чернобыль

Постов: 25 Рейтинг: 35468
2110

Прогулка с дозиметром: Почему Фукусима — это не Чернобыль

Развернуть
Фотографии, сделанные в Фукусиме, до боли похожи на скриншоты фильма «Я —легенда». Чистые улицы, аккуратные дома, даже светофоры работают. Вот только людей нет
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
В Чернобыльской зоне я был трижды. Двух туристических поездок оказалось недостаточно, чтобы в полной мере проникнуться здешней атмосферой, и в третий раз я попал туда уже нелегально — в составе сталкерской группы. Когда оказываешься на изолированной от внешнего мира территории, где вокруг — только заброшенные села, дикие животные и радиация, испытываешь совершенно ни на что не похожие ощущения. До определенного времени мне казалось, что подобное можно почувствовать только в Чернобыле. Но в мае этого года я побывал в Фукусиме, японской префектуре, которая пострадала от радиационной аварии 2011 года.

Чернобыль и Фукусима в определенной степени уникальны. Это два небольших клочка земли, с которых человек был изгнан результатом собственного же творения. Образовавшиеся в итоге аварий так называемые зоны отчуждения — метафора всей технической революции.

В результате катастрофы в Чернобыле и Фукусиме более полумиллиона человек были вынуждены покинуть свои дома, а тысячи квадратных километров территорий оказались непригодны для жизни на много лет вперед. Это, однако, не помешало Чернобыльской зоне стать объектом для паломничества туристов со всего мира: ежегодно ее посещают десятки тысяч человек. Туроператоры предлагают на выбор несколько маршрутов, среди которых — даже вертолетные экскурсии. Фукусима в этом плане — практически terra incognita. Здесь не только нет туризма — сложно найти даже базовую официальную информацию о маршрутах и городах, въезд в которые разрешен.

Фактически всю свою поездку я строил на переписке двух американцев на сайте Tripadvisor, один из которых утверждал, что без проблем проехал в городок Томиока в 10 км от аварийной АЭС. Прибыв в Японию, я арендовал машину и направился в этот город.

Последнее было для меня полной неожиданностью, я привык к тому, что зона — совершенно закрытая территория.
Через Фукусимскую зону отчуждения ездят как частные автомобили, так и рейсовые автобусы
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Для того чтобы попасть в 30-километровую зону возле ЧАЭС, например, необходимо письменное разрешение. В Японии никакого письменного разрешения у меня, естественно, не было. Я вообще не знал, насколько далеко мне удастся заехать, и все время ждал, что вот-вот наткнусь на блокпост полиции, которая развернет машину обратно. И только спустя несколько десятков километров стало понятно, что японцы не перекрыли трассу для движения, и она проходит прямо через зону, причем довольно близко к аварийной АЭС — трубы станции были видны прямо с дороги. Я до сих пор удивляюсь такому решению, безусловно вынужденному. На некоторых участках трассы даже в закрытой машине фон превышал 400 мкР/ч (при норме до 30).
В красной зоне находиться запрещено — за этим следит полиция. В желтой и зеленой пребывание разрешается только в светлое время суток.
Земля в Японии — весьма дорогостоящий ресурс, поэтому карта японской зоны отчуждения не статична: ее границы каждый год пересматривают. Границы Чернобыльской зоны не менялись с 1986 года, хотя фон в большей ее части нормальный. Для сравнения: около трети всех земель, некогда входивших в Белорусскую зону отчуждения (территория Гомельской области), еще 5 лет назад были переданы в хозяйственный оборот.
На некоторых участках трассы даже в закрытой машине радиационный фон превышал 400 мкР/ч
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Радиация

За пять дней нашего похода в Чернобыль волноваться, глядя на дозиметр, мне пришлось только дважды. Первый раз — когда мы решили срезать путь через лес и 30 минут пробирались по густым зарослям с фоном 2500 мкР/ч. Второй — когда я спускался в печально известный подвал медсанчасти №126 в Припяти, в одной из комнат которого до сих пор хранятся вещи пожарных, тушивших блок 26 апреля 1986 года. Но это два частных случая, все остальное время фон был таким же, как и в Киеве — 10-15 мкР/ч. Основная причина этому — время. Стронций и цезий — самые распространенные радиоактивные изотопы, которыми загрязнена зона, — имеют период полураспада 30 лет. Это значит, что активность этих элементов со времени аварии уже уменьшилась вдвое.
Фукусима пока находится только в начале такого пути. В городах красной, самой грязной зоны, много «свежих» пятен, и все они довольно радиоактивны. Самый большой фон, который мне удалось там измерить, — 4200 мкР/ч. Так фонила почва в двух километрах от АЭС. Уходить с дороги в таких местах опасно, но думаю, пройди я пару метров дальше, фон был бы выше в несколько раз.
Чернобыльская зона отчуждения в 17 км от ЧАЭС. Фон даже меньше, чем в Киеве — 11 мкР/ч
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
C радиацией можно бороться. Со времени Чернобыльской аварии человечество не придумало лучшего способа борьбы с заражением местности, чем снять верхний слой почвы и захоронить его. Именно так поступили с печально известным «Рыжим лесом» — участком хвойного леса недалеко от ЧАЭС, который принял на себя первый удар облака из разрушенного реактора. Вследствие мощнейших доз излучения деревья «порыжели» и почти сразу погибли. Сейчас на этом месте только несколько сухих стволов: в 1986 году лес срезали, а почву вывезли в могильник.
В Японии верхний загрязненный слой почвы тоже снимают, но не закапывают, а собирают в специальные мешки и складируют. В Фукусимской зоне целые поля таких мешков с радиоактивным грунтом — десятки, может быть, даже сотни тысяч. Прошло уже 5 лет с момента японской аварии, но она до сих пор не локализована. Говорить о монтаже каких-либо саркофагов над блоками можно будет не раньше 2020 года — пока радиационные поля возле АЭС не позволяют людям там работать.
В Японии верхний загрязненный слой почвы собирают в специальные мешки и складируют
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Чтобы охлаждать аварийные реакторы, в активные зоны каждый день закачивается 300 тонн воды. Утечки такой высокорадиоактивной воды в океан происходят регулярно, а радиоактивные частицы из трещин в корпусе зданий попадают в грунтовые воды. Чтобы предотвратить этот процесс, японцы ведут монтаж систем заморозки почвы, которую будут охлаждать трубами с жидким азотом.

Ситуация с Фукусимой уже пятый год напоминает серьезную рану, которую лечат припарками. Проблема состоит в том, что в Чернобыле был один аварийных реактор, а в Фукусиме их три. И не стоит забывать, что время камикадзе давно прошло: никто не хочет умирать, пусть даже как герой. Когда японский работник набирает определенную дозу, его выводят из радиационно опасной зоны. С такой частотой ротации Фукусиму прошло уже более 130 000 человек, и проблемы с новыми кадрами чувствуются все сильнее. Становится очевидно, что Япония не спешит решать проблемы Фукусимы, переоблучая персонал, и просто ждет, пока фон уменьшится со временем.

После аварии в Чернобыле саркофаг над четвертым энергоблоком соорудили за полгода. Это фантастически быстрое решение такой сложной задачи. Достичь этой цели можно было только ценой здоровья и жизней тысяч людей. Например, чтобы расчистить крышу четвертого реактора, привлекались так называемые «биороботы» — солдаты-срочники, которые лопатами раскидывали куски графита и топливные сборки.


Среди ликвидаторов аварии на ЧАЭС до сих пор бытует поговорка: «Только в такой стране, как СССР, могла произойти Чернобыльская трагедия. И только такая страна, как СССР, могла с ней справиться».

Остановка времени

У радиации есть одно необычное свойство: она останавливает время. Достаточно однажды побывать в Припяти, чтобы это почувствовать. Город застыл в социалистическом пейзаже 80-х: ржавые советские вывески, покосившиеся автоматы «Газированная вода» и чудом уцелевшая телефонная будка на одном из перекрестков. В фукусимских городах этот временной контраст практически не чувствуется, потому что Чернобылю в этом году исполнилось 30 лет, а Фукусиме — всего 5. По этой логике через несколько десятков лет японские поселки в печально известной префектуре могут стать аутентичным музеем своей эпохи. Потому что здесь практически все осталось на своих местах. Сохранность вещей иногда просто поражает воображение.

