас быстро и незатейливо. Это, конечно, самые элементарные меры предосторожности, но даже их выполнение предупреждает возникновение таких лже обвинений.

Если есть какие-либо сложные/личные вопросы или ситуации - пишите tochno82@mail.ru - постараюсь помочь всем.
Не забывайте, что "береженого Бог бережёт" и будьте осторожны и аккуратны, берегите себя!
3335

Аварию в Чувашии с участием работника прокуратуры хотят замять

Развернуть
17 июня в районе деревни Тиуши Моргаушского района на дороге Ишаки — Аликово. Работник прокуратуры Чувашии, начальник отдела по делам несовершеннолетних и молодежи Владимир Степанов за рулем автомобиля Kia Rio при повороте не уступил дорогу встречному Renault Megan. Водитель Renault попытался затормозить и уйти в сторону, чтобы предотвратить столкновение. Уйти от столкновения не удалось. Пострадали 5 человек, двое из которых несовершеннолетние. 19-летний водитель французской иномарки, который был по первоначальной версии обвинен в аварии, был госпитализирован с переломом позвоночника. Две его пассажирки 16 и 17 лет получили ушибы, у одной из них перелом ключицы. Находившаяся на пассажирском сиденье Kia 53-летняя женщина также была доставлена в больницу с сочетанной травмой. Помимо этого, скрывшийся с места преступления Степанов вскоре и сам обратился в медицинское учреждение. Как утверждают очевидцы, работник прокуратуры Чувашии был пьян.
Информация об аварии на сайте прокуратуры Чувашии появилась только спустя два дня. В сообщении говорилось, что материалы проверки по факту ДТП были переданы в следственный орган. Ход проверочных мероприятий был взят прокуратурой на контроль. Сегодня брат водителя Renault Денис прошёл по всем пунктам «взятия дела на контроль»: начальник ГИБДД сообщил, что дело передали в следственное управление. Следователь сообщил, что в понедельник 19 июня все дела переданы в следственный комитет республики. А там, в свою очередь, сказали: «Нам дело не передавали. Вам следует обратиться в прокуратуру». Сходила и туда. Проверка, все бегают и суетятся. Никому и дела нет до пострадавших ребят, до сих пор находящихся в больнице.

Неужели дело замнут? Всего лишь скрытие с места преступления, вождение в нетрезвом виде и двое несовершеннолетних пострадавших. Какое дело до того, что водитель Renault в свои девятнадцать может остаться в инвалидной коляске, а одна из девочек до сих пор находится в реанимации? Видимо, никакого, но понятно точно, что семьи пострадавших и СМИ это дело в покое не оставят
Аварию в Чувашии с участием работника прокуратуры хотят замять
Аварию в Чувашии с участием работника прокуратуры хотят замять
Аварию в Чувашии с участием работника прокуратуры хотят замять
1042

Про мелкую деталь, которая решила всё

Развернуть
Очередная небольшая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры навеяна постом http://pikabu.ru/story/nevezuchie_voryi_5123233. Уголовное дело, о котором пойдет речь, расследовал не я, а мой наставник и первый учитель в следственном ремесле – Алексей Максимович, который тогда был следователем по особо важным делам прокуратуры области. Сам я в то время тоже уже работал в областной прокуратуре, поэтому о главных перипетиях этого дела узнавал, что называется, в режиме реалного времени. Итак, вот сама история.

Как обычно, события развивались во второй половине 90-х годов в относительно небольшом провинциальном городе. Сотрудники местного УБОПа совершенно случайно узнали от каких-то добрых людей о том, что в местном же РЭПе (регистрационно-экзаменационном подразделении) ГАИ успешно функционирует организованная преступная группа, которая исключительно из бескорыстной любви к денежным средствам помогала несознательным гражданам ставить на учет фактически нерастаможенные автомобили, ввезенные из стран Западной Европы. Суть аферы была такова:

Некий сотрудник РЭПа (назовем его Фуражкин) подыскивал людей, которые не хотели платить установленные таможенные платежи за автомобили иностранного производства, приобретенные в основном в Германии (хотя была вроде Бельгия, и еще какие-то страны). Этих людей с одной стороны вполне можно было понять: они покупали в Германии автомобили престижных марок одно-двух годичной давности выпуска, а государство самым наглым образом принуждало их перед постановкой на учет платить совершенно конские деньги, чуть ли не превышающие стоимость самого автомобиля в ФРГ. Надо было что-то делать, и по некоторым каналам эти люди находили доблестного гаишника Фуражкина. Причем люди эти были в основном из обеих наших столиц (хотя преимущественно все-таки из Москвы), а также нескольких городов-миллиоников западной части России. Они передавали различными путями Фуражкину немецкие документы на автомобиль, а дальше Фуражкин пускал эти документы в работу. У него в РЭПе было два коллеги, один из которых подделывал документы белорусской таможни о том, что автомобиль пересекал границу под управлением какого-то жителя нашего города, и второй, который подделывал российские таможенные документы об уплате пошлин. После этого автомобиль ставился на учет на имя жителя нашего города (их было много, и зачастую эти люди даже не знали, что они владельцы «семерки» БМВ или «мерина» в последнем кузове). Примерно через неделю эта автомашина с учета снималась, потому что её как будто приобретал тот самый житель Москвы, который и заказывал весь этот цирк с конями. Затем москвич приезжал к себе в Москву и спокойно ставил на учет уже якобы законно приобретенный им в Российской Федерации автомобиль.

Да, схема выглядит несколько туповато, но на самом деле она была достаточно эффективна. Дело в том, что в то время компьютерных учетов практически не было, все делалось в рукопашную – ручные картотеки и тому подобные прелести доцифровой, то есть аналоговой эпохи. Поэтому выявить тот факт, что жители небольшой города за Уралом отчего-то массово ломанулись в Германию покупать дорогостоящий автотранспорт, было не так-то просто. В основном расчет РЭПовцы делали на то, что никто не будет перепроверять поддельные документы, которые они клали в картотеки, и этот расчет в общем-то оправдывался.

Но тема расширялась, по городу пошли разговоры, да и гаишники явно повысили в глазах окружающих свой жизненный уровень, и даже стали есть роллы без хлеба. Тут-то этой темой заинтересовался УБОП.

Операция по выявлению и документированию злодеев была задумана в лучших УБОПовских традициях, то есть с элементами оперативного внедрения. Для этого из соседнего города был выписан коллега – сотрудник тамошнего УБОПа, с соответствующим реквизитом. Реквизит представлял собой свежий «Крузак» без документов, а также цепуру в палец толщиной. Потом мне довелось много раз встречаться с тем опером по фамилии Жуков, и я могу поручиться: в общем-то, никакой реквизит ему особенно был и не нужен. Потому что это не Жуков был похож на бандита, а настоящие бандиты на его фоне выглядели жалкой пародией.

Короче говоря, Жуков на «Крузаке» заехал в наш город, нашел одного относительно авторитетного человека и сказал, что другой, уже очень авторитетный человек из большого города посоветовал пошукать тут насчет регистрации авто без растаможки. Относительно авторитетный человек ответил, что для уважаемых людей проблем не будет, и свел Жукова с Фуражкиным. Фуражкин озвучил ценник (тысячи две долларов, что ли), Жуков молвил «без базара ваще», ударили по рукам. Стрелу забили через неделю, Фуражкин пообещал привезти уже готовые документы на автомобиль.

Через неделю Фуражкин приехал на «стрелку», отдал Жукову свежеприготовленные документы, получил свои две штуки баксов, и тут же был захвачен в плен сотрудниками нашего УБОПа. Сразу же было возбуждено уголовное дело, Фуражкин был задержан, а потом и арестован. Само же дело передали следователю по особо важным делам прокуратуры области, поскольку УБОПовцы привычно изображали Кинг-Конга, то есть стучали себя кулаками в грудь и громко кричали, что эпизодов и фигурантов будет еще очень много.

