Турция

Постов: 58 Рейтинг: 120188
440

Турция - для турок

Развернуть
Турция - для турок
95 лет назад, 9 сентября 1922 года, турецкие войска вступили в Смирну (ныне - Измир) - последний крупный город, удерживаемый греками в Малой Азии. Это означало окончание греко-турецкой войны 1919-22 годов, в которой Греция потерпела сокрушительное поражение.

В Смирне на протяжении многих веков преобладало христианское население. К началу ХХ столетия более половины из 200 тысяч жителей города составляли греки, еще примерно 15% - армяне, поэтому турки называли его "гяур-Измир" - "нечестивый Измир". Неудивительно, что когда греческое правительство в 1919 году попыталось аннексировать населенную греками турецкую территрию на восточном берегу Средиземного моря, Смирна стала столицей этих земель.

Но 26 августа 1922 года греческая армия была разгромлена в сражении при Карахисаре, после чего турки безостановочно гнали ее до самого побережья. Вместе с ней бежали от погромов сотни тысяч христиан, заполонивших Смирну. В начале сентября там скопилось более полумиллиона людей, которых греческие военные уже не могли защитить.
Турция - для турок
Анатолийские греки, спасающиеся от турок, прибывают в Смирну в конце августа - начале сентября 1922 года.
В тщетной надежде избежать массовой гибели мирного населения греки сдали город без боя под гарантию безопасности и свободного выезда для всех его обитатаелей. Турецкий главнокомандующий Мустафа Кемаль (будущий Ататюрк) официально дал такую гарантию, заявив, что любой его солдат, причинивший хоть какой-то вред мирному жителю, будет расстрелян. Однако это были лишь пустые слова.

В тот же день в Смирне началась чудовищная резня и массовые поджоги христианских домов, церквей, школ, библиотек, торговых и административных зданий. Греков и армян уничтожали поголовно, причем зачастую это сопровождалось дикими зверствами. Местному епископу Хризостому вырвали бороду, выкололи глаза, отрезали нос, уши и только потом застрелили, а его помощника привязали за ноги к автомобилю и таскали по булыжным мостовым, пока он не умер. Людей кромсали кинжалами, женщинам отрезали груди, мужчинам - половые органы.
Турция - для турок
Английский линкор "Кинг Джордж V" у волнолома Смирненского порта. За ним - горящий город.
Спасаясь от побоища, толпы горожан и беженцев бросились в порт, где на рейде стояли английские, французские и итальянские боевые корабли, надеясь на их защиту. Но недавние союзники Греции лишь безучастно наблюдали за происходящим, ссылаясь на свой нейтралитет в греко-турецком конфликте. Несколько находившихся там же греческих кораблей могли вместить лишь ничтожную часть людей, искавших спасения.

Турки, все же, не решились продолжать резню на глазах у иностранных моряков. Вместо этого они блокировали порт, прекратив поставку пищи и пресной воды. Поводом для этого они объявили то, что в порту, помимо женщин, стариков и детей, находились мужчины призывного возраста, от которых турки потребовали поголовной сдачи в плен.
Турция - для турок
Турция - для турок
Далее - фотографии, сделанные в порту и на набережных Смирны, в ожидании и во время эвакуации.
Вскоре набережные Смирны превратились в ад. Люди умирали от жажды, многие убивали своих детей, не в силах смотреть на их мучения, а потом кончали с собой. Другие - сдавались, турки собирали их в группы, уводили из города и больше их никто не видел. А тем временем в порту десятки тысяч еще живых людей сидели и лежали среди разлагающихся трупов.

Только 23 сентября началась по-настоящему массовая эвакуация. Греки подогнали к берегу все имевшиеся у них плавсредства и непрерывно вывозили тех, кого еще можно было спасти. В спасательной операции добровольно приняли участие американские, японские и скандинавские торговые суда, находившиеся у Анатолийского побережья. Некоторые даже выбрасывали в море свои товары, чтобы взять на борт побольше беженцев. Однако смерть косила людей быстрее, чем их успевали спасать.
Турция - для турок
К 30 сентября всё было кончено, в Смирне и ее окрестностях не осталось живых христиан. Около 400 тысяч человек удалось эвакуировать, а 183 тысячи греков, 12 тысяч армян и несколько тысяч ассирийцев погибли от рук убийц, в огне пожаров, либо умерли от жажды. Мустафа Кемаль удовлетворенно заявил: "Я вижу великий знак того, что Турция очистилась от иноземцев и предателей. Отныне Турция принадлежит туркам!"
Турция - для турок
В то же время он поручил своему министру иностранных дел сделать заявление, что никаких погромов и убийств не было, все разговоры о них - гнусная клевета, а Смирну якобы подожгли сами христиане. Этой точки зрения турецкие власти официально придерживаются до сих пор, возмущенно отрицая любые обвинения.

