сила духа

Постов: 10 Рейтинг: 17591
3889

ВЕСЛО

Развернуть
Арнольд Шварценеггер ненавидел, когда кто-то из его окружения начинал жаловаться на тяжесть бытия. Неточная цитата из его интервью звучит так: «Меня бесит, когда какое-то изнеженное, женоподобное существо начинает плакать и говорить, что у него нет больше сил, и мне всегда хочется сказать этому кретину, что он и понятия не имеет, что такое СИЛА!» Арнольд, как и туча других пробивных и целеустремлённых людей всегда считал, что человек может если не всё, то очень многое. Но, сегодня я хочу рассказать о человеке, который намного круче чем Арнольдушка. Поскольку те испытания, которые выдержал этот человек не сравнимы с самыми тяжёлыми, и мышцераздирающими, тренировками культуриста.

Его звали Даниель Фосс. И этот человек доказал, что когда наступают по-настоящему тяжёлые времена, в психике человека происходят какие-то, просто невероятные изменения, которые позволяют человеку выдержать всё на свете и ещё немного сверху.

1809 год. Судно «Негоциатор» охотится на тюленей в северных морях и напарывается на айсберг. 21 человек в шлюпке дрейфует по морю без руля и ветрил полтора месяца. К концу этого срока на лодке остаётся один человек – Даниель. Он едва жив, но он добирается до земли. Ну как до земли. Это огромный камень посреди бескрайнего моря.
ВЕСЛО
Вы когда-нибудь гуляли по каменистому пляжу, окружённому скалами? Тогда вы знаете, на что похожи эти скалы. По своей однообразной цветовой гамме они напоминают о пыли и грязи, те же светло-серые и глубоко-коричневые тона. Шум прибоя однообразен и громок. По своей структуре скалы напоминают точильный камень. На острове ничего не росло. Источник питьевой воды один – дождь. В распоряжении Фосса было только два инструмента: нож и весло. Вот что бы почувствовали вы, находясь посреди моря на огромном наждаке, в однообразном звуковом и цветовом сопровождении? Вы не знаете. И я не знаю.

А вот Даниель убивал веслом тюленей. Пил тюленью кровь. Сушил тюленье мясо. Шил из тюленьих шкур одежду. Умело ловил рыбу. Из камней он соорудил себе жилище. А его верное весло превратилось в его дневник, на котором он мелкими буквами описывал свою жизнь. Так он прожил три года. Сверху небо. Внизу камень. Прямо и сзади – море. В животе рыба и тюлени. В ушах - прибой. В руках весло. Как тут не сойти с ума? Сила его разума тем более поражает, от осознания того факта, что через три года мимо острова проходило судно и… не заметило его! Но Фосс не чокнулся отчаянья, а продолжил жить по старой схеме.
ВЕСЛО
Его забрали с острова через шесть лет после крушения. Морякам предстало человекоподобное существо обёрнутое в шкуры, которое плохо говорило и сжимало в грязных руках единственную свою ценность - весло. Фосс не сразу пришёл в себя. Но он не утратил своей человечности, он не утратил памяти, не превратился в животное. В окружении людей, он снова стал жить жизнью обычного человека. Я, правда, не знаю стал ли он снова моряком. Но всё же…

Есть ещё одна история, не менее крутая, но о ней позже.)
1220

Здоровый образ жизни

Развернуть
Классе в 4-м у нас в школе проводили "урок здоровья". Рассказывали многое про здоровый образ жизни, как важно правильно питаться и чистить зубы по утрам.
А еще рассказали, что очень полезно закаляться. Поведали историю про то, как во время войны одного закаленного солдата немцы пытали, закапывали в снег, и ледяной водой обливали, а он не боялся холода и ничего не сказал. Конечно же, я решил стать таким же сильным!
В общем, на следующий день я отморозил щеки.
88