Мародерство здесь если и имело место, то только в единичных случаях и сразу же пресекалось властями, установившими космические штрафы за вынос с зараженной территории любых вещей и предметов. Свою роль, конечно, сыграла и культурная сторона японцев.
Склад мотоциклов под открытым небом в Фукусиме
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Супермаркет. Практически все вещи до сих пор на полках
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Автосалон в городе Томиока. В боксах соседнего здания до сих пор стоят автомобили
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Входить внутрь зданий на территории зоны строго запрещено законом. Но рядом с такими локациями его очень хотелось нарушить. Центр игровых автоматов SEGA
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
В Фукусиме находится большое количество нетронутой техники. Под открытым небом ржавеют как обычные малолитражные «хонды» и «тойоты», так и дорогостоящие «ягуары» и спорткары. Все они — в идеальном состоянии
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Припяти в вопросе сохранения исторических объектов повезло меньше. После аварии она оказалась в руках мародеров, которые по частям растащили все, что представляло хоть какую-то материальную ценность: вещи, технику. Даже чугунные батареи вырезались и вывозились из зоны. В припятских квартирах не осталась практически ничего, кроме крупногабаритной мебели, — все давно вывезено.

Процесс разворовывания продолжается и по сей день. По рассказам сталкеров, в зоне до сих пор работают группы, занимающиеся нелегальной добычей и вывозом металла. Хищениям подверглась даже зараженная техника, непосредственно участвовавшая в ликвидации аварии и представляющая угрозу для здоровья человека. Могильники такой техники производят жалкое зрелище: раскуроченные автомобили с вырванными двигателями, ржавые фюзеляжи вертолетов с украденным электронным оборудованием. Судьба этого металла, а также людей, его вывозивших, никому не известна.
Редкий артефакт — сохранившееся пианино в одной из припятских квартир
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Школа в Припяти (слева) и в Фукусиме (справа)
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Особенная часть городского пейзажа — застывшие часы на школе в городе Томиока (Фукусима) и на бассейне «Лазурный» в Припяти. Время на часах справа не случайно: 1 час 23 минуты ночи — время аварии на ЧАЭС
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Полиция

В Чернобыле, кроме радиации, самой главной опасностью была милиция. Угодить в руки милиции, охраняющей зону, означало досрочно закончить свой поход и познакомиться с Чернобыльским райотделом, а в худшем случае — еще и попрощаться с частью вещей из своего рюкзака (у знакомых сталкеров во время задержания отобрали дозиметры и другую амуницию). С нами опасный эпизод случился только однажды: ночью в темноте мы едва не наткнулись на блокпост, но за несколько метров услышали голоса и успели обойти его стороной.

В Фукусиме с полицейскими все же пришлось познакомиться. Меня остановили в нескольких километрах от АЭС и спросили, кто я и что здесь делаю. После небольшого рассказа о том, что я из Украины и пишу статью о Чернобыльской и Фукусимской зонах отчуждения, полицейские с интересом покрутили в руках мой дозиметр (у меня была ярко-желтая украинская «Терра-П»), переписали паспорт и права, сфотографировали меня на всякий случай и отпустили. Все очень уважительно и тактично, в духе японцев.
Полицейские в Фукусимской зоне отчуждения. До аварийной АЭС — 1,5 км по прямой
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Природа

Общая черта Фукусимы и Чернобыля — это абсолютная, торжествующая победы природы. Центральная улица Припяти сейчас больше напоминает амазонские джунгли, чем некогда оживленную городскую артерию. Зелень повсюду, даже крепкий советский асфальт пробит корнями деревьев. Если растения не начнут вырубать, то через 20-30 лет город будет окончательно поглощен лесом. Припять — это живая демонстрация поединка человека с природой, которую человек неумолимо проигрывает.

Трагедия на ЧАЭС и последующее отселение жителей довольно позитивно сказалось на состоянии фауны в зоне. Сейчас она — природоохранный заповедник, в котором водится значительная часть животных из Красной книги Украины — от черных аистов и рыси до лошадей Пржевальского. Животные чувствуют себя хозяевами этой территории. Множество участков в Припяти, например, изрыты кабанами, а наш проводник показывал фотографию, на которой огромный лось спокойно стоит напротив входа в подъезд припятской девятиэтажки.
Чернобыльские джунгли. Здание на одной из центральных улиц Припяти
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Атмосфера

Атмосфера заброшенных городов способна легко ввести в состояние легкого оцепенения. И если в Припяти, где большинство зданий находятся в плачевном состоянии (вход в них тоже запрещен, но не из-за мародерства, а по соображениям безопастности), это не так ощущается, то в Фукусиме с ее чистыми улицами, брошенной техникой и жилого вида домами состояние легкой паранойи периодически посещает сознание.

Еще одной особенностью Фукусимы является то, что многие направления и въезды перекрыты. Ты видишь дорогу, видишь улицу и здания за ней, но попасть туда не можешь. Это очень похоже на 3D-шутер, в котором часть географии карты не прорисована, ты просто натыкаешься на невидимую стену и не в состоянии пройти дальше.
Многие направления и въезды в Фукусиме перекрыты
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Одним из самых ярких моментов моего пребывания в Фукусиме был первый час в зоне. Стараясь увидеть как можно больше, я передвигался исключительно бегом и выбрался к прибрежной зоне, которая больше всего пострадала от цунами в 2011 году. Здесь до сих пор есть разрушенные дома, а тяжелая техника укрепляет береговую линию бетонными блоками. Когда я остановился отдышаться, неожиданно включилась система оповещения в городе. Десятки динамиков, расположенных с разных сторон, создавая странное эхо, начали в унисон говорить по-японски. Я не знаю, о чем вещал тот голос, но я просто замер на месте.

Вокруг не было ни души, только ветер и тревожное эхо с непонятным сообщением. Тогда мне показалось, что я на секунду ощутил, что чувствовали жители японской префектуры в марте 2011 года, когда эти же динамики вещали о приближающемся цунами.
Здание, пострадавшее от цунами 2011 года
Прогулка с дозиметром:  Почему Фукусима — это не Чернобыль
Сложно передать все впечатления от зоны отчуждения. Большая часть из них — на эмоциональном уровне, поэтому лучшим способом понять меня станет посещение, например, Чернобыльской зоны. Экскурсия относительно недорогая (около $30) и абсолютно безопасная. Я не рекомендовал бы затягивать, так как в недалеком будущем, возможно, смотреть в Чернобыле уже будет не на что. Почти все здания в Припяти находятся в аварийном состоянии, некоторые из них разрушаются буквально на глазах. Время не щадит и другие артефакты той эпохи. Свой вклад в этот процесс добавляют и туристы.

И если Чернобыль, похоже, навсегда останется пустынным памятником одной из самых крупных техногенных катастроф в мировой истории, то фукусимские города — Томиока, Футаба и другие — выглядят так, будто они все еще ждут возвращения жителей, покинувших свои дома 5 лет назад. И вполне возможно, так оно и случится.

Автор: АНТОН ПТУШКИН |||||
3771

Зима в Чернобыле. РЛС " Дуга".

Развернуть
Зима в Чернобыле.  РЛС
241

Лучевая болезнь.

Развернуть
Рекомендуется к просмотру тем, кто задаётся вопросом, а что стало с ликвидаторами чернобыльской аварии, которые облучились больше остальных. Их ещё называли биороботами или крышные коты. Я надеюсь не все стали пациентами.
В фильме есть пациент, который попал под радиоактивный пар. Кто он? Пожарный или лётчик, который в первые дни летал над реактором?
1799

Что сейчас происходит под новым саркофагом ЧАЭС?

Развернуть
27 ноября закончилась задвижка Арки над саркофагом 4-го энергоблока ЧАЭС.
и вот, .

А что же теперь находится под Аркой?
Практически всё тоже самое, только теперь старый саркофаг защищён от ветра, дождя, снега и других погодных явлений.
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
В данный момент продолжаются работы по завершению герметизации нового конфаймента.
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Внутри Арки может спокойно разместиться строительная техника.

Под потолком можно заметить козловые краны, в будущем они будут использованы для разборки старого саркофага.
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Что сейчас происходит под новым саркофагом  ЧАЭС?
Взято из ВК.
Фото: Олег Анатольевич

Спасибо за внимание.
2856

Самая опасная работа в Чернобыле.