Источник https://topwar.ru/125013-turciya-dlya-turok.html
362

Турецкая улочка

Развернуть
Турецкая улочка
3733

Идем по приборам

Развернуть
Источник:
"Вчера в Стамбуле был ураган и град с куриное яйцо. Самолет турецкой компании "Atlasglobal" пилотируемый украинскими пилотами попал в град. В результате стихии полностью разбило кок ,передние стекла очень пострадали. Украинский экипаж и две турецкие стюардессы проявили проявили мужество в процессе этого инцендента. Командир посадил в слепую создал кренчик и смотрел только через форточку не открывая ее.Когда он посадил самолет аплодировал весь перон аэропорта"
Идем по приборам
Идем по приборам
Есть и видос с аэродрома: https://www.facebook.com/oleg.lungul.96/videos/10155480259802707/
Текст оттуда же

А почему, господа специалисты, град не повреждает турбины в такой ситуации?
3887

О разводе туристов

Развернуть
Просто маленькая реальная история. Во многих отелях Турции гид, сопровождающий автобус до места проживания, дает туристам специальную карту-скидку в продуктовые от отеля. Так вот, несколько лет назад папа зашел в магазин, купил немного продуктов, ему показали цену. Потом он вспомнил о наличии волшебной скидочной карты. Продавец пробил её и... цена выросла. Просто на заметку тем, кто не в курсе.
1027

Полагаю, солнце в Турции теперь будет арестовано.

Развернуть
Полагаю, солнце в Турции теперь будет арестовано.
3034

Пьяный пассажир рейса Москва-Анталия устроил дебош на борту самолета

Развернуть
Новый инцидент с нашими невоспитанными соотечественниками, алкоголем и самолетом в Турцию произошел пару дней назад.

Инцидент произошел во время во время перелета из Москвы в Анталью. Зачинщиком стал сильно нервничавший пьяный мужчина, который летел за границу вместе с женой, двумя детьми и компанией друзей. Сообщается, что он сильно нервничал перед вылетом, так как впервые летел за границу и немного не рассчитал с алкоголем.

В результате мужчина в состоянии алкогольного опьянения устроил перебранку на борту авиалайнера, которая длилась почти час. Долгие попытки усмирить буйного гражданина ни к чему не привели, поэтому его пришлось связать. По прибытии в аэропорт нарушителя забрала полиция

На кадрах видно, что мужчина, который, судя по всему, нетрезв, сидит в кресле с закованными в наручники ногами. При этом он сам и вся его одежда покрыты пятнами крови. Мужчина кричит, оскорбляет пассажиров, в частности, желает им смерти, и постоянно с жестокостью пытается закрыть столик, расположенный в спинке соседнего кресла. Отметим, что говорит пассажир на русском языке.

По прибытию в город пассажир продолжил дебош и в больнице в Анталии. Сейчас виновник доставлен обратно в Россию, где сегодня состоится заседание авиакомпании по поводу инцидента. Семья дебошира (блондинка-жена, которая сидит около иллюминатора) и двое детей так же приняли решение вернутся обратно.
1808

Развод по турецки

Развернуть
Друг привез магнитик из Турции....говорит так его ещё не разводили)))
Развод по турецки
Развод по турецки
3866

Когда русские возвращаются с отдыха...

Развернуть
Историю рассказываю от лица знакомой:
Родители рванули на неделю в Турцию. И вот они "посвежевшие и отдохнувшие" ждут в аэропорту вылета домой. Начинается посадка, папа подходит к стойке, дает паспорт и посадочный талон. Турок за стойкой (не знаю их название), открыв паспорт, начинает пристально смотреть на папу, попросил снять кепку. После продолжительной игры в гляделки, он ставит штамп и желает приятного полета. Тут к стойке подходит мама, дает все тоже самое. Открыв паспорт, мужик сообщает маме, что паспорт не её. Мама выхватывает паспорт и начинает ржать на весь аэропорт. Мужик за стойкой в растерянности. Уж не знаю как, но родители как-то случайно обменялись паспортами. И самое главное, что папу пустили...
1640

Mac Job

Развернуть
Был недавно на пикабу пост про работу в Макдональдс, так вот сегодня состоялся у меня с товарищем-турком (да, я живу в Турции) разговор на эту тему. Суть разговора была в планах на лето и необходимости нахождения подработки, (вечная тема всех студентов мира) в связи с чем товарищ поведал историю своего двоюродного брата. Далее со слов товарища.
Моему двоюродному брату, 7 лет назад, как и нам с тобой нужна была подработка на лето. Ходить на собеседования и искать работу время не было, и он решил устроиться куда по проще, в Макдональдс. Его друзья начали его подкалывать мол :"свободная касса и Т. Д. " да и вообще сам знаешь Mac Job, все дела (Mac Job - низкоквалифицированная работа, куда берут без особых навыков). Но брательник мой человек гордиливый, решил поспорить с друзьями, что он после универа найдёт неплохую работу по специальности (IT) с первой строчкой в резюме повествующей о работе в маке. Закончил он универ с неплохим средним баллом и пришло время выходить на рынок труда, помня о своём споре он принял самое простое и логичное решение подал документы HRам Макдональдса и... спустя уже две недели работал в IT отделе мака и за 5 лет неплохо продвинулся по карьерной лестнице. Тут бы и истории конец, друзья ему проставились на Raki-balik (традиционное турецкое застолье с рыбой и анисовой водкой), но год назад ему пришло приглашение занять вакантное место в головном офисе компании Mac Donald's в штате Иллинойс. Так и приняли его туда с первой строчкой в резюме повествующей о работе кассиром в маке.
Как говорится, все профессии важны, все профессии нужны.
2922

Военная хитрость

Развернуть
Однажды Педро Тельес-Хирон Осуна - влиятельный испанский герцог послал 9 галер под командованием Октавио де Арагона обстрелять Стамбул.


