Рассказ

Постов: 668 Рейтинг: 1402724
8690

Как Серега жену встретил

Развернуть
Задержались на днях с коллегой поздно вечером на работе за рюмкой чая. Он рассказал историю о том, как познакомился со своей женой. Жену его я кстати знаю, хорошая девчонка, повезло парню с ней. Сама из приличной семьи, так же, как и Серега, приехала в центральную часть из Сибири.

*****
Иду я как-то по улице с учебы, в то время студентом был, вижу телефон валяется возле остановки. Разряжен. А на улице холодно, мороз собачий, руки в перчатках немеют. Принес домой, подзарядил. Включаю, а тут посыпались пропущенные, двадцать пять оповещений вылезло. Двадцать четыре от «мамы» и один звонок от «папы». Ему я и решил позвонить. После первого же гудка динамик рявкнул:

- Алё!
- Здрав…
- Ты кто? Ворюга объявился?
- Нет, я телефон нашел.
- Нашел значится? А-ага. Если завтра же не принесешь телефон, то заявление отнесем в полицию!
- Слушайте, я хочу его верн…
- Сколько? Сколько денег хочешь?
- Да я Вам бесплатно его отдам. Скажите куда подъехать.
- А-ага – голос мужика продолжал излучать подозрительность. – Ну-ну. В двенадцать ноль-ноль чтоб как штык по такому-то адресу.

Батяня у Насти оказался бывшим воякой, отслужил свое и вышел на пенсию за выслугу лет в звании майора. Манеру поведения на гражданке не поменял, устав намертво пропечатался во всей его сути. Не знаю, как насчет других майоров в отставке, но этот был весьма непрошибаемым типом. Носил кстати постоянно фуражку, которая сидела на нем как влитая.

На встречу пришел с дочерью, придирчиво меня осмотрел, нахмурился, но к счастью до обысков дело не дошло. Да я бы и не позволил. Осторожно взял аппарат двумя пальцами. А как же иначе потом снять отпечатки? Заставил её проверить все фотографии, приложения, загруженные файлы. Убедившись, что все в порядке, слегка оттаял и насильно сунул полтинник в руки «на мороженое». Обратно принимать отказался. Щедрый. Перед уходом номер мой записал, а то кто его знает, что проходимцы с аппаратом могут сделать.

Проходит день, звонок с неизвестного номера. Вчерашняя знакомая звонит. Понравился говорит, ещё никто так стоически её отца не выдерживал. Впервые меня девчонка сама на свидание позвала. Может быть это судьба?

Не скажу, что наш роман был бурным. В основном виделись мы, пока её отец был на сутках. Работал он в одном ЧОПе, туда военных берут на ура, тем более командиров. Все было по стандартному набору. Ходили мы в кино, приобщались к прекрасному в театре, однажды повела Настя меня на какой-то цыганский музыкальный ансамбль. Что я запомнил – так это то, как четко гармонировал цвет труб и саксофонов с великолепием золотых зубов у певчей дивы.

И каждый день, каждый раз, Андрей Петрович звонил ей и командирским голосом интересовался, как же идут дела, рядом ли я, трезв ли? Поначалу это выбешивало, но потом попривык. Да и девушка очень нравилась. Повстречались мы так с ней год и я решил наконец сделать предложение. В то время я подрабатывал на мойке, потихоньку скопил на кольцо с маленьким камушком. Пришел к ней домой, как подобает встал на одно колено и продемонстрировал в протянутой ладони бархатную коробочку.

Никто не в силах сопротивляться моей природной неотразимости. Но было выдвинуто одно условие – требуется официальное благословение Андрея Петровича.

- Я согласен. Парень ты неплохой, но сначала тебе надо сходить в армию. Я уже собственно и договорился, подергал старые ниточки, пойдешь в самые элитные войска. Балду пинать не будешь, подтянут тебя, погоняют, вылепят настоящего мужика…

*****
Серега залпом допил коньяк и продолжил:

- Вот тут-то я и переехал к вам в город. Кое-как перевелся в другой ВУЗ и познакомился там с будущей супругой. Ах, да. Чуть не забыл, приходите с женой в субботу, баньку затоплю, Светка пироги обещала...
147

Как будем делить пятьдесят тысяч? или Плановая экономика во всей красе

Развернуть
Теперь я знаю, наша экономика в надёжных руках)

Новое задание в колледже, которым озадачена моя подруга.

На этот раз её дочери, Саше, за "автомат" по экономике надо поучаствовать в конкурсе на лучший проект, старт-ап, если хотите), тема которого "экологическая экономика" или "экономичная экология".
Это я приблизительно запомнила.

Что делать?
Дочка со своими двумя подругами (проект на троих, так сказать) единогласно решили, что с таким проектом запросто справится мама Саши.
Ну а что?
Это прекрасное решение - мама что-нибудь придумает, а им поставят "автомат". Все счастливы, все довольны.

Моя подруга, в свою очередь, решила заморочить этим заданием свою сестру, экономиста по образованию. Та, устав от длительного декретного отпуска, воодушевилась до такой степени, что загрузила темой мужа, профессора экономики (на минуточку!)

Всего лишь за один вечер они "накидали" подруге с десяток перспективных тем (для одобрения руководителем проекта).
В итоге, будут работать на тему "альтернативного" топлива, энергосбережения в целях сохранения окружающей среды)
Коллегиально, так сказать.

Дочь Саша считает это нормальным.
На данный момент её занимает лишь один вопрос.
Она спрашивает свою маму, мою подругу:
- маам, а если наш проект выиграет, я что, должна буду делиться со своими напарницами?! Как мне делить на троих пятьдесят тысяч / обещанные за первое место/?!

На что подруга достойно отвечает:
- минуточку! Если (вдруг!!!) такое случится, половину, по меньшей мере, мы должны будем отдать твоей тётке и её профессору-мужу. Потом некоторую часть заберу себе я, как главный администратор и координатор.
Ну а на оставшуюся тысячу рублей вы можете купить себе мороженого и тем самым отметить получение "автомата" вместо экзамена. А, вообще, почитай-ка про шкуру неубитого медведя...

В чем-то я не понимаю свою подругу.
Ну а в чем-то я восхищаюсь подругой.)
1299

Желание

Развернуть
- Ну вот чего ты хочешь? - рыбка устало потерла глаза плавником. За сегодня это был уже третий ребенок. Такое случалось каждый год, когда в школе начинали проходить Пушкина.
- Мира во всем мире, - заученно оттарабанил мальчик.

- Тебя, кстати, как зовут?

- Саша.

- Так вот, Саша. Даже рыба понимает, что это невозможно. А ты человек! Человек, понимаешь? А это звучит гордо. Давай еще раз. Чего тебе надобно?

- Чтоб у меня по алгебре пятерка была?

- Саша, - устало вздохнула Рыбка. - Если ты позанимаешься чуть больше, у тебя и так будет пятерка. Безо всякого волшебства. Ты же не совсем дурак, меня смог поймать. Нужно что-то необычное, неожиданное, запоминающееся!

- Слона!

- Какого слона, Саша? Ты думаешь мама будет рада твоему слону?

- Феррари!

- Ты думаешь, у налоговой не возникнет вопросов, откуда у вас появилась Феррари?


Мальчик насупился. Желания у него были, но эта глупая рыба очень хорошо спорила. Может, есть кто-то посговорчивее?


- О, я знаю!


Рыбка заинтересованно забилась у Саши в руках.

- Так так.

- Хочу лампу с джинном!

- Спасибо за обращение, приятного вам исполнения желаний.


Как только рыбка скрылась в пучине морской, мальчик осторожно потер лампу. Тотчас пред ним явился недовольный джинн в домашних тапочках и с пультом.


Вот ты ж хитрая треска! - подумал джинн, глядя в море. - Третий вызов за неделю.


- Итак, малыш, у тебя есть три желания
1768

Картошка.

Развернуть
Каждый год в мае я матюкаюсь, но езжу к деду в деревню помогать сажать картошку. Засаживается около 20 соток. Помимо меня, деду помогает еще несколько родственников, которым потом помогает он и так по кругу, пока все всё не посадят.
Каждый год в сентябре я матюкаюсь, но езжу помогать собирать ему картошку, вместе с теми же родственниками, которым потом помогает он.
Каждый год, я матюкаюсь, но помогаю деду перебирать картошку. Мелкую он отдает родственникам на корм скоту, за это получает овощи. Крупную (около 20 мешков) я матерюсь, но спускаю в подвал.
Дед с довольным видом, перед горой картошки в подвале произносит: "Какой хороший урожай! Зимой с голоду не помрем!"
Я молча забираю один мешок себе, один родителям. Нам этого хватает на всю зиму.
Каждый год в мае я матюкаюсь, но еду к деду выкидывать старую картошку из подвала.
Становлюсь в подвале напротив кучи проросшей по колено картошки. И начинаю поднимать ее наверх.
Матюкаясь, я выкидываю 10-15 мешков картошки, параллельно слушая причитания деда, о том, как плохо мы ели картошку этой зимой.
Каждый год я уговариваю деда посадить картошки в 2 раза меньше, или продавать ее и каждый год слышу: "Трудные времена наступят, ваши деликатесы закончатся, приедете ко мне, а я вас картошечкой кормить буду."
Каждый раз, пока я еду домой, мне приходит мысль: "А ведь дед прав. Если мы можем позволить себе выкинуть 15 мешков картошки, значит мы не так уж плохо живем."
3555

Следи за собой. Будь осторожен.