Развернуть
Самая опасная работа в Чернобыле.
Друзья, хорошая новость — был завершён процесс надвигания нового "Объекта укрытие" в Чернобыле, теперь можно не волноваться о том, что старый саркофаг, в спешке построенный в 1986 году, развалится, и вся радиоактивная пыль снова окажется в атмосфере. Завершен процесс четырехлетней стройки, стоившей 2 миллиарда долларов и вылившейся в итоге в сложнейшую инженерную операцию.
И вот всё закончено, работы завершили без лишней помпы и большой шумихи в СМИ. Новый саркофаг называют еще "НБК" (новый безопасный конфайнмент) или просто "Арка". Её строили немного в стороне от старого саркофага, чтобы минимизировать облучение рабочих, а затем надвинули на место постоянной установки с помощью рельс.
Журналисты не слишком любят писать об этом, но во время строительства "Арки" были проведены и очень опасные работы, сопоставимые по вредности для здоровья с работами ликвидаторов 1986 года. Что же это были за работы? Кто их сделал и для чего?


Об этом — рассказ в сегодняшнем посте.
Для начала давайт вспомним, что представляет собой ЧАЭС и где находится Четвертый энергоблок. На схеме ниже показано расположение основных блоков станции — энергоблоки (включающие в себя в том числе и сами реакторные залы) идут слева направо, четвертый блок накрыт саркофагом, построенным после аварии 1986 года. Правее идет длинное помещение машзала — который, по сути, является единым для всех четырех энергоблоков. Между Третьим и Четвертым энергоблоком также есть помещения, которые принадлежат одноврменно и Третьему, и Четвертому блокам.
Когда в 1986 году ликвидаторы строили первый саркофаг, то кое-где эти помещения закрыли внутренними стенами, а где-то пострадавший Четвертый энергоблок отделяют от остальных помещений станции только внутренние стены самой АЭС — фактически, не существовало никакой надежной внутренней защиты между разрушенным радиоактивным реакторным залом Четвертого блока и остальными помещениями станции.
Самая опасная работа в Чернобыле.
Когда началось проектирование "Арки", было принято решение отделить Четвертый энергоблок от остальных помещений ЧАЭС так называемым "отсекающим контуром". Посмотрите еще раз на схему выше — вот примерно там, где заканчиваеся саркофаг, в его левой части решено было сделать спеициальную стену, которая "отрежет" пострадавший Четвертый блок от остальных помещений станции и станет одной из торцевых стен "Арки".
На фото — рабочие Чернобыля во время изучения внутренних помещений саркофага, которые предстоит отрезать отсекающим контуром (или, сокращенно, "ОК".
Самая опасная работа в Чернобыле.
Работы по созданию ОК проводились в машзале, на деаэраторной этажерке и на так называемых "минусовых отметках" — различных подземных помещениях ЧАЭС. Сначала рабочие сбивали старый бетон, демонтировали всё ненужное в машзале, на этажерке. По сути, из этих помещений убрали весь старый хлам, валявшийся здесь с апреля 1986 года.
Самая опасная работа в Чернобыле.
Фото внутренних помещений Четвертого энергоблока в процессе этих работ:
Самая опасная работа в Чернобыле.
А затем началась заливка нового бетона и монтаж монолитных торцевых стен в машзале. Фотографий с этих работ в сети очень мало, и все они сделаны на телефоны самими рабочими — журналистов в эти места не пускают, здесь очень высокие уровни радиации.
Самая опасная работа в Чернобыле.
Новая монолитная стена. По сути — это часть нового НБК, "Арки", которая проходит через внутренние помещения ЧАЭС.
Самая опасная работа в Чернобыле.
Машинный зал в процессе работ по возведению ОК
Самая опасная работа в Чернобыле.
"Минусовые отметки" — подземные помещения под реакторным и машинным залом. Здесь до сих пор крайне высокие уровни радиации.
Самая опасная работа в Чернобыле.
Процесс монтажа ОК вплотную у крыши старого саркофага.
Самая опасная работа в Чернобыле.
Опасны ли работы в этих местах сейчас? Да. Чрезвычайзно. В некоторых местах на строительстве ОК люди получали дозу 5 бэр всего за одну смену. Такую дозу можно получить, находясь 1 час в радиоактивном поле 5 р/час (5.000.000 мкр/час при норме в 15-20). Это очень много. После набора такой дозы человека сразу "списывают" из Зоны.
Кто делал всю эту работу? На эти работы набирали, в основном, людей из деревень, добровольцев. Людей привлекали относительно высокие зарплаты и, возможно, сама возможность поучаствовать в полезном для мира проекте.
На фото ниже сцинтилляторный дозиметр показывает фон в 100 миллирентген в час — дозу в 5 бэр в таком фоне можно набрать за 50 часов.
Самая опасная работа в Чернобыле.
Через эти опасные работы во время строительства "Арки" прошло около 2000 человек. Не знаю, получат ли сейчас эти люди статус участника ликвидации последствий аварии в Чернобыле...
Самая опасная работа в Чернобыле.
На этом все, спасибо.
1056

Новый вид на ЧАЭС.

Развернуть
Новый вид на ЧАЭС.
↓↓↓А это для сравнения (Это я фоткала в 2013 году, еще не убрана труба)↓↓↓
Новый вид на ЧАЭС.
А так же видео процесса установки:
1337

Памятник Чернобыльцам в Твери

Развернуть
К ярким памятникам, навеяло
Памятник Чернобыльцам в Твери
Памятник Чернобыльцам в Твери
1397

Арка встала в проектное положение над 4 энергоблоком.

Развернуть
Вчера, 27 ноября, Арка встала в проектное положение над 4 энергоблоком. Это значит, что завершен 2 этап по преобразованию объекта "Укрытие" в экологически безопасную систему.
Далее планируется герметизация НБК и демонтаж нестабильных конструкций ОУ.
Арка встала в проектное положение над 4 энергоблоком.
Арка встала в проектное положение над 4 энергоблоком.
249

«Среди теней» — самосёлы Чернобыля

Развернуть
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Когда-то группа "Otto Dix" в альбоме "Зона теней", посвященном Чернобыльской аварии, выпустила песню "Старик", которая заканчивалась такими строками:


"На цыпочках в комнату входит зима
В последней строке точку ставит она
Над морем свинцовым затих чайки крик
Среди теней дремлет уставший старик.":
Не знаю, о чём её написали авторы, а лично я при прослушивании этой песни всегда вспоминаю чернобыльских самосёлов — людей, которые сейчас проживают в отселенной Тридцатикилометровой чернобыльской зоне. Кто эти люди, как они туда попали? Чаще всего самосёлами становилист те, кто не захотел или просто не смог жить вне родных мест, в эвакуации — сперва люди вместе со всеми выезжали за пределы "Тридцатки", а затем через год или через несколько лет возвращались обратно в родные хаты из мест, так и не ставших новым домом.


Уже в то время самосёлами становились чаще всего уже немолодые люди, в возрасте далеко за 50. Сегодня с момента аварии прошло уже 30 лет, и те их самоселов, кто остался в живых, стали уже совсем старенькими. Раз в месяц по заброшенным деревням Чернобыльской Зоны проезжает автолавка, которая привозит самосёлам самое необходимое — хлеб, сахар, соль, спички, крупу, медикаменты. Остальное приходится добывать нелегким трудом в собственном хозяйстве. Да еще время от времени к самосёлам приезжают журналисты, которые тоже кое-что привозят старикам — вот и весь нехитрый быт.


Итак, в сегодняшнем посте мы посмотрим, как живут те, кто не захотел оставить свои дома в Чернобыльской зоне.
Тридцатикилометровая Зона отчуждения делится на две части — белорусскую и украинскую. Радиация стирает границы, хотя здесь их и так никогда не было — Полесье всегда стояло особняком и выделялось собственной культурой и бытовым укладом. Это край болот, бескрайних лесов и кристально чистого воздуха — он и сейчас там такой, ведь в Чернобыльской зоне не ведется никакая хозяйственная деятельность.


