психиатрическая больница

Постов: 41 Рейтинг: 97707
1213

Настоящий псих.

Развернуть
Моя мама работала в психиатрической лечебнице. Здание многоэтажное располагается на значительном удалении от жилых массивов, на подъезде – крупные указатели, чтоб не ошибиться. По классике жанра окна забраны решетками. Эти решетки лишили сна и покоя глав.врача. Несчастный разрывался между заботой о сохранности и благополучии пациентов и требованиями противопожарной безопасности. В попытках найти оптимальное решение, каждую неделю издавал по распоряжению:
«Решетки запереть, ключи сдать глав. врачу». «Решетки отпереть». «Решетки запереть, но ключи оставить в отделении». «Не запирать решетки». «Решетки запереть, но ключи оставить в замках».

При очевидной абсурдности некоторых вариантов, не исполнение каралось лишением премии и дисциплинарным взысканием. Персонал вынужденно играл в «Форт Боярд».

Пациенты были счастливы. Не веря своей удаче, активно десантировались наружу, получая при этом повреждения различной степени тяжести.

Ночь. Зима, трескучий мороз и сугробы по пояс. Пациентка – молодая девушка с диагнозом шизофрения. Из одежды – халат. Прическа – колючий ежик длинной пару миллиметров (волосы обрили во время санитарной обработки при поступлении).
Выждала удобный момент, открыла окно и выпрыгнула с третьего этажа. При падении сломала ногу. По сугробам доковыляла до забора, перебралась через него.
Повторюсь, психиатрическая лечебница расположена вдали от жилых домов и магазинов, на дороге встречается множество указателей с наименованием учреждения.
Оказавшись за территорией, беглянка выскочила на проезжую часть. Дальше невероятное:
лысая босая пациентка в одном халате перелезшая через забор психушки со сломанной ногой поймала машину через ТРИ (!) минуты.

Водителя ничего не смутило, он спокойно посадил девушку на пассажирское сидение и повез.

Морали нет, но есть Загадка: кто самый настоящий псих в данной истории?
1174

Обстоятельства, влияющие на планировку

Развернуть
В больнице, где я лежал, реанимация находится на последнем, пятом этаже. Людей из реанимобиля, а часто и вертолета везут на пятый этаж лифтом, чтобы наконец заняться с ними реанимационными процедурами.
А на первом этаже находится отделение психиатрии. Куда оно переехало с пятого этажа после двух летальных прыжков пациентов. Решетками закрывать окна запретили пожарники.
5011

Биполярное расстройство,оно такое..

Развернуть
Биполярное расстройство,оно такое..
5775

Борец за фурацилин

Развернуть
Лежала я в больнице психиатрического профиля.
Почувствовала недомогание (жар, боль в горле, ломоту костей, сопли слюни как говорится). Подошла к медсестре, обрисовала ситуацию. Пощупала она мне лоб, не придумывай говорит, нормально все.
Ну ладно думаю, потерплю. Проходит день, мне хуже. Говорю санитарочке: "Скажите врачу, пусть позовет меня, приболела я". (Они сами вызывали к себе, обход в той больнице раз в неделю).
С-санитарка Я-я
С - Не придумывай, доктору некогда, ходють тут всякие.
Я - Ну что вам трудно, просто передайте мою просьбу.
С - Но, а потом он скажет, что я зря его беспокою. По тебе же видно, не болеешь, просто внимание привлекаешь.
Ну я офигела, постояла и ушла в палату.
Но блин, нетерпимо уже! Поэтому мой затуманенный аминазином мозг придумал план: дождаться пока С отойдет от поста (около кабинета психиатра), и забежать в кабинет. Это притом, что крутиться рядом и ходить мимо кабинета запрещалось.
Посвятила в план девчонок, они ходили неподалеку рядом, выслеживали злобную С.
Наши старания были вознаграждены, прибегает соседка и говорит, беги скорее, та мымра отошла на кухню.
Ну я поскакала, аки горная козочка, забежала в кабинет, предварительно постучавшись.
Итоги: t 39,2, гнойное горло, хрипы, разъяренный врач, который рвал и метал, долго выпытывал, кто меня не пускал к нему. Вызвали в больницу сразу инфекциониста, оказалось, в отделении еще несколько человек болеют, нас поместили в бокс, долго лечили, отложили выписку у девчонок.
В общем, даже в больнице приходится бороться за дополнительные таблетки.

Пы.Сы. Санитарку наказали, и она меня ненавидела еще месяц до моей выписки. Да и похрен, синдром вахтера надо лечить.
100

Будни обычной психбольницы. Заключительная часть.

Развернуть
Привет всем. Сегодня я решила написать заключительный пост. До этого была мысль написать ещё пару частей, но пожалуй напишу только о 2 людях, которые запомнились больше всего. Кстати, за то время, что я писала количество подписчиков дошло до 3720. Хотела выразить Вам свою благодарность за то, что всё это время Вы были со мной.

Сергей.

Мои сутки начались с того, что я вернулась с отпуска и услышала шум в отделении, диким голосом орал мужик и галдели медсестры, которые пытались его успокоить. Этого мужчину приводили в себя неделю с лишним. Если честно, все думали, ну шизик, что теперь с него взять, настораживало только огромное количество шрамов от пуль. В истории болезни банально не хватало места, чтоб их описать ( при поступлении описывается каждая царапина, шрамы, синяки и т.д).. Со временем Сергей приходил в себя, выяснилось, что жена подмешала ему в водку феназепам, причем в лошадиной дозировке, когда тот решил помянуть умершего товарища.
Сергей оказался краповым беретом, прошёл 2 Чеченских войны, за что получил Героя Российской Федерации. Мужиком Сергей оказался отличным, помогал пациентам, сопровождал со мной пациентов, а вечерами рассказывал про войну, про погибших товарищей. Я еще никогда не слышала столько боли в голосе взрослого мужчины. До сих пор поражаюсь его жене, которая ради квартиры решила отправить своего мужчину на тот свет. Радует одно, Сергей выписался в стабильном состоянии, неоднократно приходил в гости к медсестрам и врачам, с той женой он разбежался, но вроде нашел новую любовь. Искренне надеюсь, что сейчас у него всё хорошо.

Дядя Витя.

Он появился в нашей больнице ещё тогда, когда меня и в планах не было. Всей его предыстории не помню, но знаю то, что нашёл его врач нашей больницы, когда Дядя Витя был без сознания и в очень плачевном состоянии и то, что его оформили к нам в больницу как пациента, с условием того, что он не будет ни в чем нуждаться, но при этом будет работать на благо общества. Тогда ему было лет 40, о себе он ничего не помнил, пытались разыскать его близких, но ничего не вышло, поэтому записали его в БОМЖи и приписали психическое заболевание, уже не помню какое. Так началась жизнь Дяди Вити в отделении, почти каждый сотрудник больницы знал его и все относились очень хорошо. Я его узнала, когда устроилась на работу в мужское отделение. Он рассказал мне про каждого пациента, всячески помогал и поддерживал. А я ему покупала чай с печеньками и сигареты. Он с удовольствием помогал на территории больницы, за что ему платили старшие и заведующие. В общем, всё шло замечательно, пока он не стал по-тихоньку сдавать. Сначала начал сильно кашлять, но отмахивался от врачей, ведь курил по пачке по 2 в день и говорил, что это норма для курильщика. На очередном плановом ФЛГ заметили затемнение, но фтизиатр поставила диагноз "пневмония". Начали лечить от пневмонии, но становилось только хуже, при повторном ФЛГ затемнение стало больше, к мокроте прибавилась кровь и Дядю Витю увезли на консультацию к онкологу, откуда он приехал с диагнозом "рак легких". За Дядю Витю боролись, но болезнь взяла верх и буквально через 3 месяца его не стало. Хоронили Дядю Витю не как обычного пациента, многие из работников больницы скинулись, купили хороший гроб, венки и костюм, который он хотел. Он навсегда останется в памяти тех, кто его знал. Многие из сотрудников устроились одновременно с его поступлением в больницу и он всегда был рядом, когда было тяжело. Спи спокойно, Дядя Витя.
1126

Чушь какая-то, не верю!

