Довелось мне однажды, в 1988-м году, защищать честь родного училища в зональных соревнованиях "Трудовых резервов" по классической борьбе. Хотя сам я занимался вольной борьбой, но правила были примерно одинаковые, да и приёмы. Отличие лишь - не трогать ноги. Съехались борцы с разных городов. Взвешивания, жеребьёвки, адреналин, запах пота и пердежа, арбитры в рубашках с разными по цвету рукавами - вот примерная атмосфера соревнований по борьбе. Начались непосредственно схватки на ковре. Против меня предстояло бороться: штангисту, боксёру, дзюдоисту и ещё каким-то спортсменам не борцам, которых по ускоренной программе немного поднатаскали в борьбе, дабы защищать честь родных училищ. Только один соперник - мой знакомый Серёга - разрядник по классической борьбе. Естесственно, мы с ним долго не мучая наших соперников, красиво побороли их и вышли в финал. Сидим перед финальными схватками, болтаем. "Ну чё - говорю - Серёг, кто кому проигрывать будет?". "Я - говорит Серёга - с Шомой поругался, отомщу ему, проиграю тебе. Но с тебя три литра пива!". Шома - это Шамиль - так звали его тренера. В общем договорились с Серёгой на пиве, обговорили на какой минуте, какую борьбу покажем и каким приёмом я буду его бороть. Объявляют наши фамилии, выходим бороться, толкаемся, заходим в захваты, атакуем и контратакуем, всячески изображаем красивую борьбу. К слову сказать, зрители, зная, что мы оба борцы достаточно бывалые, поездившие на соревнованиях по родному РСФСР, обступили наш ковёр. Никто о договорённости не знал, свист, возгласы - "давай давай, мочи его!", крики. Тут Серёга, чувствую, стал меня как-то совсем не шуточно бороть. Я ему шепчу: "Ты чё, бля, Серый, забороть меня решил?". Он: "Бля, ну ты совсем как на тренировках, борись хоть, Шома сразу мухлёж увидит!". Ладно, боремся дальше, у меня уже и спортивная злость появилась. Шепчу Серому: "Сейчас возимся и я тебя на бедро беру (бросок через бедро)". Захожу в захват для проведения броска, он уходит от приёма. Я опять захожу - опять уходит. Я ему "Серый, мозги не е...и!" Он: "Резче на захват иди". В конце концов я резко зашёл в захват и бросанул его. Бросок получился эффектным, с амплитудой, и Серёга сгруппировался, а потом в конце броскп, ещё и рукой об ковёр шлёпнул для большей эффектности. Зал гудел, свистел, ликовал.
Пива в тот день с Серёгой попить не удалось, был Горбачёвский сухой закон и пива в свободной продаже не было. Потом как-то не до этого было обоим, потом закончили свои училища и ушли в армию. И больше мы с Серёгой не виделись, друг о друге ничего не знали и не слышали, жизнь закрутила всех и так пролетело больше 10 лет. И вот однажды зашли с товарищем в бар. Смотрю - сидит у стойки тот самый Серёга. Я подхожу к стойке, он меня не видел или не узнал, заказываю бармену три литра пива и пододвигаю кружки к Серёге, говорю: "Серый, извини, с долгом задержался!". Это надо было видеть охреневшее лицо Серёги!