Понимая, что столица турок хорошо охраняется с моря, испанцы замаскировали свои галеры под турецкие. И 16 октября 1616 года в бухте Золотой Рог "турецкие" корабли внезапно начали обстрел укреплений порта. Несмотря на минимальные жертвы и разрушения обстрел этот показал, что при желании Испания может достать султана даже в его столице. Пользуясь суматохой испанцы вышли из бухты и направились в Мраморное море, где их готовились перехватить 30 галер турок.

Понятно, что силы Арагона были гораздо меньше и он решил прорваться с помощью уловки - он приказал построить небольшие плоты, оснастить их огнями, расположив их как на галерах. По сигналу Арагона огни на галерах были погашены, а на плотах - зажжены, и плоты пустили вниз по течению. Турки рванули за плотами, а испанцы прошли Дарданеллы вдоль другого берега. Турки кинулись в погоню, предполагая, что испанцы пойдут к Криту, тогда как Арагон пошел вдоль Малой Азии к Александрии, напал на город и взял гигантский выкуп 1.5 миллионов дукатов. На долю каждого испанского солдата пришлось по 1500 дукатов. А Арагон счастливо вернулся в Неаполь в феврале 1617-го.
Военная хитрость
1031

Ребенок, балкон и норм мужики

Развернуть
2298

Типичный домашний матч «Галатасарая»

Развернуть
Типичный домашний матч «Галатасарая»
1609

Чайка пробует камеру на вкус

Развернуть
Чайка пробует камеру на вкус
1789

Кракен Эрдогана

Развернуть
Кракен Эрдогана
Турция заявила о прекращении действия всех соглашений с ЕС по борьбе с миграционным кризисом.
7156

Иностранец

Развернуть
В 2006 году отдыхал с родителями в Турции. Был тогда малой, лет 13. За три дня собрал небольшую компанию ровестников в отеле из разных стран. И собрались мы как-то с утра похулиганить. Смотрим, возле бассейна стоит пацан. Дай думаю, тоже его возьмем в компанию. Я как самый болтливый подхожу к нему:
- Привет! Русский?
Мотает головой. "Нет"
- Инглиш?
Мотает головой. "Нет"
- Франсэ?
"Нет"
- Дойч?
"Нет"
- Блин, а кто ты?
- Белорус
510

Как минчанина пытались развести в Стамбуле на $1800

Развернуть
Как минчанина пытались развести в Стамбуле на $1800
Иван возвращался из Хьюстона в Минск. Turkish Airlines предложили выгодный вариант, поэтому бизнесмен летел через Стамбул: «Мне предстояло провести 20 часов между рейсами в самом населенном городе Европы с глубокой историей. В предвкушении я забронировал трехзвездочную гостиницу с завтраком в старом городе и красивым видом». Все было бы хорошо, но Иван тем же вечером попался на глаза мошенникам.


— Приключения начались в аэропорту. Я познакомился с очень дружелюбным турком, который весело и интересно общался, предложил бесплатно меня подвезти половину дороги. Потом словил для меня такси, и меня быстро и по-честному доставили в гостиницу. В Беларуси и в Хьюстоне я такого гостеприимства не встречал, и Турция мне очень понравилась с первого часа визита.

Заселился в гостиницу и пошел прогуляться и найти кебаб на ужин. На улице меня окликнул турок на белом Renault. Одет был прилично, моего возраста и очень разговорчивый. Оказалось, что его зовут Назар, он прекрасно разговаривает по-русски, потому что у него жена русская. В Стамбуле Назар оказался по бизнесу, говорит на нескольких языках и производит хорошее впечатление. Если бы не случай в аэропорту с дружелюбным по-честному турком, который искренне помог, возможно, я бы просто выпил теплого пива и пошел спать, но во мне сыграло любопытство.

Я любопытный, всего на один вечер в Стамбуле, турки мне представились гостеприимными, и я поверил, что мой новый знакомый Назар просто хотел поболтать. Наивно, но я пошел выпить с ним чая. В общем, пили мы чай, а у турков чаепитие — это большая традиция. Я его расспрашивал про Турцию, и он с радостью рассказывал. Так прошло полчаса. Он заплатил, потому что так принято у турков.
Как минчанина пытались развести в Стамбуле на $1800
Через какое-то время ребята предложили выпить ракии и потом по домам. Я был простывшим, и они настояли, что алкоголь меня вылечит. Так мы попали в ночной клуб: полумрак, солидные официанты с суровыми лицами. На танцполе 20 девушек — одна красивее и сексуальнее другой, а мужчины-посетители сидят за приватными столиками и распивают дорогие алкогольные напитки. Я расцвел, потому что под закат вечера попасть в совершенно новый для меня тип клуба и поглазеть на красавиц, распивая ракию, — это класс.