Давайте зайдём в село Тулговичи Хойницкого района, оно находится в белорусской части "Тридцатки". В одном из домов живет Иван Шамянок — он вернулся в свой дом вскоре после аварии, сейчас Ивану уже 90 лет.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Кухня в доме Ивана, такой типичный полесский дом, построенный на стыке украинской и белорусской культур. Кухня довольно большая, немалую её часть занимает большая печь, где можно готовить еду, а сверху тепло спать зимой. Двери крашены синей краской, а комод — голубой, это очень характерно для современного Полесья, нередко видел такую мебель и двери в брошенных домах в Чернобыле.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Фото Ивана на кухне. Черный хлеб-"кирпич", недорогой чай из эмалированной кружки — вот и весь нехитрый завтрак. В буфете на заднем плане лежит еще несколько буханок — в Чернобыльских сёлах хлеб приходится покупать с запасом в те дни, когда приезжает автолавка.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Хозяйство. У Ивана пока еще хватает сил на содержание небольшого свинарника из пары хрюшек. Говорят, дикие кабаны Чернобыля иногда ходят в окрестностях, высматривая домашних дамочек:)
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
А это спальня. Тоже очень типичный полесский стиль с тканым ковриком на стене и кружевным бельем.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Иван на деревенской улице.  На заднем плане — трансформаторная подстанция, а это значит, что в деревне есть электричество, это хорошо.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Иван у окна своей хатки.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
А это самосёл по имени Иван Иваныч Семенюк, он живёт на украинской территории Зоны, в брошенном селе Парышев. Иван Иванычу сейчас 81 год — он вернулся в родную деревню вместе с своей женой Марией в 1987 году, год спустя после аварии на ЧАЭС.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Иван Иваныч возле своего дома. Дом достаточно добротный, из кирпича, на несколько комнат с верандой.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Хозяйство Иван Иваныча. Он держит курятник их 13 кур и петуха.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Свинарник у него тоже есть, тут живет вот такая хрюша. По внешнему виду, кстати, не так похожа на розовых домашних свинок – возможно, это уже какая-то помесь с местными дикими кабанами.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Иван Иваныч и Мария Кондратьевна возле своего дома, фото 2015 года. На переднем плане — заготовленные на зиму дрова.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Помимо свинарника и курятника, Иван и Мария вращивают кукурузу, свеклу, картофель, огурцы, помидоры и тыквы.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
А еще в окрестных лесах очень много грибов. В принципе, самосёлы не голодают. Раз в месяц в Парышев приходит автолавка, которая привозит самое необходимое — хлеб, соль, сахар, спички, крупы. А вот визиты врачей в Парышев прекратились...
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Кухня в доме Ивана и Марии, в руках у Ивана — местная домашняя наливка, так что старикам даже есть, что выпить иногда.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Большинство вещей и мебели в доме Ивана и Марии — старые, сохранившиеся еще их доаварийных времен. Среди них выделяются новые чашки, календарь, магнитофон с радиоприёмником и электрочайник — видимо, эти вещи в подарок старикам привезли журналисты или просто неравнодуншые люди...
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
...Над лесом за брошенными деревнями Чернобыля виднеются шестнадцатиэтажки Припяти — города, в котором уже никогда не будет жизни. Ещё недавно мертвый штиль городских дорог оживлял дед Савва — один из самосёлов Чернобыля, который из родных Новошепеличей ездил на велосипеде через Припять, чтобы половить рыбу в речке. Стариков становится всё меньше — деда Саввы не стало в октябре 2014 года...

В Зоне остаются лишь тени.
«Среди теней» — самосёлы Чернобыля
Атор: Максим Мирович
Фото: Victor Drachev,
Sean Gallup,
Anadolu Agency,
Martin Godwin.
737

Три человека, спасшие миллионы

Развернуть
Три человека, спасшие миллионы
Лишь через пять дней после взрыва, 1 мая 1986 года, советские власти в Чернобыле сделали страшное открытие: активная зона взорвавшегося реактора все еще плавилась. В ядре содержалось 185 тонн ядерного топлива, а ядерная реакция продолжалась с ужасающей скоростью.
Под этими 185 тоннами расплавленного ядерного материала находился резервуар с пятью миллионами галлонов воды. Вода использовалась на электростанции в качестве теплоносителя, и единственным, что отделяло ядро плавящегося реактора от воды, была толстая бетонная плита. Плавившаяся активная зона медленно прожигала эту плиту, спускаясь к воде в тлеющем потоке расплавленного радиоактивного металла.

Если бы это раскаленное добела, плавящееся ядро реактора коснулось воды, оно бы вызвало массивный, загрязненный радиацией паровой взрыв. Результатом могло бы стать радиоактивное заражение большей части Европы. По числу погибших первый чернобыльский взрыв выглядел бы незначительным происшествием.


Так, журналист Стивен Макгинти (Stephen McGinty) писал: «Это повлекло бы за собой ядерный взрыв, который, по расчетам советских физиков, вызвал бы испарение топлива в трех других реакторах, сравнял с землей 200 квадратных километров [77 квадратных миль], уничтожил Киев, загрязнил систему водоснабжения, используемую 30 миллионами жителей, и на более чем столетие сделал северную Украину непригодной для жизни» (The Scotsman от16 марта 2011 года).


Школа российских и азиатских исследований в 2009 году привела еще более мрачную оценку: если бы плавящаяся сердцевина реактора достигла воды, последовавший за тем взрыв «уничтожил бы половину Европы и сделал Европу, Украину и часть России необитаемыми на протяжении приблизительно 500 тысяч лет».


Работавшие на месте эксперты увидели, что плавившееся ядро пожирало ту самую бетонную плиту, прожигало ее — с каждой минутой приближаясь к воде.


Инженеры немедленно разработали план по предотвращению возможных взрывов оставшихся реакторов. Было решено, что через затопленные камеры четвертого реактора в аквалангах отправятся три человека. Когда они достигнут теплоносителя, то найдут пару запорных клапанов и откроют их, так чтобы оттуда полностью вытекла вода, пока с ней не соприкоснулась активная зона реактора.


Для миллионов жителей СССР и европейцев, которых ждала неминуемая гибель, болезни и другой урон ввиду надвигавшегося взрыва, это был превосходный план.


Чего нельзя было сказать о самих водолазах. Не было тогда худшего места на планете, чем резервуар с водой под медленно плавившимся четвертым реактором. Все прекрасно понимали, что любой, кто попадет в это радиоактивное варево, сможет прожить достаточно, чтобы завершить свою работу, но, пожалуй, не более.


Советские власти разъяснили обстоятельства надвигавшегося второго взрыва, план по его предотвращению и последствия: по сути это была неминуемая смерть от радиационного отравления.

Вызвались три человека.


Трое мужчин добровольно предложили свою помощь, зная, что это, вероятно, будет последнее, что они сделают в своей жизни. Это были старший инженер, инженер среднего звена и начальник смены. Задача начальника смены состояла в том, чтобы держать подводную лампу, так чтобы инженеры могли идентифицировать клапаны, которые требовалось открыть.


На следующий день чернобыльская тройка надела снаряжение и погрузилась в смертоносный бассейн.


В бассейне царила кромешная тьма, и свет водонепроницаемого фонаря у начальника смены, как сообщается, был тусклым и периодически гас.

Продвигались в мутной темноте, поиск не приносил результатов. Ныряльщики стремились завершить радиоактивное плавание как можно скорее: в каждую минуту погружения изотопы свободно разрушали их тела. Но они до сих пор не обнаружили сливные клапаны. И потому продолжали поиски, даже несмотря на то что свет мог в любой момент погаснуть, а над ними могла сомкнуться тьма.


Фонарь действительно перегорел, но произошло это уже после того, как его луч выцепил из мрака трубу. Инженеры заметили ее. Они знали, что труба ведет к тем самым задвижкам.


Водолазы в темноте подплыли к тому месту, где увидели трубу. Они схватились за нее и стали подниматься, перехватывая руками. Света не было. Не было никакой защиты от радиоактивной, губительной для человеческого организма ионизации. Но там, во мраке, были две задвижки, которые могли спасти миллионы людей.


Водолазы открыли их, и вода хлынула наружу. Бассейн начал быстро пустеть.


Когда трое мужчин вернулись на поверхность, их дело было сделано. Сотрудники АЭС и солдаты встретили их как героев, таковыми они и были на самом деле. Говорят, что люди буквально прыгали от радости.

В течение следующего дня все пять миллионов галлонов радиоактивной воды вытекли из-под четвертого реактора. К тому времени как расположенное над бассейном плавившееся ядро проделало себе путь к резервуару, воды в нем уже не было. Второго взрыва удалось избежать.