"I never asked for this" в России

Развернуть
Одной из моих любимых игр детства была Deus Ex (с ужасным, по нынешним меркам, графоном, но отличным сюжетом).
Люди с бионическими протезами, власть корпораций, такая себе интересная антиутопия, кажущаяся все более и более реальной с каждым годом.
Ниже приведу истории людей, живущих с протезами уже сейчас, в современной России.
Дмитрий Игнатов, Москва
Электронный коленный модуль Rheo Knee, протез Genium X3 (от 3 до 3,8 млн рублей) и беговой протез 3S80 “ОТТО БОК” (около 1 млн рублей)
Я потерял ногу из-за военной травмы — во время дислокации части упала ракетная установка. Когда я очнулся в госпитале после ампутации, мама сказала: «У тебя будет самый лучший протез, не переживай, все будет хорошо. Мы живем в XXI веке, и это вообще не проблема».
Вообще сегодня ты можешь купить себе протез, а государство компенсирует часть денег. Свой первый протез после ампутации я получил с частичной компенсацией. А второй, в котором я хожу сейчас, мне достался от государства бесплатно, но ради него пришлось пройти через мытарства. Мне надо было доказать государству, что я достоин этой ноги, — протез очень дорогой и крутой. Мои оба протеза — электронные, то есть они сгибаются и разгибаются за счет электричества, заряжаю свою ногу, как смартфон. Это безопасные протезы, и они умеют делать все, что и обычные ноги.
У меня никак не изменился образ жизни после травмы: я был активным человеком и им же остаюсь. Разве что у меня теперь больше друзей-инвалидов. Я нечасто сталкиваюсь с откровенной дискриминацией. Из неудобств — мне не нравится, что в Москве зимой так скользко — везде положили плитку. Еще обидно, когда ты стоишь в больнице или в каком-то социальном учреждении, где у тебя есть право пройти без очереди, а тебя не хотят пропускать. Ты просишь: «Я инвалид. Можно пройти без очереди?» Отвечают: «Нет, нельзя». Тогда говоришь: «Послушайте, я паралимпиец, я занимаюсь паралимпийским спортом. Вполне возможно, я буду скоро защищать нашу страну. Можно пройти?» Но оказывается, у нас некоторые люди вообще не знают, кто такие паралимпийцы. Прошлым летом в Цюрихе на «Кибатлоне» я занял четвертое место. В России я планирую участвовать в «Кибатлетике» — меня зовут ведущим, но мне хочется посоревноваться, я готовлюсь.
Я обожаю общественный транспорт. Только на нем и катаюсь, и это единственная льгота, которой я пользуюсь каждый день. Мне уступают место, в основном, бабушки, но я не сажусь. Иногда уступают женщины и молодые люди. Бывает так, что я куда-то еду очень долго, тогда сажусь, заходит типичная бухгалтерша и говорит: «Молодой человек, какого черта вы сидите? Здесь места для инвалидов». Я говорю: «Послушаете, если я вам скажу, почему я здесь сижу, вам будет очень стыдно». И она как-то в смущении уходит. Но если это не работает, то у меня есть трюк: на протезе имеется кнопка, которая при нажатии поворачивает ногу на 360 градусов. Я просто сидя нажимаю ее, задираю штаны, и «бухгалтерши» тут же исчезают.
Я живу в Подмосковье, в Мытищах. Езжу еще иногда на электричке. Периодически на станции «Мытищи» ко мне подходил один человек и предлагал 70 тысяч рублей в месяц, чтобы я ходил и попрошайничал по электричкам или стоял на какой-то станции в районе Сергиева Посада.
Летом я часто хожу в шортах. Если еду гулять в парк, то почему я должен надевать какие-то штаны? Моя нога выглядит очень футуристично, естественно, что на нее оборачиваются.
Люди не любят инвалидов. Никто на нас не хочет смотреть по телевизору. Телевидение — это бизнес, цифры, а если появятся какие-то программы об инвалидах, то прокладки не продать, потому что будут маленькие рейтинги. Программы с инвалидами долго не живут, но за границей они хотя бы есть, там пытаются что-то делать, а у нас один депутат ведет программу на коляске, но она неинтересная — для протокола. Чтобы смотрели на нас, инвалидов, нужна самоирония — нужно или воплощать мечты людей в жизнь, или стебаться друг над другом. Я все время кричу, что все равны и нет вообще никаких ограничений: нет у тебя руки, ноги, ментальные какие-то отклонения, главное — что ты говоришь, что ты делаешь. Общество привыкло, что инвалид — это попрошайка. А это совсем не так. Мы — обычные люди, которые живут, занимаются сексом и ходят по магазинам.
Сейчас после скандала с девочкой-колясочницей, которую отправили на «Евровидение», все СМИ стали резко проявлять к нам интерес. Люди начинают понимать, что инвалиды — крутые чуваки, они используют новые невероятные технологии. Куча всяких технологий, которые приходят благодаря нам, инвалидам. Хотя на самом деле даже обычных людей можно называть киборгами: все ходят к стоматологу, у кого-то стоят виниры, пломбы, у части населения стоят кардиостимуляторы. В будущем мы станем киборгами, в которых можно будет поменять любую деталь.