Мои новые турецкие друзья заказали еще бутылку и легкие закуски. К нам подсели три девушки, завели светские беседы. Мило сидим, болтаем. Официанты подходят и предлагают девушкам шампанское, мои друзья кивают «да». Так прошел час.

Потом нам принесли счет: по турецкой традиции, когда мужчины сидят с дамами, счет делится поровну. Мои знакомые турки дали свои карточки и «заплатили» свои доли. Я сразу не поверил своим глазам — моя доля составляла 7000 лир (около $1800). А у меня было 45 лир наличными и пара карточек — кредитная и дебетная.

Все ждут и смотрят на меня: два моих товарища, три девушки, официант и хозяин заведения. Я смекнул, что могут начать бить. Дал карту, но ввел неправильный пин, а потом прикинулся, что ничего не понимаю и вообще нет денег. Своим «друзьям» я рассказывал, что у нас в культуре так не принято. Если бы Назар приехал в Минск, то я бы его обязательно предупредил, что бокал шампанского стоит $300 (в меню бокал так и стоит).

Официант и хозяин начинают проявлять недовольство, требовать их деньги и повышать тон. Мои турецкие знакомые подыгрывают: мол, это обычный счет, мы в дорогом элитном клубе, свою долю заплатили, тебе тоже надо заплатить, иначе это я их «кидаю».
Как минчанина пытались развести в Стамбуле на $1800
Я отказываюсь платить и признаю себя банкротом. Меня грубо приглашают в специально выделенную комнату для разбирательств, выставляя покупателем, который отказывается оплатить по честному счету. Хотя это очевидно грабеж. Производят давление, угрозы, требуют показать мой кошелек и попробовать все карточки. Я как-то сохранил полное спокойствие и повторял одну фразу: «Я банкрот, денег нет, оплатить не могу, пускай заплатят мои друзья, а я потом вышлю им деньги. И давайте пригласим полицию для фиксации этого происшествия».

Потом хозяин заведения начинает опускать цену с $1800 до $1000, потом до $800, потом $700, потом $500, потом все приходят к мнению, что если я пойду в банкомат и сниму 500 лир, тогда мы в расчете. По дороге в банкомат ко мне приставили двух турков, видимо, чтобы я не сбежал. Я с ними поговорил, пригласил в Хьюстон и в Минск в гости. Сказал, что обязательно покажу им хорошие клубы, познакомлю с друзьями, рассказал, что я очень рад, что сегодня удалось познакомиться с Назаром, что он замечательный человек и я запомню это на всю жизнь. В итоге они меня решили отпустить, но я настоял и отдал им 40 лир, чтобы как-то покрыть их ущерб, все наличные, что у меня были. Один турок не хотел так низко опускаться и брать 40 лир, но второй взял. Потом я быстро запрыгнул в такси и уехал. На тот момент я уже сильно ненавидел турков.

Эта история мне сильно пощекотала нервы и кое-чему, надеюсь, научила. Я полез в интернет и нашел много подобных случаев развода под названием Let’s have a drink. Полиция Турции борется с этим, закрывает причастные клубы, но Стамбул — слишком большой город, там слишком много туристов, и он обречен на индустрию уличного мошенничества.


Источник:
4812

Живописный завтрак

Развернуть
Живописный завтрак
566

Запретная любовь в Сарае

Развернуть
Историям о безумных оргиях в турецком гареме мы обязаны не столько азиатскому распутству, сколько сексуальному голоду европейцев, измученных пуританской моралью.


Дьюла Торнаи (1861–1928гг). «В гареме» (1901г)
Запретная любовь в Сарае
«Что такое Дон Жуан и его mille e tre по сравнению с султаном? Второразрядный искатель приключений, обманутый обманщик, чьи скудные желания — капризы нищего — исчерпываются горсткой возлюбленных… Что за жалкая участь — шататься при луне с гитарой за спиной и томиться ожиданием в обществе полусонного Лепорелло! А султан?! Он срывает лишь самые чистые лилии, самые безупречные розы в саду красоты, останавливает взгляд лишь на совершеннейших формах, не запятнанных взглядом ни единого смертного…». Теофиль Готье (1811–1872гг), «Путешествие на Восток»
В 1218 году орды Чингисхана ( ок. 1162–1227гг) обрушились на Среднюю Азию. Спасая свою жизнь от монгольской сабли, побросав весь скарб, все, кто жил на территории государства Кара-Киданей, устремились на юго-запад. Среди них было и небольшое тюркское племя кайы. Спустя год оно вышло к границе Конийского султаната, занимавшего к тому времени центр и восток Малой Азии. Сельджуки, населявшие эти земли, как и кайы, были тюрками и верили в Аллаха, поэтому их султан счел разумным выделить беженцам небольшой пограничный удел-бейлик в районе города Бурса, в 25 км от побережья Мраморного моря. Никто тогда и представить себе не мог, что этот крошечный участок земли окажется плацдармом, с которого будут завоеваны земли от Польши до Туниса. Да, речь идет об Оттоманской (Турецкой) империи и турках-османах, как принято называть потомков кайы. И чем дальше распространялась власть турецких султанов в последующие 400 лет, тем роскошнее становился их двор, куда стекалось золото и серебро со всего Средиземноморья. Воистину, они были законодателями мод и образцом для подражания в глазах правителей всего исламского мира. И, конечно, притчей во языцех был султанский гарем. В это легко поверить, достаточно один раз побывать на женской половине султанского дворца Топкапы в Стамбуле: это даже не город, это — целое царство.