Развернуть
Со слов товарища, поэтому какие-то моменты могут быть не точны.
Учусь в меде на втором курсе, появился такой замечательный предмет как психология, а замечательный он, потому что все занятия проходят в псих больнице.
На первом вводном занятии нам объяснили чем мы тут будем заниматься и недолго думая решили провести экскурсию.
Показали детей с задержкой развития(очень грустное зрелище, кто-то даже плакал), отделение для людей с алко- и наркозависимостями. Далее люди, которые пытались покончить с собой. Преподаватель попросил мужчину рассказать как же он тут оказался:
П: как вас зовут?
А: Андрей.
П: Сколько Вам лет Андрей?
А: 38
П: Как Вы здесь оказались?
А: Да меня вообще здесь быть не должно, я пошутил.
П: Пошутили? И как же?
А: Да вот так. Залез к соседу на дерево яблок нарвать, рву себе сижу, а потом вижу сосед с ментами идёт. Они кричат слезай. Я не слезаю. Они ближе подходят, а я и крикнул мол подойдёте ближе спрыгну и убьюсь. Вот после этого сюда и отвезли.
(...)
Занятие закончилось. Мы с товарищем дискутируем по поводу правдоподобности истории, могут ли вот так забрать. Поговорили и забыли.

На следующем занятии через неделю:(П - препод, Г - группа)
П: Все есть?
Г: Пети нет.
П: Где он?
Г: Опаздывает наверное.
Пара потихоньку идёт, прошло уже минут 50, Пети все нет и никто не знает где он, трубку не берет. Стук в дверь, приходит какая-то работница больницы, зовет преподавателя и отдает ей записку. Препод читает записку и уходит. Через 20 минут возвращается вместе с Петей.

Так вот, Петя, не поверив в правдивость истории, решил сам проверить и... Залез то ли на какой-то мост, то  ли крышу и начал кричать, что спрыгнет. Кто-то вызвал правоохранительные органы, а они уже его забрали и отвезли прямо в больницу. Повезло Пете, что он додумался попросить работницу передать записку преподавателю(имя даже запомнил), а то попробуй потом докажи, что ты нормальный после такого...
1117

Будни обычной психбольницы. Мужское отделение. Нейросифилис. Часть 2.

Развернуть
Привет дорогие подписчики, первым делом хотела извиниться за долгое отсутствие постов и поблагодарить за то, что не отписываетесь от меня. Посты не писала, потому что у меня лапки осенняя хандра, совсем ещё мелкий террорист, которого я называю своим сынишкой , я работаю и с телефона длинные посты писать неудобно, поэтому тупо не хватало времени. Ну, вроде всё, пожаловалась, поныла, можно вернуться к сифилису.
Прошлый пост я посвятила сифилитикам Ване и Лёше, этот пост будет посвящён совсем молодому парню Максиму и престарелому армянину, имени его не помню, мы его звали Ара.
Максим.
На момент поступления к нам в больницу Максу было 25 лет, то есть сифилисом он болел прилично и при этом решил, что
Будни обычной психбольницы. Мужское отделение. Нейросифилис. Часть 2.
Поступил к нам Макс в сильном возбуждении, носился по отделению, нёс всякую херню и был очень неугомонным. Постоянно докапывался до дежурной смены, поэтому на него смотрели постоянно с таким выражением лица
Будни обычной психбольницы. Мужское отделение. Нейросифилис. Часть 2.
Ну хоть не буянил и на том спасибо. Задалбывал он нас неделю с лишним, пока не пришли анализы. На которых знакомые ++++ упорно говорили, что он не дурак, просто думает членом. Само собой, он твердил, что девственник, мол мама не разрешает и т.д и т.п.
Само собой, был показан врачам, сделана пункция и назначено лечение. И всё вроде хорошо, но у него оказалась аллергия на бензилпенициллин. Заменили цефтриаксоном, начали курс, а потом оп и нет лекарства в больничной аптеке, потому что осень и бюджет больницы на нуле, не хватало антипсихотиков, не то что антибиотиков. Срочно вызванивать родственников, а у него только бывшая жена и мать, которая живёт в Карелии. Жене он, ясное дело, нахрен не сдался, матери не примчаться, в общем, как-то через знакомых она передала лекарства, курс был пройден, врачи сказали не пить в течение месяца ни капли спиртного. Макс был выписан, а через пару дней приперся в больницу (тогда администрации срать хотелось на безопасность и то, что это режимный объект) бухой в хлам. Happy end.
Ара.
Поздно вечером к нам поступил невменяемый армянин. Мало того, что в психозе, так ещё и русский язык не знал от слова совсем. Ловили его всем отделением, в конце концов, запихали разъяренное тело в смирительную рубашку и ещё к кровати привязали до кучи, потому что товарищу рубашка была вообще не помеха. Намучились мы с ним знатно, мало того, что нихрена нас не понимал, так ещё и постоянно лез драться, мне от него чуть не прилетело пару раз. Так он ещё абсолютно не понимал, что нужно идти в туалет и то, что ему нужно есть, поэтому персонал ходил, то в дерьме, то в каше.
Как и в остальных случаях узнали о его веселой жизни, полной сексуальных утех и начали курс. Только, видать, трепонемки нехило постарались и с каждым днём Ара становился всё более невминяем. Целыми днями Ара давал просраться всему отделению. Один курс был закончен, Ару отпустили домой, там ему стало совсем нехорошо. Вернулся он в нашу больницу через пару дней и прямиком в отделение реанимации, там оклемался, начали второй курс и через неделю терапии он умер.
Мораль, если Вы не знаете человека, не надо лезть к нему в койку. Презервативы не спасут от сифилиса. Подумайте, минутная слабость может превратить Вас в Лёшу или Ару, неужели оно того стоит?
257

А тем временем, в Свердловской области полным ходом идет ремейк Outlast.

Развернуть
В Первоуральске из психиатрической лечебницы сбежали шестеро пациентов, вооруженных ножами. В ведомстве рассказали, что побег произошел 8 сентября в учреждении закрытого типа, расположенного в Первоуральске
А тем временем, в Свердловской области полным ходом идет ремейк Outlast.
А тем временем, в Свердловской области полным ходом идет ремейк Outlast.
А тем временем, в Свердловской области полным ходом идет ремейк Outlast.
Сурс:
https://www.znak.com/2017-09-11/v_pervouralske_zaderzhali_sb...
422

Путешествие в желтый дом.

Развернуть
Здравствуйте.

Почитав подобные посты, решила и сама поведать историю своей работы в психиатрической больнице. Сначала опишу общий уклад, а потом перейдем конкретно к пациентам.

В то время я была студенткой медицинской академии, только сдала сессию и окончила 3 курс. Домой ехать не хотелось. И тут одна подруга предложила присоединиться к ней и устроиться на работу в «психушку». Сама она уже работала там полгода и только нахваливала её. Из плюсов мне было отмечено начало ночной смены в 19:00, а не в 16:00, как в других медицинских учреждениях (в связи с вредными условиями труда); так же ненапряжность труда и довольно приличная зарплата. Сразу скажу, что устраивалась я санитаркой. В принципе в другие больницы, студентов после 3 курса брали уже и на должность медсестер, но здесь все было более строго и если нет медсестринского сертификата, то нечего и надеяться. Но зарплата моя была сопоставима с медсестринской других отделений (5-6 тысяч на 2009 год).