Константин Дебликов, Воронеж — Москва
Протезы обеих рук MyoFacil (около 800 тыс. рублей за каждый) компании «Отто Бокк» и BeBionic 3 (около 1,8 млн рублей за каждый)
Я проводил фаершоу на корпоративах и праздниках, один раз у меня в руках взорвалась некачественная пиротехника — так я лишился обеих кистей. После ампутации рук я очнулся в больнице и узнал, что мои друзья уже собирают деньги мне на протезы. Нужную сумму мы собрали довольно быстро, за два с половиной месяца. С момента установки протезов уже прошло больше двух лет — гарантия на них истекла, и сейчас я пытаюсь получить новые за счет государства, потому что по закону любой человек имеет право на обеспечение техническими средствами реабилитации.
Время получения протезов зависит от каждого конкретного случая и от региона. Например, в Воронеже я добиваюсь протезов уже больше года и, думаю, пройдет еще года полтора до момента, когда мне их дадут. Конечно, можно в итоге и не добиться успеха.
Обычно человек, которому нужен протез после ампутации, проходит медико-социальную экспертизу, ему назначают группу инвалидности и определяют, какие именно типы протезов будут гарантированы за счет государства. Раньше люди несколько раз ходили и подтверждали, что у них все еще нет рук, сейчас такого нет.
У меня две пары биоэлектрических протезов. Одни из них — протезы немецкой фирмы «Отто Бокк». Их кисти только открываются и закрываются — делают всего один жест. В них нельзя отдельно пошевелить каждым пальцем — это мой повседневный вариант.
Я ношу их практически постоянно: в быту, в магазин, по делам. Еще у меня есть пара черных протезов BeBionic 3. Они мне позволяют делать 80 % от всех повседневных дел. Естественно, я не могу делать то, что требует сложной моторики: играть на гитаре, картошку чистить неудобно. Но я могу готовить, работать, ходить в магазин.
До ампутации я занимался музыкой, и очень рад, что сейчас есть возможности продолжать. Вместе с моим другом Вовой Рязановым мы создали группу «Головогрудь». Название не знаю, откуда появилось, но с 2015 года мы существуем, играем странную музыку, выступаем с концертами.
В прошлом году в Цюрихе проходил «Кибатлон» — первые соревнования людей с высокотехнологичными протезами и другими средствами реабилитации. Я был на «Кибатлоне« от компании «Моторика», мы ездили нашей командой с прототипом протеза руки. Мы не заняли призовых мест, но соревновались с лидерами мирового протезирования и получили интересный опыт — увидели вживляемые экспериментальные протезы. Технологии активно развиваются, и лет через десять протезы выйдут на уровень, превосходящий человеческие возможности.
15 июня в этом году с «Моторикой» мы организуем аналогичные соревнования в России среди пользователей протезов рук, ног и электроколясок под названием «Кибатлетика». У нас будет три соревновательных дисциплины. Пользователи протезов рук будут проходить трассу из различных бытовых заданий. В одном из них надо приготовить завтрак: нарезать хлеб, открыть банки, бутылки, сервировать стол. В другом, например, надо будет прищепками развесить белье. Это соревнования, которые помогут увидеть реальные возможности протезов, то, как они каждый день помогают людям в быту. Так же и с протезами ног, и с электроколясками — их владельцы будут преодолевают препятствия, которые они встречают ежедневно: лестничные пролеты, дверные проемы, ямы на дорогах.
У меня был опыт жизни без протезов и без рук около четырех месяцев. Это было очень сложно и психологически, и физически. Но как только я получил протезы BeBionic 3, это сразу изменило отношение ко мне окружающих. Когда люди видят человека с ампутацией, они обычно отводят глаза, ограждаются психологически, как от какого-то страдания. А когда это человек с крутыми протезами, которые выглядят технологично и современно, это помогает ему чувствовать себя супергероем. Люди смотрят на него с живым интересом, любопытством, задают много вопросов. Ограничение по здоровью в XXI веке — не клеймо на человеке.
Обычно я ношу протезы под кожу — если не приглядываться, их можно даже не заметить. На меня редко обращают внимание на улице, в общественном транспорте, но иногда предлагают помощь. Когда мне нужно акцентировать внимание на протезах — на выставках, форумах — я надеваю BeBionic.
В России в целом отношение к людям с протезами одинаковое — одинаково не выработанное. Ни у кого нет паттернов поведения, как стоит или как не стоит действовать — помогать или не помогать. Это нормально, учитывая, что у нас в стране веками было не принято вообще рассказывать о своей инвалидности. У многих не было возможности даже выходить из дома, да и сейчас нет у некоторых, например, у колясочников. Нужно, чтобы инвалидов было больше в публичном поле, причем без акцентов на их инвалидности. Если в каждом телешоу будет хотя бы по одному инвалиду, то уже через полгода люди перестанут плакать при виде колясочника.
