Психическое расстройство

Постов: 4 Рейтинг: 7800
1307

Маниакально-депрессивный психоз - не приговор. С этим можно и нужно жить!

Развернуть
Всем привет!

Несколько дней назад на этом сайте появился трогательный рассказ девушки, живущей с биполярным аффективным расстройством второго типа (https://pikabu.ru/story/quotbol_i_kayf_kak_ya_zhivu_s_bipoly...). В связи с этим хочу предложить Вашему вниманию свою историю про более тяжёлую степень этой болезнь – биполярное расстройство первого типа.

Родился в 1990 году в Перми. Психические нарушения у меня были практически всегда, начиная с раннего возраста. По словам мамы, я уже в детстве спал меньше нормы. В возрасте 13-14 лет стал в одиночку ходить в кино и гулять. Никогда не хотелось попробовать алкоголь и вкус сигарет, и воздерживаюсь до сих пор. Видимо, в силу своей необычности терпел издевательства в школе, которую в результате пришлось сменить.

С 2004-го года начал заниматься творчеством. Сначала делал видеоролики к фильмам (вместо профессиональных видео-редакторов творил изнурительным методом скриншотов), потом рецензии, рассказы, статьи, музыка, фото-дизайн. Заочно получил военный билет по неизвестным сначала мне причинам (как потом оказалось, у меня были обнаружены смешанные расстройства личности).

В 2010-м стал спать ещё меньше. Появились признаки деградации личности: неусидчивость и трудности с просмотром кино. Были приподнятое настроение и огромная любовь к жизни. Гулял по 8 часов (также один). В конце 2010-го года на фоне напряжённых отношений с девушкой началась тяжёлая депрессия. Я с трудом сдал сессию, а в начале следующего семестра и вовсе потерял сон. За две недели спал суммарно всего часов шесть. Чувствовал невероятную слабость и пассивность. Не мог учиться и решил обратиться к местному психотерапевту. Она сказала, что нужно пройти лечение в стационаре. И я месяц пролечился в больнице и получил академический отпуск.

Вышел в приподнятом состоянии. Было чрезвычайно хорошее настроение. Через две недели после выписки я сделал фан-ролик «V значит Вендетта», который тут же высоко оценили в Москве. Со мной хотели работать руководитель «Студии трейлеров» и руководитель продюсерского центра «Арс Нова». И я выбрал «Арс Нову». Тут же пошли заказы. Настроение и активность всё поднимались и поднимались, хотелось жить вечно. В июне 2011-го у меня снова исчез сон. Я считал себя Богом, а своего продюсера – своим отцом. Всё в голове перемешалось, нарушилось внимание, я уже совсем не понимал тексты и фильмы. Стал видеть какие-то глупые глобальные закономерности. И у меня случился психоз: я выбросил всю посуду из окна, стал выбрасывать свои деньги, уничтожил дома практически всю технику, вышел голый на улицу с велосипедом и выбросил его в реку Каму с моста. Меня забрали в психбольницу, и там я пролежал больше месяца. Первые две недели вообще не понимал, что происходит.

После выписки продолжил делать ролики на заказ. Уже на рисполепте и азалептине, с низкой концентрацией внимания. Искренне верил, что таблетки рано или поздно перестану пить, и всё восстановится. Спрашивал у врачей, когда можно будет бросить пить таблетки. В 2012-м мне разрешили снизить дозу рисполепта. И у меня со временем снова стали меняться мышление и поведение. А в июле снова случился психоз, но уже не такой тяжёлый, как первый. Я снова оказался в больнице. Но в этот раз там уже провёл более 7 месяцев. Там постоянно случались психозы, бегал голым по больнице, пытался вышибить дверь, всё время рвался домой. В результате получил вторую группу инвалидности. Вдобавок к рисполепту мне прописали литий, а азалептин заменили на тизерцин. После выписки я уже практически не мог нормально находиться на улице: уже через 60-90 минут, а порой и вовсе через 20 становилось и становится сейчас очень плохо. Стал ужасно неразговорчив. Я понял, что придётся всю жизнь пить рисполепт.