О чем мечтать в гареме

Вообще, слово «гарем» (haram) — не турецкое, а арабское. И обозначает оно всё, что запретно, тайно или недоступно, в частности часть дома, где жили жены и наложницы хозяина. По-турецки гарем назывался «сараем» (saray), то есть большим домом или дворцом. Отсюда и французское «сераль», как любили называть покои султана в Европе в XVIII–XIX веках, рисуя в своем воображении сладострастный образ огромного публичного дома. Однако это были всего лишь праздные домыслы, хотя число султанских рабынь действительно не может не впечатлить. Так, при Мехмеде III (1568–1603гг) их было около пяти сотен. Пополнялся сераль пленницами, захваченными в военных походах, купленными на невольничьих рынках или подаренными султану его приближенными. Обычно брали черкешенок, которыми тогда называли всех жительниц Северного Кавказа. В особой цене были славянки. Но в принципе в гареме мог оказаться кто угодно. Например, там провела большую часть своей жизни француженка Эме де Ривери (1763-?гг), кузина Жозефины Богарне (1763–1814гг), будущей жены Наполеона (1769–1821гг). В 1784 году по пути из Франции на Мартинику она была захвачена в плен алжирскими пиратами и продана на невольничьем рынке. Судьба была к ней благосклонна — позже она стала матерью султана Махмуда II (1785–1839гг).

Обычно возраст молодых рабынь составлял 12–14 лет. Их отбирали не только по красоте и здоровью, но и по уму: «дурочек» не брали, ведь султану был нужна не просто женщина, но и собеседница. Поступившие в гарем проходили двухгодичное обучение под руководством кальф (от турецкого kalfa — «начальник») — старых опытных рабынь, помнящих ещё дедов царствующих султанов. Девушкам преподавали Коран (все попавшие в гарем принимали ислам), танцы, игру на музыкальных инструментах, изящную словесность (многие одалиски писали хорошие стихи), каллиграфию, искусство беседы и рукоделие. Особо стоит сказать о придворном этикете: каждая рабыня должна была знать, как наливать своему господину розовую воду, как подносить ему туфли, подавать кофе или сладости, набивать трубку или надевать халат.


Жан Огюст Доминик Энгр (1780–1867гг). «Большая одалиска» (1814г). Одалисками (от турецкого odaliq — «служанка») в XVIII–XIX веках на Западе называли всех наложниц гарема, без различия их статуса
Запретная любовь в Сарае
Через два года девушку ждал экзамен, который принимала сама валиде-султан — мать царствующего султана, первый человек в гареме. Не сдавшие отправлялись на кухню и в дворницкие, сдавшие — становились джарийе, потенциальными наложницами султана. Мы говорим потенциальными, потому что далеко не каждой выпадало счастье разделить с султаном ложе. Многим суждено было прожить свой век в тоске и ревности. Правда, если одалиска в течение девяти лет так и не познала султана, её старались при первой возможности выдать замуж за какого-нибудь чиновника, обеспечив хорошим приданым и вернув свободу. Вообще, к гаремным рабыням отношение было вполне заботливым и внимательным. Даже самой последней джарийе из султанской казны всегда выдавалось денежное содержание на косметику, наряды и сладости, а на праздники делались дорогие подарки.

Те, кто не впал в депрессию, тоскуя о родном доме, мечтали стать гёзде (gözde — любимая, пользующаяся благосклонностью), то есть теми, с кем султан провел хотя бы несколько ночей. Но даже если это была всего одна ночь, статус одалиски резко повышался, ей полагалось повышенное содержание, более комфортабельные покои и несколько черных рабынь. Численность гёзде обычно не превышала сотни. Такое счастье могло выпасть одалиске в любой момент: султан мог положить на нее глаз в самом начале, когда ему представляли сдавших экзамен джарийе, или во время прогулки, или на торжестве, где прислуживала будущая счастливица. Тогда султан посылал своей избраннице подарок и букет цветов — это означало, что он ожидает её сегодня ночью. Понравившись султану, гёзде получала шанс стать икбал (ikbal — счастливая), то есть фавориткой. Их было относительно немного: у Махмуда I (1696–1754гг) их было пятнадцать, а Селима II (1524–1574гг) — девять. Можно представить, насколько отличался уровень жизни фавориток-икбал от других рабынь. Если же гёзде или икбал беременели и приносили султану сына или дочь, они становились кадинами (kadin — женщина, мать), небожительницами гарема, ну, а самым счастливым выпадала честь стать султанскими женами — кадин-эфенди.