Инвалидность — не какая-то индульгенция, тебе не могут всё прощать и говорить, что всё, что ты делаешь, — замечательно. Если человек без ноги плохо танцевал, ему можно сказать: «Ты плохо танцевал». В этом и есть то самое равенство — говорить человеку напрямую.
Евгений Домрачев, Москва, — отец Оксаны
У Оксаны — детский тяговый протез кисти «Киби» (около 110 тыс. рублей)
О том, что Оксане будет нужен протез, мы думали с момента ее рождения — она родилась с одной рукой. Пока дочь была совсем маленькой, он был ни к чему, а с трех лет стали искать. Сначала пытались получить протез по госпрограмме, но потом поняли, что проще на Луну слетать. Мы долго искали врача, который согласился бы сделать слепок с руки, чтобы приступить к изготовлению протеза. В Москве все врачи отказывались на тот момент, никто не приходил к ним с таким запросом до нас. Нам помогли и сделали слепок в Санкт-Петербурге. С этим слепком мы пришли к ребятам из «Моторики», и они сделали первый протез для Ксюши.
В начале 2016 года мы хотели заключить официальный договор с компанией, чтобы государство компенсировало стоимость протеза. Я пришел в детскую поликлинику с просьбой сделать изменения в индивидуальной программе реабилитации ребенка-инвалида (ИПР), в нее надо было вписать всего одну строчку: «Требуется протезирование». Я не знаю, почему в 2011 году, когда мы проходили с Оксаной комиссию на определение инвалидности, врачи не записали это. Вот представьте, приходит ребенок-инвалид к врачу, они составляют ИПР и не указывают в ней, что ребенку требуется протезирование. Эту запись я получал восемь месяцев. Восемь месяцев я бегал по врачам, и каждый раз они делали большие глаза. Врачи понимали, что технически это просто — возьми и впиши, но, видимо, до меня никто не просил сделать такую запись, и они боялись какой-то ответственности. В результате выяснилось, что не надо было вообще никаких врачей проходить. Я тогда чуть не разрыдался от счастья.
Госпрограмма действительно компенсирует ребенку-инвалиду стоимость протеза. Если у государства нет нужного средства реабилитации, его можно заказать в любом другом месте, предоставить документы, и оно компенсирует 100 процентов его стоимости. Нам тогда отдали 107 тысяч рублей. Но опять же не все так просто. Может быть, из-за того, что у нас на юго-востоке Москвы очень мало обращений по поводу компенсаций, не все органы понимали, чего от них хотят. Приходишь в соцзащиту, а там люди говорят, что такого никогда не делали. Я им отвечаю: «Я знаком с этой проблемой. У нас и врачи ничего никогда не делали. Теперь вот вы давайте учитесь». После наших с Ксюшей обращений по всем инстанциям теперь, по слухам, туда начали и другие родители с детьми обращаться. Но чтобы эта дорожка не заросла, их надо мурыжить почаще.
Дети уже привыкли. Но иногда, когда Ксюша в школу приходит, ей там кричат: «О, терминатор пришел! Где твоя рука, терминатор?» Дети вокруг нее собираются из-за протеза. Когда Оксана родилась, я очень сильно переживал, как к ней будут относиться в обществе. Но я столкнулся с неприятием таких детей, как она, всего пару раз — когда другие дети начинали дразниться. Это, в первую очередь, связано с их воспитанием, им не рассказывают о таких проблемах, родители не объясняли, что все равны. У ребенка бывает две реакции на человека с протезом: удивление и затем желание познакомиться или желание обозвать. Я учу Оксану: «У тебя удар с левой сильнее, чем с правой». Пускай она это знает.
Самое главное, чтобы ребенок не комплексовал по этому поводу и мог спокойно ответить на расспросы: «Когда была маленькая, ногти грызла, папа мне руку отрезал». Одна девочка в школе недавно начала дразнить Ксюшу. Мы с дочкой это обсудили, она с девочкой переговорила сама, и они помирились, больше проблем не было.
Мне очень нравится, что дети с ограниченными возможностями здоровья проходят обучение в обычных классах, а не в спецучреждениях. Важно не отделять их от общего коллектива, тогда они быстрее ассимилируются и социализируются. Если ребенок-инвалид находится в кругу обычных детей, то и он к ним, и они к нему быстро привыкают и не обращают внимания на инвалидность.
Сейчас Оксана ходит на продленку, занимается в нескольких кружках. Она участвует в разных мероприятиях в школе, поет, играет в спектаклях, на олимпиады ездит. Сейчас вот первое место в классе заняла на олимпиаде по рисованию. Учителя тоже хорошо помогают, поддерживают Ксюшу. С января мы начали делать упор на плаванье. Есть Дарья Домрачева — биатлонистка, а Ксюша станет паралимпийской чемпионкой по плаванию, амфибией.
Оригинальная статья:http://www.the-village.ru/village/people/people/270082-lyudi...