В обязанности санитарки входила уборка помещений (мытье полов), стирка белья (в стиральной допотопной машине) и помощь медсестрам.

Работала я в женском отделении. Здание располагалось в старых разваливающихся корпусах довоенной постройки и отделение располагалось сразу на 2 этажах. Только посты медперсонала у каждого этажа были разные, и отделялись они лестницей с железной дверью и навесным замком. В графике дежурств сразу указывалось на каком этаже какая смена.

На первом этаже располагались более пожилые (60+) и менее буйные пациенты. Это были реально старушки. Трудотерапия, как метод лечения, им не назначалась, а потому работать на этом этаже было сложнее, так как все приходилось делать самой, да и под себя они ходили с завидной регулярностью... Пациентам первого этажа разрешались часовые прогулки во внутреннем дворике под моим контролем.

На втором этаже был более молодой (17-55 лет) и более буйный контингент. Вот тут уже в ход шли и смирительные рубашки, и жгуты для привязывания к кровати. Зато у многих в медкартах была прописана трудотерапия, а потому я могла просто раздать задания и следить за ними. Местной «валютой» этого этажа были сигареты. Так как многие пациенты курили, но своих денег и возможности выходить у них не было, то они соглашались выполнять любые поручения за 2-3 сигареты. Я была об этом заранее предупреждена и на первое дежурство сразу запаслась пачкой Тройки. Курили они в душе и в туалете, за что их постоянно гоняла заведующая отделением. Но так как в вечернее и ночное время начальства не было — они спокойно себе и дальше продолжали вредить здоровью (дежурный врач был один на несколько отделений, и в мои смены только однажды это был доктор именно с нашего отделения). Сразу скажу, что заставлять выполнять какие-то работы никто никого не принуждал, они сами буквально умоляли дать им помыть полы или сходить на пищеблок. Это им и развлечение, и способ заработка сигарет.

Работала я исключительно в ночные смены. Спать было можно, но если у медсестер была своя комната с матрасами и постельным бельем, то я должна была как-то ютиться на диванчике в общем коридоре, или вообще спать в палате с пациентами, если была свободная койка.

Этаж отделения состоял из 3 палат на шесть человек и одной «обзорной» палаты человек на 40. Отдельных маломестных палат удостаивались только длительнолежащие и спокойные пациенты. Всех же новоприбывших и буйных отправляли в общую.

Ввиду своей молодости мне сложно было воспринимать людей, лежащих в отделении, как душевнобольных, я просто не понимала, как можно воспринимать окружающий мир совершенно не так, как я и другие люди... Поэтому ко всем по-началу я относилась как к обычным адекватным людям, и лишь позднее научилась «фильтровать» все сказанное и сделанное ими.


Итак, приступим непосредственно к пациентам:


1. Русалка.

Наира была очень странной девушкой, ну хотя бы потому что она всё время молчала. Я действительно ни разу не слышала как она разговаривала. Ей было примерно 35 лет, но в силу детских черт лица и наивного взгляда ей вряд ли можно было бы дать больше 17.

Наира очень любила плавать, но из-за пребывания в психиатрическом отделении приходилось довольствоваться малым — сидеть в душе. И она там могла проводить часы напролет. Просто включала воду и сидела на полу. Приходилось постоянно контролировать её нахождение и периодически вытаскивать оттуда. Уходить из душа добровольно она наотрез отказывалась и всячески упиралась. А как только я отвлекалась, то сразу быстрее бежала обратно под воду, как будто боялась высохнуть... За ней сложно было уследить, особенно ночью — чуть задремлешь и сразу услышишь плеск воды.

Говорили, что она пережила смерть жениха перед самой свадьбой, но в самой карте об этом ничего не говорилось. К ней часто приходили родственники, но она все время молчала.


2. Майя-лесбиянка.

О том что она лесбиянка Майя сообщила мне сразу как увидела, и не потому что искала «подружку» или гордилась этим, а просто такой уж она была человек - говорила все что было у нее в голове. Она вообще была очень веселой, активной и общительной. Постоянно находилась в состоянии эйфории, несколько раз затевала драки с другими пациентами. Очень много курила, поэтому постоянно выпрашивала сигареты (ей я их давала и просто так, а не только за работу, так как отвязаться от неё было сложно). На улицу её не выпускали, так как она была склонна к побегу.

У Майи был гепатит и сифилис, естественно, не в заразной форме. Было ей 38 лет и она была практически постоянным клиентом отделения, лежала здесь примерно 6 месяцев в году.

А через 3 месяца я встретила её в стационарном отделении кожно-венерологического диспансера, где у меня проходили занятия.

3. Всеядная.

Это была пациентка первого этажа, лет 60. Ела она все: овощи, мясо, рыбу, фикус.... И фикус она ела весь: и листья, и стебли, и даже землю. Поэтому за ней нужен был особый присмотр, особенно когда она была на прогулке во дворике, ведь там была масса «соблазнительных» вещей. Она не разговаривала, вернее иногда издавала мычащие звуки, которые усиливали свою громкость, когда я оттаскивала её от фикуса. А еще мне часто приходилось менять её матрас и переодевать её, я думаю вы догадались почему....


4. Двойной агент.

Баба Зина была женщиной в годах, но попала сюда впервые. Сначала она на всех кричала, кусалась и вырывалась, поэтому было принято решение привязать её к кровати. После пары дней терапии Зина немного успокоилась и стала очень разговорчивой. И вот однажды вечером, при вечернем просмотре телевизора, она поведала мне свою историю...

Работала Зина секретным агентом разведки и просила установить для неё связь с Путиным, ну или просто дать ей телефон, а там уже она сама до него дозвонится. Якобы у нее есть очень ценные для него сведения. Эти сведения она узнала в ЦРУ и вот пешком и на попутных от самой Аляски она держит путь в Кремль и вот почти дошла, но злые врачи упекли её сюда. И рассказывала она всё это с такой уверенностью, что становилось страшно.


5. Надежда.

Наде было 17 лет и я вообще не могла понять как она здесь оказалась. Была она обычной сельской девчонкой: веселая, общительная, простая. Она часто помогала мне делать марлевые маски: мы с ней вдвоем сидели на нее кровати и за разговором шили. Надя рассказывала про школу, про парней которые ей нравятся, про подружек. В общем была обычной девушкой и ничего в ней не было сумасшедшего. Из карты я узнала, что Надю сюда поместила мать, так как «она плохо учится, допоздна гуляет с друзьями и часто дерётся» - это примерные слова из заявлении матери о просьбе госпитализации. С таким раскладом можно каждого пятого подростка тогда сюда положить, особенно из неблагополучных семей.

Лишь потом я узнала что Надя не просто часто дралась дома, а практически забивала своего противника — синяки, переломы, укусы. А уж если она уходила гулять, то возвращалась только через 3-4 дня, поэтому мать и решила определить её сюда в качестве усмирения.