Развернуть
Иду я летом с работы. Вечер, но ещё светло. Поднимаюсь в горку знакомой дорогой и вдруг вижу - стоит у тротуара мальчик и плачет. Небольшой такой мальчик, килограммов на шестнадцать. А я, признаться, не люблю двух вещей - это когда детишки плачут и когда в баре на мне кег заканчивается и вместо пива в кружку пена с воздухом идёт.

И вокруг никого нет. Ну, подхожу я, соблюдая осторожность, потому, что бывалые люди говорят: "Если вы нашли медвежонка, то не играйте с ним, а то придёт медведица и поиграет с вами." Подхожу и спрашиваю:
- Мальчик, а мальчик , ты чего плачешь? Потерялся?
- А-ва-ва-ва... - говорит мальчик. То есть да. Потерялся.

Вокруг ни мамы его, ни других родственников не видно. А рядом, метров триста, есть отделение полиции. Туда очень просто пройти - через старый парк, где стоит здание заброшенной бани. Дай, думаю, ментам его сведу. Сдам беглеца.
И вдруг в голове у меня маячок тревожный засигналил.

Вот идёт, допустим, какой-то дядька и тащит за руку маленького, плачущего мальчугана. А тут мама его, вместе, предположим, с бабушкой. И они, может, как на это посмотрят? Скажут, стой, педофил, отдай нашего сыночка! Полиция, полиция!!!

Полиция во всём разберётся. Но часок-другой меня помурыжат. Очень просто! А потом знаете что? Осядут у них мои данные и если (не дай бог!) случится что-нибудь с кем-нибудь, то полицейские подумают: "А помнишь того мужика? А давай-ка его на всякий случай проверим по этому делу." И будут приезжать ко мне домой или на работу. И спрашивать  где я был такого-то числа, и не слышу ли я в голове голосов каких. И будут наводить обо мне справки, после которых пойдёт про меня слава. И мамаши, при виде меня, станут тащить детей домой, а папаши ругаться и пытаться побить. Вот оно мне надо?

Поэтому взял я мелкого и по-тихому сунул его в куст сирени, а сам пошёл дальше.

Нет. Не так. Достал я мобильный телефон и позвонил. В полицию. И всё объяснил.

Стою, жду. Мальчику дал свои ключи. На них брелок в виде маленького револьвера. И он стал с ним играть и заткнулся. Чему я был рад.

Вскоре подоспели полицейские, а, вслед за ними, нашлась и мамочка. Потискала пацана и дала ему по жопе. Брелок мой ему сильно понравился, поэтому я ключи снял, а револьверчик мальчику подарил. Только взял с него обещение, что он не станет его глотать или в ноздрю засовывать. Мальчик пообещал. Зуб, говорит, молочный даю. Так что я на этом деле даже потерял.

И пошёл я домой, а сам думаю. Вот раньше как, в моём советском детстве, было? Идёт взрослый человек и видит маленького. И если тот ему понравился, то он его по головёнке потрепал и сказал чего-нибудь ласковое. И ничего!

Или, идёт слесарь дядя Вася с работы, а тут соседский пацан матом ругается или сигаретку достал. Дядя Вася, очень просто, ухи ему накрутит, а папа пацана не побежит жаловаться. Нет. Он скажет: "Спасибо вам, Василий Кузьмич, за то, что несёте общественную нагрузку по воспитанию подрастающего поколения. Вы, если что-нибудь такое ещё заметите, то не стесняйтесь, а прописывайте ему, идолу, леща!"

Или вот встретятся два мужика. Давно не виделись. Так они друг-друга обнимут, да ещё расцелуют троекратно. И никто не кричит: "Гомосеки, мол, гомосеки!"

Нет. Я не хочу сказать, что раньше лучше было. Было не лучше и не хуже, а... по-другому. Времена, как известно, меняются и нам тоже приходится меняться вместе с ними.

И вот, мальчики и девочки, во-первых не теряйтесь, а во-вторых не теряйте!
4712

Экспертиза.

Развернуть
- Водички хочешь?
Я забежал по делам в ЭКО - экспертно-криминалистический отдел нашего УВД. В кабинете из экспертов был один Сашка. Он сидел за столом и изучал наклеенные на бумагу кусочки липкой, прозрачной ленты с отпечатками чьих-то пальцев.
- Давай, - на улице стояла жара.
Сашка налил мне минералки в стеклянный стакан, стоявший у него на столе. Я выпил. Кивнул на предмет его интереса:
- Совпадают пальчики?

Сашка почему-то вздохнул и достал из тумбы стола банку кофе и банку сахара. И та и другая были выпачканы коричневатым порошком "Малахит".
- Это мой кофе, а это мой сахар, - сказал Сашка. - И кто-то повадился брать у меня их без спроса. Я обтёр обе банки, а потом проверил на наличие отпечатков пальцев. Нашёл.
- Ну-ну, - ситуация меня забавляла и я поудобнее устроился на стуле.
- Что "ну-ну"? Потом я угостил водичкой из этого вот стакана всех троих своих коллег. По очереди. Каждый раз я снимал их отпечатки и теперь вот сверяю их с теми, что остались на банках.
- Не томи. Кто этот рецидивист и крысятина?

Сашка вздохнул, а затем ткнул пальцем в соседний стол.
- Мишка берёт мой сахар.
Палец указал на ещё один стол.
- Витька без спроса пьёт мой кофе.
Палец повернулся и нацелился на третье, пустующее, рабочее место.
- А Антон ворует у меня и сахар и кофе.
Сашка опять вздохнул.
- Мне не жалко, но можно хотя бы спросить, а? Крысы. Меня окружают одни крысы.

Потом я поговорил с ним о делах, а, уходя, достал носовой платок и протёр стакан из которого пил. Ну их к чёрту, параноиков этих!
1429

Потерянные яйцы...

Развернуть
Не спрашивайте, как я оказалась в этом поезде. Это неважно, как и то, что время со вчерашнего вечера течёт для меня совсем идиотски. Важно то, что со станции "Вышний Волочек" в вагон шагнула бабка. Нет, не так: Бабка.
У неё было все, что полагается такой женщине из города с таким названием: свалявшийся мохеровый берет поверх цветастого платка, пухлые баулы и пухлый же внук, недоросль лет двенадцати, обреченно волочащийся за баулами.

Поняв, что, "согласно купленных билетов", родственница будет сидеть не рядом, внук было обрадовался. Но баушка лихо затолкала багаж на верхнюю полку - ответом на предложение помощи было суровое "Не трожь!". Оглядела вагон, выбрала жертву - ею оказался безумец, предложивший помощь с багажом - и сообщила:

- А нук, давай туда.

Жертва как-то сразу поняла, что это было не предложение, и освободила пространство. Утрамбовав внука в кресло у окна, Бабка зловеще сказала:

- Будем кушать.

Внук втянул голову в плечи. И через секунду весь вагон, а также окрестные деревни, которые "сапсан" пролетает со скоростью 200 километров в час, поняли, почему.

Бабка распахнула матерчатую сумку, выбросив в атмосферу запах Котлет. Вслед за ними появились укутанная в полотенчико эмалированная миска варёной картошки и литровая банка соленых огурцов. Конечно, нарезанный хлеб и пучок зеленого лука.

- Щас будет соль в спичечном коробке, - глядя на Бабку с суеверным ужасом, предсказал мой сосед, на вид слишком молодой и модный, чтобы помнить такие детали советских путешествий.

- Шоколадка, что не будет, - также тихо отозвалась я.

Не знаю, чем я думала, делая эту заведомо проигрышную ставку. Разумеется, соль появилась.

- Ба, я не голодный, - безнадежно сказал Внук. - Я вот пить хочу. Где моя кола?

- Компот, - отрезала Бабка. - В дорогу сварила. Нук ешь.

Внук потянулся к котлете, огреб по рукам и спустя мгновение получил ту же самую котлету с картошкой и хлебом. Тоскливо жуя, уставился в окно.

- Нук огурчика, - распорядилась Бабка. - И яйцЫ.