С тех пор не было ни классических депрессий, ни маний. Хотя настроение меняется постоянно. В 2016-м 8 раз вошёл в Книгу рекордов России со своими видеороликами. С конца 2016-го в дополнение к роликам пишу стихи и статьи в Википедии про российские и зарубежные фильмы.

Не верьте тем, кто говорит, что биполярное расстройство не приводит к деградации личности. Приводит. Во всяком случае, у астеников, то есть очень высоких. Иначе бы не давали инвалидность. И интеллект нарушает, сейчас мой IQ на 47 пунктов ниже, чем в 15-летнем возрасте. Но я не унываю, занимаюсь активной творческой деятельностью и немалую часть своих доходов от роликов жертвую на благотворительность. У меня и в мыслях нет совершить суицид. Если это считается грехом, лучше помучиться несколько лет здесь, на Земле, чем обрести свою душу, если таковая имеется, на вечные страдания.

Спасибо за внимание! Если что-то интересно, спрашивайте, постараюсь ответить.

Николай Курбатов
1212

История одного почтового работника

Развернуть
В 20-х — 30-х годах XX века в германской клинике «Шарите» семь лет находился на излечении бывший работник почтового ведомства Дитер Вайзе. Проблема господина Вайзе заключалась в том, что он никак не мог управлять своим телом. Единственное, что он мог контролировать, — это речь и дыхание.
Все же остальное управлялось неким Питером, который был большой сволочью. Лечащие врачи так и не смогли познакомиться с Питером: тот в контакт с человечеством не входил, все коммуникации оставлял Дитеру, а сам отрывался по полной.

Рихард Штюбе, лечащий врач больного, писал: «Изумляла ясная, разумная речь пациента — речь измученного, но совершенно здорового человека». Пока Питер мастурбировал перед медсестрами, бился головой об стену, ползал на карачках под кроватями и кидался фекалиями в санитаров, Дитер Вайзе уставшим голосом просил у окружающих прощения и умолял немедленно надеть на него смирительную рубашку. Светила мировой психиатрии долго спорили, как надлежит дефинировать заболевание господина Вайзе.

Одни стояли за необычную форму шизофрении, другие предполагали, что имеют дело с продвинутой версией «синдрома чужой руки», при которой мозг теряет волевой контроль над нейронами, связанными с той или иной частью тела.

Выяснить это так и не удалось: в 1932 году пациент Вайзе, оставленный ненадолго без присмотра, заткнул куском простыни сливное отверстие раковины в своей палате, подождал, когда наберется достаточно воды, и утопил себя, опустив в раковину голову.

«Это было, несомненно, убийство, — рефлексировал потом доктор Штюбе. — Страшно представить себе ощущения Дитера в тот момент, когда неведомый захватчик, оккупировавший его тело, заставил Дитера нагнуться над раковиной…»
3356

История о том, как я дошел от невроза до шизотипического расстройства

Развернуть
В данном посте будет рассказана история моей жизни, как психического больного. Очень надеюсь, что кому-то будет интересно почитать.

Глава 1. Детство.
Я рос относительно нормальным ребенком. У меня были определенные странности, например, я очень боялся использовать клей, потому что мамочка рассказала мне много историй о детях, которые ослепли, занеся клей в глаза. Я был немного более чистоплотный, чем другие дети, но в остальном - был совершенно обычным ребенком. В возрасте лет 6ти я, совершенно внезапно, начал панически бояться оглохнуть (как мой отец). Я не мог спать по ночам, постоянно плакал, но со временем это прошло.

Глава 2. Отрочество.
Кроме того, что было описано в предыдущей главе - все у меня в жизни было хорошо, и я был довольно счастлив. Но когда мне было 14 лет - умерла от рака мозга моя бабушка. Первое, что удивило меня - я ничего не почувствовал. Ни грусти, ни расстройства. Я корил себя за это, но поделать ничего не мог.
Примерно через год я мирно смотрел сериал "Lost". В одной из серий Джек сказал Сойеру "запахи-фантомы - первый признак рака мозга". С этого момента я начал ощущать запахи, которых не существовало. Меня преследовали сильнейшие психосоматические головные боли, и я был абсолютно уверен что вскоре умру, так же ужасно, как моя бабушка.
С этого момента моей относительно счастливой жизни пришел конец.