Если будет интересно, то буду писать ещё.
2074

Будни обычной психбольницы. Женское отделение. Часть 1

Развернуть
Добрый день, как-то давно я не писала про психбольничку, надо исправлять ситуацию. Для начала хотела бы внести ясность, ибо я задолбалась отвечать некоторым индивидам в комментариях одно и тоже:

1. Я РАБОТАЛА в психиатрической больнице
2. Я не выдумываю то, что там происходило
3. Если в больнице, в которой Вы работали было иначе, это не я мерзкая лгунья, это у Вас было иначе. Поверьте, мир не ограничивается тем, что Вы себе представляете.
4. Мы пользовались смирительными рубашками, да, это не очень гуманно, но мало и гуманного в том, что пациент может нанести вред себе и окружающим.
5. Я не санитарка. Извиняюсь конечно, но один дурак ляпнул, другие подхватили.
6. Не скажу ни город, ни номер больницы, потому что не хочу, чтоб на мое прошлое место работы посыпались проверки, сотрудникам и так геморроя хватает.
Теперь, когда я немного прояснила ситуацию, можно приступить к рассказу о моей работе.
Сегодня я хотела рассказать Вам о некоторых, особо запомнившихся пациентах женского подросткового отделения.
Не смотря на название " женское подростковое" на отделении лежали женщины гораздо большего возраста, но их было 2-3 и находились они у нас за неимением мест на других отделениях.
Не могу сказать точное соотношение пациенток по болезням, но примерно 50% девочек- девчонки из детдомов, не скажу, что они явно больны психически, больше поведенческие нарушения, да, периодически были маниакальные эпизоды, но это больше на публику. Процентов 10%- неразделенная любовь, попытки суицида, причем не с целью покончить с собой, а с целью себя показать. Остальные пациентки с психическими нарушениями.
Теперь, собственно говоря, ближе к делу. Напишу о тех, кто врезался в память.
Были на отделении 2 девчонки, у обеих прошлое такое, что не позавидуешь.

У одной из девочек (15 лет) родители беспробудные алкаши, ей частенько прилетало, по началу были просто ссоры, потом родители начали отбирать у нее деньги, которые она хоть как-то старалась заработать, а в конечном итоге, когда выпить хотелось,а денег не было, начали сдавать свою дочь в аренду местным алкашам, те, за секс с девочкой покупали её родителям бутылку. В конце концов, девчонка вызвала сама себе психиатрическую скорую, прикинулась невменяемой, а на отделении объяснила ситуацию врачу, далее все более чем оптимистично, девушку привели в чувства, с ней работали психологи, прошла всех возможных врачей, на родителей и алкашей подано заявление в полицию и органы опеки, досконально всех подробностей не знаю, на тот момент я уже уволилась с того отделения, но девочка уехала жить к подруге и ее родителям.

У второй девчонки, одногодки той девушки, ситуация гораздо хуже, вечером, возращаясь с музыкальной школы, проходила мимо сауны, где и была замечена толпой пьяных уродов, что-то отмечавших, далее, как многие догадались, девочка была изнасилована толпой ублюдков и выкинута на улицу. Была доставлена в клиническую больницу с переломами, сотрясением мозга и разрывами половых органов. В больнице начала бросаться на мед.работников мужчин и пыталась покончить с собой. Доставлена к нам в больницу, через полтора месяца лечения, начала улыбаться и задумываться о светлом будущем. Тех уродов на тот момент, так и не нашли.
Другая пациентка сошла с ума после смерти матери, перестала заниматься самообслуживанием, могла сходить в туалет в штаны, не мылась и толком не ела. Отцу было не до нее, после смерти супруги, он устраивал свою жизнь и частенько жил у новой пассии, забивая на 12летнюю дочь. Только после звонка от преподавателя по поводу отсутствия его дочери на учебе после каникул, решил зайти домой, на тот момент, светлый разум окончательно покинул девочку, она рвала на себе одежду и ела её, не узнавая отца. Была доставлена к нам, эффекта от лечения почти не было, хотя я добилась от нее того, что мы выучили пару стишков и она начала ходить в туалет, правда, не всегда успевала.
Еще одна пациентка была постоянной гостьей гинеколога. Посмотришь на нее, ну просто ангел, спокойная, тихая девочка, а потом тащишь ее к гинекологу, потому что она "накормила Жизель яблочком". Жизель- влагалище девочки, в которое она яро запихивала все, что плохо лежит. Один раз у процедурной пропал степлер, нашел его уже гинеколог. Если что-то пропадало, то фраза "где,где? В п*зде" уже имела четкий смысл и при любой пропаже девочка топала к гинекологу. Лечение толком не помогало, во время светлого промежутка девочку отпустили в домашний (лечебный) отпуск на выходные, оттуда девочка приехала с куском сервелата в Жизели. Скорей всего, она лежит в больнице и по сей день, потому что, когда я устроилась в больницу, срок ее госпитализации длился 3 года.
Постоянными пациентками нашего отделения были 2 девочки олигофренички. Одной 13, другой 14 лет. Находиться на одном отделении они не могли, поэтому поочередно ездили на женское буйное отделение. Особо рассказывать про них нечего, одна постоянно лезла драться и плевалась как верблюд, я чудом уворачивалась, но за сутки несколько раз меняла оплеванные костюмы. Другая девочка просто обожала головой врезаться в дверь, причем, силы в ней было столько, что она протащила меня по коридору, когда я пыталась ее остановить. Поэтому хочу обратиться к тем, кто утверждает, что в психиатрии запрещены или не применяются вязки и рубашки. Как вы бл*ть остановите человека, который бросается на стены и двери и, к которому не подойти, чтоб сделать укол. Один раз, она вышибла головой дверь, охренели все, но не девочка, она со звериным криком побежала дальше по общему коридору.
На этом пока все, постараюсь запилить вторую часть в ближайшее время 😊 всем спасибо за внимание 😊
723

Миша

Развернуть
Мой папа раньше работал санитаром в психиатрической больнице, и с того времени у него осталась интересная история.

Случилось это лет 27 назад. Был у него знакомый Миша (который сам эту историю папе и рассказал, в приступе хорошего настроения), алкоголик до мозга костей, которому после этого случая поставили диагноз "шизофрения". Он, изрядно напившись, в белой горячке выпрыгнул из балкона с пятого этажа. Миша так и рассказывал: "Я открыл дверь балкона, разбежался по комнате, запрыгнул на перила, а оттуда - вниз. Первые три этажа я чувствовал прохладную блаженную невесомость, а на уровне второго осознал, что земля приближается. Моё тело в этот момент словно пронзило тысячей иголок, я сгруппировался, удачно приземлился и побежал вперёд". В результате этого прыжка он действительно всего лишь разбил коленку, потом сразу встал и побежал. Правда, позже выяснилось, что у него случилось сильное сотрясение мозга, и его положили в больницу.

Мишу приходила навещать его мама, приносила ему всякие вещи, в том числе и спички. Миша рассказывал: "Спички я, разумеется, сразу выкинул. Что значит "почему"? Они же мешают!"

Миша буянил в том отделении, куда его положили, и в итоге его привязали к поручням кровати чем-то вроде эластичных бинтов. Ну, Мише стало скучно и он попросил своего соседа по палате развязать узлы. А так, как сосед его лежал в этой больнице не просто так, с узлами он не справился. Миша предложил ему перерезать бинты, но в отделении, разумеется, не оказалось острых предметов.
Зато у соседа очень удачно оказалась зажигалка, и они решили пережечь бинты. В результате сосед случайно поджёг Мише матрас, испугался и ушёл, а Миша остался лежать на горящем матрасе и орать. Но сотрудники больницы не спешили помочь Мише, так как привыкли к крикам в отделениях для психически больных.
В итоге наш герой, поступив в больницу с сотрясением, выписался с ожогами (к счастью, несерьёзными).

Мораль? Какая тут мораль?
Но шизика немножко жаль.
2409

Душевные люди

Развернуть
Душевные люди
Оригинал: https://habrahabr.ru/post/335876/#comment_10370542
245

Будни обычной психбольницы.Буйное отделение.

Развернуть
Добрый день,под моим прошлым постом большинство комментариев было посвящено буйному отделению. Говорю сразу,на буйном отделении я не работала,но мне приходилось с ним сталкиваться неоднократно,первое знакомство произошло на практике,потом частенько я отвозила туда пациентов с отделения,в котором я работала и слышала рассказы пациентов,которые там лежали.
Для начала хочу рассказать,что в нашей психиатрической больнице было 2 буйных отделения: мужское и женское соответственно. Каждое из отделений делилось на 2 части:большое и малое. На малом отделении лежали особо тяжкие пациенты в остром психозе. На большом отделении,как вы уже поняли,лежали более менее пролеченные пациенты,за которыми наблюдали перед переводом на общие отделения.
Буйное женское отделение. Моё первое знакомство.