Мы с соседом, который, кстати, благородно разделил со мной выигранную шоколадку, вылупились на Бабку. Та осмотрела гору еды и спросила:

- А где яйцЫ?

В голосе ее слышалась даже растерянность.

- Куда яйцЫ делись?

И хотя спрашивали явно не нас, мы зачем-то развели руками. Не знаем, не брали, вообще ни при чем.

Бабка начала раздражаться.

- Сварила с утра яйцЫ, пять штук, крутые. И где?

Мы тихо захихикали.

- У меня дитё голодное! - рявкнула Бабка.

Следующие десять минут она выворачивала в проход свои баулы, а весь вагон внимал душераздирающей истории пропавших яйцОв, пяти штук, крутых, и обреченного голодать "рябенка", каковой в это время с олимпийским спокойствием жевал котлету.

В проходе появилась женщина с младенцем.

- Потом приходи, - отмахнулась Бабка.

- Нам надо сменить памперс! - возмутилась женщина. - Он покакал!

Бабка поднялась от баулов и, вперив в младенца ястребиный взор, проорала буквально следующее:

- Покакал - значит, жрал! А моему с голоду помирать??? ЯйцЫ-то пропали!

- Да она троллит, - восхитился мой сосед.

- Извините, - забормотала женщина с младенцем, - я не знала, что у вас тоже маленький ребёнок... Я в другой вагон пойду.

И тут "маленький ребёнок" издал звук, который издаёт 100 процентов взрослых мужиков после кружки пива.

Не в силах больше сдерживаться, мы с соседом захохотали в голос.

Появилась проводница:

- Что тут у вас происходит?

- Не твоё дело! - гаркнула Бабка, запихивая баулы обратно. Видимо, смирилась с потерей. Плюхнулась в кресло и отвесила Внуку легкий, но обидный подзатыльник. - А ты ешь давай, а то мать скажет, я тебя голодом морю!

И тогда Внук, который явно устал чувствовать себя бессловесным рождественским гусем, восстал. Он откашлялся и светским тоном обратился к проводнице:

- Простите бабушку. Она потеряла пять своих яиц и немного нервничает.

Если Бабка что и сказала, мы этого не слышали: вагон загоготал так, что, кажется, даже метель за окном прекратилась.

Вы, наверно, думаете, что дальше было так, как у меня часто бывает: мы с Бабкой поговорили, и оказалось, что никакая она не Бабка, а вовсе солист Большого театра, тонкий, интеллигентный и местами скрипач, а я просто не сразу разглядела.

Кхм.

Ну мы поговорили, да. Перехватив мой взгляд, направленный на остатки пиршества, Бабка спросила:

- Что, не собрала в дорогу-то?

- Не собрала, - повинилась я.

- Ну вот и сиди теперь не жрамши, - ответила Бабка. - Овца безрукая.

Автор - (Алла Боголепова).
2397

Копилка

Развернуть
Я в реальной жизни почти никогда не упоминаю о Пикабу. Ну как я при жене, детях, родителях скажу что я "ЕбакаГрозная" и страдаю фигней вместо работы или домашних дел?

Так что упоминание баек идет в другом ключе "для своих". И в выходные на даче, начав у мангала обсуждать затронутую на Пикабу тему "погонял" и детских прозвищ, услышал от старого друга семьи:
- Я знаю, что за глаза вы меня зовёте "Копилка". Но вот никто не помнит уже "столетвобед" что это погоняло не по имени Константин и не от того что я такой бережливый. Просто когда мне было три года, у меня сильно заболел живот. И когда мы с мамой на Скорой приехали в больницу мне срочно удалили аппендикс, а попутно почистили желудок и врач выдал моей маме горстку копеечных, двухкопеечных и даже несколько трехкопеечных монеток. Со словами: "Вот достали из вашей копилки". Так вот я этого прилипшего прозвища стремался всегда, а мама кому-то из вас рассказала...
Копилка
картинка тупо с интернетов
1567

Круговорот.

Развернуть
Участковый потерял пистолет. Ему страна доверила, а он, падла, потерял.

Шёл, говорит, через пустырь, почувствовал себя плохо, упал, потерял сознание, очнулся - ствола нет. Так в рапорте и написал. То есть виноват, но не целиком.  Вернее, целиком, но не полностью.

Дали телефонограммы по всем отделам, ориентировали сотрудников... Наш отделение находилось на другом конце города, от того райотдела, где произошла пропажа. Ну, думаем, откуда пистолету у нас взяться? Ан, нет!

Приходит "человек". Состоял на связи у начальника розыска. И говорит: так мол и так, предложили мне знакомые ребята купить ствол или поспособствовать в его продаже. Человек имел за спиной несколько ходок и слыл специалистом по обделыванию всяких тёмных делишек. Ну, а о том, что он ещё и агент угрозыска - про это общественности знать не обязательно.

Но есть одно "но", говорит человек. Расскажу я вам, товарищи менты, всё как на духу, но только за гонорар в сто американских долларов. А на дворе девяностые годы и вся зарплата оперская меньше этой бумажки. Делаем звонок в проштрафившийся райотдел. Так и так, вроде ваш пистолетик всплыл, высылайте денег. Их начальство, конечно, подсуетилось и требую купюру нам передало, а мы её уже по назначению.

Человечек гонорар отработал на сто процентов. Встретился с любителями короткоствольного оружия на площади, где мы их хорошо рассмотрели. А УВД ещё проявило неслыханную щедрость и выделило в нашу деревню целую бригаду наружного наблюдения. Заботятся, чтобы побыстрее с ЧП разобраться.

Ребята пришли без оружия и трогать мы их не стали. Просто проследили где они живут. Лица, кстати, все оказались знакомыми. Не воры, а так... любители водки попить, не любители поработать. Ну и могут иной раз накуролесить чего по мелочи.

В общем, в тот же день изъяли у них на квартире искомый пистолет. Сразу сверили номера - тот самый! Где, спрашиваем, взяли? На свалке. А в нашем районе как раз был городской полигон по утилизации твёрдых бытовых отходов. Городская свалка если коротко. И ребята туда катались в поисках цветмета и других полезных вещей. Там, говорят, и нашли "Макарова". "Хотели в милицию отнести, да во-от не успели-и..."

То есть пистолет пропал в одном районе и очутился в другом. На свалке. Километров за сорок. Как так?

А вот как. Участковый всё немножко приукрасил. Вернее, полностью придумал историю с обмороком. На самом деле он поругался с женой и эта... гм, женщина, стянула у него табельное оружие и выбросила его в мусорный бак. Отомстила супругу. Бак загрузили в мусоровоз и вывезли на свалку. А там бдительные граждане не прошли мимо столь интересной находки. Такое вот коловращение.

Кое-кому - статью, за незаконное хранение оружия, участковому - билет на гражданку, а нам... Нам руководство райотдела, где произошло ЧП, накрыло стол. Как положено.
4402

"Паликлиник нельзя, скорый — бесплатный". Фельдшер — о том, как лечатся мигранты.

Развернуть
— Вы бесплатно должны!!! — приезжая из недалёкого зарубежья качала права. — Я знаю. Должны! И больница три день должны!


— Я задал вам совсем другой вопрос, — фельдшер осматривал двадцатилетнюю восточную девушку, племянницу вопившей тётки. — Я спросил, почему в течение пяти дней вы не показывали девушку врачу?


— Лечи! — опять завизжала тётка — Я знаю! Скорый бесплатный. Полис не должна спрашивать. Не хочешь без денег лечить? Тогда уезжай. Я другой вызову скорый.


— Я не лечу. Лечат в больнице. Поедете в больницу.


— Нет. Тут лечи.


— А я сейчас не с вами разговариваю, а с больной. Ваше мнение меня вообще не интересует.


— Нет, — девушка замотала головой.


— Ну и дура. Оставайся. Только, когда через пару дней почка отвалится, чтоб ко мне никаких претензий. Есть, конечно, вторая почка, но и она может воспалиться, если первую не лечить. Не шути, солнце моё. Пиелонефрит вещь нехорошая. Поехали?


— Уезжай, — тётка опять вклинилась в разговор. — Не умеешь лечить. Уезжай. Я другой скорый вызову.


— Другой скорый тебе то же самое скажет.


— Я много раз скорый вызывала. Никто не спрашивал полис. Все лечили.


— Да ладно врать-то. Лучше бы полис купила, когда в Россию ехала. И себе, и племяннице своей. А то я не знаю, почему к врачу не обращались и почему сейчас в больницу не едете. Потому что денег надо, чтоб без полиса лечиться. Да? Что полис нужен, никто не знает. Зато все знают, что "скорый бесплатно и больница три день бесплатно".


Фельдшер вышел из квартиры.