Но с другими эпизодами как-то не заладилось, потому что предстояло вручную перерывать все картотеки за последние несколько лет, выбирать из них дорогие иномарки и смотреть, не подделаны ли на них документы. Причем не просто смотреть, а проводить экспертизы этих документов. Короче, работы предстояло на год с большим хвостиком. Сам же Фуражкин сотрудничать со следствием категорически отказался и заявлял, что всё это – провокация УБОПа.

Плюс несколько трезвых голов в руководстве прокуратуры области тоже стали говорить, что весь этот заплет с оперативным внедрением крепко попахивает провокацией, то есть искусственным созданием правоохранительными органами условий для совершения подозреваемым преступления. И в этих словах был большой резон, если честно. Так что никакой внятной перспективы у этого уголовного дела как-то не наблюдалось.

Как обычно, выручила халява, то есть оперская удача. Помимо всего прочего, следователь изъял из РЭПа несколько единиц оргтехники, на которой предположительно изготавливались поддельные документы. Среди этой техники была электронная пишушая машинка «Самсунг». В то время стали появляться в обиходе такие агрегаты, которые представляли собой нечто среднее между пишущей машинкой и компьютером. То есть на клавиатуре вводился текст, который отображался на небольшом экранчике, и если ошибок не было, то оператор машинки нажимал «печать», и она со страшной скоростью и удивительно ровным и красивым шрифтом печатала набранное. Вот такую машинку следователь направил на криминалистическую экспертизу.

Эксперт позвонил следователю чуть ли не в тот же день и сказал, что есть очень интересная новость. Следователь тут же прилетел в ЭКЦ, где эксперт показал ему снятую с этой пишущей машинки красящую ленту. При просмотре этой ленты на свет было видно, что она использовалась только один раз, и весь текст, который на ней набирали, отобразился очень четко.

А получилось вот что: Эту машинку гаишники-аферисты не использовали для печати обычных служебных документов. Они приберегали её специально для того, чтобы печатать на ней левые таможенные бумаги. Лента была достаточно длинная, и на ней запечатлелось больше сорока эпизодов левой растаможки. Поэтому уголовное дело со страшной силой двинулось вперед.

Впрочем, в дальнейшем было процессуальное закрепление полученных с ленты данных, которым я никого утомлять не буду. УБОП катался по стране в командировки, изымая автомобили с поддельными документами, владельцы каялись и рассказывали на протокол, как они обманули государство. В связи с этим Фуражкин резко передумал и пошел в расклад, видимо резонно рассудив, что лучше это сделать раньше, чем позже. Он сдал всех своих коллег, которые участвовали в этой афере, а также посредников, через которых к нему приходили клиенты.

Любопытно, что одним из этих посредников был адъютант командующего войсками ПВО, целый майор. Правда поскольку он являлся военнослужащим, то уголовное дело в отношении него было выделено в отдельное производство и направлено для дальнейшего расследования в военную прокуратуру Московского гарнизона. Через некоторое время мы узнали, что это уголовное дело было по каким-то мутным основаниям прекращено, а адъютант командующего ПВО понес суровое наказание: понижен в должности до завклубом какого-то отдаленного гарнизона в Московской области.

Дело же по гаишникам и остальным посредникам ушло в суд. В основном все получили условные сроки, потому что полностью признавали вину и каялись. Несколько человек самых активных участников группы, которые непосредственно делали левые документы, получили от трех до четырех лет лишения свободы, Фуражкину дали пять.

Самое же интересное в том, что по эпизоду с автомобилем Жукова суд Фуражкина оправдал, поскольку посчитал, что в данном случае имела место самая настоящая провокация. В адрес УБОПа судом по этому поводу было даже направлено частное определение. Впрочем, никакого наказания никто из участников той операции не понес, видимо потому, что победителей не судят.

Таким образом, данная история в очередной раз демонтирует тот факт, что везение – это неотъемлемая часть оперативной и следственной работы. Иногда даже кажется, что самая неотъемлемая.
445

Про очень необычный случай

Развернуть
У тут меня случился небольшой юбилей: прошло два года с тех пор, как я начал выкладывать на Пикабу истории из своих воспоминаний. И хотя за это время те, кому это было интересно, узнали про меня практически всё, продолжаются попытки разобраться в истинных мотивах, побуждающих меня стучать по клавишам ноутбука, а потом выкладывать свою писанину на Пикабу. Пикабушник @carbofos даже предположил, что я сижу на зарплате в МВД, и за долю малую участвую в формировании положительного облика российской полиции. Нет, мне не платит ни МВД России, ни какая-либо другая из правоохранительных структур. Даже не знаю, почему: толи сказывается некоторый бюджетный кризис, толи тот облик правоохранителей, который фигурирует в моих историях, недостаточно положительный. На самом же деле главная причина публикации моих воспоминаний (помимо тяги к графомании, разумеется) состоит в том, что писать интересно только тогда, когда тебя читают. Мне в этом плане повезло, и поэтому истории в моем исполнении еще неоднократно будут выкладываться.

А вместо торжественных мероприятий, банкета, салюта и тому подобного, вашему вниманию будет предложена очередная история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры. Этот случай мне запомнился по многим причинам, которые вы поймете, прочитав историю до конца. Предупреждаю, что букв будет просто неприлично много, как и всяческих незначительных на первый взгляд подробностей, без которых обойтись просто не получилось. Вообще-то, вся эта история тянет как миниму на повесть, но, тем не менее, приступим.

Время и место действия будут вполне традиционными – небольшой город на Урале в 90-е годы XX века, когда я работал старшим следователем прокуратуры сельского района. В один из дней июня прокурор района отписал мне уголовное дело, которое возбуждал и начинал расследовать следователь прокуратуры города, бывший тогда на дежурных сутках. Делу было всего несколько дней от роду, и оно представляло собой не слишком толстую стопку хаотично сложенных процессуальных документов в канцелярской папке системы «дыросшиватель». Разобрав бумаги по порядку, я изучил материал и выяснил следующее:

Началось всё субботним утром, когда в Ленинский райотдел пришла некая гражданка Карасева с заявлением о том, что пропал её муж, соответственно тоже Карасев. Муж утром в пятницу уехал на работу на своей автомашине «Нива», и с тех пор не появлялся. Жена позвонила коллегам мужа по работе, но где искать Карасева, они не знали. Этому Карасеву было что-то около тридцати пяти лет, и была у него одна особая примета – левая нога ниже колена отсутствовала, вместо неё был протез. Дежурная часть приняла заявление, и уголовный розыск начал неспешные поиски пропавшего Карасева.

Стали устанавливать, кто видел Карасева последним, и узнали, что тот работал в ООО «Петривас» (называлось так, потому что его учредителями были какие-то загадочные Петрович и Василич), которое представляло собой малое предприятие лесоперерабатывающего комплекса, проще говоря - лесопилку. Кстати, никто не мог сказать, кем там именно работал Карасев, и чем занимался (это я выяснил уже позже). В пятницу после работы верхушка ООО отправилась домой к директору этой конторы, некоему Павлу Рыбкину, у которого в тот день был день рождения. В квартире Рыбкина, помимо четверых работников «Петриваса», в тот вечер находились его жена Полина, пара её подруг и несколько приятелей Рыбкина с женами. Празднование не представляло собой ничего особенного – пили разные подакцизные напитки и ели салаты. Разошлись поздно, уже за полночь. Карасев приехал к Рыбкину на своей «Ниве», и на этой же «Ниве» по окончании праздника и уехал, невзирая на алкогольное опьянение. Больше никто из присутствоваших его не видел.

В этой связи опера стали советовать жене Карасева еще подождать, потому что по теории вероятности, которая действует исключительно на постсоветском пространстве, пьяный Карасев скорее всего либо поехал бухать куда-то дальше к друзьям, и теперь отсыпается, либо к подругам, но тоже отсыпается. Пока жена Карасева убеждала оперов, что её муж совсем не такой, в дежурную часть поступило сообщение о том, что обнаружена «Нива», принадлежащая Карасеву. Нашлась она не в городе, а на территории нашего сельского района, в лесу, в стороне от больших дорог, и в сгоревшем виде. Ситуация стала приобретать совсем другой оборот, и по факту исчезновения Карасева стали работать намного более активно, подняв при этом дежурного следователя городской прокуратуры.