Результаты анализов, проведенных после этого погружения, сходились в одном: если бы тройка не погрузилась в бассейн и не осушила его, от парового взрыва, который изменил бы ход истории, погибли бы миллионы людей.


В течение последующих дней у троих стали проявляться неизбежные и безошибочные симптомы: лучевая болезнь. По прошествии нескольких недель все трое скончались.


Мужчин похоронили в свинцовых гробах с запаянными крышками. Даже лишенные жизни, их тела насквозь были пропитаны радиоактивным излучением.


Многие герои шли на подвиги ради других, имея лишь небольшой шанс выжить. Но эти трое мужчин знали, что у них не было никакого шанса. Они вглядывались в глубины, где их ждала верная смерть. И погрузились в них.

Их звали Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов.

Три человека, спасшие миллионы.
936

Рыжий лес.

Развернуть
Рыжий лес - тема, которая не слишком часто всплывает в рассказах о Чернобыльской зоне отчуждения, оттуда не привозят фоторепортажей, там вообще практически не бывает людей - уж слишком это место радиоактивно, да и фотографировать там, собственно, нечего - деревья, кусты и несколько ржавых единиц военной техники ликвидаторов.
Рыжий лес.
Рыжий лес - это относительно небольшой участок лесополосы, всего около 10 квадратных километров, расположенный возле Чернобыльской атомной электростанции и некоторыми своими участками прилегающий практически вплотную к ЧАЭС. Когда-то это был вполне себе "классический" полесский лес - очень густой и состоящий, в основном, из хвойных деревьев.
Рыжий лес.
События развивались следующим образом - 26 апреля 1986 года Четвертый энергоблок ЧАЭС взорвался, разрушив защиту реактора, и в течение следующих нескольких дней над электростанцией бушевал атомный пожар - по словам очевидцев, в первую ночь над реактором был виден столб света высотой почти в километр. Все это сопровождалось гигантскими выбросами зараженной пыли, которую ветер погнал прямо в сторону леса. Нужно сказать, что лес ценой своей жизни здесь очень помог людям, задержав как фильтр десятки тонн радиоактивной пыли - крона у сосны очень плотная и хорошо задерживает пыль.

Уровни радиации в лесу были просто чудовищными - сосна ощутимо страдает от радиации уже при дозе в 100 рад, а дозы, полученные соснами в этом лесу, составили что-то в районе 5000-10000 рад. В начале мая 1986 года военные вертолетчики облетали периметр станции и увидели вот такую страшную картину - весь лес погиб и стал ржаво-рыжего цвета, буквально "сгорев" в холодном радиоактивном огне.
Рыжий лес.
Что было дальше? Во время ликвидации последсвий аварии было принято решение уничтожить Рыжий лес - он представлял большую опасность, ведь среди мертвых сухих деревьев в любой момент мог вспыхнуть пожар, и все радионуклиды снова оказались бы в воздухе.

В ходе ликвидационных работ 1986-88 годов лес был срезан и захоронен в грунте. Эту работу выполняли, в основном, специальные военные ИМР-ы (инженерные машины разграждения) и освинцованные бульдозеры.
Рыжий лес.
Рыжий лес.
Но мне попадались и вот такие снимки, на которых видно, что некоторые участки леса ликвидаторы просто срезали вручную бензопилами. Особенно впечтляет то, что на человеке, работающем в крайне высоких уровнях радиации (причем самой опасной - радиоактивной пыли), нет практически никаких средств защиты, кроме обычной "химзы", он почему-то снял даже маску-лепесток.
Рыжий лес.
Затем все деревья были захоронены в специльных траншеях прямо на месте. Траншени, кстати, можно разглядеть на Google maps.
В различных статьях мне попадалась информация о том, что ликвидационные работы по уничтожению Рыжего леса были произведены непродуманно - глубина траншей составляет всего 1,5-2 метра, что как раз соответствует глубине залегания грунтовых вод, вместе с которыми радионуклиды постепенно расползаются по окружающей территории.

И действительно - прилегающие территории весьма радиоактивны. Вот мой снимок, сделанный на территории бывшего "Рыжего леса", фон вокруг в десятки и сотни раз превышает естественный
Рыжий лес.
В настоящее время территория Рыжего леса имеет статус ПВЛРО — пункта временной локализации радиоактивных отходов с высоким уровнем загрязнения. Если будете в Припяти, не фотографируйтесь на фоне въездной стелы в город - она находится на территории Рыжего леса и "светит" достаточно сильно.
2021

Чернобыль - внутри Саркофага.

Развернуть
Когда я бывал в Чернобыльской зоне отчуждения, меня всегда интересовал вопрос, что же находится под саркофагом на месте бывших реакторного и машинного залов Четвертого энергоблока АЭС? Какие тайны скрывают толстые стены из монолитного бетона, как выглядят навсегда покинутые людьми помещения уже бывшего энергоблока?
Чернобыль - внутри Саркофага.
Как это ни жутко звучит, но уже в послеаварийный период в этих страшных, темных и полуразрушенных залах бывали люди. Такие же, как мы с вами, хотя иногда их называли биороботами. В основном это были специалисты-добровольцы, которые обследовали все подреакторные помещения, изучали, куда делись все радиоактивные вещества из шахты реактора и в целом пытались понять, что же на самом деле произошло на Чернобыльской атомной.

Иногда, очень редко, вместе с этими людьми под Саркофаг удавалось проникнуть и фотографам. Нужно понимать весь героизм такого поступка - ведь за несколько кадров полутемных помещений фотограф получал дозу, сопоставимую с той, что обычный человек набирает из фоновой радиации за 10 лет. Это очень много. Потом эти кадры облетели весь мир, фотографа наградили престижными международными премиями, но это все было потом - а в начале были огромные темные пустые пространства, бетонные развалы, ржавая арматура, страх и неизвестность. И радиация.

В сегодняшнем посте мы прогуляемся внутри чернобыльскго Саркофага вместе Викторией Ивлевой - в 1990 году эта героическая женщина побывалав этом страшном месте и сделала уникальные кадры.
Для похода внутрь Саркофага вся группа одевалась в специальные костюмы из целлофана - от радиации они не защищали, но зато препятствовали контакту с телом радиоактивной пыли - именно она представляет в таких местах наибольшую опасность, так как может попасть внутрь тела и "светить" там долгие годы, порождая проблемы со здоровьем.

На фото слева - Nikon Виктории. Специальных фото-боксов в то время не существовало, и фотокамеру приходилось заворачивать в целллофан, доставая для каждого снимка наружу. В результате фотоаппарат "набрал" немало радиации, и после посещения Саркофага его пришлось долго оттирать медицинским спиртом.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Итак, мы внутри. На фото ниже - турбина в машинном зале. Это не самый эпицентр взрыва, и конструкции здесь сохранились достаточно неплохо, хотя все равно видны следы разрушений и пожаров.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Знаменитый дозиметрист Юрий Кобзарь, который стоит на подступе к лестнице, ведущей в центральный реакторный зал. Свет на фото создают софиты, которые сами работники установили в помещениях Саркофага для более удобной работы.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Трубопроводы и кабельные трассы в машинном зале. Огромная высота помещений на АЭС обусловлена технологически - скажем, в реакторном зале необходимо перегружать стержни, которые имеют длину около 12 метров и достаются из шахты в вертикальном положении.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Машинный зал Четвертого энергоблока. Насколько я помню планировку АЭС, реакторный зал, где произошел взрыв, находится прямо за спиной у фотографа, чуть левее.