Закончился курс теории по психиатрии и начиналась долгожданная практика в больнице. Нашей группе объяснили,как добраться до больницы и,как найти отделение,при этом уточнили,что буйное отделение очень тяжело пропустить. Так и вышло. Зайдя на территорию больницы и пройдя глубже,я услышала жуткий крик или даже визг,больше похожий на рёв какого-то животного,если честно,внутри всё похолодело,но одновременно с этим холодом пришло любопытство,что же такое могло заставить человека орать нечеловеческим голосом. Уже в самом здании,перед самым входом на отделение преподаватель нам объяснила,что у одной из пациенток наступило ухудшение состояния и нам непременно нужно посмотреть на нее. На отделении нам открылась ужасная картина,как хрупкую девушку пытаются уложить и привязать к кровати 4 медсестры,как оказалось,девушка уже была привязана утром,но в психозе разорвала вязки и попыталась расправиться с одной из медсестер,потому что та не дала девушке совершить самоубийство. После того,как девушку все-таки привязали,ей вкатили огромную дозу седатиков и она забылась глубоким сном.
То,что мы были в шоке,ничего не сказать,правда к пятому дню практики мы привыкли к крикам и истерикам,а с той девушкой даже удалось поговорить.
Как выяснилось,её жизнь сломалась в один миг,когда прямо перед ней машина сбила насмерть её шестилетнего сына,а от перенесенного ужаса произошел выкидыш на приличном сроке.
Остальные пациенты пребывали в остром психозе,но в основном были стабильны. Кто-то сидел на полу и смеялся себе под нос,другая девушка норовила укусить кого-то из нас за ногу,когда мы проходили мимо нее.
Вообще,во время практики ничего особенного не происходило,если не учитывать происшествие в первый день.
Женское буйное отделение. Как меня приняли за любовницу.

Работая на женском подростковом,я была частым посетителем буйного женского отделения,стабильно раз в неделю мы отвозили туда одну из наших подопечных.
В один из таких переводов,пока я рассказывала медсестре о пациентке и о том,что собственно говоря произошло,меня заприметила пациентка буйного отделения. Ей уж очень сильно показалось,что я похожа на любовницу ее мужа,при том,что не просто похожа,а еще и спала с ним у нее на глазах. На секундочку,пациентка никогда не была замужем. Так вот,женщина оказалась принципиальна,раз встретила любовницу,то должна ее прикончить. За какую-то долю секунды я случайно увидела лицо,искаженное яростью и тело,которое несется на меня. Дальше все было как во сне,хочешь что-то сделать,а нихрена не получается,медсестра,на мое счастье,успела поставить подножку пациентке,та всем своим телом приложилась об пол,а дальше,по отработанной схеме,пациентке накинули простынь на голову,чтобы дезориентировать и через полминуты максимум та лежала связанная в смирительной рубашке.
И все бы вроде обошлось,если б не цепная реакция,пациентки одна за одной начинали орать,бросаться друг на друга и на стены,меня выперли из отделения,ибо девчонке весом в 50 кг там явно было нечего делать,а уже через минуту на отделение поднялись охранники и пара медбратьев с мужского буйного.

Мужское буйное отделение.

Про это отделение от своего лица толком ничего рассказать не могу,потому что парни-медбратья не хотели рисковать девушкой,ведь никому не известно,что придет в голову толпе сумасшедших мужиков. Хотя я однажды видела,как скручивают и привязывают пациента к сетчатой кровати без матраца. Тогда я как раз привезла пациента с нашего отделения,тщедушного старика лет 70ти,которого,к слову,мы скручивали всем отделением,мне тогда очень хорошо прилетело ногой в живот,проверяться я не стала,но,периодически у меня ноют 2 нижних ребра. Но зато могу рассказать,почему пациенты так не любят и боятся буйное отделение.

Мужское буйное отделение. Со слов пациента

Он уезжал от нас со словами,что обязательно найдет меня и отправит моей матери мозаику из кусочков моего тела,а,вернувшись обратно с буйного,бросился меня обнимать и говорил,что ни за что меня не обидит. Вот так меняет людей старое-доброе мужское буйное.

В один из дней,абсолютно ни с чего у нас дал обострение пациент. В ту смену я работала с пенсионерками,поэтому решила,что раз я процедурная,то нечего им лезть к нему,я сама сделаю укол. Мало того,что мы были с медсестрой на отделении одни,другая медсестра ушла на хоз.половину пить чай,так я ее отправила записать в журнал про укол,а сама поперлась с лотком со шприцами к пациенту. Укол сделать не получилось,так как пациент извернулся и выбил у меня лоток со шприцами из рук,а их ни в коем случае нельзя было оставлять просто так,ведь другой пациент мог подобрать шприц и воткнуть его куда-нибудь мне или другой медсестре. Пока прибежала медсестра и подбирала шприцы,я пыталась держать пациента,но хрен там плавал,он оттолкнул меня в угол и поднял кровать,честно,кирпичей,которые я отложила,хватило бы на половину китайской стены. Крутила его половина отделения,пока мы ждали скорую,он умудрился порвать вязку. Потом его увезли и мы вздохнули спокойно на целый месяц.

Далее с его слов:

Не помню,как везли на буйное,если честно,помню только злость с утра и плохое настроение,дальше все как в тумане,потом темнота,слышал голоса,но не мог открыть глаза,тело болело,впивалась сетка кровати,резало кисти и ступни (был связан по рукам и ногам) и было тяжело дышать (зафиксировали через грудь). Захотел пить,но сказали,что перебьюсь. Я хотел пошевелиться,было больно,я закричал,ко мне подскочили и сделали укол,место укола горело и было больно так,как будто там стекла,через 10 минут,а то и раньше скрутило так,что хотелось орать,но было страшно,что опять сделают укол. Судороги были адские,когда сводит ногу очень больно,а тут свело все тело,меня начало выгибать под неведомым углом,было больно дышать,но никто не подходил. Помню крик,кто-то из пациентов впал в агрессию,потом крики медперсонала,звуки борьбы и вот,он лежит рядом,привязанный и ему делают укол. После этого он спал почти сутки,привязанный по рукам и ногам,в туалет ходил под себя. На утро пытался освободиться,ведь за сутки тело окаменело,но опять получил укол. Не хочу больше на буйное,там ломают психологически,а не физически.

Многие пациенты рассказывали про буйное отделение,но слова этого пациента запомнились больше всего. К слову,он еще не самый агрессивный,не могу сказать,как именно управлялись с очень буйными пациентами,но силу можно остановить только силой.

P.S. Заранее извиняюсь,если текст покажется тугим,писатель из меня не очень.
2671

Будни обычной психбольницы.

Развернуть
Будни обычной психбольницы.
Довелось мне однажды работать 2 года в психиатрической больнице, пришла я туда работать сама, потому что
отсутсвовал инстинкт самосохранения и
мне интересна психиатрия как направление в медицине,гораздо интереснее изучать болезни души,чем обычную соматику. Тем более,что я хотела получить высшее медицинское образование и лезла везде,чтоб знать,на кого учиться в итоге.
В моей трудовой деятельности было и женское подростковое и мужское отделения. Честно сказать,на женском подростковом работать просто адово и я там продержалась всего полтора месяца,ибо ну его нахрен,жить все-таки хочется.
К слову,я работала не в какой-то маленькой психиатрийке,а в самой настоящей огромной больнице с множеством отделений. Хоть я больше там не работаю,но чисто из теплого отношения к бывшим коллегам,не буду говорить название,тем более,что такого рода больницы относятся к режимным объектам.
Сегодня я хотела бы рассказать немного о больнице и ответить на вопросы,которые мне задавали знакомые и люди,которые узнавали,что я работаю в психиатрийке.