Всех, кто был на дне рождения Рыбкина, притащили в Ленинский райотдел, и стали с ними вдумчиво разговаривать, выясняя, не было ли по ходу празднования чего-то особенного. Все опрошенные пояснили, что особенное было, и заключалось оно в конфликте между именинником Рыбкиным и Карасевым. Рыбкин в тот вечер не пил (как потом выяснилось, он вообще спиртное не употреблял), а вот Карасев наоборот, налегал на водку. И видимо на этой почве он и начал докапываться до Рыбкина. Карасев говорил, что Рыбкин никто и номер его шестнадцатый, что только благодаря ему – Карасеву – «Петривас» процветает, и все в таком духе. Рыбкин хмурился, но на подколы отвечал скупо. А Карасев расходился все больше, заявлял, что он хоть сейчас готов настучать Рыбкину в балабас, и даже предлагал для этого выйти в подъезд. Рыбкин же все время пытался конфликт погасить, что отметили все очевидцы. По окончании праздника, когда гости уже вышли из подъезда и Карасев сел в свою «Ниву», Рыбкин подсел к нему, и многие слышали, как он предлагал Карасеву проспаться и завтра поговорить на трезвую голову, на что Карасев сказал, что разговор еще не закончен, после чего уехал.

Кроме того, уголовный розыск узнал у жены Карасева данные всех известных ей его друзей, и поехал по ним. Тут стали высняться еще более интересные вещи. Один из этих друзей рассказал, что где-то около полпервого ночи к нему домой зашел пьяный Карасев, и позвал поехать с ним на дачу к Рыбкину, чтобы закончить разборки. При этом Карасев вытащил из кармана брюк пистолет ТТ и сказал, что бояться нечего, потому что он завалит Рыбкина с первого выстрела. Но друг отказался куда-то ехать и даже пытался убедить Карасева остаться у него с целью проспаться и протрезвиться, а все вопросы решать уже утром на свежую голову. На это Карасев обиделся, хлопнул дверью и уехал на «Ниве» куда-то в темноту. Второй друг Карасева, не сговариваясь, поведал точно такую же историю, только произошедшую на двадцать минут позже первой. Еще одного карасевского друга по фамилии Окуневский, опера дома не застали. Отец Окуневского (тот был не женат и жил в квартире с отцом) рассказал, что накануне полвторого ночи приехал Карасев и позвал сына поехать куда-то с собой «на разборки». Отец пытался отговорить Окуневского, но тот ответил, что надо помочь другу, и уехал с Карасевым на «Ниве». Поле этого Окуневский-младший дома не появлялся.

Именинник же Рыбкин в городе отсутствовал. Его жена Полина сказала, что в ту ночь после того, как гости разошлись, Рыбкин на своем автомобиле «Нива» поехал на дачу, где оставался ночевать его отец. Дача находилась в лесном массиве на территории нашего сельского района, по странному совпадению сгоревшую «Ниву» Карасева нашли от неё километрах в пяти.

Опера стали пробивать за этого Рыбкина, и узнали, что это в своем роде весьма примечательная личность. К моменту описываемых событий ему было намного больше тридцати, и был он ветераном-«афганцем», причем необычным. Дело в том, что в Афганистане Паша Рыбкин отслужил всего год, в разведке мотострелкового соединения. Затем он был осужден военным трибуналом Туркестанского военного округа к восьми годам лишения свободы по пунктам «д», «з» УК РСФСР – умышленное убийство двух или более лиц, совершенное общеопасным способом. История эта была мутная, и что там случилось на самом деле, достоверно установить мне так и не удалось. Дело в том, что получить копию приговора из военного трибунала Туркестанского военного округа не представилось возможным, так как он к тому времени был давно расформирован, а ответ на мой запрос из архива Министерства обороны в Подольске (если я правильно помню) так и не пришел. Поэтому есть две версии событий. По версии местных «афганцев», у Рыбкина не складывались взаимоотношения с сослуживцами по разведроте, попросту говоря, его там чморили, так как он был хреновый разведчик и даже отстал от всей группы на разведвыходе. По версии самого Рыбкина, у него действительно были плохие отношения в роте, его пытались чморить, но он дал ответку, поэтому во время разведвыхода его попросту якобы случайно оставили одного в горах, и он был вынужден около суток выходить один к своим. Как бы то ни было, вернувшись с гор в расположение, Рыбкин первым делом подошел к палатке, где отдыхала после выхода его группа, и катнул туда гранату. Как результат – двое насмерть и четверо раненых. Судя по относительно небольшому сроку, который намерял Рыбкину военный трибунал, его версия имеет право на существование, потому что во времена СССР в органах военной юстиции людей сентиментальных не держали в принципе.

Из восьми лет Рыбкин отсидел всего четыре, потому что вышла нехилая амнистия для «афганцев», и он освободился по половинке срока. Вернувшись домой, по сведениям уголовного розыска Рыбкин какое-то время примыкал в нашем городе к группировке так называемых «афганцев», которые боролись за права участников военных действий в Афганистане путем сбора дани с торговцев на местных рынках. По некоторым данным, Рыбкин даже был в этой группировке «оружейником». Потом ОПГ распалась (кого-то убили, кого-то посадили), и Рыбкин занимался различным бизнесом, пока не стал директором в «Петривасе». Что еще можно про него добавить? Рост где-то за метр девяносто, очень крепкого телосложения, но не не качок, а жилистый. Женат повторным браком, Полина – вторая жена, моложе его на десять с лишним лет. От первого брака есть сын десяти лет, который после развода остался с Рыбкиным, а не с первой женой. Спиртного он не пил совсем, как я уже упоминал, увлекался охотой, рыбалкой и дачей.

Когда опера поехали на дачу и привезли оттуда Рыбкина в райотдел, была уже глубокая ночь субботы. Рыбкин особо не возмущался, и беседовал с операми почти всю ночь напролет. Он не отрицал ссоры с Карасевым на дне рождения, но говорил, что после этого Карасева больше не видел, а Окуневского вообще не знает, и упорно стоял на своем.

Уже утром воскресенья в Ленинский райотдел пришло сообщение о том, что какие-то ягодники нашли в лесу опять же на территории нашего сельского района труп мужчины с характерной приметой – у него был протез вместо левой ноги. Как уже понятно, место обнаружения трупа было в паре километров от дачи Рыбкина и в трех километрах от того места, где накануне была обнаружена сгоревшая «Нива» Карасева.

Стало окончательно ясно, что нужно искать где-то на даче, тем более, что уже наступило светлое время суток. С этой целью на даче Рыбкина провели обыск, который продолжался несколько часов, при этом один из оперов каким-то чудом нашел в траве недалеко от крыльца дачного дома стреляную гильзу от пистолетного патрона калибра 7,62, то есть от ТТшного патрона. После этого Рыбкин попросил пригласить адвоката, потому что он хочет дать признательные показания.

Приехал адвокат Акулов, кстати, в прошлом следователь прокуратуры. Переговорив с Рыбкиным полчаса один на один, он вышел и сказал, что они готовы к допросу. Находившийся тут же следователь городской прокуратуры произвел допрос Рыбкина, в ходе которого тот пояснил, что в два часа ночи к нему на дачу на своей «Ниве» приехал пьяный Карасев, и с ним какой-то мужик. Рыбкин в то время еще не спал, потому что переваривал ссору с Карасевым. Карасев и второй мужик зашли на территорию участка, Рыбкин вышел к ним навстречу. Карасев достал пистолет ТТ из кармана брюк, направил его на Рыбкина и стал говорить, что сейчас завалит его. Тогда Рыбкин резко схватил Карасева за руку, в которой был пистолет и стал выворачивать её, чтобы отобрать оружие. В это время раздался выстрел, видимо, Карасев нажал на спусковой крючок в процессе борьбы. От выстрела упал стоявший рядом приехавший с Карасевым мужик, потому что в тот момент ствол пистолета был направлен в его сторону. От неожиданности Карасев ослабил хватку, чем тут же воспользовался Рыбкин и выхватил пистолет из его руки, после чего тут же выстрелил ему в голову. Отец Рыбкина все это время спал в даче и ничего не видел. После этого Рыбкин погрузил оба трупа в «Ниву» Карасева и увез их в лес, где выбросил в разных местах. После этого он отогнал «Ниву» в другое место, где облил бензином из бака и поджег. Затем он пешком вернулся на свою дачу, пистолет ТТ выбросил где-то в лесу по дороге, где именно, не помнит.

