случаи из практики

Постов: 3 Рейтинг: 6390
1052

Женя Пирожков - генерал ФСБ

Развернуть
Решил выложить историю о своем любимом пациенте из времен психиатрии - Жене Пирожкове (имя и фамилия изменены)

Женя болел лет 20 (из сорока, прожитых на тот момент). По рассказам старожил в начале шизофренического пути он подался в баптисты (или что-то там подобное). Говорили, что однажды прибыл вагон религиозной литературы, который все отказались разгружать, кроме Жени. За ночь он разгрузил всё: благо физические данные позволяли (мужик под два метра ростом, плечист, с квадратной челюстью). Может быть это было провоцирующим фактором, может уже болезнь прорвалась, но Женя впал в дикую манию (ударение на И) и продолжал оставаться в ней последующие долгие годы.

Что такое манИя? Это когда деятельность мозга (если так можно сказать) чрезвычайно ускорена. В голове несутся потоком мысли. Нескончаемым, быстрым, сменяющимся потоком. Человек не успевает за ними. Причем, бонусом идут масса физических сил: пациент почти не спит, неутомим, он всегда и везде, деятельность его неудержима (правда, непродуктивна). Например, возможна такая чехарда: "О, надо цветы полить,.. так, что у меня в руках,.. О лейка с водой... Вода, точно, полы помою (выливает всё на пол), но тут же подкрадывается новая мысль: Прикольно будет обоссаться, вода же вокруг (и обсыкается, и ржёт). Довеском к такой ускоренности, как правило, идёт дурашливость. Хорошо если без агрессии. И переоценка себя, и своих возможностей. Женя, например, считал себя генералом ФСБ.

Поступал он на лечение стандартно: обычно накануне звонил в приемный покой или отделение, требовал принять меры (против америки или каких-нибудь шпиёнов), потом, когда сильнее проявлялась клиника, приходил в отделение милиции и требовал принять меры, ну, потому что он генерал, а за ним следят или он следить. Далее скорая, госпитализация. При поступлении Женя любил "пококетничать": "Ой, да я не буду ложиться, да не подпишу (согласие на лечение)". Но, как правило, потом соглашался. Аргументом могло быть что угодно: конфеты будешь? Или подушку поменять требовал. Или, просто: "Да, Жень, ну, ёпт!"

Хотя, однажды, он всё таки заколебал. И мы отправили документы в суд - на недобровольную госпитализацию (хотя, через час-другой он согласился), но, документы уже оформили, да и было любопытно посмотреть на реакцию суда)))) И вот, проходит несколько дней, приезжает суд. Как положено: судья, прокурор, секретарь и адвокат. Моя функция, как лечащего врача, доложить, обосновать необходимость лечения, и, в данном конкретном случае не ржать. А это было трудно))) Я уже точно не помню, что вытворял на суде Женя (пел или плясал или грозился всех разоблачить), но его адвокат в конце сказал: "Я, конечно, понимаю, что должен настаивать на выписке, но, кхм..."

Итак, Женя поступал регулярно, по несколько раз в год, лежал долго, терапию получал сложную: несколько препаратов в максимальных дозировках. Первый месяц с ним было очень сложно (особенно медсестрам и санитарам). Он, хоть и был безобиден, но доставал до печенок. Помню, пациент упал без сознания, мы ему помощь оказываем, а Женёк порхает вокруг (эдакая двухметровая бабочка). На него шикнешь, отбегает и тут же с другой стороны подбежит.

За двадцать лет болезни Женя не переставал удивлять. Казалось, уже всё, что можно от него увидели (даже бывалые психиатры), ан нет - смотришь, а он бегает по отделению голый - мастурбирует.

Обычно, через какое-то время он приходил "в себя". И тогда, как-то даже грустно становилось - в очередной раз приходила мысль, что взрослый, хороший мужик, добрый, отзывчивый (а таким он становился), скоро вновь будет скулить, кривляться и пускать слюни.

И, знаете, мы даже терапию ему подобрали. Причем удачно попали, относительно новым препаратом. Да, настолько удачно, что однажды, во время дежурства, когда я зашёл в отделение, Женя не кинулся ко мне с очередной маниакальной выходкой, а просто стоял перед зеркалом (расчесывался или прыщи давил).

Тогда, то он и вещи стал удивительные выдавать. Например, рассказ о его ощущениях в обострении: "Я и хочу остановиться, но не могу, несет меня и всё тут".

У меня, как наивного молодого врача закралась надежда, что Женя будет поступать реже. Мать его отдохнет. Но нет. Суровая реальность: препарат, подобранный не входил в льготу, а покупать его было для Жени и его матери непосильно: где-то десять тысяч в месяц, для кого-то копейки, но не в этом случае. Аналоги же, более дешевые, не приносили нужного эффекта.