Вот как описывает свои впечатления от этого места сама Виктория: "У меня осталось воспоминание о каких-то огромных пустых темных пространствах, перекореженном, повсюду валяющемся железе, шатких металлических лестницах, по которым нужно было все время взбираться — и проделывать это в специальном жутко неудобном пластикатовом костюме и маске."
Чернобыль - внутри Саркофага.
Печально известный БЩУ (блочный щит управления) 4-го энергоблока, именно отсюда операторы управляли реактором. Оборудование частично демонтировано, частично закрыто полиэтиленовой пленкой. Сейчас в это место журналистов практически не пускают.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Дозиметристы Игорь Михайлов и Юрий Кобзарь идут коридорами внутри станции, это тот самый Четвертый энергоблок.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Дозиметрист Игорь Михайлов в центральном реакторном зале - в эпицентре чернобыльского взрыва. У ног Игоря видна часть крышки реактора - "Елены", как почему-то прозвали ее работники станции. От взрыва крышку реактора весом в 3000 тонн подбросило, как перышко, а затем она полетела обратно в реакторную шахту, упав на торец - видимо, это и был тот самый "второй хлопок", который часто описывают очевидцы взрыва на АЭС.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Дезактивация после посещения Саркофага, в душевой на АЭС в то время существовало специальное средство "РАДЕЗ" - радиационный дезактиватор для мытья.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Рамки-турникеты на выходе(РУСы - Радиометрическая установка сигнальная).
Если на человеке нет радиационного загрязнения - то загораются лампочки и рамка открывается. Я сам проходил такие турникеты во время посещения Чернобыльской зоны, их сейчас там два - на выезде из Десятикилометровой зоны и на выезде из Тридцатикилометровой.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Припять в 1990-м году.
Чернобыль - внутри Саркофага.
Чернобыль - внутри Саркофага.
700

«Крышные коты» Чернобыля.

Развернуть
Наверное, самыми жуткими работами во время ликвидации последствий аварии в Чернобыле были работы на крышах энергоблока и машинного зала. По плану ликвидации последствий аварии все фонящие обломки активной зоны реактора (графитовые блоки, трубки тепловыделяющих сборок) должны были быть собраны и сброшены обратно в развал, образовавшийся от взрыва реактора.

Работами на крышах Чернобыльской атомной занималось подразделение, ныне окруженное легендами. Дозиметристы, рабочие, инженеры — из прозвали "крышными котами" из-за того, что им приходилось работать на высоте от 30 до 70 метров, да еще и в высочайших полях радиации. Это требовало иногда кошачьей скорости и ловкости; и еще может быть поговорки о том, что "у кошки семь жизней".
«Крышные коты» Чернобыля.
Для начала давайте посмотрим на экипировку "крышных котов". Сейчас в это трудно поверить, но в стране, столь тщательно готовящейся к ядерной войне и развивавшей ядерную энергетику, не существовало никакой специальной одежды для работы в высоких полях радиации. Какой должна быть эта одежда? Это должно быть нечто вроде герметичного скафандра с замкнутой системой дыхания, в котором важные органы человека будут защищены свинцом.

Ничего этого у "крышных котов" не было, спецодежду приходилось буквально изобретать на ходу. На тело надевалась одежда из плотной ткани, грудь, спину и паховую область защищали листы тонкого листового свинца (2-4 мм), сверху надевался просвинцованный фартук. На лицо надевался респиратор и очки - они защищали от бета -излучения, которое очень плохо действует на глаза и очень быстро вызывает помутнение хрусталика.

Сами ликвидаторы рассказывают, что защита была в большей степени "психологической", чем реально что-то дающей. Лично мне непонятно, почему для работы "крышных котов" в Зону нельзя было доставить КИП-ы — кислородные изолирующие противогазы с замкнутым циклом дыхания — они бы минимизировали попадание страшной радиоактивной пыли в легкие.
«Крышные коты» Чернобыля.
Перед работами непосредственно по уборке крыш нужно было узнать уровни, в которых предстояло работать ликвидаторам. Эту первую, пожалуй самую опасную работу взяли на себя дозиметристы — они прошли по крышам и составили карту загрязнений, отметили наиболее радиоактивные точки и места возможной "теневой защиты" — это значит всякие выступы и блоки, за которыми на короткое время можно укрыться от излучения. Во время работ можно было передвигаться перебежками "из тени в тень".

Уровни на крышах составляли от 2-3 до 10.000 рентген в час, и очень часто для замера таких высоких уровней не хватало даже мощных военных дозиметров ДП-5 (рассчитанных, кажется, на максимальный уровень в 200 рентген), дозиметристы определяли уровень "на глазок" по тому, с какой силой стрелка дозиметра ударяла по правому пределу шкалы.
«Крышные коты» Чернобыля.
Подразделение, которое неформально прозвали "крышными котами", подчинялось Юрию Самойленко — этот инженер был одним из руководителей ликвидации аварии на ЧАЭС и сам немало побегал по крышам. В фильме "Колокол Чернобыля" есть интервью с Юрием Самойленко прямо на одной из чернобыльских крыш, вот тут примерно на 6:20 он рассказывает как раз о тех самых работах, которые предстоит сделать "крышным котам":
На видео, кстати, очень хорошо виден принцип работы "теневой защиты" — в том месте, где начинается репортаж, уровни не доходят даже до 1 рентгена в час, а за бетонным выступом буквально в одном шаге от места съемки подскакивают сразу до 10 рентген.
А вот так проходила сама работа "крышных котов". "Рабочая смена" продолжалась 2 минуты, а в самых опасных участках — 40 секунд, которые громко отсчитвал кто-то из ликвидаторов, находясь в безопасном "теневом" месте. За эти 2 минуты или даже за 40 секунд люди получали дозу радиации, сопоставимую с той, которую обычный человек получает из естественного фона за всю жизнь.
«Крышные коты» Чернобыля.
Легкие обломки просто сбрасывались лопатой в развал, а более крупные приходилось нести вдвоем на строительных носилках. Вы можете спросить — а почему на эту работу не вывели роботов? Такая попытка предпринималась, роботы были доставлены из Германии, но тотальная советская секретность при заказе роботов занизила на порядки уровни радиации, в которых им предстояло работать, и в реальных условиях роботы просто "сгорели", оставшись на крышах бесполезным грузом.
«Крышные коты» Чернобыля.
Очередная группа ликвидаторов (фотография ниже) проходит инструктаж перед выходом на крышу — они уже переодеты в спецодежду, но пока что без свинцовой защиты — интересно, ее надевали каждый раз новую или использовали одну и ту же? Нигде не встречал этой информации.
«Крышные коты» Чернобыля.
Работа "крышных котов" строилась по принципу "один человек — один обломок". Вышел, поднял, сбросил в развал, ушел. За одну минуту, проведенную в таких высоких полях радиации, в то время полагалась "увольнительная и 100 рублей премии".
«Крышные коты» Чернобыля.
Всего через крыши Чернобыля прошло 3828 человек, они очистили самые опасные участки кровель и дали возможность дальнейшему ходу работ по ликвидации последствий аварии.


Большинство фотоснимком в посте сделаны Игорем Костиным — в 1986 году он побывал в самых опасных участках Чернобыля и сделал серию фотоснимков, получив общую дозу в 150 бэр.
Автор: Максим Мирович
2245

Какой уровень радиации в Чернобыле?