— Ты чего такой взвинченный? — водитель протянул фельдшеру зажигалку.


— Да задолбали. Одно и то же: полис не знали, скорый бесплатно, три день бесплатно… Заболели — к врачу не идут: "паликлиник" не лечит, денег нет, сами мы не местные… И что за дебилы эту систему придумали? В страну приехать — пожалуйста. На работу вместо местных нанять — да запросто. Дешевле ведь. А как лечиться, так скорую задолбаем. Она ж должна всем. Она ж Гиппократу давала…


— Ну, не поехали, и бог с ними, — диспетчер зашуршала бумажками. — Пиши вызов. Потом тебя обедать верну.


***


— Седьмая! — диспетчер со смешком протянула фельдшеру. — Пообедал? Ну, тогда езжай. Созрели твои. В больницу хотят.


***


Скорая остановилась у известного уже подъезда. Фельдшер не успел выйти из кабины, как боковая дверь "газели" открылась и салон начал быстро заполняться людьми.


— Поехал! — скомандовала знакомая тётка. — Мы сели.


— Выходим, граждане. Маршрутка дальше не пойдёт, — фельдшер, всё ещё офигевая, вернул закрывающуюся дверь салона в положение "открыто".


— Мы сели, — повторила тётка — В больницу.


— Кого? — фельдшер изобразил удивление. — Я кого-то собрался госпитализировать? Да ещё в таких количествах?


— Её, — тётка указала на племянницу. — Мы тоже с ней. Родственники. Имеем право.


— Во-первых, я ещё не осматривал больную. Во-вторых, если даже кого-то и повезу в больницу, то только больную. Она совершеннолетняя. А я на бригаде один. Поэтому, кроме больной, больше никто не поедет. Техника безопасности. Такси возьмёте и следом за нами.


Разочарованные родственники завозмущались. Поговорив между собой, они вместе с больной вернулись в дом, а бригада была отпущена восвояси.


***


— Да что ж это делается? — фельдшер уже разозлился не на шутку, в третий раз подъезжая к ставшему почти родным подъезду….


***


— Ну как? Отвёз? Или опять отказались? — свободные от вызовов коллеги уже приготовились слушать окончание эпопеи.


— Отвёз. Зашёл в квартиру. Паспорт спросил, полис. Всё как положено. Тётка почему-то в этот раз не орала. Осмотрел больную ещё раз. Всё по закону. Госпитализацию предложил. В сопровождение только тётку с собой взял. Так уж и быть. В больнице урологу барышню сдал. Пока он её осматривал, тётке прайс дали. Она аж заикаться сразу начала. Подхватила племянницу и бегом из приёмного. Я как раз в машине карточку дописывал. Подходит эта тётка ко мне и говорит, типа, таблетки какие пить врач ей сказал, дома будем пить. Вези, говорит, нас обратно. Я думал, ослышался. Ни фига себе! Достал смартфон, открыл переводчик онлайн и на чистом её языке сказал тётке, куда б она шла. Видели б вы её рожу!


— Ох, пожалуется она на тебя, полиглот, — произнёс один из фельдшеров, вытирая от смеха слёзы.


— Ни за что! Я ей уже по-русски успел вдогонку сказать, что миграционная служба не дремлет, а только ждёт моего сигнала, — фельдшер замолчал, а потом грустно подытожил. — Вот так и будем теперь кататься. Имеют право. Полис нет? Скорый бесплатно. И три день больница бесплатно.


Автор:


Дмитрий Беляков
1893

Гурманы.

Развернуть
Сижу в заводской курилке. Чуть поодаль стоят две пигалицы из административного корпуса. Чего-то их ветром занесло поближе к производству. Долетают обрывки разговора:
- ...да-а, я и говорю ему, что пельмени и дома могу поесть...
- ...вот-вот, если уж пригласил в ресторан, то пусть заказывает как положено...
- ...я вообще привередливая такая, но его проблемы, пусть деликатес какой возьмёт...
- ...так если дорого для тебя, заведи себе крановщицу какую-нибудь...

Тут подходит сборщик в робе и из ведра вываливает что-то в контейнер: бу-бух! Девчата, сморщив носики, поворачиваются. Внезапно на личиках проявляется заинтересованность.
- Ой, а что это у вас?
Сборщик показывает большую створку морской раковины.
- Это? Это устрицы. Обедали сегодня с мужиками.
Небрежно бросает створку обратно в контейнер, поправляет каску и уходит.
В глазах девочек читается тоска, по проходящей мимо них, шикарной жизни.

Идут, идут пароходы в Сирию и везут обратно, на своих днищах, вкусных средиземноморских моллюсков. А потом становятся в сухой док на осмотр.
786

Мирный договор.

Развернуть
Дед Семён был просто идеальным дедом. Так казалось при первом знакомстве. Вечно улыбающийся, юморной, добрейшей души человек. Бодрый не по годам-деду уже было за семьдесят-он был постоянно чем-то занят, куда-то спешил. Вечно озорной чуть хитрый взгляд, непрекращающийся поток шуток-прибауток и чуть ли не идеальной белизны седая борода. Вылитый Дед Мороз, вот ей-богу! Трое сыновей и в два раза больше внуков, просто души не чаяли в нём. Пусть получалось всё реже, но они очень любили приезжать к деду в деревню на лето. А уж как он их обожал, любил и старался баловать, описать просто невозможно. Баловал и самое главное никогда не ругал и не повышал голос. Кто бы что не натворил, каких бы неприятностей не случилось, максимум что делал дед Семён, это по доброму вздыхал и говорил: "Бывает, что уж там." В их семье не то что матерные, просто бранные слова не допускались.
Рядом с дедом Семёном казалось нельзя даже думать о плохом, просто не получалось. Он заражал своей не по-стариковски озорной улыбкой всех вокруг. Где бы он не появлялся, какое бы напряжение и негатив там не витали, дед мог одной фразой заставить всех смеяться и забыть о невзгодах. В маленькой карельской деревне дед Семён слыл главным весельчаком.

Но таким его знали лишь те, кто ни разу не был с ним на рыбалке, не ставил с ним сети. Те же кому посчастливилось рыбачить с дедом Семёном, а он как истинный карел это дело очень любил, знали его абсолютно другим. На рыбалке дед Семён был далеко не добреньким Дедом Морозом.

Я знал эту тайную сторону деда. Хотя почему тайную, об этом знали все деревенские мужики, каждого хоть раз да угораздило побывать с Семёном на промысле. Одного раза вполне хватало, что бы отбить охоту не только с дедом рыбачить, а и вообще разлюбить это дело навсегда. Рыбалка с дедом это уже было какое-то традиционное мужское деревенское испытание. Кто прошёл его, считал своим долгом подбить следующего, не познавшего ещё сего счастья, передать эстафету, чтобы потом посмеяться от души. Лет семь назад меня так же подставил сосед и я попал на рыбалку с дедом Семёном.

Дело в том, что на рыбалке, дед ругался на всех и на всё, материл на чём свет стоит самыми последними словами. Погоду, рыбу, сети, волну или её отсутствие, вёсла, лодку, ветер, саму рыбалку и тех кто эту заразу вообще придумал. Дед с одинаковым удовольствием костерил абсолютно всё.

Но больше всего самых нелицеприятных слов и выражений конечно же было обращено в адрес того, кто был в данный момент с Семёном на рыбалке. Уж если решил с дедом ставить сети, будь уверен, получишь самые отборные сливки ругательств и мата.

И не важно, новичок ты в нелёгком рыбацком деле или суперпрофессионал. Деду было всё равно кто его очередной напарник. Он одинаково был недоволен всеми и с одинаковым удовольствием обрушивал на голову очередного счастливчика поток нецензурной брани. Казалось, что сама рыбалка деда не интересует, ему нужна была разрядка, вдоволь поорать и поматериться на кого нибудь. Такая вот отдушина.

Он придирался ко всему, всё было не так как надо. Сидеть на веслах и работать ими правильно разумеется не умел никто, правильно ставить или снимать сеть тоже. И не дай бог ты хоть чуточку запутаешь эту чёртову сеть, или, о ужас, намотаешь на винт мотора лодки, дед тут же очень красочно и громко объяснит как тебе лучше сдохнуть. Я помнится, умудрился сделать это аж дважды. Никто не соответствовал требованиям деда Семёна, не заслуживал звания рыбака. Никто.

Как он ругался это вообще отдельная песня. Таких смачных и развернутых ругательств приправленных отборнейшим матом мне лично не приходилось слышать никогда ни до ни после той рыбалки. Дед даже не ругался матом, он на нём разговаривал. С лёгкостью прямо по ходу гневного монолога он выдумывал и тут же пускал в ход такие ёмкие матерноругательные словосочетания и фразы, какие вряд ли бы смог придумать кто-нибудь вообще, сколько бы бранных слов он не знал. Дед виртуозно комбинировал самые грязные слова и складывал их в новые ещё более грязные фразочки. Очень много метких и новых выражений пополнили деревенский лексикон с лёгкой руки, а точнее лёгкого языка деда Семёна.