Тут же был произведен осмотр места происшествия с участием Рыбкина, он указал место, где спалил «Ниву», где бросил труп Карасева, а также показал, где лежит труп Окуневского. На основании этих доказательств Рыбкин был задержан в порядке статьи 122 УПК РСФСР, а затем арестован с санкции прокурора по обвинению в убийстве двух лиц.

Всё это я узнал из материалов дела, а также из телефонного разговора со своим хорошим приятелем – тем самым следователем городской прокуратуры, который занимался этим преступлением на дежурных сутках. Он также сказал, что по его мнению в деле всё предельно ясно, Рыбкин совершил умышленное убийство двух лиц, а также сообщил, что по словам оперов в Ленинской уголовки, у Рыбкина наверняка где-то хранится арсенал распавшейся «афганской» группировки.

Действительно, расследовано по делу было многое, но не всё. Не хватало орудия убийства – пистолета ТТ. Его надо было отыскать. С этой целью я поехал к Рыбкину в СИЗО и пригласил с собой его адвоката Акулова, с которым тоже был уже давно знаком. В следственном кабинете Рыбкин и Акулов с жаром стали доказывать мне, что в данном случае налицо необходимая оборона, потому что фактически Карасев специально ехал на дачу убивать Рыбкина с пистолетом, и этому имелись многочисленные доказательства. Я же сказал, что не вижу со стороны Рыбкина полного содействия следствию, потому что до настоящего времени он так и не указал место, где лежит пистолет. Кроме того, я добавил, что вот если бы Рыбкин выдал хранящийся у него арсенал, то тогда сразу было бы понятно, что он вполне законопослушный гражданин. Сказал я это на удачу, будучи убежден, что Рыбкин ничего такого сдавать не будет. После этого Акулов и Рыбкин попросили у меня дать им возможность пошептаться, что я и сделал. Где-то через сорок минут Акулов позвал меня в следственный кабинет и сказал, что Рыбкин готов выдать и пистолет и арсенал в случае, если ему до суда изменят меру на подписку о невыезде. Подписка ему нужна была потому, что его молодая жена беременна, а он знает, что тот, кто пришел в суд своими ногами, своими ногами оттуда и уйдет. Я пообещал подумать, и на этом мы расстались.

На самом деле мне нужно было не подумать, а получить на это одобрение прокурора района. Я рассказал ему всё, как есть, включая и тот момент, что со стороны Рыбкина действительно усматривается скорее превышение пределов необходимой обороны, чем умышленное убийство. Прокурор долго колебался, размышлял, но в конце концов сказал, что я могу обещать Рыбкину подписку, если он сдаст пистолет и арсенал. Ну и если его версия подтвердится другими доказательствами в ходе следствия, конечно же. Рыбкин и его адвокат на такие условия согласились.

Честно говоря, я и сам не понимал, нахрена лично мне нужен этот арсенал, потому что на показатели работы следствия этот факт не влиял вообще никак. Но договоренность уже была достигнута, и надо было преодолевать предстоящие организационные трудности. Вывозить Рыбкина из СИЗО на дачу обычным штатным конвоем или с операми районного уголовного розыска я как-то побоялся, учитывая его габариты и навыки, а также то, что он отправил под крестик в общей сложности уже как минимум четверых (и еще неизвестно сколько «духов» в Афгане). Поэтому я обратился к знакомым ребятам из бандитского отдела УБОПа, накидав им ситуацию в общих чертах и попросив организовать спецконвой из СОБРовцев. Парни с бандитского взялись за дело с огромным энтузиазмом, потому что такая халява бывает, наверное, всего раз в жизни. В результате Рыбкина вывезли из СИЗО на микроавтобусе под охраной восьмерых СОБРов с автоматами. Само собой, с нами были адвокат, понятые, а также четверо оперов с бандитского, один из которых с видеокамерой.

Приехав на дачу, я предложил Рыбкину первым делом показать, где лежит пистолет. Он повел нас в лес, и где-то местрах в двухстах от забора указал на кучу сухого валежника. Поворошив её, мы действительно обнаружили там пистолет ТТ, в магазине которого оставалось шесть патронов. После этого мы переместились обратно на дачу, где Рыбкин сказал, что нужно разобрать поленницу у одной из стен бани. Поленница была метра два высотой, и операм с бандитского отдела пришлось попотеть, прежде чем они раскидали оттуда все дрова. Рыбкин же сказал взять в сарае лопаты и копать землю прямо на том месте, где стояла поленница. Опера взялись за лопаты. Копали они долго, углубились в песчаный грунт уже на метр с небольшим, но ничего не обнаруживалось. У меня уже стали закрадываться мысли о том, что Рыбкин просто издевается над нами, но он сказал, что нужно копать еще глубже. И на глубине где-то около полутора метров лопата наконец-то звякнула обо что-то металлическое. В результате дальнейших раскопок из земли были извлечены две сорокалитровые алюминиевые молочные фляги, обе доверху набитые различными боеприпасами. Там были автоматные патроны калибров 5,45 и 7,62, патроны к ПМу 9мм, патроны к ТТ 7,62мм, патроны к мелкашке 5,6мм, патроны длинные винотовочные 5,6мм, и даже пару десятков патронов к ревнагану 7,62мм, причем все это в больших количествах и в смазке. Кроме того, имелось четыре гранаты Ф-1, три тротиловые шашки и одна самодельная хрень весом в полкило, про которую Рыбкин сказал, что с ней нужно обращаться крайне осторожно, и сам он её в руки брать боится, потому что она может грохнуть от тряски без всякого предупреждения. Весь этот арсенал мы сортировали по видам боеприпасов и пересчитывали несколько часов, в результате чего на это следственное действие я убил целый день.

Понятное дело, что за арсенал парни с бандитского отдела УБОПа получили всяческие поощрения, а двое – даже награды. И еще долго с трибун разного уровня гремели речи руководства УВД о героических борцах с организованной преступностью, результативно реализующих длительные оперативные разработки, которые позволяют изъять такое количества боеприпасов и взрывчатых веществ из незаконного оборота. Лично я не получил ничего, даже «спасибо». Хотя, я не получил дисциплинарного взыскания, а это в работе следователя это и есть самое главное.

После этого я провел такое хитрое следственное действие, как следственный эксперимент с участием судебно-медицинского эксперта, физико-техника и эксперта-баллистика. В ходе эксперимента Рыбкин продемонтрировал, как именно все произошло в момент убийства, кто где стоял, и как были произведены выстрелы. Затем я назначил комплексную экспертизу, перед которой поставил вопрос: могли ли быть причинены огнестрельные пулевые ранения Карасеву и Окуневскому при указанных Рыбкиным в ходе следственного эксперимента обстоятельствах? Ответ экспертов был однозначен: да, с большой долей вероятности они так и были причинены. К примеру, пулевое ранение Окуневскому в голову имело направление снизу вверх, спереди назад и слева направо. Учитывая, что его рост был что около метр семьдесят, а у Рыбкина метр девяносто с лишним, чтобы выстрелить в него таким образом, Рыбкин должен был стоять на коленях и сбоку. Между тем, если принимать во внимание версию Рыбкина о том, что он в момент выстрела выкручивал руку Карасева с пистолетом, а Окуневский стоял слева от них, то все вставало на свои места.

Кроме того, Рыбкин сообщил подлинные причины его ссоры с Карасевым. Оказалось, что лесопилка «Петривас» процветала во многом благодаря тому, что дядей Карасева был некий чиновник из областного правительства, который мог замутить деляны в лесу. Соответственно, сам Карасев ничем другим, в сущности, и не занимался, как посредничнеством между лесопилкой и этим дядей. Рыбкин же тащил на себе весь груз реальной организации работы пилорамы, сбыта продукции и так далее. Поначалу всё шло хорошо, каждый занимался своим делом и все были довольны. Но у Карасева по мере возрастания доходов от лесопилки стала вырастать корона, и он начал говорить, что Рыбкин получает слишком много, потому что главный тут он – Карасев.