Жен у султана было четыре, больше не позволяли законы шариата (количество рабынь не ограничивалось). Но с точки зрения мусульманского права, статус кадин-эфенди отличался от статуса замужних женщин, обладавших личной свободой.
Замужняя женщина в Турецкой империи, — писал Жерар де Нерваль, путешествовавший по Востоку в 1840-е годы, — имеет те же права, что и у нас и даже может запретить своему мужу завести себе вторую жену, сделав это непременным условием брачного контракта.
Даже и не думайте, что эти красавицы готовы петь и плясать, дабы развлечь своего господина — честной женщине, по их мнению, не пристало обладать подобными талантами. Турчанка вполне могла сама инициировать развод, для чего ей было достаточно лишь представить в суд свидетельства плохого с ней обращения.


Леконт дю Нуи (1842–1923гг). «Счастливая» («Белая рабыня», 1888г).
Вино одалискам было строго запрещено, в отличие от гашиша.
Запретная любовь в Сарае
Первые султаны ещё брали в жены принцесс из соседних государств, но вскоре эта практика прекратилась: агрессивная политика Турции не предполагала никаких долговременных союзов, основанных на брачных связях. С кадин-эфенди все было гораздо проще: никаких контрактов и обязательств. Именно отсутствие контракта позволяло султану отправлять рассердившую его жену в Старый дворец, а на её место брать новую. Но такое бывало крайне редко и вовсе не означает, как полагали европейцы, что со своими женщинами султаны обращались исключительно как с неодушевленными предметами. Конечно, султаны зачастую были деспотичны, но их сердцам были ведома и нежность, и привязанность, и страсть. А уж как представляли себе гаремный секс! Ведьмы на шабаше, наверное, застеснялись, если бы им рассказали о нем. Чего стоит один де Сад (1740–1814гг). Все дело в том, что европейские путешественники и дипломаты так и не смогли разобраться в исламской сексуальной культуре, произвольно истолковав её принципы.


Секс во имя Аллаха

В сравнении с Европой, отношение к сексу в исламской цивилизации было принципиально иным. В христианском мире физическое удовольствие от любви даже с законной супругой всегда воспринималось как некое маргинальное состояние, которое незаметно заводит в трясину смертных грехов. Ведь в Эдеме секса не было. Он появился после грехопадения и то лишь с одной определенной задачей — воспроизводством рода. В исламе же секс представлялся естественным продолжением любви духовной: «Если ты не любил и не знал страсти, то ты — один из камней пустыни» (аль-Ансари, XI век). С аль-Ансари был согласен и аль-Газали (1058–1111гг), известный толкователь священных текстов из Хорасана. В своем труде «Счастливый мусульманский брак» он писал, что без соития любовь ущербна. Отказываясь от нее, мусульманин отказывается от дара, ниспосланного ему Всевышним, что означает его оскорбление. Именно поэтому в исламской культуре, в отличие от европейской, не было культа платонической любви, равно как и узаконенной практики монашеского аскетизма — ведь сам Мухаммед (571–632гг) запретил своему сподвижнику Усману ибн Мазуну идти по пути полового воздержания с целью полностью посвятить себя служению Аллаху.

И если по европейским средневековым представлениям при соитии рядом с любовным ложем всегда должны были крутиться бесы, дабы распалить воображение партнеров и тем самым ввести их в грех мысленного блуда, то в исламе любящие находились под благословением Всевышнего. Если на Руси перед тем, как познать женщину, снимали нательный крест, то на Востоке произносили басмалу: «Бисмиллахир-рахманир-рахим» («Во имя Аллаха Милостивого ко всем на этом свете и лишь для верующих в День Суда»). Тем, кто придерживался этого обычая, Мухаммед обещал, что:

ангелы, записывающие наши деяния, беспрерывно будут записывать им благие деяния до тех пор, пока они не совершат обязательное купание (посткоитальное омовение). И если вследствие этого сближения произойдет зачатие и родится ребенок, то им запишется столько же добрых дел, сколько раз будет дышать этот ребенок и последний из числа его потомков.