Самый частый вопрос про стены,наверное Вы уже догадались,спрашивали меня про их мягкость. Нет,стены в психиатрической больнице такие же твердые,как и везде. Хотя бы только потому что пациенты могут расковырять стены и сожрать наполнитель. Да,у нас умер пациент,который сожрал часть матраца.
Я понимаю,очень часто показывают,что стандартная психушка выглялит так
Будни обычной психбольницы.
Будни обычной психбольницы.
А вот ничерта,все отделения,которые я видела,выглядели в среднем вот так
Будни обычной психбольницы.
Кстати,Вы не увидите ни одной фотографии,сделанной мной,потому что фото и видеосъемка на территории больницы запрещены. На некоторых отделениях в конце смены проверялись телефоны.
Кстати,что касаемо палат. Палаты все открытые,дверей в палатах нет,ибо пока добежишь до пациента,может случиться страшное. Кстати,страшное иногда случалось. Есть некоторые отделения,в которых надзорная палата закрывалась,но в этой палате 24/7 сидела надзорная медсестра и это была чисто ее палата на все сутки.
Надзорная палата,что это такое?
Надзорная палата,это палата в которую в обязательном порядке поступают пациенты при поступлении в больницу или переводе с другого отделения. Там наблюдают за пациентами,в среднем 10-14 дней,если все ок,то переводят в общую палату.
Какие привелегии у пациентов общих палат?
Если состояние пациента стабилизировалось,психоз снят,спасибо вечной троице: феназепам+аминазин+галоперидол 2 р/д 3дня. То пациент может выходить на прогулку с родственниками в дни посещений и на прогулку со всем отделением под присмотром персонала в специальный садик. А еще этот пациент мог стать помощником и тогда ему позволялся чай,дополнительные сигареты и некоторые ништячки.
Были ли побеги? Были,причем они не были редкостью,ловили и жестоко карали,отправляли на буйное,а там,как говорится,оставь надежду всяк туда входящий. Если на отделении лежал однажды бежавший пациент,то можно было не бояться побегов,потому что он рассказывал пациентам все прелести того отделения и желание бежать отпадало напрочь.
Были ли нападения на персонал? Еще как,мне за 2 года работы: прокусили палец,выбили коленный сустав,чуть не воткнули в печень заточку из зубной щетки,загоняли в угол и замахивались кроватью и это я не преувеличиваю,кусали за кисть,били в живот ногой. При этом всем,почти все эти происшествия были на женском подростковом,поэтому я любила работать на мужском,меня никто не обижал,пытались в состоянии адского психоза,но другие пациенты меня защищали.
Пока на этом все,ибо я уже и так много написала,если интересно,задавайте вопросы в комментариях,я на них отвечу в следующем посте
1029

Как черти водку воровали

Развернуть
Мужику мерещились черти по синьке, которые выпивали половину водки из бутылки, от чего тот бесился и искал их по округе. И иконами, и крестом со святой водой углы обмазывал; ходил в церковь, просил батюшку о помощи, чертей прогнать. Упекли в дурку.

После лечения выпускали, он снова брал бутылку. Пил. Черти, крест, святая вода. Снова в дурку. И так несколько раз повторялось, пока его мать в сердцах врачу не пожаловалась: "я и так у него по пол бутылки сливаю, да прячу, пока курить уходит. А все одно, допивается до белки".
5740

К психам

Развернуть
Пришли подгруппой на практику в психдиспансер. Поднимаемся по лестнице на второй этаж, а там прижавшись к стеночке стоят психи, человек 10 и все здороваются протягивая руку, мы пацаны молодые, страшно - вдруг не поздороваешься, а он тебя по голове ебнет, ну и идём ручки пожимая. Поднялись на 2ой этаж, а там препод стоит, флегм полный, спрашивает "Со всеми поручкались?" "Ага" - говорим. "Ну а теперь марш руки мыть, а то эти товарищи руки из штанов целыми днями не вынимают, всё мудя свои теребят".
1884

Бабушка и психиатрия

Развернуть
Читая посты про психушку, вспомнила историю моей бабушки.


Во времена её бытности студенткой медицинского института, был у неё цикл Психиатрия. И проходил он, соответственно, в психушке. Раздали всем больных на курацию. "Бабушкин" больной говорит ей: девочка, вижу умная ты, добрая, помоги мне. Я, говорит, тут не по причине душевной болезни, а из-за ужасного заговора. Служил в разведслужбе, знаю много госсекретов, в том числе про правительство, вот и упекли меня сюда. А у меня жена, дети, беспокоятся, наверное, обо мне, места себе не находят. Помоги, а?

Бабушка молодая, доверчивая, побежала к куратору: так вот и так, говорит, вот такой пациент!!! Куратор отмахнулся, сказал, чтобы голову не морочила, все они "не психи". И даже не пошёл с ней пациента посмотреть. Бабушку это не устроило, чувство справедливости переполняло молодую и наивную. И решила она прйти к главврачу.

Приходит к главврачу и с порога начинает о здоровом человеке в отделении, который за знания свои страдает тут в заточении. А если Вы в курсе и тоже в сговоре, в чем я почти уверенна, говорит, раз не выпускаете его, я всем расскажу, так и знайте!!! Да я вообще главный редактор студенческой газеты.

Главврач попался добрый, адекватный. Выслушал весь бред молча, говорит в конце: ну пойдем.

Пришли в палату к "разведчику". Главврач говорит: ты, значит, тут из-за того, что много знаешь? Он: да! Главврач: жена, дети ждут, беспокоятся? Он: да!! Главврач: а где твои жена и дети, напомни. Он: они заточены под статуей свободы. Секретное правительство взяло их в плен, чтобы я не выдал их тайны. Меня оттуда выпустят, я поеду на Алтай, там есть портал, который ведет к статуе свободы, я через него к ним попаду и заберу их... Главврач молча встал и вышел. А бабушка продолжила слушать рассказ о заговорах, массонах, статуе свободы и далеких планетах, куда герой улетит с семьей после их спасения.

Бабушка говорит, так стыдно ей никогда не было. И психам, как, впрочем и обычным пациентам, она больше слепо не верила.
4002

Старость от ума

Развернуть
Проходили мы как-то практику в психушке.
Зашли в женское отделение. Преподавательница и говорит:
- Хотите я вам покажу от чего мы стареем?
Подзывает к себе девочку лет 15. Девочка вприпрыжку бежит к нам, слегка полновата, небольшого роста, в глазах море наивности, улыбка до ушей.
П: - это наша Олечка, она олигофрен. Олечка, сколько тебе лет?
О: - 35.
2462

Истории сумасшедшего дома. Особенности национальной психиатрии.