Глава 3. Травля.
В конце девятого класса меня начали травить. Меня почти не били, но постоянно унижали всем коллективом, старались задеть. Я никогда не сталкивался с чем-то подобным и не знал как себя вести - и в итоге, хотя я и не отличался религиозностью - я начал молиться богу, о том, чтобы он защитил меня от них. Мне стало казаться, что это наказание за мои грехи. Но молился я очень странно - просто повторял фразы вроде "Господи, помоги мне", сначала 2 раза, потом 10, потом 100. Мне казалось что я сказал их "недостаточно хорошо", и бог меня не услышит. Каждый раз, когда я выходил из дома - из моих глаз начинали течь слезы. К счастью, учеба кончилась и наступили летние каникулы.

Глава 4. Болезнь.
В десятый класс я пошел в другую школу. Меня приняли довольно хорошо, но я уже слишком боялся с кем-либо общаться, поэтому тихо сидел на задней парте. Спустя очень короткое время меня начала преследовать странная мысль - "а что, если мои одноклассники плюются в меня, пока я этого не вижу?". Появились слуховые и тактильные иллюзии, которые, в ту пору, я принимал за настоящие ощущения. Что я предпринял? Я начал мыть руки. Один, два, двадцать раз. Постепенно они покрылись плотной белой коркой. Вскоре - этого стало недостаточно, я начал мыться каждый раз, приходя из школы. Постепенно, помимо тела, я начал мыть с мылом глаза, нос изнутри, рот. Затем я стал повторять процедуру на два раза. Постоянные скандалы с родственниками на почве того, что я занимал ванную по два часа, привели к тому, что они наконец-то заметили странности.
В какой-то момент я понял, что мыться я больше не могу, а контакта с "грязными" вещами мне избежать больше не удается. Мне ничего не оставалось, кроме как выпрыгнуть в окно, но я был перехвачен на пути к нему и отправлен к психиатру.

Глава 5. Лечение.
Психиатр послушала меня, и прописала таблетки, заодно поставив мне диагноз "невроз". Я же, покорно отдался на волю судьбы, и таблетки пил. Сейчас я с удивлением вспоминаю, что от врача не испытал никакой агрессии, а таблетки мне действительно помогли. Поскольку в плане учебы я тогда совсем скатился, я кое-как сдал ЕГЭ и поступил в ВУЗ, с наиболее низким проходным баллом. Благодаря таблеткам и дружественной атмосфере я нашел друзей, начал заниматься музыкой.

Глава 6. Гитара.
Про мое увлечение музыкой стоит рассказать отдельно, поскольку и оно не было таким уж обычным. Сначала я с удовольствием начал заниматься игрой на гитаре, но через некоторое время у меня появилась мысль: "Я должен побить рекорд скорости по игре".
Разумеется, я не имею права жить своей жизнью, пока не добьюсь этого, не имею права гулять с друзьями, получать удовольствие от жизни. Я занимался по 7 часов в день, и действительно начал прогрессировать. Но тут появилась еще одна странность: я начал разговаривать со своими руками. Я убеждал их что "все хорошо, и все получится", разумеется, сначала один раз, потом два раза, потом сто. Мне казалось, что если я этого делать не буду - я ничего не добьюсь, а такого я себе простить не мог.

Глава 7. Возвращение болезни.
На втором курсе я решил сменить место учебы, и решительно забрал документы. Вскоре после этого я столкнулся с призывным рабством, и это, видимо, спровоцировало возвращение болезни. Я часами сидел, смотря в стену, плакал, крушил вещи, забывая о том, что происходит. "Плюющиеся одноклассники" - вернулись, только в лице случайных прохожих. Тут я уже не выдержал и пошел сдаваться в ближайший псих. диспансер. Там мне прописали 8 таблеток амитриптиллина в день и поставили диагноз "Шизоидное расстройство личности". Лечение длилось несколько месяцев, единственным улучшением стала возможность "выбрасывать" навязчивые мысли из головы. В какой-то момент один мой "друг", учащийся мед. колледжа, надоумил меня бросить антидепрессанты, что я и сделал. Описывать то, что я пережил я не стану, это не передать словами, скажу лишь, что ни одна физическая боль с этим не сравнится. Таблетки я пить начал снова, и бросил их постепенно.