Но таким не адекватом он был исключительно на рыбалке. Лишь ступив на берег он вновь становился наидобрейшим милым стариком, уста которого просто не могут сказать что-либо обидного никому.

Надо сказать, что жена его, Елена Егоровна, прекрасно знала об этой стороне своего Семёна. Ещё будучи молодой невестой, много лет назад, она узнала весь словарный запас будущего супруга. Наслушалась на десять жизней вперёд. Тогда же и поставила Семёну условие, вне дома он может разговаривать какими угодно словами, но дома даже думать исключительно прилично. И вот уже больше сорока лет, дед Семён неукоснительно следовал этой договорённости.

Годы шли и жителей в маленькой деревеньке становилось всё меньше. Молодежь торопилась сбежать в города, работы не было и люди разъезжались, пустых домов становилось всё больше. Обычная судьба обычной деревни, стать последним пристанищем старичков которым чужда цивилизация. Очень скоро в деревне не осталось никого, кто бы согласился на рыбалку с дедом. Пара тройка подходящих мужичков ещё оставалась, но запойное пьянство очень быстро свело на нет их дееспособность. Первое время деда выручал сосед Вовка. Толи потому, что был глуховат и вообще считался в деревне местным дурачком, толи просто прощал деду всё за его знаменитый самогон, но каждую неделю он исправно ездил с Семёном ставить сети. Вскоре не стало и Вовки. Пьяный вышел зимой ночью на крыльцо по нужде, поскользнулся, упал, да так и замёрз. Напарника у деда не осталось вовсе. Не с кем было ездить на рыбалку.

Ох и закручинился Семён. Не стало больше милого и весёлого старичка похожего на Новогоднего волшебника, просто не стало. Вместо него теперь ходил по деревне старый, вечно всем недовольный, жутко ворчливый и занудный дед. Не дарил он больше никому улыбок и веселья своим появлением. Его теперь наоборот сторонились все жители маленькой деревни. Никому не хотелось сталкиваться с угрюмой серой тенью деда Семёна. Он просто источал горе, его боялись словно прокаженного.

Первой не выдержала его жена, Елена Егоровна. Октябрьским вечером дед привычно сидел у телевизора и бухтел на дураков-ведущих, клоунов-политиков, и вообще на телевидение, как рассадник порнографии и зла.

-Ряпушка пойти должна. -вздохнул он вдруг тяжело, -Эээх, зараза.

-Собирайся! -неожиданно приказала жена, -Давай, собирайся и поехали!

-Ты чаво? -удивился Семён.

-А ни чаво! Собирайся сказала! Или хочешь на зиму без сига и ряпушки остаться? На кой мне это нужно, без рыбы и с ворчливым дедом зиму тягнуть.

Несколько минут дед молча буравил взглядом супругу, затем встал и также молча начал собираться. Никогда жена не ездила с ним на рыбалку, никогда. Знала для чего ему это нужно.

Но именно поэтому она и решилась вдруг его встряхнуть. Прекрасно понимала, чего не хватает Семёну. Принятый ими много лет назад мирный договор, пакт о не ругательстве, был на грани нарушения. Матерная бомба внутри деда могла вот-вот рвануть со страшной силой. И как мудрая женщина, Елена Егоровна пошла на компромисс.


Ветер был сильный. Стоило повернуться бортом против ветра как волна начинала плескать прямо в лодку. Сети путались.

Дед сидел на корме и молча спускал сеть в воду. Баба Лена была на вёслах.

-Возьми левым! Ещё! -командовал дед Семён, -Носом против ветру!

Елена Егоровна внимательно слушала и следила за мужем. Видела как ему тяжело, как он еле сдерживает себя. И вдруг она стала делать все наоборот, словно нарочно. Дед командовал вправо, она работала веслом влево, он кричал стоп, она гребла вперёд. В итоге за считанные минуты сеть оказалась намертво намотанной на винт мотора.

Семён бросил сеть и молча скрипя зубами смотрел на супругу. Очень ему хотелось высказаться, очень хотелось сорваться.

-Кричи! -твердо сказала жена глядя ему в глаза, -Давай кричи!

Семён засверлил её самым гневным стариковским взглядом и тяжело вздохнул.

-Бывает, чего уж там. Сейчас распутаем.

-Кричи, сказала! -жена ударила вёслами по воде, -Кричи! Пока не накричишься домой не поедем!

Дед впился в неё злым взглядом. Понял, что она умышленно его провоцирует. Всё понял.

И вдруг очень хитро улыбнулся и закричал. Громко, мощно, он кричал от всей души, выплескивал всё что накопилось.

Елена Егоровна поначалу смотрела на него очень удивлённо, она не ожидала того, что сделал её Семён. Она не понимала ни единого слова из его пронзительного крика.

-Ах ты чёрт карельский! -она залилась смехом, просто вдруг всё поняла.

Дед Семён кричал и ругался на неё. Очень сильно ругался. Но делал это на своём родном, уже почти позабытом карельском языке.

-Только по матери сильно не полощи, -смеялась баба Лена над тем как кричит дед, -А то тёща тебе устроит на небе.

Так с дедовскими криками и смехом Елены Егоровны рыбалка и прошла в тот день. И кстати быстро прошла, дело спорилось. Так они ещё несколько лет и ездили на рыбалку вдвоём со смехом и криками. И дед Семён вновь стал милым и добрым старичком. Компромисс, однако.
2969

Насильники утопленниц.

Развернуть
Мы прошли тот порог сходу. Хороший порог. Адреналинчику добавил. За порогом река немного успокаивается, хотя и бежит довольно быстро. Где-то, через полчаса после порога мы увидели приличное место для стоянки и встали на ночевку. Только разоблачились от сплавной амуниции, стали ставить лагерь. Вдруг Паша заорал: «Кончай ночевать!!! Спасаловка!!! » По реке плыл человек (труп?) в спасжилете и каске. Плыл как бревнышко. Без всякого шевеления. Волки мы старые, тертые. И реками, и жизнью. Вскочили на катамаран практически сразу и успели перехватить утопленника почти напротив лагеря.


Вернее утопленницу. Девка. Реакции – никакой, но лицо не синюшное. Это радует. Выскочили на берег. Повторяю мы волки. Никого учить не надо. Паша – искусственное дыхание «рот в рот» Толя – непрямой массаж сердца. Серега – сдирать одежду. Дело в том, что вода в реке – градусов семь-девять. От порога, где могла перевернуться группа, потерявшая эту утопленницу, плыть до нас чуть ли не полчаса.

Смерть от переохлаждения не менее вероятна чем асфиксия. Здесь важно снять всю мокрую одежду, а потом уже растирать и согревать. Все при деле. Я поворачиваюсь и бегу в лагерь за аптечкой, спиртом и сухой, теплой одеждой. Глядишь, и откачаем девку. Не успел отбежать, слышу за спиной истошный бабий визг, сливающийся с утробным Пашиным ревом, и задышливым воем Сереги. Оборачиваюсь и наблюдаю картинку. Полуголая «утопленница» с глазами дикой кошки сжалась на песке. Паша зажимает руками физиономию, с которой ручьями льется кровь. Серега, сжимая руками гениталии, корчится на песке. Офигевший Толя сидит на песке, крутя головой почти на 360 градусов. Барышня водит взглядом вокруг. Видит берег реки, катамаран, спасжилет, каску. Взгляд становится осмысленным, и она выдает: «Так вы меня спасали!!?». «Нет, трахнуть тебя, дуру, хотели!!!» – ревет Паша раненным быком. «Пока ты, дура, совсем не остыла!» – сипит, держась за гениталии, Серега.

«Понимаешь, Пашенька» – заплетающимся языком, в который раз повторяет «утопленница», в которую уже влито достаточное количество спирта.

«Прихожу в себя. Ничего не помню. Но чувствую: один мужик – целует, другой – грудь тискает, а третий – штаны стягивает. Первая мысль – насилуют. Реакция у меня – естественная: нанести максимальный урон насильникам». «Да чего уж там» – бурчит Паша, замазывая бальзамом «характерные» полосы на лице. «Только ногти на сплаве стричь надо под корень!»

Но все это происходит вечером, когда уже подплыли «потеряшки» – группа молодых раздолбаев, перевернувшихся в том пороге сразу всеми судами и сообразивших, что потеряли девку, где-то лишь через полчаса. Их радость, нечаявших уже увидеть свою красавицу живой – была немерена. За что суровый Паша, в качестве компенсации за моральный и физический ущерб, забрал весь их спиртовой запас. И то верно – рано соплякам пить, пусть сперва сплавляться научатся.