Развернуть
Замеры в Киеве, центр города в районе железнодорожного вокзала. 16 мкр/час. Черный дозиметр только включили, поэтому он пока показывает "ноль"
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Въезд в тридцатикилометровую Зону отчуждения. 12 мкр/час, даже ниже чем в Киеве. 
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Въезд в Чернобыль, город находится в тридцатикилометровой Зоне. 16 мкр/час возле въездной стеллы. В целом, современный Чернобыль — весьма чистый город по меркам Зоны отчуждения.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Памятник пожарным возле пожарной части города Чернобыля. 18 мкр/час.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Выставка техники ликвидаторов. В пяти метрах от ковша одного из устройств дозиметр показывает незначительное превышение фона, ближе подходить не надо.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Окраина закопанного села Копачи, это уже десятикилометровка. Фон — около 200-300 мкр/час.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Внутри детского садика в Копачах. Фон "слегка" выше нормы.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Водостоки садика — сюда с крыши текла всякая гадость. 3000 мкр/час.
Забегая вперед, скажу, что это самый большой фон, который нам удалось намерять во время поездки.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Чернобыльская атомная электростанция, вид на "Третью очередь". 89 мкр/час на дороге; на траве у обочины ощутимо выше.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Мост пруда-охладителя (того самого, в котором живут гигантские сомы). Почти норма. У меня за спиной в сотне метров — корпуса ЧАЭС. Все площадки вокруг почтистили очень хорошо еще в конце восьмидесятых.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Мост пруда-охладителя (того самого, в котором живут гигантские сомы). Почти норма. У меня за спиной в сотне метров — корпуса ЧАЭС. Все площадки вокруг почтистили очень хорошо еще в конце восьмидесятых.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Стелла "Припять" недалеко от города. 110 мкр/час, обочины в этих местах весьма и весьма грязные.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Вид на магазин "Радуга" в Припяти. Фон в норме.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Центр Припяти — шиповник на площади, бывший когда-то розами. Фон 129. Почти вся площадь "светит" около 150 мкр/час.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Идем в парк аттракционов.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Хвойные деревья в парке (иголки, кстати, какие-то непривычно огромные). Фон около сотни.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Уезжаем из Припяти, проезжаем так называемый "Западный след". Фон на пару минут подпрыгивает до 700-800 мкр/час, затем опускается до нормальных значений.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Антенны объекта "Чернобыль-2". Фон почти в норме.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Ради интереса кладу дозиметр на один из грибов, что растут в низинке неподалеку. В низинку стекают сточные воды, здесь много мха, и грибы должны прилично фонить. И точно — вот эта сыроежка "светит" около сотни, скорее всего это цезий-137 и стронций-90. Если такую скушать — то радионуклиды могут остаться в организме и создать за пару лет весьма серьезные проблемы. Вот почему я в целом не рекомендую собирать грибы в Беларуси и в северных частях Украины — они как губка втягивают всю грязь. Особенно моховики, рыжики, польские боровики и маслята. Самая радиоактивная дрянь.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Столовая в Чернобыле. Фон в норме.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
Выезжаем из Зоны отчуждения. Проверяю накопленную за день дозу на дозиметре — 0,002 миллизиверта, что примерно соответствует суточной дозе в Минске или Киеве.
Какой уровень радиации в Чернобыле?
P.S. Сильно "грязные" места в Чернобыльской Зоне, безусловно, есть. Это всеразличные могильники, куда вывозили срезанный грунт и прочий радиоактивный мусор (они разбросанны по всей Зоне) радиоактивные "Северный" и "Западный" следы, кладбища ликвидаторской техники и, конечно, помещения самого Саркофага, внутри которого до сих пор держится фон в несколько рентген. Но во время обычной экскурсии в подобные места вас никто не повезет и не пустит даже при вашем большом желании.
Автор: Максим Мирович
1433

«Укрытие-2». Каким будет новый саркофаг над АЭС

Развернуть
В недрах четвертого энергоблока ЧАЭС остается почти 200 тонн топлива из урана и радиоактивной смеси продуктов деления. Саркофаг «Укрытие», построенный над разрушенным реактором в 1986 году, находится в аварийном состоянии. Но даже будучи новым, он не изолировал взорвавшийся энергоблок: площадь отверстий, через которые радиационная пыль попадала наружу, оценивают в тысячу квадратных метров.
Чтобы изолировать место аварии, разобрать старый саркофаг и утилизировать ядерное топливо, строят «Укрытие-2». Чаще его называют «арка» или «конфаймент» (англ. confinement — саркофаг, герметичная зона). Строительство ведется с 2007 года и близится к завершению.
«Укрытие-2». Каким будет новый саркофаг над АЭС
Ничего сравнимого с новым саркофагом человек никогда не строил. Только на проектирование ушло более 2 миллионов рабочих часов, на инженерные работы — еще 5 миллионов часов и 17 миллионов часов — на сборку.
Как выглядит новый саркофаг?

Это 12 арочных конструкций высотой по 108 метров — чуть выше храма Христа Спасителя. Длина каждого пролета — 257 метров, почти на 30 метров больше стадиона «Олимпийский» в Москве.

«Укрытие-2» точно не пропустит радиацию?

Обшивка арки состоит из семи слоев. Верхний и нижний — из нержавеющей стали, между ними — воздухонепроницаемая мембрана и теплоизоляция, но главное — 12-метровое пространство с собственной климатической системой. Непрерывная циркуляция воздуха, отведение влаги и поддержание температуры на 3 градуса выше той, что под саркофагом, должны защитить металлические конструкции арки от преждевременной коррозии.
«Укрытие-2». Каким будет новый саркофаг над АЭС
Почему инженеры уверены, что конфаймент простоит 100 лет?

Материалы, из которых строят саркофаг, проверяли на прочность в лабораториях: искусственно старили, облучали, ломали, подвергали нагрузке. По результатам испытаний кровля саркофага должна выдержать:

- перепад температуры от -43 до +45°С,
- сильный смерч (расчетная частота события для Чернобыльской зоны — 1 раз в 1 миллион лет),
- землетрясение интенсивностью в 6 баллов по шкале MSK-64 (вероятность — 1 раз в 10 000 лет).

Но самое главное, как показали испытания, «Укрытие-2» должно прослужить 100 лет.

Кто строит саркофаг?

Конфаймент — интернациональный проект, строительство ведут компании и рабочие из 28 стран. Застройщик — Novarka — совместное предприятие французских строительных компаний Vinci Construction и Boyugues Travaux Publics. Промышленные краны сделали на заказ в США. Крановщиков для высотных работ нашли на нефтяных платформах в Азербайджане. Винты на высоте закручивали итальянские альпинисты. Всего иностранных рабочих и консультантов на проекте — около 200 человек. Но большую часть работ выполняют украинские строители, прошедшие специальную подготовку. В периоды наиболее активного строительства на площадке их было до 1200 человек.
«Укрытие-2». Каким будет новый саркофаг над АЭС
А кто финансирует?

Строительство финансируют 45 стран, в том числе Украина, Россия и США. На ноябрь 2015 года общий взнос стран-участниц приблизился к 1,3 млрд долларов. Еще полмиллиарда выделил Европейский банк реконструкции и развития.

Опасно ли работать на строительстве саркофага?


В ноябре 2015 года на строительной площадке отметили завершение этапа в 25 000 рабочих часов. За это время не было ни одного радиационного происшествия.
За радиационной безопасностью здесь следят 60 специалистов. У каждого работника есть личный дозиметр. Трудятся вахтовым методом: две недели работы и две недели отдыха.
Доза радиации до 100 миллизиверт в год считается безвредной для человека. По законодательству, предельная допустимая доза облучения для работника атомной отрасли — 14 миллизиверт в год. Это чуть выше обычного фонового излучения, которое колеблется от 1 до 10 миллизиверт в год. Для сравнения: большинство строителей первого «Укрытия» в 1986 году получили дозы от 100 до 500 миллизиверт в год.
Почему саркофаг собирают в стороне от реактора?

Чтобы снизить дозу радиации для строителей. Саркофаг решили собирать в 300 метрах от реактора, где радиационный фон ниже, а затем по рельсам надвинуть на четвертый энергоблок. Это решение определило форму будущего конфаймента: при передвижении арка устойчива. Также между четвертым энергоблоком и строительной площадкой установили стену, которая снижает излучение. Старые здания рядом с блоком разобрали, верхний слой грунта сняли, а сверху положили бетонные плиты. Все эти меры позволили обезопасить работников.
«Укрытие-2». Каким будет новый саркофаг над АЭС
Поскольку уровень радиации в воздухе увеличивается с высотой, арку собирали так, чтобы люди не поднимались высоко: сперва на земле соединяли верхние части, затем их поднимали и прикрепляли «ноги».


Как будут передвигать саркофаг?

Вес конфаймента 35 тысяч тонн. Он станет самым тяжелым объектом, который когда либо передвигали люди. Обычно для перемещения зданий используют валики, арку же передвинут по рельсам. Чтобы уменьшить трение между основанием конфаймента и рельсом, сооружение зафиксировали 116 тефлоновыми колодками. Саркофаг должны надвинуть на старое «Укрытие» до конца 2016 года. 
«Укрытие-2». Каким будет новый саркофаг над АЭС
Что будет, когда «Укрытие-2» достроят?

Старое «Укрытие» разберут, топливо из реактора утилизируют. Для этого под крышей новой арки установлены два мостовых крана. К каждому из них прикреплены грузовые тележки, которые в зависимости от задачи можно укомплектовать множеством роботизированных устройств: захватами, дрелями, дробилками и пилами. Персонал будет управлять кранами дистанционно, из технологического здания у одной из стен арки.

При необходимости человек все же сможет попасть внутрь саркофага. Для этого нужно сесть в специальную безопасную тележку с радиационной защитой.
1007

Животные в Чернобыльской зоне.

Развернуть
Скрытые видеокамеры сняли изобилие животной жизни в Чернобыльской зоне
Животные в Чернобыльской зоне.
За 30 лет с момента чернобыльской катастрофы зона отчуждения вокруг станции превратилась в естественный природный заповедник. Как выяснилось, для многочисленных диких животных не так страшна радиация, как человек. В отсутствие самого страшного хищника практически все виды животных увеличили свою численность.