P.S.
От себя добавлю, что по-моему это нереально здорово, что люди могут вести обычную жизнь, использую подобные протезы.
Несколько крутых фотографий с "Кибатлона":
3725

Мексиканка выиграла забег на 50 километров в сандалиях и юбке

Развернуть
Мексиканка выиграла забег на 50 километров в сандалиях и юбке
22-летняя Мария Лорена Рамирес преодолела 50-километровую дистанцию за 7 часов и 3 минуты. Представительница коренного народа Мексики тараумара бежала без специальной подготовки в сандалиях из переработанных шин и юбке.
Мексиканка выиграла забег на 50 километров в сандалиях и юбке
За победу Мария Лорена получила 6 тысяч песо (18 тысяч рублей).

Ссылка на новость:
http://www.eurosport.ru/marathon/story_sto6178591.shtml
1389

Чуть меньше года осталось до уникальной пересадки головы человека

Развернуть
Пару лет назад в сети ходила новость, что исследования итальянского хирурга Серджио Канаверо позволят совершить уникальную операцию по пересадке головы Валерию Спиридонову, страдающему спинальной мышечной атрофией.
Чуть меньше года осталось до уникальной пересадки головы человека
В ноябре 2016 года почти незаметно прошли 2 новости:
"Серджио Канаверо заявил о почти полной готовности к пересадке головы" и "Валерий Спиридонов начал готовиться к операции по пересадке головы".
Чуть меньше года осталось до уникальной пересадки головы человека
Понятно, что это дело не быстрое, но когда-то же оно должно случиться. И вот под новый год Валерий в своём ЖЖ упомянул об этом событии:

"Конечно, не обойду тему, из за которой вы, скорее всего, стали моим читателем :)
Всё вышеперечисленное не стало бы возможным, если бы я сидел сложа руки и ждал события "декабря 2017". Очевидно, что, хоть я поддерживаю исследования Серджио Канаверо - я не делаю на них ставку всей своей жизни. За неё несу ответственность я один, и именно поэтому занимаюсь вещами, на которые могу повлиять."
Чуть меньше года осталось до уникальной пересадки головы человека
А пока не настал декабрь 2017, расскажу чем сейчас занимается Валерий:

"В этом году произошел ряд событий, которые позволили мне сформулировать - зачем я нужен здесь. Как следствие - жизнь изменилась к лучшему в виде наполненности её смыслом и некоторыми другими вдохновляющими моментами.

2016 год во многом прошел в дороге. Когда он только начинался - не думал, что в нем будет столько путешествий. Сегодня я уже предвкушаю новые. Москва, Киев, Санкт-Петербург, Лондон, Стокгольм - я благодарен людям в каждом из городов за радушее, гостеприимство, конструктивные диалоги, сотрудничество и общие цели. Встреча с вами научила меня многому: не пасовать перед возможностями, быть открытым, видеть главное, конвертировать мечты в планы, реализовывать их и строить новые.

Людей во всем мире объединяет ряд простых вещей, я вижу понимание этого в глазах каждый раз, когда выступаю перед аудиторией в разных городах и странах. Ценность человеческой жизни, семьи, здоровья, технологии преодоления (и не создавания) барьеров, улучшение качества быта - понятия, близкие каждому.

В этом году взял ряд направлений, в которых буду двигаться ближайшее время и вносить вклад в мир в виде технологических продуктов, способных менять жизнь к лучшему. Один из них - CleverChair. Устройство автопилотирования инвалидных кресел. Звучит это несколько фантастично, однако такая технология глубоко востребована людьми с серьезными опорно-двигательными нарушениями. Несмотря на то, что этот проект провалился на краудфандинге в силу нишевости, он не был отменён - его разработка будет вестись из других источников.

Другой проект - робот Travelmate. Продукт, созданный интернациональной командой, базирующейся в США и с моим участием направлен на массовый рынок. По успешно проведенной кампании уже видно, что он изменит представление людей о персональных ассистентах. Эра доступных личных роботов-помощников началась.

Кроме того, был написан цикл статей для крупнейшего информационного ресурса RIA.RU, повествующих о различных технологиях и моем опыте работы с ними. Возможность доносить своё знание об актуальных технических и биомедицинских способах решения сложных ситуаций очень важна для меня. К счастью - Интернет становится всё богаче интеллектуально и информационно. Пожалуй, это является исключительным достижением нашего времени.

..."
Чуть меньше года осталось до уникальной пересадки головы человека
А пока мы ждём и верим в успех предстоящего события, вот вам ссылки на статьи в посте для минусов.
683

Сварили варенье на ощупь

Развернуть
Вымыть яблоки и сливы, высушить их льняными салфетками. Почистить яблоки, вынуть серединки, вынуть косточки из слив, нарезать на кусочки. Все только на ощупь. Так готовят варенье подопечные Дома для слепоглухих людей.
Сварили варенье на ощупь
В деревне Пучково, за Троицком, есть дом для слепоглухих людей. Взрослых. Он существует, исключительно на негосударственные, благотворительные деньги. Сегодня там будут варить варенье. Смутно понимаю, как это вообще возможно. Я ни разу не варила варенье. Буду смотреть, глазами. Я же вижу. А они меня — не увидят, нет.

Таблички на дверях продублированы на Брайле, в деревянные полы вмонтированы желтые шероховатые полосы, такие же — на ступеньках довольно крутой лестницы, на перилах выпуклые римские цифры — I, II, III. И наверху — III, II, I, пришли.