Именно это полноправие секса европейцы интерпретировали как разрешение интимной распущенности. На самом деле это было не так. Напротив, в гаремах никогда не было и не могло быть тех оргий, в которые погрузилась европейская аристократическая богема в XVIII веке, уверенная, что в этом она подражает султанам Турции. Последние же никогда не сомневались в том, что хуже, чем отказаться от дара Аллаха, может быть только одно — осквернить этот дар. Поэтому в стамбульском гареме соблюдались все ограничения, налагаемые Кораном на сексуальную сферу. Это касалось анальной, групповой или однополой любви вместе с остальными формами сексуальных извращений. Не разрешалось даже смотреть на половые органы партнера во время соития (в остальное время это было можно), и султаны аккуратно укрывали свое достоинство парчовым покрывалом (иначе, по поверию, зачатый ребенок мог родиться слепым). Именно из-за запрета на разглядывание гениталий в гаремах не изучалась Камасутра, вернее тот её раздел, который посвящен сексуальным позам (техническими приемами любви одалиски владели в совершенстве).

Была и другая причина: турки считали, что ребенок, зачатый в неестественной позе, родится косым или горбатым. Но надо сказать, что султаны не страдали сексуальным пресыщением — их вполне устраивали две-три традиционные позиции. Некоторые даже отказывались от позы, когда мужчина находится сзади: их смущало все, что могло ассоциироваться с анальным сексом. Правда, существует теория, что в гаремах процветала гомосексуальная педофилия. Но это отдельный вопрос (отсылаем читателя к статье Акмаля Саидова «Гарем: При свете голубой Луны» в «Историческом журнале», 2005, №12).

Сложнее обстояло дело с оральным сексом. Среди придворных философов и теологов в разные времена не было единства — считать ли мужскую жидкость грязной, как кровь и моча, или чистой, как слюна или молоко матери. Те султаны, которые придерживались первой точки зрения, были вынуждены не доводить оральные ласки до семяизвержения. Некоторые даже боялись смотреть на свое семя, полагая, что от этого может помутиться рассудок.

Помимо уже упомянутых запретов, в османском гареме было запрещено подходить к женщине в период месячных, во время хаджа и в светлое время месяца Рамадан. Нежелательным считалось и сближение в три ночи месяца по лунному календарю: первую, пятнадцатую и последнюю, иначе ребенок мог родиться слабоумным. Это же могло произойти в случае, если после «первого акта соития не совершить омовения и не испустить мочу» (аль-Газали).

Наконец, нельзя не сказать и о галантности гаремного секса. Считалось недостойным султана оставить женщину неудовлетворенной или начать соитие без ласк. В течение всего процесса женщина должна была чувствовать, что она любима и защищена. Не даром исламские философы говорили, что «секс — это милосердие». Большую часть ночей султан должен был проводить со своими женами, а не с икбал, причем каждой из кадин-эфенди он должен был оказать одинаковую долю внимания, никого не обижая. А если у властителя половины мира в силу возраста или плохого самочувствия не было сил на любовные утехи, он должен был воспользоваться имитатором своего мужского достоинства.


Интимный механизм политики

Жан-Леон Жером (1824–1904гг). «Бассейн в гареме» (1876г). Лесбийская любовь в гареме была довольно обычным делом, хотя, случалось, за нее и казнили
Запретная любовь в Сарае
Одалисок обычно заставляли предохраняться от беременности, используя гомеопатические мази и отвары. Но, конечно, такая защита была недостаточно эффективной. Поэтому в задней половине дворца Топкапы всегда раздавался щебет детских голосов. С дочками было все просто. Они получали хорошее образование и выдавались замуж за высших чиновников. А вот мальчики — шах-заде — были не только источником материнской радости. Дело в том, что каждому шах-заде, не важно, был ли он рожден от жены или наложницы, принадлежало право претендовать на престол. Формально царствующему султану наследовал старший мужчина в семье. Но на деле были возможны разные варианты. Поэтому в гареме всегда шла скрытая, но беспощадная борьба между матерями (и их союзницами), грезящими, что они когда-нибудь смогут получить титул валиде-султан.
Вообще, участь шах-заде была незавидна. С восьми лет каждого из них помещали в отдельную комнату, называемую кафес — «клеткой». С этого момента они могли общаться только со слугами и учителями. Родителей им доводилось видеть лишь в самых исключительных случаях — на больших торжествах. Они получали хорошее образование в так называемой «Школе принцев», где их учили письму, чтению и толкованию Корана, математике, истории, географии, а в XIX веке ещё французскому языку, танцам и музыке. После завершения курса наук и наступления совершеннолетия шах-заде меняли прислугу: теперь рабы, обслуживающие и охраняющие их, заменялись на глухонемых. Такими же были и одалиски, скрашивающие их ночи. Но они не только не могли слышать и говорить, у них были удалены яичники и матка, дабы не допускать появления в гареме незаконнорожденных детей.

Таким образом, шах-заде были звеном, соединявшим гаремную жизнь со сферой большой политики, превращая мать, жен и наложниц султана в самостоятельную силу, оказывающую прямое влияние на государственные дела. Борьба партий временами приобретала исключительный по своей отчаянности характер. Дело в том, что, по распоряжению Мехмеда II (1432–1481гг), новый султан должен был убить всех своих братьев. Так предполагалось избежать закулисной политической борьбы. Но на деле эта мера привела к обратному: обреченность шах-заде заставляла их ещё активнее бороться за власть — ведь, кроме своей головы, терять им было уже нечего. Клетка и глухонемая стража здесь не помогала, гарем был наполнен тайными связными и информаторами. Указ Мехмеда II был отменен только в 1666 году. Однако к этому времени гарем стал уже неотъемлемой частью внутриполитической жизни Оттоманской империи.