А команду нашу еще долго потом называли «Насильники утопленниц».
543

25 увлекательных фактов о Шерлоке Холмсе (к 125-летию знаменитого бестселлера).

Развернуть
125 лет назад, 31 октября 1892 года Артур Конан Дойль опубликовал книгу «Приключения Шерлока Холмса».


Это был сборник, который состоял из 12 рассказов. История создания литературного персонажа хранит в себе множество интересных фактов, которые не многие знают. Именно поэтому мы собрали наиболее оригинальные.


1. Конан Дойль считал свои книги о Холмсе необязательными безделушками и был уверен, что прославится как автор исторических романов.


2. После выхода произведений Конан Дойля дедуктивный метод стал использоваться криминальной полицией по всему миру.


3. Считается, что прототипом Мориарти был американский астроном Саймон Ньюкомб – гениальный ученый, разрушивший не одну карьеру своих недоброжелателей.


4. Охотничье кепи, без которого трудно представить себе Шерлока Холмса, ни словом не упоминается ни в одной книге Конан Дойля. Это самодеятельность иллюстратора первых изданий Сиднея Пэджета.


5. Ни в одном романе Конан Дойля Холмс не говорит фразу «Элементарно, Ватсон». Она появились в первой звуковой экранизации.


6. Продюсеры сериала «Доктор Хаус» много раз говорили, что построили образ главного героя на чертах характера понятно какого сыщика.


7. Приключения Холмса по сей день являются самым экранизируемым литературным произведением в истории человечества. На декабрь 2009 года существует 213 официальных экранизаций.


8. Точный адрес сыщика — Лондон, Бейкер-стрит, дом 221B. Во времена Конан Дойля дома с таким адресом на улице не было, она заканчивалась на номере 100. Дом 221B построили позже, и сейчас там находится Музей Холмса.


9. В трех рассказах Конан Дойля упоминается Майкрофт Холмс, старший брат сыщика, работающий в британском МИДе. Другой родни у героя нет.


10. 2002 году Шерлока Холмса приняли в почетные члены Королевского общества химиков. Никакой другой вымышленный персонаж такой чести удостоен никогда не был.


11. Холмс снимал дом на Бейкер-стрит, хотя Ватсон в одном рассказе говорил, что «на деньги, выплаченные за аренду, его давно можно было купить».


12. Холмс всегда брал фиксированную плату за свои услуги детектива. Кроме тех случаев, когда не брал ее.


13. Самый многочисленный официальный фан-клуб Sherlock Holmes Society открылся в 1934 году и с перерывами функционирует по сей день.


14. Прототипом доктора Ватсона был реальный доктор Ватсон, живший на Бейкер-стрит. У него Конан Дойль лечил зубы.


15. Если судить по каноническим текстам, Ватсон трижды был женат, но так и остался бездетным. Для викторианский Англии, где в семьях было по 6-8 детей, это нонсенс. Серьезные литературоведы считают, что доктор страдал бесплодием.


16. Впрочем, дети Ватсона могли умереть при рождении: до начала XX века акушерства как такового в Англии не существовало.


17. У Холмса было не менее полудюжины домашних халатов. Известны цвета трех из них: светло-серый, темно-серый и фиолетовый.


18. Плащ с пелериной, который Холмс носит в большинстве экранизаций, на самом деле предназначался для загородных прогулок. Это как в наши дни ходить на деловые встречи в лыжном комбинезоне.


19. В начале XX века криминальная полиция Египта ввела произведения Конан Дойля в обязательную программу экзамена для следователей.


20. Бернард Шоу называл Холмса «наркоманом, не имеющим ни одной положительной черты характера».


21. Холмс – холостяк и самопровозглашенный женоненавистник. Что-то похожее на флирт у него было только со злодейкой Ирен Адлер в рассказе «Скандал в Богемии».


22. В апреле 2007 года в Москве на Смоленской набережной открылся памятник Холмсу и Ватсону. Он до сих пор там стоит.


23. Есть сведения, что превратить первый рассказ о Холмсе в литературный сериал Конан Дойля надоумил Оскар Уайльд.


24. К услугам Холмса, судя по книгам, прибегали правительство Франции и королевские дома Скандинавии.


25. Устав от героя, Конан Дойль убил его в «Последнем деле Холмса» (1883), чтобы освободить себе время для написания исторических романов.
1518

Про белочку и девочку.

Развернуть
Было мне 4, с небольшим (почти 5), года. И где-то я застыла, подцепив жесточайшую пневмонию, от которой едва не угасла. Смутно помню, что все время спала и спала, и спала. Что все было безразлично. Именно это мое растительное состояние и насторожило маму: температуры нет, а ребенок тает на глазах. Так я и загремела в больницу больше, чем на месяц. Больница в городе в то время была одна, там и взрослое, и детское, и инфекция (в отдельном здании), и даже психи во флигельке жили. Мама работала медсестрой во взрослом отделении, забегала ко мне, едва выдавалась свободная минутка, но я, к моему неутешному горю, ее видела редко: продолжала спать спом. Даже не просыпалась, когда каждые 4 или три часа приходили колоть болючий пенициллин в мою костлявую задницу, просто стягивала с полужопицы трусельцы и продолжала спать.
О том, что приходила мама я понимала по оставленным ею на подушке чистым трусикам и маечке и огромному венгерскому яблоку. Таких огромных, красивых, сладких и душистых яблок я больше никогда не ела. Я тихо плакала от тоски, от досады, что проспала мамин приход, и давилась кусочками сахаристого фрукта.
Папа пришел один раз, перед отъездом в командировку. И насулил привезти мне белочку.
Воображение мое разошлось ни на шутку: вот она цокает в клетке, скосив на меня свои озорные глазки, вот грызет орешки, вот крутится в колесе. Сны мои стали теперь наполнены этой белочкой.
Потихоньку лечение помогало и я познакомилась с девочкой из палаты, она была чуть старше меня, такая странная: худая-прехудая, а грудь бочонком и лицо опухшее. Не помню, как ее звали. Была она дочкой санитарочки этой же больницы, страдала астмой (это мама мне потом рассказала): дышала девочка со свистом и хрипами, книжек ей было нельзя - от пыли она заходилась удушливым кашлем, и ее сразу укладывали под капельницу.
Свою болезнь она "заработала", живя в бараке, где стены были поражены грибком и плесенью. Как потом выяснилось, моя мама помогла этой семье "выбить" другое жилье и девочка выписалась в новую квартиру или комнату. Девочка та выписалась раньше меня, а других своих сопалатников я не помню.
Прошло какое-то время.
И вот однажды, открывая глаза от знакомого аромата яблок, вдруг вижу: мамочки! а там рядом лежит белочка! Правда, игрушечная, но такая хорошенькая: пушистая, рыженькая,  кисточки на ушках, хвостик! Большая такая белочка! Я обняла ее и уснула счастливая.
Когда проснулась - белочки рядом уже не было. Мама, заскочив меня проведать, онемела украсть у больного ребенка игрушку... Меня утешало все отделение, а я впервые сидела и тоненько выла в голос с причитаниями - да моя ж ты красавица, моя ж ты белочка, моя ж ты любимая...
Утром другого дня привезли "по скорой" дочку той санитарки, девочку с астмой.
Медицина того времени не была столь продвинутой, что ли, или долго тянули с вызовом неотложки. Словом, девочку не смогли спасти от стремительно развившегося удушья.
Причина удушья - реакция на ворс с игрушечной рыжей белочки, которую ее мама "тиснула" для своей дочки, пока я спала.
Столько времени прошло, а я помню и белочку, и девочку. И обеих жаль.
:(
4297

О пользе русского мата

Развернуть
Полгода готовил проект. Согласовали – передали на исполнение. Через месяц звонок, почему-то от мастера участка: "Надо немножко исправить". Предчувствуя, что за "немножко" кроется ещё несколько месяцев работы, спрашиваю: "Что исправить?" Он начинает объяснять. По телефону. При этом апеллируя к чертежу. Сами знаете, что в таких случаях мат заменяет терминологию. Я же на работе, как вы могли заметить, не матерюсь. Стараюсь, да. Я намеренно избегаю нецензурной лексики, но не потому что сноб (хотя да), а потому что ещё во время учёбы усвоил: профессиональная терминология доходчивее объясняет ситуацию, чем пространное "та муйня в правом верхнем углу". Во и теперь попросил мастера изъясняться правильно. Тому, видать, непривычно. Каждое слово даётся тяжело. При этом, напомню, разговор идёт по телефону. Наконец, со скрипом мастер выдавливает из себя суть проблемы. Я за это время раскрыл чертёж у себя на компьютере, при этом с ужасом прикинул, сколько времени уйдёт на согласование изменений. Однако разобравшись, понимаю, что чертёж менять не надо, более того, нельзя, иначе грядёт то, что мастер участка назвал бы в лучшем случае "звездецом". Попутно выясняю, что никакой проблемы на строительстве по сути и нет, просто мастер решил, что по-другому работать будет удобнее. Ещё полчаса объясняю, что по-другому не получится. Последний аргумент: "Если сделать так, как хочется тебе, то ты же потом и отправишься на строительство объекта поменьше где-нибудь в Сибири". Это я утрировал, конечно. На деле-то ситуация там не настолько острая была да и времена сейчас цивилизованные – просто сумму ущерба на виновника вешают. В итоге мастер всё-таки соглашается, и мы, вроде бы, довольные друг другом прощаемся.