Глава 8. Оттепель.
Вскоре после лечения я поступил в университет. Там я встретил девушку, мы полюбили друг друга и прожили вместе 4 года. Это было самое счастливое время за последние 10 лет моей жизни. Конечно, тогда начали проявляться первые признаки депрессии, да и плюющиеся прохожие никуда не делись, но я просто начал все это игнорировать, и был вполне доволен жизнью. Тогда же у меня появился настоящий друг.

Глава 9. Возвращение болезни (2)
На последних курсах я начал испытывать странные чувства. Я не мог ходить в университет, если рядом не было моего друга. Я пытался сбежать с работы, которая приносила мне много денег и доставляла раньше удовольствие. О способности получать удовольствие я скажу отдельно - она просто исчезала. Мир становился серым, безрадостным. Постепенно у меня пропали какие-либо желания, стремления. Но тогда я еще пытался шевелиться и выбираться из окружавшего меня пиздеца - мне даже удалось поступить в магистратуру элитного университета в Германии, но я не мог заставить себя заполнить документы, и в итоге лишился визы. Я попытался устроиться на работу - и был уволен за невыполнение обязанностей. Это было два года назад.

Глава 10. Конец

Около года назад состояние мое резко ухудшилось. Навязчивые размышления занимали теперь до 90% времени, начало болеть сердце, постоянно болела голова. Я начал верить, что моя мертвая бабушка может влиять на мою жизнь. Желания, стремления, пропали окончательно, удовольствия не приносило уже совсем ничего. Я ходил в рваной одежде, мог несколько дней не мыться, не чистить зубы. Прохожие продолжали плеваться в меня, сенорные и слуховые иллюзии не изменились с 16ти лет. Депрессия была невероятно сильной.
Я пытался пожаловаться друзьям, на мне отвечали либо "ДА ТЫ ВСЕ ВЫДУМАЛ" либо "ДА ТЕБЯ ОТПИЗДИТЬ НАДО))0)". Спустя некоторое время я понял, что больше просто не могу это терпеть, и обратился в тот же самый диспансер.
"Карточка остается навсегда" - именно это сказали мне в регистратуре, не зная, что карточка моя там уже давно имеется.
Выслушав мои жалобы, меня отправили на лечение в дневной стационар.
Выписанные лекарства приносили жуткие побочные эффекты. Первые три недели я провел лежа на кровати в странном состоянии между сном и явью, пуская слюни. Я не мог читать из-за сниженного зрения, от дикого тремора я не мог даже лежать(!). В какой-то момент я потерял способность оставаться на одном месте более пары минут, в очереди к врачу умолял остальных больных пропустить меня. То, что могут сотворить с человеческим сознанием психотропные вещества поймет только человек, который их принимал.
Я лечился три месяца, после чего, с диагнозом "шизотипическое расстройство" был переведен на амбулаторное лечение, где женщина-психиатр криком сообщила мне, что "побочные эффекты я выдумал, лечиться я должен еще минимум 6 месяцев, и ни один психотерапевт за меня не возьмется". Я послушно лечился до тех пор пока.. В атпеках не кончились нужные лекарства. Можно было перейти на другие, но я понял что новый набор побочек мне уже не пережить.
И постепенно бросил принимать их.
Лечение не принесло никаких результатов.

P.S. В данный момент я не имею работы, не имею желаний, стремлений, интересов, и не имею шансов вернуться к нормальной жизни, вероятно. Болезнь моя лечению не поддается, согласно тому, что я прочитал в интернете, поэтому надежды у меня никакой нет. Я очень мечтаю о том, что психиатрия продвинется в лечении подобных расстройств, и хотя бы в 40 лет я смогу жить спокойно.
Не болейте, друзья. Кто уже болеет - держитесь и выздоравливайте.
Большое вам спасибо, что дочитали.
1925

"Перфекционизм"

Развернуть