Развернуть
Знаменитости
В любой психиатрической клинике полно настоящих знаменитостей. Про королеву Швеции Анжелику и Повелительницу Вселенной я уже рассказывал. Но ещё у нас лежал Михаил Круг. Отличный, кстати, дядька. И пел весьма неплохо, никогда не отказывался, когда его просили. Голос приятный. Низкий такой баритон. Все бы ничего, если бы по паспорту Михаил Круг не был Марией Никаноровной. Милой такой женщиной в халате с пошлыми цветочками и сланцах на мозолистых ногах. Мария Никаноровна неспешно прогуливалась по коридору отделения, мелодично напевая себе под нос «Там под окном зэка, проталина тонка…». Между прочим – высшее филологическое образование, тридцать лет стажа то ли библиотекарем, то ли учителем русского языка, то ли ещё какой-то тихой культурной профессии.
Истории сумасшедшего дома. Особенности национальной психиатрии.
Был Человек-паук. Откровенно говоря, сам он себя так не называл. Кличка приклеилась уже в больнице, очень ему понравилась, да так и осталась. Милейший парень лет двадцати. Со своей болезнью без последствий прожил бы ещё лет десять-двадцать без забот, с лёгкими странностями, которые замечали бы только близкие родственники и коллеги по работе. Но чрезмерно увлёкся лёгкими наркотиками. Потом не слишком легкими. И года за три понял, что пора спасать мир. Санитарки его не любили. Он портил наволочки для подушек. Проковыряет в наволочке пару отверстий для глаз, наденет на голову и спасает мир. Поступил в клинику сразу с места работы. То есть сняли его с крыши совместными усилиями человека-пожарного и человека-милиционера.
В больнице человек-паук вёл себя тихо, чем усыпил бдительность медперсонала. Но однажды пропустил приём препаратов, выпрыгнул из окна второго этажа, залез на дерево, растущее во дворе, и дразнил медсестёр. Выкрикивал матерные слова и показывал язык. И ещё кое-что, что медсёстры, как скромные девушки, не оценили. Все попытки снять спайдермена с дерева не увенчались успехом. Тогда из буйного отделения позвали санитара Гришу. Сто двадцать кило веса, руки, как рельсы, невозмутимость спящего гиппопотама. Для мотивации Грише показали 50 грамм медицинского спирта. Человек-санитар мигом стянул супергероя с дерева за ногу. Падая, спайдермен сломал два пальца на руке, но битва сверхлюдей обходится без травм только в кино.
Истории сумасшедшего дома. Особенности национальной психиатрии.
Библейские персонажи. Десятки их. Именно они ходили с Иисусом по пустыне, штурмовали стены Иерихона. Они пришли на эту землю проповедовать. Новые мессии, каждый с оригинальной идеей. А мы их – в клинику. А ведь они – последняя преграда перед вселенским злом. Пациент Семёнов, например, считал Кондолизу Райс воплощением зла на земле. И боролся с ней изо всех сил. Писал ей гневные письма и крутил кукиши в экран телевизора, как только она там появлялась. Вы думаете куда она пропала? А это Семёнов постарался. 
Истории сумасшедшего дома. Особенности национальной психиатрии.
Про это
В мультсериале «Южный парк» есть второстепенный герой – мистер Хэнки. Его видит только Кайл Брасловски, а все остальные люди считают Кайла из-за этого сумасшедшим. Кто смотрел, тот знает, что мистер Хэнки – рождественская какашка. У нас в отделении только при мне таких Кайлов было человек пять.

Эти пациенты трепетно относились к продуктам, выделяемым своим организмом. Неоднократно наблюдал, как пациент Иванов, например, разговаривал с тем, что у него получилось, общался и мне кажется, ему даже отвечали. А пациент Н., сделав своё дело в судно, торжественно нёс творение через всё отделение в туалет, на ходу предлагая товарищам и медперсоналу полюбоваться сделанным и оценить. Товарищи оценивали, медперсонал – не очень. Чёрствые люди работают в отечественной медицине. Они даже пытались отобрать у Н. его любимое судно и приучить делать свои дела прямо на унитаз. Протестуя, Н. творил потрясающие картины на стенах и потолке, в качестве материала используя, конечно же, предмет своей гордости. Санитаркам надоело уничтожать произведения искусства, они пожаловались главврачу и тот распорядился вернуть Н. его судно. Н. был доволен. Торжественный вынос продолжался. Потихоньку действо захватило ещё одного пациента, и он пристроился следом за Н. Потом ещё один присоединился, потом ещё. Сумасшедшие вообще быстро начинают проводить какие-нибудь совместные мероприятия. Они ведь не стесняются. И главный у них быстро находится. Кто громче орёт – тот и главный. Через неделю процесс выноса судно сопровождался торжественной колонной из пяти-шести пациентов. У всех были очень серьёзные лица. Такие серьёзные, что они могли в этом поспорить с членами Политбюро на похоронах Андропова. А потом Н. помогли таблетки и вынос прекратился. Последователи ещё дня три потолклись возле палаты Н., ожидая своего предводителя, а потом отвлеклись на что-то другое.
Истории сумасшедшего дома. Особенности национальной психиатрии.
Мелочь, а приятно
У пациентов с тяжёлыми повреждениями головного мозга и опытных алкоголиков нередки галлюцинации, в которых они видят мелких вертлявых существ, которых неизменно пытаются ловить.

Пациентка Иванова, получившая открытую черепно-мозговую травму на разгрузке зерна в родном колхозе, в течение нескольких недель ловила по палате лягушек. Розовых. Медсёстры ругались и звали нас, санитаров, Иванову привязывать. Потому что она с ловкостью футбольного голкипера, внезапно бросалась в углы палаты, загоняла своих жертв под кровати, била их подушкой. Лягухи попались быстрые, ускользали сквозь пальцы, оставляя пациентку ни с чем.

А тихий алкоголик Петров, каждый раз впав в состояние белой горячки, приезжал к нам в наркологию с классической компанией чертенят. С чертенятами Петров дружил, но нередко ругал их и даже бросался стульями, потому что те, выпивали половину припасённого самогона. А ещё, бывало, проснётся Петров с утра в полной уверенности, что под диваном стоит бутылка самогона. Приготовит закуску, нарежет хлеб, нальёт стакан воды и идёт в хорошем настроении доставать бутылку из-под дивана. А её там нет. А из угла – хихиканье подлых чертенят. Очень обижался Петров на такие выходки.

Был и более тяжёлый случай. Строитель Васильев, травмированный на объекте железобетонной плитой, при каждом запое видел множество мелких чёрных пауков. И вот что удивительно. В трезвом и спокойном состоянии Васильев арахнофобом не был. Но в дни обострения его привозили в отделение кричащим от ужаса и стряхивающим с себя невидимых пауков.

А однажды я застал в приёмном отделении солидного джентльмена в костюме и галстуке. Джентльмен расточал ароматы дорогого коньяка, но при этом ползал по грязному линолеуму на четвереньках и, поглядывая на забившуюся в угол медсестру, вдавливал что-то в пол большим пальцем. Как потом оказалось – невидимых клопов давил.

Болезнь не выбирает.
3356

История о том, как я дошел от невроза до шизотипического расстройства

Развернуть
В данном посте будет рассказана история моей жизни, как психического больного. Очень надеюсь, что кому-то будет интересно почитать.

Глава 1. Детство.
Я рос относительно нормальным ребенком. У меня были определенные странности, например, я очень боялся использовать клей, потому что мамочка рассказала мне много историй о детях, которые ослепли, занеся клей в глаза. Я был немного более чистоплотный, чем другие дети, но в остальном - был совершенно обычным ребенком. В возрасте лет 6ти я, совершенно внезапно, начал панически бояться оглохнуть (как мой отец). Я не мог спать по ночам, постоянно плакал, но со временем это прошло.

Глава 2. Отрочество.
Кроме того, что было описано в предыдущей главе - все у меня в жизни было хорошо, и я был довольно счастлив. Но когда мне было 14 лет - умерла от рака мозга моя бабушка. Первое, что удивило меня - я ничего не почувствовал. Ни грусти, ни расстройства. Я корил себя за это, но поделать ничего не мог.
Примерно через год я мирно смотрел сериал "Lost". В одной из серий Джек сказал Сойеру "запахи-фантомы - первый признак рака мозга". С этого момента я начал ощущать запахи, которых не существовало. Меня преследовали сильнейшие психосоматические головные боли, и я был абсолютно уверен что вскоре умру, так же ужасно, как моя бабушка.
С этого момента моей относительно счастливой жизни пришел конец.