Через час-полтора снова звонок с того же объекта. Теперь от прораба. "Почему, уважаемый, нельзя ваш чертёж изменить?" Опять же, вопрос свой, пусть и короткий, он снабдил изрядной долей простецкого матерка. Я его по этому поводу пристыдил и снова пустился в объяснения, почему "надо именно так, а не иначе". За полчаса управился.

Через некоторое время снова звонок. От начальника участка. По прежним условиям: по телефону, не видя чертежа и никакого мата. Всё, убедил. Трубку положил и успокоился – считай, финального босса победил. Через десять минут звонит наш главный инженер: "Слушай, тут у наших заказчиков проблемы с чертежом…" и говорит название понятно какой организации. Тут уж я не выдерживаю: "Да они за***ли!" И начинаю с матюгами объяснять, почему мой чертёж правильный. В конце добавляю: "Менять ничего нельзя! Иначе п***ц! Так им и передайте!"

Шеф немного помолчал, а потом: "Да я думаю, они и так всё поняли". И какие-то голоса: "Да-да, доходчиво пояснили, со всеми деталями, спасибо большое". Оказывается, главный инженер строителей связался по телефону с нашим главным инженером, и они меня в аудиоконференцию добавили. Так я прослыл жёстким, но "внимательным к деталям" проектировщиком.

© Записки инженера
1818

В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань.

Развернуть
1-го сентября так: ученик выпускного класса несёт на плече малышку с бантиками, та звонит в колокольчик, мамы-бабушки утирают счастливые слёзы, очень трогательно.
Носильщик выбирается по двум параметрам: а) здоровенный, б) отличник.


Но здоровенные отличники в природе встречаются всё реже, вымирающий вид, не каждой школе такое счастье, поэтому, как правило, ограничиваются пунктом а).


Лет десять назад.

Маленький районный город, конец августа.

Директрисе звонят аж из столицы и сообщают, что торжественную линейку приедет снимать телевидение.

И мало того, что телевидение, так ещё и в компании со спонсором.

Спонсор, глядя в камеру, коротенько расскажет, как сильно он и его фирма болеют душой за образование, ночей не спят, потом первый звонок, а затем изболевшийся спонсор вручит выпускнику-переносчику и первоклашке с колокольчиком памятные подарки, а именно – мобильные телефоны.

Не оплошайте, подготовьтесь как следует.


С назначением носильщика вопросов не возникло: у директрисы сын как раз в одиннадцатом классе.

Правда, хлипковат и, несмотря на все усилия педагогического коллектива, далеко не отличник.

Ничего, найдём ему дюймовочку, справится.

Так думала директриса.

И, дабы соответствовать, купила себе новый костюм, юбка-карандаш, пиджак притален, цвет индиго, Италия, made in China.

Казалось бы, всё путём.

Но!


У заведующей районо была своя собственная внучка, первый класс, та же школа.

И поскольку а) телевидение, б) телефон на халяву, то у заврайоно сложилось чёткое представление, кому звонить в колокольчик.

Опять таки, вроде бы ничего страшного.

Но!


Для своего возраста внучка была на редкость рослой и упитанной.

Директриса заволновалась, не донесёт же, давайте кого поминиатюрнее возьмём.

Заврайоно тонко улыбнулась и заметила, что мальчика можно и покрепче выбрать, кто ж откажется, раз а) телевидение, б) телефон на халяву.

А также с) нам с вами, дорогая Алла Михайловна, ещё работать и работать.

Тем самым дав понять: либо внучка звонит в колокольчик, либо колокол прозвонит по самой директрисе.


Как сказало однажды упомянутое телевидение, «в этом уголке земного шара сошлись чисто перпендикулярные геополитические интересы».


Ещё цитата: «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань».

Что и доказала состоявшаяся за пару дней до линейки репетиция.

Ни заврайоно, ни директриса поступиться принципами и родными кровиночками не желали.

Однако, будучи людьми разумными, подумали и достигли консенсуса.

Мобилизованные физрук и учитель химии помогают взгромоздить внучку на хлипкое сыновье плечо, а затем этаким почётным караулом проследуют рядом с главными героями, поддерживая непосильный груз и подстраховывая.


За два дня тренировок директорский сын расхотел мобильный телефон.

А внучка – та нет, хотела по-прежнему.

Храбрая девочка.


И вот 1-го сентября.

Ну, сказало приехавшее телевидение, давайте прогоним, чтоб не облажаться, показывайте.

Первый блин вышел комом.


Сын, внучка, физрук, химик и колокольчик представили публике мобильную инсталляцию, чем-то напоминающую скульптурную композицию «Лаокоон и его сыновья», только без змей.


Вы чё, совсем двинулись? я порнуху принципиально не снимаю! сказало телевидение, эй ты! во втором ряду! иди сюда, сейчас тебе красавицу найдём, вон ту куклу бери и неси, смотри не урони, может, невеста твоя!


Видела я тот репортаж.

Сын шофера скорой и медсестры бережно нёс дочку официантки и неизвестно кого.

Белые рубашки и пышные банты.

Астры, гладиолусы и георгины.

Мамы-бабушки и слёзы.

Очень трогательно, честное слово.


Спонсор не приехал.

Судя по всему, пожмотничал.

Буржуй недорезанный.


© drevo-z
3083

Отсталый #136

Развернуть
- А это что за цветочек?, - новая воспитательница посмотрела на меня. В ее взгляде чего то не хватало. Чего то обычного. Я посмотрел на Тамару Васильевну. Вот оно. Привычная снисходительность, брезгливость и презрение.

- Можешь не стараться, - ее пронзительный голос заставил меня втянуть голову в плечи, - он никогда не отвечает.

Отсталый.

Ольга Викторовна покосилась на наставницу, а потом вновь посмотрела на меня. Лицо ее посуровело, но она спросила вновь:
- Саша, скажи, какой это цветок?

Старуха за ее спиной фыркнула, выражая свое отношение к происходящему. А я застыл. Страх холодной волной накрыл меня и я оцепенел, как случалось всегда, когда ко мне обращались.
Кто-то из ребят засмеялся.

Ольга Викторовна тепло мне улыбнулась и присела рядом со мной, посмотрев мне прямо в глаза.
- Саша, скажи, а что это за цветок?
- Ломаська...

Это было первое слово, которое я сказал.
8412

Ижемское чудо Сергея Сотникова

Развернуть
Ранним утром 7 сентября в аэропорту «Полярный» г. Мирный полусонные пассажиры занимали места в салоне самолета, ТУ-154. Авиалайнер готовился к вылету в Москву. Скажем сразу: все останутся живы. Позднее специалисты назовут это чудом, ведь шансов выжить у них был один на тысячу, а может и того меньше.
Ижемское чудо Сергея Сотникова
ЧП на высоте 10.600 метров

Самолет находился в воздухе уже более трех часов, когда отключился автопилот. Ситуация неприятная, но это еще не ЧП. Но какое-то шестое чувство подсказало командиру экипажа Новоселову, что в этот раз все так просто не обойдется.

Предвидя вариант с экстренной посадкой, он связался с диспетчером: «У нас проблемы с электропитанием. Прошу подготовить запасной аэродром». Ответа Новоселов не услышал – радиостанция пискнула и замолчала. Самолет остался без радиосвязи.

Вслед за автопилотом стали отключаться остальные приборы. Датчики крена и тангажа, указатели курса «умирали» один за другим. Почти мгновенно вышли из строя все навигационные приборы. «Завалились» не только оба авиагоризонта, но и третий – резервный, что не предусматривается никакими инструкциями, поскольку такого просто не может быть никогда!

Куда садиться?

Без навигационного оборудования экипаж нем, глух и слеп. Это все равно что вести автомобиль в надетом на голову мешке. Ситуация, даже не требующая обдумывания – только посадка, и посадка срочная: отключились насосы, перекачивающие горючее из крыльевых баков в двигатели, а это значит, что максимум через 30 минут двигатели остановятся и самолет начнет просто падать.

Самолет снизился до 3.000 метров, внизу холмы, тайга, садиться на которые – чистое самоубийство. Блеснула серебристая полоса – река Ижма, Ту пошел вдоль нее. Показался стоящий на берегу реки поселок Ижма. Командир и экипаж высматривали подходящее для посадки место. Если такое не будет найдено – сажать самолет они будут на воду, прямо напротив поселка, чтобы жители Ижмы оказали помощь тем, кто уцелеет. И тут штурман крикнул: «Командир, полоса!»

Если бы у летчиков было время на обдумывание, они бы прежде всего удивились: откуда здесь не числящийся ни в каких реестрах, не отмеченный ни на каких картах аэродром? Его просто не должно быть! Это или галлюцинация или… чудо. Ту-154 развернулся и пошел в сторону полосы.

Плач по малой авиации

Россия – огромная страна, в ней более тысячи городов и десятки тысяч поселков. Железные и шоссейные дороги связывают их между собой. Но есть населенные пункты, куда ни поездом не добраться, ни машиной не проехать. С Большой землей их связывает малая авиация. Як-40, Ан-24, Л-410, Ан-2, ИЛ-14 и вертолеты в советское время для жителей горных аулов и таежных поселков были привычным средством передвижения, как для нас сегодня маршрутные такси.

В 1978 году в п. Ижма открыли аэропорт местных воздушных линий, было построено здание аэровокзала и взлетно-посадочная полоса. Каждый день в Ижму прилетали и улетали самолеты местной авиалинии. В аэропорту работали 126 человек.

В 90-х наступили трудные времена, начался закат ижемского авиахозяйства. Самолеты стали летать все реже, сперва пять дней в неделю, затем четыре, затем два. По мере снижения числа рейсов уменьшался и численный состав работников аэропорта. Людей сокращали, многие уходили сами. Из 126 осталось 70, затем их стало 40, потом 8, потом 2.

В 1998 году аэропорт перепрофилировали в вертолетную площадку и в «Комиавиатранс» решили, что для площадки, работающей три дня в неделю, и двух человек много и оставили одного - Сергея Михайловича Сотникова.

Сотников
Ижемское чудо Сергея Сотникова
Сотников работал в Ижемском аэропорту с первого дня его существования. В 1978 году 20-летним выпускником подмосковного Егорьевского авиационно-технического училища, прибыл он по распределению на работу в Ижму и остался здесь навсегда. Заправлял самолеты, был техником, начальником службы ГСМ. В 1997 году стал начальником аэропорта, а через год – начальником вертолетной площадки.

По мере того, как сокращался обслуживающий персонал, Сергей Михайлович брал на себя дополнительные функции. И вот настал день, когда он остался один: и начальник, и дворник, и диспетчер, и кассир, и сторож, и уборщик, и слесарь-ремонтник, и электрик, и прочая, и прочая, и прочая…

Каждый день в любую погоду на своем уазике он приезжал в аэропорт, чтобы где-то что-то подлатать, где-то что-то починить, потому что площадка должна быть готова принять вертолет в любой день, а не только в понедельник, среду и пятницу – мало ли что может случиться, беда всегда приходит не по расписанию.

Незабытая полоса

И все 12 лет Сотников содержал в порядке кроме посадочного квадрата для МИ-8 и взлетно-посадочную полосу, которая была вычеркнута из всех реестров и не значилась ни на одной карте, на которую многие годы не садились и не взлетали самолеты. Он регулярно чистил дренажи от старой травы, чтобы не произошел подмыв полосы, убирал с бетонных плит старую арматуру, регулярно вырубал и выкорчевывал кустарники и деревца, пробивавшиеся в зазорах плит. И так 12 лет.

Местные жители неоднократно пытались использовать полосу как место складирования дров, приезжавшие грибники - как автостоянку. Сотников воевал со всеми и на их возмущенно-недоуменное «Ну почему?!» не желая вступать в споры, коротко отвечал: «Потому!»

Зачем?

Позже Сотникову еще не раз зададут этот вопрос. Ответ его поражает простотой: «Пусть говорят, что аэродром вроде как брошенный, но там же есть человек, который работает, значит я в ответе, правильно? Если я эксплуатирую перрон, где находится посадочный квадрат для МИ-8 и МИ-2, то вот рядом - взлетная полоса в таком тоскливом состоянии, царапает ведь за сердце. Пойдешь, да что-то сделаешь».

В то время как одни резали станки на металлолом, реализовывали по сходной цене уникальные корабли, и искали, чтобы еще продать за границу, другие пытались хоть что-то сохранить и сберечь, веря, что настанет день, и снова понадобятся и станки, и корабли, и взлетно-посадочная полоса. Окажись 7 сентября на «взлетке» бревно или автомобиль, окажись она заросшей кустарником (а за 12 лет мог и лес вырасти!) – и жертвы считали бы десятками.

Аварийная посадка

Ту пролетел на аэродромом. Эх, коротка полоска! Придется экономить каждый метр. И все равно ее не хватит. Длина ижемской ВПП 1340м, а Ту для посадки нужно как минимум 2500. Аварийная гидросистема не подвела - самолет выпустил шасси. Но из-за отказа электропривода не вышли закрылки. Самолет не мог сбросить скорость до положенных 270км/ч, садиться предстояло на 380км/ч, с отключенными навигационными системами, без связи с наземным диспетчером, контролируя положение самолета исключительно по визуальным ориентирам.

Бортпроводница вышла в салон: «Уважаемые пассажиры! Самолет совершает вынужденную посадку. Просим всех пристегнуться, убрать колющие и режущие предметы, снять зубные протезы, очки и обувь на высоком каблуке, поднять спинки в вертикальное положение».

Трижды заходил Ту на посадку и трижды в последний момент взмывал в небо – экипажу не удавалось попасть в начало полосы. Самолет пошел на посадку в четвертый раз. Со стороны Ижмы в сторону аэродрома бежали люди, завывая сиренами, мчались пожарные машины и кареты скорой помощи…

Отче наш, сущий на небесах, да святится имя твое… Царица Небесная, помоги!
Ижемское чудо Сергея Сотникова
«Пострадавших нет»

Самолет сел прямо на первую плиту, мягко, можно сказать идеально. Добежав до конца полосы, он врезался в лес, ломая и сминая деревья. Будь удар сильнее, могли пробиться крыльевые топливные баки, возникнуть пожар. Но пока самолет катился по ВПП, с каждой сотней метров скорость падала: 380км/ч, 350, 300, 250, 200…

Выкатившись на 164 метра за полосу, Ту-154 остановился. Подъехавшим представителям администрации командир воздушного судна Новоселов доложил: «Самолет Ту-154 совершил аварийную посадку. На борту 72 пассажира и 9 членов экипажа. Пострадавших нет».

Впоследствии эксперты назовут посадку в Ижме Ту с неработающим навигационным оборудованием чудом. Но сами летчики чудом считают появившуюся из ниоткуда взлетно-посадочную полосу. Но как раз в этом не было ничего сверхъестественного – это «чудо» сотворил Сергей Михайлович Сотников, простой человек, из числа тех, на которых и держится Россия.


Клим Подкова
http://klim-podkova.livejournal.com/31229.html
2133

Засланный казачок.

Развернуть
В 90-е работал я в милиции. В городском отделении. Коллектив был небольшой, сложившийся. И вот присылают к нам из Управления какого-то майора на должность старшего опера.

Кто он никто толком не знал. Видели пару раз. Работал где-то в штабе, а больше ничего о нём не известно. Чего перевели? Из Управления, из штаба, да в нашу дыру на землю.

Как назло нет никакой оказии, чтобы съездить в УВД и у знакомых расспросить подробнее. Позвонили одному-другому, никто не знает. Да и по телефону такие вопросы неохота обсуждать.

Майор - не чета нам. Форма с иголочки (хотя зачем её надел, опера в гражданском ходят)?
Очки в массивной оправе, грамотная, спокойная речь. Машинку печатную свою принёс. Портативную. Правда в сыскном деле ни в зуб ногой, но это как раз не странно.

И вот думаем мы, то ли его прислали поразнюхать как мы тут, на местах, в плане коррупции и соблюдении законности. То ли прочат его к нам начальником и он пока так, изнутри, знакомится... В общем - нет ясности. Держимся в его присутствии настороженно и лишнего не болтаем.

А через пару дней идём утром на работу, а он во дворе отделения прямо на земле лежит. В кусту сирени. В форме, очках и пьянючий в зюзю.

А-а-а... Ясненько. Учудил чего-то там, на старом месте, товарищ майор и сослан к нам как декабрист. Пенсию ждать. Ну, тогда ладно. Добро пожаловать! Сработаемся.