Слепоглухие здесь не живут, это не интернат. Скорее — что-то вроде пансионата с трехнедельными курсами реабилитации: кто-то учит шрифт Брайля, кто-то осваивает компьютер со специальными приставками.


Тифлосурдоперводчик Инесса (справа) помогает Мухаммеду взять яблоко. В центре — Таисия и Денис:
Сварили варенье на ощупь
Варенье — это часть курса социально-бытовой реабилитации. Навык самостоятельного труда.

Высокий, немолодой Мухаммед из Махачкалы — он ослеп из-за неудачного наркоза. И оглох на правое ухо. Зато левое вроде слышит. Он чистит уже второе яблоко, снимает красную шкурку аккуратной спиралью, тоненько-тоненько. Заканчивает — и вдруг отбрасывает: «Все испортил! Никуда не годится. Это разве работа! Половину ядра отрезал».

Никто даже не понимает, о чем он. Оказывается — про маленький кусочек яблочной мякоти, который он нечаянно срезал вместе со шкуркой. Крошечный кусочек, не о чем даже говорить. Но Мухаммед безутешен.


Пациенты реабилитационного центра «Дом слепоглухих в Пучкове» режут фрукты для варенья:
Сварили варенье на ощупь
Пока варенье закипает в огромном медном тазу, и все разбредаются отдохнуть, преподаватель Настя ведет меня наверх, в мастерскую. Здесь разные ткани, лоскутки, ленты, бархатная бумага, атласная бумага, фигурки из соленого теста, игрушки из войлока, гладкие бусины, шершавые бусины, клубки проволоки и ниток самых разных, — пир тактильности.

«Очень много мы всего делаем, они и домой увозят подарки, и продаем на благотворительных ярмарках. И варенье тоже продаем, у нас есть фирменная упаковка. Сейчас отдохнут, и будем клеить этикетки на банки, ровненько, потом уложим в корзинки, упакуем в прозрачную бумагу, перевяжем.

Занятия в мастерской — часть нашего курса социально-бытовой реабилитации, но приходят и с других курсов: с Брайля, с компьютера. Приятно же сделать что-то настоящее, какую-то вещь. Многие вяжут — крючком или руками. Вот это — работа Мухаммеда. Он вяжет морскую сеть…»

Ослепший и почти оглохший литейщик из Махачкалы на чердаке бревенчатого дома при церкви вяжет руками сеть. Морскую.
Сварили варенье на ощупь
Тифлосурдоперводчик работает с языком жестов или даже рука в руку — это если человек полностью слепоглухой, от рождения или с очень раннего возраста, и его успели научить. Правой рукой говоришь, левой — слушаешь. Язык рука в руку очень сложный, у людей, на нем общающихся, своя тонкая субкультура.


Преподаватель компьютерной грамотности центра «Дом слепоглухих в Пучкове» Константин Владимирович. Мужчина ослеп во взрослом возрасте и преподает уже около трех лет:
Сварили варенье на ощупь
Андрей, преподаватель компьютерной грамотности в реабилитационном центре «Дом слепоглухих в Пучкове». Андрей — слепой, как и его ученики:
Сварили варенье на ощупь
Если не трудно, поддержите Дом слепоглухих репостом. Люди, которые увидят ваш пост в социальных сетях, возможно, помогут тем, о ком мы пишем. Спасибо!

Автор: Катя Метелица
1743

Никогда не отказывайтесь от своей мечты.

Развернуть
Этот паренёк пробегал мимо, сказал работает над тем, что бы попасть в футбольную команду своей школы. Семья этого парня не смогла позволить себе отправить его в лагерь или дать ему другой спорт инвентарь.
Никогда не отказывайтесь от своей мечты.
1609

Сила духа

Развернуть
Победитель
Концовка позабавила.
1390

Борьба с собой для себя. ч2

Развернуть
Начало тут 

В 7 лет я узнала, какими жестокими бывают дети, и это полбеды, учитывая, что всё это идёт из семьи.