Глава 3. Травля.
В конце девятого класса меня начали травить. Меня почти не били, но постоянно унижали всем коллективом, старались задеть. Я никогда не сталкивался с чем-то подобным и не знал как себя вести - и в итоге, хотя я и не отличался религиозностью - я начал молиться богу, о том, чтобы он защитил меня от них. Мне стало казаться, что это наказание за мои грехи. Но молился я очень странно - просто повторял фразы вроде "Господи, помоги мне", сначала 2 раза, потом 10, потом 100. Мне казалось что я сказал их "недостаточно хорошо", и бог меня не услышит. Каждый раз, когда я выходил из дома - из моих глаз начинали течь слезы. К счастью, учеба кончилась и наступили летние каникулы.

Глава 4. Болезнь.
В десятый класс я пошел в другую школу. Меня приняли довольно хорошо, но я уже слишком боялся с кем-либо общаться, поэтому тихо сидел на задней парте. Спустя очень короткое время меня начала преследовать странная мысль - "а что, если мои одноклассники плюются в меня, пока я этого не вижу?". Появились слуховые и тактильные иллюзии, которые, в ту пору, я принимал за настоящие ощущения. Что я предпринял? Я начал мыть руки. Один, два, двадцать раз. Постепенно они покрылись плотной белой коркой. Вскоре - этого стало недостаточно, я начал мыться каждый раз, приходя из школы. Постепенно, помимо тела, я начал мыть с мылом глаза, нос изнутри, рот. Затем я стал повторять процедуру на два раза. Постоянные скандалы с родственниками на почве того, что я занимал ванную по два часа, привели к тому, что они наконец-то заметили странности.
В какой-то момент я понял, что мыться я больше не могу, а контакта с "грязными" вещами мне избежать больше не удается. Мне ничего не оставалось, кроме как выпрыгнуть в окно, но я был перехвачен на пути к нему и отправлен к психиатру.

Глава 5. Лечение.
Психиатр послушала меня, и прописала таблетки, заодно поставив мне диагноз "невроз". Я же, покорно отдался на волю судьбы, и таблетки пил. Сейчас я с удивлением вспоминаю, что от врача не испытал никакой агрессии, а таблетки мне действительно помогли. Поскольку в плане учебы я тогда совсем скатился, я кое-как сдал ЕГЭ и поступил в ВУЗ, с наиболее низким проходным баллом. Благодаря таблеткам и дружественной атмосфере я нашел друзей, начал заниматься музыкой.

Глава 6. Гитара.
Про мое увлечение музыкой стоит рассказать отдельно, поскольку и оно не было таким уж обычным. Сначала я с удовольствием начал заниматься игрой на гитаре, но через некоторое время у меня появилась мысль: "Я должен побить рекорд скорости по игре".
Разумеется, я не имею права жить своей жизнью, пока не добьюсь этого, не имею права гулять с друзьями, получать удовольствие от жизни. Я занимался по 7 часов в день, и действительно начал прогрессировать. Но тут появилась еще одна странность: я начал разговаривать со своими руками. Я убеждал их что "все хорошо, и все получится", разумеется, сначала один раз, потом два раза, потом сто. Мне казалось, что если я этого делать не буду - я ничего не добьюсь, а такого я себе простить не мог.

Глава 7. Возвращение болезни.
На втором курсе я решил сменить место учебы, и решительно забрал документы. Вскоре после этого я столкнулся с призывным рабством, и это, видимо, спровоцировало возвращение болезни. Я часами сидел, смотря в стену, плакал, крушил вещи, забывая о том, что происходит. "Плюющиеся одноклассники" - вернулись, только в лице случайных прохожих. Тут я уже не выдержал и пошел сдаваться в ближайший псих. диспансер. Там мне прописали 8 таблеток амитриптиллина в день и поставили диагноз "Шизоидное расстройство личности". Лечение длилось несколько месяцев, единственным улучшением стала возможность "выбрасывать" навязчивые мысли из головы. В какой-то момент один мой "друг", учащийся мед. колледжа, надоумил меня бросить антидепрессанты, что я и сделал. Описывать то, что я пережил я не стану, это не передать словами, скажу лишь, что ни одна физическая боль с этим не сравнится. Таблетки я пить начал снова, и бросил их постепенно.

Глава 8. Оттепель.
Вскоре после лечения я поступил в университет. Там я встретил девушку, мы полюбили друг друга и прожили вместе 4 года. Это было самое счастливое время за последние 10 лет моей жизни. Конечно, тогда начали проявляться первые признаки депрессии, да и плюющиеся прохожие никуда не делись, но я просто начал все это игнорировать, и был вполне доволен жизнью. Тогда же у меня появился настоящий друг.

Глава 9. Возвращение болезни (2)
На последних курсах я начал испытывать странные чувства. Я не мог ходить в университет, если рядом не было моего друга. Я пытался сбежать с работы, которая приносила мне много денег и доставляла раньше удовольствие. О способности получать удовольствие я скажу отдельно - она просто исчезала. Мир становился серым, безрадостным. Постепенно у меня пропали какие-либо желания, стремления. Но тогда я еще пытался шевелиться и выбираться из окружавшего меня пиздеца - мне даже удалось поступить в магистратуру элитного университета в Германии, но я не мог заставить себя заполнить документы, и в итоге лишился визы. Я попытался устроиться на работу - и был уволен за невыполнение обязанностей. Это было два года назад.

Глава 10. Конец

Около года назад состояние мое резко ухудшилось. Навязчивые размышления занимали теперь до 90% времени, начало болеть сердце, постоянно болела голова. Я начал верить, что моя мертвая бабушка может влиять на мою жизнь. Желания, стремления, пропали окончательно, удовольствия не приносило уже совсем ничего. Я ходил в рваной одежде, мог несколько дней не мыться, не чистить зубы. Прохожие продолжали плеваться в меня, сенорные и слуховые иллюзии не изменились с 16ти лет. Депрессия была невероятно сильной.
Я пытался пожаловаться друзьям, на мне отвечали либо "ДА ТЫ ВСЕ ВЫДУМАЛ" либо "ДА ТЕБЯ ОТПИЗДИТЬ НАДО))0)". Спустя некоторое время я понял, что больше просто не могу это терпеть, и обратился в тот же самый диспансер.
"Карточка остается навсегда" - именно это сказали мне в регистратуре, не зная, что карточка моя там уже давно имеется.
Выслушав мои жалобы, меня отправили на лечение в дневной стационар.
Выписанные лекарства приносили жуткие побочные эффекты. Первые три недели я провел лежа на кровати в странном состоянии между сном и явью, пуская слюни. Я не мог читать из-за сниженного зрения, от дикого тремора я не мог даже лежать(!). В какой-то момент я потерял способность оставаться на одном месте более пары минут, в очереди к врачу умолял остальных больных пропустить меня. То, что могут сотворить с человеческим сознанием психотропные вещества поймет только человек, который их принимал.
Я лечился три месяца, после чего, с диагнозом "шизотипическое расстройство" был переведен на амбулаторное лечение, где женщина-психиатр криком сообщила мне, что "побочные эффекты я выдумал, лечиться я должен еще минимум 6 месяцев, и ни один психотерапевт за меня не возьмется". Я послушно лечился до тех пор пока.. В атпеках не кончились нужные лекарства. Можно было перейти на другие, но я понял что новый набор побочек мне уже не пережить.
И постепенно бросил принимать их.
Лечение не принесло никаких результатов.

P.S. В данный момент я не имею работы, не имею желаний, стремлений, интересов, и не имею шансов вернуться к нормальной жизни, вероятно. Болезнь моя лечению не поддается, согласно тому, что я прочитал в интернете, поэтому надежды у меня никакой нет. Я очень мечтаю о том, что психиатрия продвинется в лечении подобных расстройств, и хотя бы в 40 лет я смогу жить спокойно.
Не болейте, друзья. Кто уже болеет - держитесь и выздоравливайте.
Большое вам спасибо, что дочитали.