До сих пор Женя частый гость психиатрической больницы, и, скорее всего ещё долго им будет. А для меня он так и останется "любимым пациентом", без всякого сарказма и иронии.
498

Детдом для детей - инвалидов

Развернуть
Студентов клинических психологов куда только не гоняют на практики. По крайней мере, нас гоняли по всем больницам города причинять добро и восстанавливать счастье. Некоторые практики в больницах, особенно соматического профиля, забылись полностью, а вот другие - впечатались в память как нож в масло.


Практику в детском доме для детей-инвалидов я не забуду никогда. Забавный факт - в это же время моя младшая сестра практиковалась в онкологическом центре и вечером мы встречались дома с почти одинаковым взглядом. остается только благодарить судьбу, что мне не попалась место в корпусе милосердия, где лежали дети, чья судьба была известна: никто оттуда до пятнадцати лет не доживал.


Про контингент: 90% это дети с умственной отсталостью, половина из которых в анамнезе имела интоксикацию матери во время беременности. В задачу психологам - практикантам вменялось провести диагностику и реабилитацию ребенка. В первый же день напротив меня сидел мальчик, чья голова по форме напоминала ромб, а медицинская карточка доказывала, что дожить до двенадцати лет с деформированным мозгом у парня получилось чудом. Так что хрупкие иллюзии по поводу восстанавления всех и вся, присущие наивной студентке, рухнули с первого же дня. Как потом я поняла - это было к лучшему.


Но были и забавные моменты. Относительно.


Например, однажды привели ко мне ребенка. Отдали, буркнув "Гена" и ушли. Ни карточки, ни указания что делать, ни зачем это вообще - не поступило, поэтому пришлось заняться диагностикой. Пятнадцать минут ребенок спокойно отвечал на мои вопросы, постоянно отвлекался и залипал на окно. А потом санитарочка все же донесла до меня карточку, в которой черным по белому было написано "Лена" и рекомендация показаться сурдологу.

Я проморгалась, посмотрела в карточку, потом на ребенка. 14 лет - вторичных половых признаков нет, волосы короткие светлые, лицо - типичное для детей с уо, при проверки тонуса в пальцах руку мне сжали так, что глаза чуть ли не на затылке оказались.

-Ты Лена? - неуверенно спросила я.

-Да,- уверенно ответил ребенок.

-Ты Гена?

-Да,- так же уверенно подтвердил ребенок, чья искренность лично у меня не вызывала сомнений. Чтобы так изысканно издеваться нужно иметь степерь отсталости поменьше.

Пришлось просто довериться карточке.

На прощание Лена-Гена меня обняла, да так крепко, что это больше было похоже на захват. Но я не вырывалась - детдомовским детям было очень важно получить хоть такую минимальную ласку.


Другая ситуация произошла с моим коллегой. Серега вообще был довольно экзальтированной личностью с возвышенными взглядами на жизнь. Не мало помогал этому тот факт, что практика ему выпадала до детдома только в соматических больницах. Посмотрев однажды его заключения, я очень удивилась - большинство детей, которых он описывал, создавали впечатление хорошо социализированных личностей, не имеющих других проблем, кроме страшного диагноза F.72. На вопрос как это так, Серега развел руками и пригласил меня к себе на диагностику ребенка.

Где-то на середине, мне стало ясно, что Сереге реально не хватало опыта психушки. Ибо задавались девочке, доставленной санитарками, вопросы из серии: много ли у тебя друзей?

Вот так раз после этого вопроса я ее и спросила:

-А на верблюдах кататься любишь?

-Конечно,- отозвался ребенок.

-А на луну давно летела?

-Недавно.

Серега тяжело вздохнул и зачеркнул протокол.


Но, наверное, закончу я не на веселой ноте. Как уже говорилось 90% детей - уо, от тяжелой до сверх-тяжелой степени восстановления и повреждения всех функций, и за две недели практики я только один раз работала с ребенком с легкой степенью уо.

Мальчик бойко и неумело занимался со мной, попутно рассказывая о том, как жилось ему в приемной семье, что из старой школы пришлось уйти, что он очень любил кататься на велосипеде и что он очень хочет увидеть маму.

Я точной истории не знаю: санитарочки в общих чертах описали мне, что приемная семья забрала его в возрасте шести лет, а в девять вернула обратно. Осуждать их бессмысленно: мало ли какие обстоятельства могут быть в жизни, может уже просто не могли ничего дать этому ребенку, но вот самого мальчика было жаль до слез.