В музыкальной школе было обычным делом, если ко мне подходила маманя с отпрыском и говорила: «Мне тут Вадик (Паша, Алёна, Мила, Нина, Вася, Петя) сказал, что с ним учится безглазая девочка, ты не заразная??» при этом тыкает в мой глаз или пытается его открыть пальцами. Клянусь! Или шибко участливо обнимали на ходу и говорили: «Ой ты бееедненькая, комарик тебя укусил или мошка?». Особо недалёкие даже оттаскивали от меня своё дитятко:D
Детки же считали своим долгом придумывать мне прозвища а-ля «Одноглазый Джек», долбануть рюкзаком по голове или на моём дневнике нарисовать пирата или тетрадь исписать матами, пока в классе никого нет. Объяснять свою проблему каждому встречному-поперечному я не стала, если уж даже те, кто знал мою историю, издевались со всеми за компанию, что от незнакомых требовать.

Было обидно, ревела я только дома, чтобы никто не видел. Конечно, семья не могла не замечать этого, папа общался с родителями особо агрессивных обидчиков, которые потом на время затихали.

Масла в огонь моей обиды добавляла родная бабушка, которая не упускала случая сказать, что вот бы хорошо мне в будущем выйти замуж за инвалида какого-нибудь, чтобы не попрекал меня моим недостатком. А ещё лучше, чтобы в деревне потом жили подальше от города, меньше народа видит изъян – жить проще.

Меня такая ситуация жуть как не устраивала и вариться всю жизнь в своей беззащитности я не собиралась. Я решила меняться и становиться настоящим бойцом. Как только я приняла это решение, случилось горе – умер папа. Мне 10 лет и моё детство рухнуло. Прорыдав какое-то время (конечно, по папе я реву до сих пор, и очень скучаю), я поняла, что теперь меня защищать вообще некому, и если я не начну давать отпор и не вылезу из своей скорлупы – действительно, придётся жить подальше от людских глаз, стесняясь себя, всю жизнь.

Первое, чем я удивила всех, и в первую очередь себя – в 12 лет подала заявку на участие в школьном конкурсе красоты))) Всё, это был переломный момент даже не для окружающих, а именно для меня. Я НЕ хуже, я ТОЖЕ красивая, главное уметь подать себя! (Заняла третье место, кстати:D)

Подтверждением моей зарождающейся уверенности в себе стал одноклассник Димка, который предложил дружить с ним. Благодарна ему за то время очень-очень! Сам того не зная, он дал мне заряд уверенности на всю жизнь.

Я начала участвовать во всевозможных мероприятиях школы, музыкальной школы, конкурсах талантов. Оказалось, что я нормально играю на фортепиано, хорошо пою, пишу неплохие рассказы, в общем, нашлось то, за что мои бывшие обидчики начали меня если и не уважать, то хотя бы просто обходить стороной со своими издёвками. Конечно, всё ещё находились те, кто обижал, дети и взрослые, но мне было уже гораздо легче воспринимать всё и не плакать по этому поводу. С особо задиристыми дралась, было и такое, мимо кого-то просто проходила с улыбкой, индивидуальный подход, так сказать. :)
Тяжело морально было, каждое выступление, конкурс, да даже просто контакты с людьми - это большое преодоление себя, через стеснение и замкнутость показывать своё Я.
Кстати, было ещё энное количество косметических операций (десять точно) в попытках создать иллюзию открытого века. По факту всё, что могли сделать - импланты в бровь, чтобы за счёт брови поднимать веко. Это безумно тяжело, ну, час ты так походишь, два, больше невозможно, больно и некомфортно. В 2003году была моя последняя операция, больше не хочу, честно говоря, что-то пытаться делать, наркоз ещё никого здоровее не делал, да и где гарантии, что с этой попытки что-то получится...
И вот.

В 14 лет пришлось перейти в новую школу, и не в среднюю, а в гимназию, где основной контингент – дети небедных родителей. Новый виток испытаний объявлялся открытым.

Спасибо, что читаете! :)
P.s.: да, фото обязательно будут в третьем последнем посте))
1855

Какие разные спортсмены:

Развернуть
Какие разные спортсмены: