рыцари

Постов: 8 Рейтинг: 14063
3522

Орден обреченных

Развернуть
Орден обреченных
Во времена Крестовых походов было основано множество рыцарских орденов, созданных для защиты христианской веры. Некоторые из них мы все прекрасно знаем - это госпитальеры и тамплиеры, широко известные благодаря массовой культуре. Некоторые существуют и по сей день - такие как Орден Святого Гроба Господня или Орден Сантьяго. Однако остальные, как особой славы не удостоившиеся, широким массам в большинстве своем не известны. Одним из таких незаслуженно обойденных вниманием публики орденов является Орден Святого Лазаря.
Орден обреченных
Девиз Ордена: «Atavis et armis» («Предкам и оружию»)
Сей орден был основан крестоносцами в 1098 году в Палестине, на базе госпиталя Святого Лазаря, в котором лечили больных проказой. Проказа (или лепра) - неизлечимая кожная болезнь, заразная и передающаяся воздушно-капельным и контактным путем; недуг уродует тело и глубоко поражает ткани - в том числе и нервные окончания, делая больного нечувствительным к боли. Была очень распространена в средние века. Больных старались изолировать от общества (хотя известен король Иерусалима Балдуин IV (1174-1184), царствовавший, несмотря на болезнь), и те находили приют в лепрозориях - один из которых, находившийся близ стен города Иерусалима, и стал впоследствии основой ордена.
Орден обреченных
Орден первоначально принимал в свои ряды только больных лепрой, и даже Великий магистр ордена был прокаженным; позже это правило было упразднено. Символом их стал зеленый крест. К слову сказать, название "лазарет" пошло как раз таки от названия ордена.
Изначально община несла исключительно благотворительные функции, занимаясь лечением и уходом за больными. Однако, присутствие в организации прокаженных рыцарей, уже принесших обет, сильно поспособствовало преобразованию братства Святого Лазаря в военно-монашеский орден.
Орден обреченных
После реформации Орден Святого Лазаря принимал непосредственное участие в боевых действиях, в частности, во время Третьего крестового похода. Ходячие мертвецы (а иначе больных лепрой на поздней стадии и назвать нельзя - выглядят они как гниющие заживо куски мяса) шли в бой без масок, ввергая в ужас врагов одним своим видом. И хотя нельзя сказать, что их атаки были крайне успешными (в своих вылазках они теряли очень многих бойцов), но со своей ролью психологического оружия рыцари вполне справлялись. Обреченные на неотвратимую смерть, не ведающие боли, эти воины не знали страха.
Орден обреченных
1668

На случай если меч выпадет

Развернуть
На случай если меч выпадет
720

Как я был оруженосцем

Развернуть
Хотел в понедельник выложить пост про военного медика, но в пятницу начал рассказывать @Anka.tr и @1369442 про свой краткий период рыцарства. Ну и вспомнилось.
В юности жил я в небольшом белорусском городке, в котором кроме драк на дискотеках и спорта, культурного аналога этих драк, собственно больше нечем было заняться. А моя творческая душа жаждала впечатлений. И тут один из моих одноклассников внезапно начал отращивать длинные волосы и приходить в школу со странными синяками. Я зажал его в углу и после непродолжительной пытки выяснил, что приятель вступил в рыцарский клуб и сейчас по вечерам увлеченно рубит кого-то топором.

Романами классиков приключенческой прозы типа Вальтера Скотта я зачитывался давно. И в мечтах не раз хотел быть рыцарем. Подобно печальному идальго Сервантеса надевать на голову тазик для бритья и отправляться в поисках проблем на свою пятую точку было глупо. Поэтому я насел на товарища:

- А чего же ты, подлец, молчал всё это время? И я хочу в рыцари!

- Ну, пошли, - вздохнул одноклассник.

Так я оказался в Клубе. Пока шли – мечтал, как облекусь в сияющие доспехи, возьму в руки меч, хоругвь и пойду опрокидывать войска Саладина в Средиземное море. Заодно и на море посмотрю. Оказалось, что доспехов на всех не напасёшься. Это была самая заря рыцарского движения, поэтому меч, сделанный из расклепанной в блин рессоры, уже казался чем-то крутым. А Саладин уже лет 800, как умер. Поэтому рыцарем я стану не скоро.

Меня обозвали оруженосцем. Вручили ржавое ведро на голову, какую-то железку на палке, отдаленно напоминающую топор, и заставили бегать по двору вместе с кучкой подростков.

Впрочем, меч сняли со стены и дали подержать. Ненадолго.