Прощалась наша группа с детьми совершенно искренне, но и сваливали мы из детдома не менее откровенно. Все-таки это очень тяжелая работа: не физически, морально. Так что глубокий поклон уважения тем, кто работает с детьми-инвалидами, искренне желая им помочь.
4840

Шизофрения - это болезнь.

Развернуть
Навеяно постами про тест сравнения понятий (чем утка отличается от самосвала) и комментариями в стиле "это не болезнь, а просто креативное мышление"
О себе: врач психиатр, нарколог (вроде кое-что в болезнях соображаю)

Итак, что же такое шизофрения? Это болезнь (да-да), а при любой болезни человек страдает. И перестаньте говорить про "они просто другие" и "нет четких критериев" Они есть, а именно: нарушения мышления (ломается стройность, последовательность, появление символизма) и нарушения в эмоционально-волевой сфере ("ничего не хочу" и ноль эмоций).

Объясню на реальных клинических примерах, чтобы было понятно. Будущий пациент (тогда он был лет 20) стал реже выходить из дома, забросил учебу в институте, перестал общаться с друзьями (происходит это не за один день, а за месяцы, бывает годы). Родители всячески оправдывают его поведение: "он с детства мальчик скромный, да ещё и переволновался из-за экзаменов". Далее больше- он почти не выходит из комнаты, закрашивает окно в черный цвет, а в туалет ходит в баночки, в стеклянные и строит из них красивенькие такие башенки (креативно-то как). Родители продолжают его оправдывать: "зато не пьет, не курит, где попало не шляется" Сложно это признать, что родной вам человек сошёл с ума. Проходит время и родители начинают что-то подозревать, когда он бежит за ними с топором с явным намерением убить (тут можно посмеяться, но, напомню, история реальная). Далее его госпитализируют, лечат (хотел убить родителей, потому что "голоса" приказали или потому что те же самые "голоса" подсказали, что родители его травят (не помню точно), но из комнаты своей не выходил из-за боязни воздействия "нечистой силы", по этой же причине в баночки испражнялся (чтобы порчу никто через канализацию не навел). В общем всю эту продуктивную симптоматику снимают (до следующего обострения). И выписывают.

Тут происходит самое интересное. Его затворничество никуда не уходит, лежит он дома на диване, плюет в потолок. Соответственно родителям сложно поверить в болезнь сына (это и понятно). И они обвиняют во всём врачей, не идут к участковому психиатру, не получают поддерживающее лечение, а состояние сына объясняют "переутомился, переволновался". И так до следующего обострения, которое без поддерживающего лечения придет быстрее.

Ещё хуже вариант, когда болезнь начинается остро. Молодой парень (15 или 16 лет) поступает на лечение с начинающимся онейройдом и кататоническими явлениями (в отделении картина эта разворачивается по полной, благо родители не видят его в таком состоянии. Короче, он несколько дней лежит в одной позе, и может сохранят любое приданное ему положение тела длительно (если убрать подушку, то голова так и останется висеть в воздухе, часами...). Это кататония. Онейроид же заключается в том, что в своих масштабных галлюцинациях он "находится" всё это время "на болотах, где сражается с воином тьмы, сам при этом являясь воином света и одновременно девушкой за которую они сражаются". На фоне лечения это проходит, но происходит резкое изменения личности: потеря всяческих интересов в жизни, усиления своеобразности мышления. Прогноз неблагоприятный. Логика родителей: врачи залечили, напичкали таблетками (на секундочку, без лечения он мог помереть).

Пара слов про тест сравнения понятий или почему"ботинок и карандаш не оставляют след". Он нужен, как один из тестов для выявления изменений в мышлении (начальные, малозаметные изменения проявляются ещё до дебюта заболевания). Дается несколько пар слов (лучше под предлогом проверки памяти "а чтобы вы лучше их запомнили назовите общее и отличие в этих парах). Сначала даются сравнимые понятия: озеро-река (общее вода, различие одна течет, другое стоит), далее даются несравнимые понятия "ботинок-карандаш", и тут большинство людей не увидят общего (по первичным признакам!!!!), а шизофреник изначально сравнивает по вторичным. Ну, то есть ответ "и тот и другой оставляют след" вторичен, так как изначальная функция ботинка - обувь, а карандаша - рисование, но никак не оставление следов).

Писал это из-за того, что многие люди благодаря таким комментариям в интернете довольно поздно обращаются за помощью и губят себе жизнь. При гипертонической болезни тоже часто не могут найти причину повышения давления, однако мало кто говорит, что такой болезни нет (мол ты устал, поэтому у тебя давление скакануло до 300 на 200). Но каждый комментатор 80 лвл считает своим долгом сказать, что "шизофрении нет".
На этом всё. Пошел лечить пациентов с ещё одной несуществующей болезнью (алкоголизм и наркомания)