В общем, моя убежденность в том, что действия Рыбкина следует квалифицировать как превышение пределов необходимой обороны, окрепла окончательно, и я приступил к решению вопроса об изменении ему меры пресечения. Но тут обстоятельства резко изменились. Дело в том, что прокурор района, с которым я разговаривал на эту тему изначально, ушел на повышение в другой субъект, и его обязанности исполнял другой человек, приехавший для этого из прокуратуры города. Когда я пришел к и.о. прокурора с этим вопросом, то он тоже долго думал, взвешивая все «за» и «против», но потом сказал, что он против изменения Рыбкину меру пресечения на пописку. Мотивировал он свою точку зрения тем, что если мы это сделаем, то потерпевшие похоронят нас под ворохом жалоб. Резон в его словах, конечно же, был, и хотя я уговаривал его все-таки отпустить Рыбкина до суда, делать это он категорически отказался.

Короче говоря, мне предстояло сообщить Рыбкину о том, что я не сдержал условий договоренности, и что ему предстоит остаться до суда в СИЗО. Я воспользовался плановым конвоем, чтобы этапировать Рыбкина в УБОП, так как СИЗО в то время было сильно перегружено, и дождаться там свободного следственного кабинета было просто нереально. А опера с УБОПа были мне немного обязаны. Когда я приехал в УБОП, опера подняли Рыбкина из камеры в свой кабинет, где я выполнил ряд процессуальных формальностей, типа ознакомления обвиняемого с заключениями экспертиз, а потом перестал оттягивать неминуемое и сообщил Рыбкину о новых обстоятельствах с его мерой пресечения. Рыбкин после моих слов впал в крайнее уныние. Вообще, общаясь с ним по ходу следствия, я заметил, что ему были свойственны резкие перепады настроения, редкая упертость в своем мнении, а также часто проскакивающая обида на весь окружающий мир и людей в нем, якобы постоянно поступающих с ним несправедливо. Я стал утешать Рыбкина, говорил, что дело пойдет в суд по превышению пределов необходимой обороны, и что в суде, скорее всего, с такой квалификацией согласятся, а значит, большой срок ему не грозит. Но Рыбкин слушал меня в полуха, находясь в каком-то трансе. Понимая, что разговаривать с ним сейчас бесполезно, я попросил оперов отвести Рыбкина в камеру.

Сам я остался в кабинете потрещать с операми, но прошло всего минут десять, как туда забежал один из конвойных, в расхристанном виде и почему-то в крови, и запыхаясь спросил, кто тут следователь. Когда я ответил, то конвойный сказал, что мой арестованный Паша Рыбкин только что вскрылся в камере и никого к себе не подпускает. Я тут же побежал с конвойным туда и увидел такую картину: В небольшой камере, где-то три на три метра, у дальней стены стояла приколоченная лавочка, на которой сидел Рыбкин. Шея у него от уха до уха была разрезана, вокруг было просто море кровищи. Видимо, он разрезал на шее кожу, но до жизенно важных органов не достал, поэтому сквозь порез была видна трахея (или как там она называется) и пульсирующие сосуды. К Рыбкину пытались приблизиться два конвоира, но он расшвыривал их руками, как котят и орал, что он всё равно не будет жить, потому что не хочет идти в зону. Я подошел к Рыбкину, стал уговаривать его успокоиться, говорил, что у него скоро будет сын, что ему надо еще его растить и все в таком духе. Не знаю почему, но Рыбкин стал как-то успокаиваться, и тут приехала «скорая помощь», уже вызванная конвоем. В камеру зашел пожилой доктор и молодая девица в белом халате, видимо, практикантка (или просто начинающая). Я это понял, так как доктор, подойдя к Рыбкину, раздвинул порез на шее руками, насколько это было возможно, и сказал, обращаясь к девице: «Коллега, сейчас вы имеете возможность наблюдать типичный случай попытки суицида. Подойдите и давайте посмотрим, насколько плохо обстоит дело». Они стали по очереди заглядывать в порез и сыпать медицинскими терминами. После этого Рыбкину оказали медицинскую помощь и вместе с двумя конвоирами увели из камеры в «скорую», а оставшийся конвойный показал мне найденную «мойку» - половинку лезвия безопасной бритвы, которой Рыбкин и располосовал себе горло.

В итоге Рыбкин остался жив. Правда, мне пришлось продлять срок следствия, так как какое-то время он провел в тюремной больнице. Окончательную квалификацию действий Рыбкина я предложил такую: по убийству Окуневского – статья 109 часть 1 УК РФ – причинение смерти по неосторожности. Мотивировал я это тем, что Рыбкин выворачивал руку Карасева с пистолетом в сторону стоявшего рядом Окуневского, и должен был предвидеть, что в результате всей этой возни может наступить смерть потерпевшего в результате случайного выстрела. По убийству Карасева - по статье 108 часть 1 УК РФ – убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, поскольку в сложившейся обстановке Рыбкин, завладев пистолетом, имел возможность предотвратить нападение на него не лишая Карасева жизни, а причинив ему меньший вред, в том числе и применив огнестрельнгое оружие. Ну и по факту поджога «Нивы» Карасева по статье 167 часть 2 УК РФ – умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба, путем поджога. В таком виде дело и было направлено в суд.

В общей сложности это дело рассматривалось в суде больше года. Районный суд в первой инстанции изначально согласился с моей квалификацией, но потерпевшие – жена Карасева и отец Окуневского – обжаловали приговор, и областной суд его отменил. Рассматривая дело во второй раз в ином составе судей, районный суд провел комиссионную комплексную экспертизу, которая дала точно такой же вывод, как и первая. Было удовлетворено огромное количество ходатайств, которые заявляли потерпевшие, даже допрошены какие-то совсем не относящиеся к делу люди. Но все-таки и второй раз районный суд вынес приговор о признании Рыбкина виновным в неосторожном убийстве, превышении пределов необходимой обороны и умышленном уничтожении чужого имущества, назначив ему четыре года лишения свободы условно с отсрочкой на три года. На этот раз областной суд оставил приговор в силе. Хотя потерпевшие обжаловали его вплоть до Президиума Верховного Суда, больше приговор не отменяли.

Конечно же, из жалоб потерпевших в различные инстанции я и исполняющий обязанности прокурора района, утвердивший обвинительное заключение, узнали о себе очень много нового. Прежде всего то, что мы оба взяточники, и что только по этой причине Рыбкин не привлечен к ответственности за умышленное убийство двух лиц. По нам проводились многочисленные проверки, однако поскольку наша совесть была чиста, но главное потому, что в конечном итоге суд разделил нашу позицию, никаких последствий для нас это не повлекло. Хотя нервы нам потрепали знатно, это да.

Пашу Рыбкина я встретил лет через десять после того, как направил дело в суд, на парковке у одного супермаркета. Точнее, это он увидел меня и подошел поздороваться. Я спросил, как у него дела, на что он мне стал рассказывать, что кругом одни нехорошие люди, что «Петривас» давно разорился, и он перебивается сейчас случайными заработками. Также он начал грузить меня историями о том, что он судится одновременно с председателем ТСЖ, в котором живет, с несколькими соседями и еще с кем-то. Я не стал особо вникать в эти сутяжные подробности и попрощался с ним, сославшись на то, что меня уже ждет моё семейство.

Но и это еще не конец данной истории. Несколько лет назад, когда я уже давно служил в подразделении собственной безопасности, я узнал, что в одном из судов нашего города произшло ЧП: какой-то посетитель пытался пройти в суд, и во время досмотра на входе судебными приставами достал гранату Ф-1, которую привел в действие. В результате последовавшего взрыва погибли двое – сам посетитель и пристав. Больше никто из посетителей и персонала суда не пострадал. Фамилия этого подрывника была Рыбкин.