Клуб ютился в крохотной комнатушке, на первом этаже административного здания. На стенах висели сплетенные вручную кольчуги, от качества которых умер бы от смеха любой оружейник 9-10 века. В углу стояли громоздкие немецкие доспехи, принадлежавшие председателю (простите – комтуру) Андрею Ивановичу.

Андрей Иванович был легендарной личностью. Он стоял у самых истоков белорусского рыцарства и ежегодно ездил на всякие международные фестивали. Один Грюнвальд уже раз пять отбивал. И любил рассказывать одну историю.

Поехал он как-то в Европу на очередной фестиваль. К пятисотлетию битвы, в которой то ли герцог Нормандии навалял французскому королю, то ли Робин Гуд шерифу Ноттингема. Всё было на высшем уровне, с королевским размахом, песнями бардов и конным турниром.

На второй день фестиваля приехала толпа настоящих шотландцев. Два десятка косматых дядек с рюкзаками. Шотландцы, очевидно, перепутали фестивали, потому что доспехов с собой не привезли. Но решили остаться, потому что какая разница где бухать.

Из рюкзаков потомки Уильяма Уоллеса достали клетчатые килты, топоры и краску. Выпили по бочонку эля, раскрасили лица и стали похожи на Мэла Гибсона из «Храброго сердца». И внешностью и поведением. Кто не знает – расскажу: килт – это не совсем юбка. Это такая тряпка характерной расцветки, которая оборачивается вокруг талии и крепится сложной системой ремешков и пояса. А под килтом, по старой шотландской традиции, нижнего белья не полагается.

В индивидуальных схватках шотландцы не участвовали. А вот к финальной массовой битве заявились. Долго ругались с организаторами фестиваля, но право помахать напоследок топорами выбили.

И вот солнечное утро. На огромной поляне выстроились друг против друга две армии, которые свели бы с ума любого знатока истории. Немецкие, английские, французские доспехи 12-15 веков, какие-то татары в кольчугах, польские крылатые гусары. Ну и полуголые шотландцы до кучи. На флангах туристы с фотоаппаратами и камерами.

Проревел рог и война началась.

Видит Андрей Иванович, шотландцы прямо на него в атаку пошли. Ну как пошли – заорали, топоры подняли и бегут, словно стадо носорогов. От бега килты посваливались и несётся на белорусско-немецкого рыцаря дюжина рыжих нудистов с развевающимися бородами. Только причиндалы на бегу болтаются. Анахронизм полный. Их бы в каменный век – цены бы им там не было.

Окружили дикие скотты Андрея Ивановича и давай его топориками тюкать. Рыцарь растерялся. По правилам фестиваля бить можно только по частям тела, защищённым доспехами. А у противника все открыто. Даже слишком открыто. И душа и причиндалы. Куда бить-то?

А скотты тем временем в раж вошли. Рубят уже с плеча. Смотрит Андрей Иванович, а от топоров на его любимом, тщательно отполированном доспехе вмятины и царапины остаются. А кое-где и рыцарскому телу достается. Плюнул тогда Андрей Иванович с досады, вложил меч в ножны и давай шотландцев богатырской десницей крушить. А на деснице у него рыцарская латная рукавица, полкило сплошного железа – лучше всякого кастета. Скотты ушли по очереди в нокаут, подобрали раненых и убежали жаловаться организаторам фестиваля.

Потом, конечно, напились и помирились.

История зачаровывала. Хотелось в битву. Поэтому, когда Андрей Иванович объявил, что через неделю мы едем на фестиваль в Заславль, радости нашей не было предела.

Это сейчас всякие игрища и турниры подчинены жестким правилам и все там упорядочено, да строго. В конце 90-х любое рыцарское собрание в Беларуси напоминало сборище нетрезвых мужиков, которые зачем-то напялили на себя кучу покореженного автомобильного железа. Романтика!

Приехали мы в Заславль. Место для Беларуси знаковое. Потому что именно туда Владимир Красно Солнышко услал Рогнеду с сыном после того, как жена попыталась ночью прирезать любимого мужа. Не за пульт от телевизора, само собой. Были у неё причины посерьёзнее. Заславль, собственно, и называется по имени Изяслава – старшего сына Рогнеды. В городе все красиво. Шатры, пиво, рыцари, дамы в средневековых платьях, толпы туристов. Не хватает только чумы и горящих ведьм. Перед старинным храмом на площади крепостца из не ошкуренных бревен в смолистых потеках и фанеры, которую планируется брать штурмом.

Глаза разбегаются. Индивидуальные схватки, стрельба из лука, барды и менестрели. Ну и пиво, само собой. В какой-то момент Андрей Иванович выловил меня из этой круговерти и объявил, что на завтра назначен штурм крепости. И я в числе штурмующих.

Замечательно! Мечты сбываются. Я уже видел себя на вершине с флагом и победой. А у ног – поверженные враги.

Выстроились напротив крепости. Среди высоченных бревен притаился противник. Вот знаю же, что это всё игра, а всё равно страшно, словно я худосочный ландскнехт, а напротив меня котлы с кипящей смолой и меткие стрелы защитников.

Сигнал! И мы бросились на штурм. Я мчался в первых рядах. Справа сопели два дюжих парня с лестницей. Защитники заорали в ответ и начали бросать в нас камни, по счастью сделанные из поролона.

К стене подставили лестницу, я как птица взлетел на неё. И тут из-за бревен поднялся нетрезвый дядька в кольчуге и нагруднике французского наемника и с криком «Русские не сдаются» замахнулся палицей. По моему железному ведру, заменяющему шлем, что-то громко «бамкнуло». Следующее, что помню – сижу у подножия лестницы, мотаю головой, а волна атаки мчится мимо. Перед глазами – искры, тошнит, на ноги встать не могу. На ведре – солидная вмятина. Хорошо, что не на черепе. Подбежали товарищи, оттащили к медсестре. Медсестра, к счастью, дитя 20-го века, поэтому обошлось без ампутаций, трепанаций и прижигания каленым железом.

На этом мой первый фестиваль кончился. К рыцарству я немного охладел. А когда приехал домой, то ещё и трындюлей получил от тренера за незапланированную ЧМТ и срыв графика тренировок. Тренер у меня был дядька серьёзный, поэтому поставил вопрос ребром – либо рыцарство, либо летние соревнования. Пришлось выбирать.

Я наголо сбрил отросшие до плеч патлы, вернул в клуб реквизит в виде топорика и шкуры крашеных барсов и ушел в гопники.

Но про это будет совсем другая история.
Как я был оруженосцем
1956

Орден меченосцев требует передать ему Выборгский замок

Развернуть
Орден меченосцев требует передать ему Выборгский замок
Вслед за передачей Исаакия церкви по просьбе патриарха Кирилла, Орден меченосцев-крестоносцев изъявил притязания на старинный замок в Выборге. Письмо депутату областного ЗакСа пришлось переводить с латыни.

Депутат Законодательного собрания Ленобласти Владимир Петров получил письмо странного содержания. Оказалось, оно было написано на латыни. Переводчики выяснили, что в руки к Петрову попало прошение о возвращении Выборгского замка в ведение Ордена меченосцев-крестоновцев.
Орден меченосцев требует передать ему Выборгский замок
Парламентарий активно высказывался в соцсетях по поводу передачи Исаакиевского собора РПЦ. Вероятно, поэтому рыцари подумали, что он сможет помочь вернуть замок Ордену и адресовали письмо именно ему. Рыцари отметили, что в последние дни активно следят за развитием событий вокруг Исаакия и «одобряют действия местного графа, решившегося на такой шаг и принявшего на себя ответственность перед Господом».

«...на территории герцогства Ингерманландия до сих пор не устранена вопиющая историческая несправедливость — наша альма-матер, гордость и твердыня нашего Ордена — Выборгский рыцарский замок — находится под юрисдикцией герцога — наместника государя. Особенно унизительно и печально для братьев-рыцарей, что нынешним кастеляном замка является сарацин! Наш Орден несправедливо лишён собственности, принадлежащей нам по праву!» — пишет в письме неизвестный, представившийся магистром Ордена меченосцев Фольквином фон Наумбургом цу Винтерштеттеном.

Магистр воодушевился передачей собора церкви. Оно посчитал, что на фоне такого события власти будут благосклонны к Ордену и окажут всестороннюю поддержку в скорейшем вынесении вопроса о возвращении Выборгского замка на обсуждение «местного сейма». Взамен адресату — депутату ЗакСа Ленобласти Владимиру Петрову — магистр обещает жаловать титул гонфалоньера Ордена меченосцев.

Ну а в случае отказа помогать Ордену Петрова может ожидать отлучение от церкви, пишет магистр Ордена меченосцев Фольквин фон Наумбург цу Винтерштеттен (официально считается мертвым с 22 сентября 1236).
1883

Случайно наткнулся на старый рисунок школьных времён.

Развернуть
Случайно наткнулся на старый рисунок школьных времён.
1380

Рыцари

Развернуть
Многие женщины мечтают о рыцарях и действительно получают агрессивных плохо одетых мужчин, которые пахнут конём
368

Разница миров

Развернуть
Разница миров
Больше этих комиксов -
2566

Не перевелись еще рыцари

Развернуть
Увидел картинку на реддите
Не перевелись еще рыцари