Но в серале имелась и третья сила, принимавшая самое непосредственное участие в государственных делах, — евнухи, гарем-агалары. В их задачу входила охрана гарема и руководство внутренними службами. Старший евнух — кызлар-ага — по государственной значимости стоял вровень, а зачастую и выше великого визиря. Он был единственным, кто мог обращаться к султану в любое время дня и ночи. Также он был начальником корпуса алебардщиков. И это понятно: раб, привезенный мальчиком из далекой Африки, своим положением обязанный только султану, не имеющий родственников вне гарема и лишенный возможности продолжить свой род, разве это не лучшая кандидатура на роль доверенного лица султана? В стамбульском гареме служили в основном гарем-агалары из Абиссинии (Эфиопии) и Судана. Дело в том, что они лучше переносили процедуру кастрации: белые мальчики часто умирали после нее. Евнухи делились на три категории. Сандалы, у которых было отрезано все — и пенис, и яички. Спадоны, у которых были удалены только яички методом выдергивания. И тлибии, у которых яички были отбиты. Спадоны и тлибии ещё долгое время после операции сохраняли способность получать сексуальное удовольствие. Более того, из рассказов рабынь, покинувших сераль, известно, что некоторые гаремные красавицы только им ведомыми способами могли удовлетворить даже сандала. Однако если подобная связь раскрывалась, и евнуха, и одалиску ждало серьезное наказание: гарем-агалару — палки и изгнание, одалиске — мешок с ядром и дно Босфора.


Антон Хикель (1745–1798гг). «Роксолана и султан» (1780г).
Музицирование и танцы были главными развлечениями обитательниц гарема
Запретная любовь в Сарае
Особую политическую значимость гарем получил во второй половине XVI — середине XVII веков — эпоху, названную «женским султанатом». Её начало связывают с личностью Роксоланы (Анастасии Лисовской, ок. 1506–1558гг), или Хуррем-султан. Украинка по происхождению, она была любимой женой султана Сулеймана Великолепного (1494–1566гг ). Стараясь обеспечить своему старшему сыну Баязиду трон, Роксолана не только извела свою соперницу черкешенку Гюльбахар и её сына Мустафу, но и не остановилась перед убийством собственного ребенка: её младший сын Джихангир тоже был казнен по обвинению в измене. На совести Роксоланы была и смерть великого визиря Ибрагим-паши (1536г). По мнению некоторых историков, если бы Ибрагим-паша остался у власти, Турция, вероятно, изменила бы приоритеты своей внешней политики. Паша был убежден, что для империи пришло время повернуться лицом к Востоку и направить свою экспансию в сторону Кавказа и Ирана, поскольку граница турецких владений в Европе ушла настолько далеко на запад, что это грозило сбоями в работе систем армейского обеспечения. Но судьба рассудила иначе, и все осталось по-прежнему, что было значительным стратегическим просчетом.
Однако в большинстве случаев первую роль в гаремных интригах играли не жены, а матери султанов. Как, например, гречанка Кёсем-султан, мать Мурада IV (1612–1640гг) и Ибрагима I (1615–1648гг), или привезенная из России Турхан-султан, мать Мехмеда IV (1642–1693гг). В малолетство последнего между Кёсем-султан и Турхан-султан разыгралась нешуточная борьба за власть в гареме, из которой русская вышла победительницей. В последствии она отменила указ Мехмеда II о необходимости убийства султанских братьев. Но, в целом, женское правление сказалось на Турции не лучшим образом. Интриги, подкупы и тайные убийства заметно ослабили османскую государственную систему: с 1579 по 1656 годы в Османской империи сменилось 66 визирей. И только после того, как пост великого визиря перешел в руки рода Кёпрюлю (середина XVII века), в Блистательной Порте установился порядок.

После этого Турецкая империя просуществовала ещё 252 года. Будут сменяться султаны и визири, валиде-султанши и кадин-эфенди, но строй гаремной жизни почти не изменится. В 1918 году в стране началась революция, была провозглашена республика, а многоженство запрещено. Последний султан Мехмед VI (1861–1926гг) в 1922 году, бросив гарем, покинул страну на английском корабле. Судьба большинства последних обитателей сераля сложилась драматично: не приспособленные к жизни во внешнем мире, они окончили свои годы в бедности и печали.
716

"Шикарный день"

Развернуть
Я видел это день так:
1. Утро - 50 людей отравились боярышником
2. Обед - авиакатастрофа
3. Вечер - убийство российского посла
4. Ночь - теракт в германии
Чёт мне уже и засыпать страшно, может третью мировую просплю
204

Очень красивый закат

Развернуть
Очень красивый закат