В тот злополучный день Паша Рыбкин пришел в суд на заседание по какому-то из своих многочисленных гражданских дел. Зачем он нес с собой боевую гранату, и что он собирался в суде с ней делать, а главное – почему он привел её в действие на КПП суда, осталось загадкой. Очень жаль пристава, я присутствовал на его похоронах – молодой парень что-то около тридцати лет, жена, двое ребятишек, жизнь у него практически только начиналась. Почему Паша Рыбкин решил забрать его с собой в могилу, я так и не понял.

Честно говоря, я не знаю, какую вывести мораль из всей этой истории. Наверное, мораль будет такова: в реальной жизни не бывает только черного и белого, жизнь - очень сложная штука.
1260

Записки прокурорского следака. Часть 2

Развернуть
Немного "ошалел" от количества комментариев и подписчиков наутро после того, как запилил первую часть. В начале части 2 попытаюсь ответить на часть комментариев. Мне 35, на работу в прокуратуру устроился через 2 недели после 20-ти летия. Когда создался СК, в общей сложности 8 лет отработал в Москве и на Северном Кавказе (где иная выслуга лет и званий-до полковника я всего 2 года не дожил, но уже здоровье не позволяло). Так что, граждане конспирологи, считайте сами. Относительно разной грязи в комментах - милейшие, я 15 лет отпахал по 10-16 часов в сутки почти без выходных и отпусков (к примеру, Новый год за эти года я встречал раз 7 всего), меня почти каждый день проклинали как в глаза, так и за глаза, каждый день в кабинетах орали или рыдали, регулярно "разрабатывали" или пытались подставить фсб-шники, пытались запугать/устранить в Ингушетии и Дагестане, жулик сильно порезал мне опасной бритвой живот, впридачу развод, отсутствие детей и нормальной личной жизни, панкреатит, микроинфаркт в 34, почти вся седая голова, слегка нарушенная психика, два друга/коллеги, самоубийством жизнь закончившие, количество виденных мною трупов/грязи/крови не перечислить - вы серьезно считаете, что меня в комментариях можно как-либо и чем-либо задеть?) Да, последнее предложение написано не для того, чтобы пожаловаться - я свою работу любил (хотя, даже не так...любить ее могут лишь больные на всю голову маньяки...а я действительно умел ее делать хорошо, более ничего с 19-ти лет делать не умея), просто если вдруг среди моих читателей будут студенты юрфака, грезящие о работе следователя СК - пожалуйста, внимательно ещё раз прочитайте выше прочитанное и примерьте на себя.
После такого долгого отступления, продолжу - часть 2.
Я, гордый, что справился с первым самостоятельным происшествием, зашёл к прокурору и отдал ему листы протоколов и составленных операми объяснений и рапортов. Какое-то время он все это читал, после чего в меня в буквальном смысле полетел метко пущенный со стола Уголовно-процессуальный кодекс. "Ты в сельхозе что-ли учишься, колхозник, бл@?!" Далее пару минут мата вперемешку с подробностями моей биографии. "Да я сейчас отцу твоему позвоню, чтобы тот сам на процессуальные документы твои приехал-полюбовался!" /Маленькая ремарка-родители мои о том, что я написал заявление в отделе кадров, как и о том, что в тот день меня приняли на работу, не знали. Мое назначение сразу же в городской район вместо деревни было вызвано исключительно диким кадровым голодом января 2003-го, и неделей матюгов моего нового прокурора с его крайне нелегким характером в адрес начальника отдела кадров. Тот соответственно решил ему "поднасрать", отправив вместо опытных сотрудников по факту глупых детей/. После этого Иван Юрьевич подозвал меня к себе. "Где, бл@, понятые в протоколе, дебил?!". Я, помятуя инструкции Олега - начальника убойного отдела-смело, глядя в глаза прокурору, заявил-так у нас же есть практиканты, сейчас запишу их в протокол". /дословно, но без мата, инструкция звучала так - "ты совсем с ума сошёл? Где мы тебе посреди заброшенной промзоны понятых сейчас найдём. Не делай нам мозг, а езжай спокойно в прокуратуру, там у вас шатались какие-то практиканты, их и запиши/. Следующие минут 5-10, глядя в багровое лицо шефа я на полном серьезе боялся, что его схватит инфаркт (кстати, лет через 7 так и вышло, уж больно шеф переживал за работу и выкладывался...земля ему пухом). Матом он не кричал, а буквально брызгал мне в лицо. "Какие нах@й опера тебе сказали! Ты же главный на месте происшествия! Пусть хоть высрут тебе понятых, тебя это вообще волновать не должно, как они это сделают!" (я очень сильно запомнил эту первую в моей жизни серьезную взбучку...меня конечно били дома ремнём, как и каждого советского ребёнка 82 года выпуска, но вот матом орать мне в лицо 10 минут причём за дело-это было впервые. Потом я никогда не поддавался на провокации оперов "да где мы тебе оперов найдём посреди леса/в 4 утра/в чистом поле", отвечая - "у тебя машина/ноги/голова есть? Ну так вперёд и с песней, я никуда не тороплюсь, пока место осматриваю, у тебя час/два/надцать есть понятых привести ко мне"). Спас меня только стук в дверь. "Можно?". "Хуёжно!"-не отойдя от моего разноса закричал прокурор, - "у меня совещание! Потом!". Но в дверь протиснулась девушка примерно моих лет с каким-то листом бумаги в руке. "Иван Юрьевич? Меня зовут Надя Батаева, меня прислали из отдела кадров, я ваш новый следователь". Если я до этого считал лицо прокурора красным, то сильно ошибался-оно было нежно розовым...почти белым...поскольку вот сейчас он почти побагровел и заорал "да Витальич /начальник отдела кадров/ совсем ох@ел мне детей слать?!". Он выгнал нас из кабинета и, судя по крикам за дверью, стал долго и вдумчиво общаться по телефону с отделом кадров. Я вспомнил эту девушку-она училась уже на 4 курсе моего юрфака (считая, что зимняя сессия закончилась-уже пятый курс почти, а в том возрасте это была ощутимая разница-Надю я воспринимал тогда уже как взрослую). Я стал рассказывать ей про свой первый рабочий день, причём называя на "вы", на что она меня перебила "Антон? Я Надя, и нефиг мне выкать". Из-за двери вышел злой прокурор и посмотрел на Надю. "Ты куришь?". "Курю"-ответила она. "В первом кабинете, значит оба сядите. Идите на первый этаж, я к вам Пихалева пришлю, он вам все расскажет, что и как. В 18.00 здесь в кабинете сегодня будет оперативка, чтобы как штык были". Мы развернулись и стали лестнице. "Пошли покурим тогда",- предложил я Наде. - "А я не курю". -"так зачем сказала, что куришь?!". -"не знаю, он так спрашивал меня об этом страшно, что перепугалась" / в тот момент я и не знал, что это случайное "курю", подвигшее шефа посадить нас в один кабинет, дало мне лучшего напарника и друга-в дальнейшем мы стали с Надей прекрасными друзьями, а уж сколько раз она мне помогла в работе, представить сложно/. Мы зашли в первый кабинет на первом этаже и я немного ошалел - "А где компьютеры?"......продолжение следует
642

Заметки прокурорского следака. Часть 1

Развернуть
В 35 я вышел на пенсию подполковником юстиции (Следственный комитет РФ), и решил вспомнить свои юношеские увлечения прозой.ру - написать серию очерков "с той стороны", может быть кому-то это будет интересно.
Итак, на 3 курсе юрфака университета города-милионника я, будучи "прокурорским" в третьем поколении, обнаглел настолько, что пришёл в отдел кадров областной прокуратуры (на входной вахте меня знали, как проходившего только что у них практику, и пропустили без пропуска) и попросил заявление о приеме на работу (согласно Федерального закона "о прокуратуре", трудоустроиться может но с третьего курса юрфака). Начальник отдела кадров посмеялся, но лист бумаги дал. Прочитав мою фамилию на листе, попросил передавать родителям привет. Может быть моя наглость, может быть фамилия, а может вступивший в действие с 01.01.2003 новый УПК РФ, благодаря которому в течение месяца из прокуратуры уволилось 80% следаков (откровенно бандитский УПК по сравнению с действующим до него УПК РСФСР 1964 года), но после зимней сессии мне позвонили и пригласили в отдел кадров, где спросили "сдюжишь?" и направили в районную прокуратуру самого заводского и криминального района города, на территории которого находилась железная дорога, колония, 2 детдома, 2 автовокзала и жилые посёлки для отсидевших. Прокурор района посмотрел в мои /глупые/ горящие энтузиазмом глаза, после чего вынул из ящика стола бланк протокола осмотра места происшествия, снял телефонную трубку и стал кричать кому-то "Вова, сейчас к вам /свежее тупое мясо/ приедет, отдай ему все бумаги и пизд&й по делу армян экспертизы забирать". Новый звонок "Олегыч, мне тут сверху нового следака прислали, чтобы через 5 минут машина у меня была, везут его на труп бабы, а Пихалева на этой машине по экспертизам пусть провезут на обратной дороге". После чего кинул мне протокол осмотра "ну посмотрим, чему тебя папа с мамой дома научили. Сейчас едешь на убийство неизвестной женщины, на месте следователь Пихалев, он тебе все объяснит. Опера с тобой останутся - командуй. Всё, пулей сьеб@лся, вернёшься- сразу ко мне с документами". После такого отеческого напутствия, я ничего не соображая (рано утром сдавал зачёт в универе, в 11 утра вызвали в "областную", а через час отправили, судя по адресу, в одно из самых нехороших мест города, нечего не объяснив толком) вышел на крыльцо прокуратуры и закурил. Через 10 минут у крыльца тормознула убитая Газ-3110. "Ты Петров? Садись на заднее". В машине сидели три бандита. Реально бандита. Кожаные/джинсовые куртки, кепки, лица, выражение которых не сулило ничего хорошего находившимся рядом. Как я узнал позднее, лучший "убойник" (оперуполномоченный отдела милиции по раскрытию преступлений, совершенных против личности)-тот, кто сможет говорить с жуликом на его языке. Кого жулик будет бояться. Не борзеть, прикрываясь законом, а буквально ссаться под себя, сидя в кабинете убойного отдела. Всех Дукалисов и иже с ними оставьте сериалам. У оперов есть задача-раскрыть дело, всё остальное - это моральные нормы "гражданских", которые он периодически вынужден немного преступать (немного-это главное слово, беспредельщиков или тех, кто жуликов буквально мучает, кайфуя от этого, сажают на раз-два-три), для того, чтобы убийцы реальные шли на 12-15 лет на тяжкую зону, а не получали 6 лет, чтобы через 3 года по УДО откинуться. Ну да ладно, лирику эту обсудим в следующих записях, а сейчас остановимся на том, что интеллигентный юноша 19 лет (мне было на 3 курсе) ехал в удолбанной машине с тремя "быками" жуткого вида, которые курили Пэлл Мэлл одну за другой и разговаривали на каком-то своём языке. Мои попытки что-то узнать о преступлении, о том, что мне сейчас надо будет делать, натыкались на "на место приедем-Пихалев объяснит". Через полчаса машина остановилась у какого-то забора промзоны, возле которого был припаркован УАЗик дежурной части, и толпилось человек 5 народа. Мы вышли из машины, опера буквально растворились в этой суете что-то делающих мужчин, а я стоял возле Волги как дебил в лакированных туфлях и костюме под легкое пальтишко (ехал утром на сдачу важного зачета к крайне консервативной преподше), не понимая, как мне найти какого-то Пихалева. Но на ловца и зверь бежит-ко мне подошёл парень, по виду на год-два старше меня. "Ты новый следак? На!" - он протянул мне самодельный планшет из оргстекла, на котором были какие-то желтоватые бланки, исписанные от руки листочки. "Здорово, я Серега, там ножевые, я пол-протокола уже составил, эксперт скоро будет, следи, чтобы он полностью труп осмотрел, а то сегодня Якунин дежурный, он ленивый. ЭКОшник все уже изъял, ну, в протоколе прочитаешь. Ну, все, вечером в конторе поболтаем!". После этой скороговорки, из которой я почти ничего не понял, таинственный Пихалев буквально запрыгнул на переднее сиденье Волги и умчал. Я же остался с планшетом в руках. Решив, что надо себя обозначить, сказал "здравствуйте, я новый следователь прокуратуры, меня зовут Антон Владимирович". На что какой-то дядя лет 30 фамильярно заявил "Иди сюда, покажу все". (Позднее я узнал, что это начальник КМ (криминальной милиции) местного РУВД Милашкин - второе лицо после начальника РУВД. С ним мы будем несколько лет сраться, и друзьями не останемся). Я не стал ничего говорить этому дяде грубого, поскольку просто не знал и не понимал, кто он. Я не знал, что следак на месте происшествия - царь и бог. Лет через 5 я по-прежнему будучи молодым пацаном, но уже опытным работником, спокойно осаживал генерала-нового начальника ГУВД, которому вздумалось покомандовать на моем "огнестреле". Но тогда я был просто молодым кутеночком. Через расступившихся я прошёл к ограде, на снегу лежало тело женщины, в крови. (Не буду описывать подробности своего первого осмотра трупа с участием судмедэксперта-это неприятное зрелище. Конечно, спустя годы профессиональной деформации и десятки таких осмотров, я уже смотрел на тела зрением следователя. Но все равно, в каждом трупе видел в первую очередь человека....по крайней мере, старался). Самое забавное, что я не имел ни малейшего представления, что мне сейчас надо делать. Листки бумаги у меня в руке никак не проясняли ситуацию. Пришлось отзывать одного из "бандитов" в сторону и "признаваться". Он закурил, поматерился минуты 2 (потом с Олегом-начальником убойного-мы будем очень хорошими друзьями). "Ладно, буду тебе говорить, что и где писать". В результате мой первый осмотр места происшествия напоминал, как щенка приносят в дом в первый раз "вот это миска....мииииискаааа. А тут надо писать. Писсььь-писььь". Я сел на корточки у забора (стоя на морозе, писАть ручкой на оргстекляном планшете вообще не удобно), и следующие полчаса Олег тупо диктовал мне какой-то непонятный текст, периодически тыча рукой в бланк "да вот в этой графе, бл@, пиши!". Те, кто считает, что следователь приезжает на место преступления и раскрывает убийство-перестаньте смотреть сериалы. Следователь тупо руководит операми и экспертами, следит, чтобы они не косячили. Как правило, к его приезду все следы уже затоптаны особо вумными /пинкертонами/ участковыми, операми и зеваками. Так что сой первый труп свёлся к работе машинисткой. Далее мне показали, где в протоколе и кто должен расписаться, вручили /в зубы/ в руки пакеты с вещдоками и отвезли на УАЗике дежурки в прокуратуру. Помня об обещании прокурору, я гордый собой (ну как же, привёз стопицот мильёнов документов и пакетов), открывал дверь в его кабинет "Можно, Иван Юрьевич?".
1493

Наш друг Прокуратура

Развернуть
Выполняю обещание.

Контент-фильтр в компьютерном классе мы поставили давно, сразу после того, как  семиклассница, писавшая в школьную газету о лопнувшем стояке в кабинете биологии, полезла в Яндекс за картинкой стояка. Фильтр работал по принципу белого списка, в котором находилось около пары сотен сайтов, включая, само собой, Википедию.

А через пару лет эти фильтры стали обязательны, писались положения, издавались приказы, и прокуратура нашла еще один смысл своего существования.

Прокуратура — тот орган, который проверяет школу несколько раз в год. Проверки они имеют право проводить без предупреждения (ведь от этого зависит жизнь и здоровье людей), но и это не дает им гарантированного результата, поэтому, бывает, результат они стараются обеспечить себе сами. Как в этом комментарии. Или как в том случае, когда они пришли к нам проверять наличие знака "курить запрещено" на всех выходах, и, прежде чем зайти в школу, сами этот же знак и содрали.

И вот они пришли проконтролировать, как мы защищаем детей от нежелательной информации. Один смотрит документы, второй поднимается в компьютерный класс, выбирает компьютер, включает, открывает браузер, заходит на страницу Яндекса, набирает "взрывчатка", кликает по первой же ссылке и...

И находит статью, полную подробных инструкций по изготовлению бомб.

Я даже не знаю, стоит ли приводить здесь ссылку — никто не может поручиться, что половина из вас не последует этим инструкциям и не взорвет другую половину. Ну... ладно. Вот:

Подробная инструкция по изготовлению бомб (по мнению нашей прокуратуры).

Он сказал: "Все ясно". И сел заполнять свой акт. В котором так и говорилось: "в свободном для детей доступе находятся ресурсы, содержащие подробное описание устройства и способов изготовления взрывчатых веществ". Я начала возмущаться, он начал угрожать штрафом. В это время подтянулся его напарник, я попробовала обратиться к нему. Он хмыкнул, сел за комп и набрал "пояс смертника".

Подробная инструкция по изготовлению пояса смертника (по мнению нашей прокуратуры).

Короче: директор выплатил штраф, мне дали 60 дней на устранение. Через 60 дней прокурорские не могли поверить своим глазам: мой славный фильтр не пускал никуда, кроме школьного сайта и главных страниц Гугла и все того же Яндекса. То есть вообще — никуда.

С тех пор так и живем. Прокуратура навещает нас 1-2 раза в год. Все проверки мы проходим на ура.
А детям школьный интернет и не нужен — у них телефоны есть. Кому нужен — берет у учителя пароль от фильтра.
734

Про то, как рождаются легенды

Развернуть
Небольшая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры приурочена к созданию на Пикабу сообщества «Око государево». Не знаю, честно говоря, как данное сообщество будет жить и развиваться, но надеюсь, что будет и жить, и развиваться. В любом случае, желаю удачи создателю сообщества на этом нелегком поприще, и приступаю.

Зачастую городские легенды рождаются совсем не на пустом месте, в их основе лежат какие-то события, происходившие на самом деле, просто в силу разных причин неверно истолкованные. Пример: Как-то в начале 90-х годов, в ожидании своего автобуса на остановке общественного транспорта, расположенной у одного из зданий УВД нашей области, мне довелось послушать пламенную речь какого-то пенсионера. Он, обращаясь к другим находившихся там же гражданам, на чем свет крыл коммунистов, советскую власть в целом и проклятого Сталина лично (тогда это было еще достаточно модно, волна постперестроечных разоблачений до конца не отшумела, и желающих поучаствовать в таком безопасном занятии, как допинывание «мертвого льва», было предостаточно). Так вот, помимо всего прочего этот пенсионер заявлял, что прямо в подвале вот этого самого корпуса УВД в 1937-м и последующие годы НКВД-шники расстреливали жертв массовых репрессий. Более того, продолжал он, до сих пор в этом здании приводят в исполнении смертные приговоры, потому что он сам неоднократно слышал доносящиеся из подвала приглушенные выстрелы.

Пенсионер вещал очень убежденно, но я сразу понял, в чем дело. Нет, у деда не было слуховых галлюцинаций, и он на самом деле наверняка слышал из этого подвала звуки выстрелов. Просто в подвале данного корпуса располагался стрелковый тир УВД области, в котором регулярно проходили плановые стрельбы личного состава, а также курсантов «полицейской академии» (так в то время иронически называли Учебный центр УВД). Так что выстрелы были, но вот как их интерпретировали – это совсем другой вопрос. Тем более, что сам корпус построили уже в середине 70-х.

Второй случай имел место также в середине 90-х годов, но уже в прокуратуре нашей области. В кои веки тогда прокурорским работникам представился случай в массовом порядке злоупотребить служебным положением. Дело в том, что работники охотдепартамента повязали каких-то браконьеров, незаконно отстреливших большое количество лосей (не помню, сколько точно, но достаточно много). Злодеев оформили, мясо животных изъяли, и решили его реализовать по установленным государством ценам. За давностью времени точной стоимости я уже не помню, могу только сказать, что выходило не в разы дешевле рыночных цен, но поменьше, это точно. Поскольку стоял октябрь месяц, и хранить мясо было негде, то вопрос реализации оходепартаменту предстояло решить как можно быстрее. Вот они и предложили областной прокуратуре приобрести это мясо. Получив добро, к зданию прокуратуры области подъехал бортовой ЗИЛ, в кузове которого и были навалены большие части туш.

Насколько мне известно, вопрос о том, как делить мясо, послужил предметом острой дискуссии. От некоторых поступали предложения распределять его в зависимости от занимаемой должности, классного чина, выслуги лет, и так далее. Но в то время в руководстве прокуратуры еще оставались люди пресловутой «советской» закалки, которые приняли волевое решение: делить поровну, невзирая на погоны и заслуги, то есть где-то по 10-12 кг на одного сотрудника. С целью неукоснительного соблюдения принципов равноправия и социальной справедливости в подвал прокуратуры откуда-то притащили колоду и топоры, и два весьма уважаемых членов коллектива, которые еще не утратили полученных в деревенской юности навыков, приступили к процессу рубки, который происходил «по-честному», то есть с равномерным распределением по долям мяса и костей.

Таскали же мясо из ЗИЛа в подвал мы – молодые парни, то есть следователи. ЗИЛ стоял с задней стороны здания прокуратуры у небольшой двери, которая и вела в подвал. Для удобства разгрузочных работ мы (а было нас человек восемь) сняли пиджаки и закатали рукава рубашек. Но все равно при перемещении мяса из кузова в подвал все запачкали руки кровью. Закончив разгрузку, мы стали подниматься из подвала на первый этаж по лестнице, ведущей прямо в фойе прокуратуры. Как на притчу, в тот день у прокурора области был личный прием, в связи с чем народу в фойе накопилось достаточно много.

А теперь представьте, что увидели все пришедшие на прием люди: откуда-то из подвала толпой поднимаются восемь молодых мужиков, вспотевших и отдувающихся, одетых цивильно, но с засученными по локоть рукавами рубашек, причем руки также по локоть в каких-то пятнах бурого цвета, и идут внутрь здания. И еще представьте, что эти люди могли о причине этого зрелища подумать. Представили? Вот и мы тоже представили. Но только после того, как один из нас, причем идущий последним, не решил глупо пошутить, обронив как бы случайно, но достаточно громко, чтобы слышали все окружающие, фразу: «Да, в этот раз какой-то особенно упорный попался».

Не могу сказать точно, но почему-то у меня имеется убеждение, что в тот день родилась очередная городская легенда.
1424

О находчивом работнике налоговой и такси: увольнение Заики

Развернуть
Ура, можно ликовать!

Через 3 дня после моих обращений в органы генеральной прокуратуры, центрального аппарата Федеральной Налоговой Службы и приемной Президента главный государственный налоговый инспектор Заика А.В. уволился. Не сообщается, к сожалению, по какой причине, но все мы знаем.
О находчивом работнике налоговой и такси: увольнение Заики
Таким образом, это еще один пример того, чего не нужно делать, будучи государственным чиновником.
259

Пост о произволе казаков на Кубани

Развернуть
В продолжении предыдущего поста о казаках.
Во первых благодарен всем за советы и частные истории из жизни.
Во вторых я удивился количеству добавленных подписчиков, было 10, а стало 18.
В третьих я понял что такая ситуация не единичный случай.
Сегодня я ездил в прокуратуру и при разговоре с помощником прокурора, выяснил следующее: никто не имеет право входить на территорию частной собственности без вашего разрешения, казак вообще никто и его действия противозаконные, в третьих выяснилось что за противоправные действия по отношению к моему отцу их обоих накажут более чем достаточно т.к. мой отец признан недееспособным и я официально его опекун (по простому отец с развитием маленького ребёнка после серьёзной болезни), ну а к действиям участкового у прокураторы много вопросов после моей устной жалобы. Меня попросили дома написать подробно всё до мелочей и указать всех причастных к этому случаю. Так я и сделал. Ответ будет через 30 дней в письменной форме.
Кажется в супермаркете появятся два новых охранника. Всем добра и не бойтесь никогда и никого