Об изобилии природной жизни в чернобыльской зоне учёные говорили и раньше, но до сих пор делали выводы на основе подсчёта количества следов. Сейчас биологи впервые в истории провели масштабный эксперимент со скрытой фотосъёмкой в чернобыльской зоне.

Специалисты из университета Джорджии установили 30 камер на территории Полесского государственного радиационно-экологического заповедника, который покрывает площадь 2162 км2 на территории Беларуси. Исследование продолжалось пять недель: камеры работали в 94 местах по всему заповеднику, в каждом из них семь дней.
Животные в Чернобыльской зоне.
Скрытые станции располагалась на дереве или кусте и смазывалась жиром, чтобы привлечь животных по запаху. Расстояние между камерами было более 3 км, чтобы один и тот же экземпляр не попал в объектив двух камер в течение суток.

Учёные задокументировали всех животных, которые появились перед камерами, частоту их визитов. Результаты исследования опубликованы 18 апреля 2016 года в журнале Frontiers in Ecology and the Environment ()

За время работы камеры зафиксировали 14 различных животных. На кадрах внизу отметились куница, зубр, барсук и кабан. Чаще всего перед камерами появлялись волки, кабаны, лисицы и енотовидные собаки. Все эти виды встречались в том числе возле самых заражённых районов в чернобыльской зоне.
Животные в Чернобыльской зоне.
Животные в Чернобыльской зоне.
В отсутствие человека животные действительно чувствуют себя великолепно, и радиация им почти не мешает. Биологи говорят, что под облучением в 10-35 раз выше нормального животные живут меньше и оставляют меньше потомства, но для них это не так опасно, как присутствие человека. Показательным был эксперимент 90-х гг, когда в зону завезли горстку находящихся под угрозой исчезновения лошадей Пржевальского. Они не только выжили, но и расплодились на дикой природе.
Животные в Чернобыльской зоне.
копипаст статьи 
2843

Фотография сделанная в Саркофаге Чернобыля рядом с самой радиоактивной субстанцией на земле с излучением более 10 000 рентген в час

Развернуть
Фотография сделанная в Саркофаге Чернобыля рядом с самой радиоактивной субстанцией на земле с излучением более 10 000 рентген в час
Долгое время по интернету гуляла эта фотография с различными объяснениями происходящего на ней. Конспирологи и уфологи говорили о призраках рабочих, случайно запечатлённых на фотоплёнку. Другие говорили, что это всё монтаж и подделка, потому что фотограф просто не мог выжить после съёмки больше пары минут и, следовательно, вынести эту фотографию на улицу.

А всё потом что, на фотографии запечатлено в виде гриба, выросшего из пола, крупнейшее скопление, вероятно, самого токсичного вещества, когда-либо созданного человеком. Это ядерная лава или кориум. Без системы охлаждения радиоактивная масса ползла по энергоблоку в течение недели после аварии, вбирая в себя расплавленный бетон и песок, которые перемешивались с молекулами урана (топливо) и циркония (покрытие). Эта ядовитая лава текла вниз, в итоге расплавив пол здания. Когда инспекторы наконец проникли в энергоблок через несколько месяцев после аварии, они обнаружили 11-тонный трёхметровый оползень в углу коридора парораспределения внизу. Тогда его и назвали «слоновьей ногой».

В течение последующих лет «слоновью ногу» охлаждали и дробили. Но даже сегодня её остатки всё ещё теплее окружающей среды на несколько градусов, поскольку распад радиоактивных элементов продолжается. «Слоновья нога» изначально «светилась» более чем на 10 000 рентген в час, что убивает человека на расстоянии метра менее чем за две минуты.

В течение дней и недель после аварии на Чернобыльской атомной электростанции 26 апреля 1986 года просто зайти в помещение с такого же кучей радиоактивного материала — её мрачно прозвали «слоновья нога» — означало верную смерть через несколько минут. Даже десятилетие спустя, когда была сделана эта фотография, вероятно, из-за радиации фотоплёнка вела себя странно, что проявилось в характерной зернистой структуре.

Ещё более удивительно, что человек на фотографии ещё жив. Это Артур Корнеев — инспектор из Казахстана, который занимался образованием сотрудников, рассказывая и защищая их от «слоновьей ноги» с момента её образования после взрыва на ЧАЭС в 1986 году, любитель мрачно пошутить. Последним с ним разговаривал репортёр NY Times в 2014 году. Он скорее всего, посещал это помещение чаще, чем кто-нибудь другой, так что подвергся, пожалуй, максимальной дозе радиации. И эту фотографию он сделал сам, установив на штатив и поставив длинную задержку при съёмке. От чего на фотографии видны следы его налобного фонаря, а также зернистость из-за высокого уровня радиации.

Для Корнеева это конкретное посещение энергоблока было одним из нескольких сотен опасных походов к ядру с момента его первого дня работы в последующие дни после взрыва. Его первым заданием было выявлять топливные отложения и помогать замерять уровни радиации. Вскоре после этого он возглавил операцию по очистке, когда с пути иногда приходилось убирать цельные куски ядерного топлива. Более 30 человек погибло от острой лучевой болезни во время очистки энергоблока. Несмотря на невероятную дозу полученного облучения, сам Корнеев продолжал возвращаться в спешно построенный бетонный саркофаг снова и снова, часто с журналистами, чтобы оградить их от опасности.

Его нынешнее занятие неизвестно. Когда Times нашло Корнеева полтора года назад, он помогал в строительстве свода для саркофага — проекта стоимостью $1,5 млрд, который должен быть закончен в 2017 году. Планируется, что свод полностью закроет Убежище и предотвратит утечку изотопов. В свои 60 с чем-то лет Корнеев выглядел болезненно, страдал от катаракт, и ему запретили посещение саркофага после многократного облучения в предыдущие десятилетия.

Впрочем, чувство юмора Корнеева осталось неизменным. Похоже, он ничуть не жалеет о работе своей жизни: «Советская радиация, — шутит он, — лучшая радиация в мире».
755

Припять с высоты птичьего полета

Развернуть
Поднимаемся на крышу шестнадцатиэтажки, которая расположена на окраине Припяти, по ул. Леси Украинки 56
Припять с высоты птичьего полета
В подъезде висит список бывших владельцев квартир
Припять с высоты птичьего полета
Лифты, увы, не работают, поэтому топаем по лестнице наверх
Припять с высоты птичьего полета
На чердаке нас встречают остатки попиленного движка лифта
Припять с высоты птичьего полета
... и высохшая мумия собаки
Припять с высоты птичьего полета
И вот мы на месте
Припять с высоты птичьего полета
Припять с высоты птичьего полета
Припять с высоты птичьего полета
Дом почти достроили до аварии, но....
Припять с высоты птичьего полета
Вид с края крыши
Припять с высоты птичьего полета
Очень хорошо просматривается ЧАЭС и строящийся новый безопасный конфайнмент (Арка)
Припять с высоты птичьего полета
Припять с высоты птичьего полета
Гербовые шестнадцатиэтажки
Припять с высоты птичьего полета
Виднеется речной порт Припяти
Припять с высоты птичьего полета
Завод "Юпитер"
Припять с высоты птичьего полета
Припять с высоты птичьего полета
Вдалеке видны антенны ЗГРЛС "Дуга"
Припять с высоты птичьего полета
Припять с высоты птичьего полета
Припять с высоты птичьего полета
Припять с высоты птичьего полета
Где-то в "джунглях" спрятался пост ГАИ
Припять с высоты птичьего полета
Неподалеку расположена 2-я стелла "Припять", на выезде из города
Припять с высоты птичьего полета
100

Памятник экипажу вертолета МИ-8, погибшему при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС

Развернуть
Памятник экипажу вертолета МИ-8, погибшему при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС
Памятник экипажу вертолета МИ-8, погибшему при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС
Памятник экипажу вертолета МИ-8, погибшему при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС
1697

Незаконно живущий. История летчика, который спасал страну на вертолете над реактором

Развернуть
Незаконно живущий. История летчика, который спасал страну на вертолете над реактором
«Узнал, что станция грохнула, на рыбалке»

Ходит Олег Чичков с тростью, сильно хромая на одну ногу, но держится при этом ровно — выправка полковника. В лифте, поднимаясь в редакцию, крепит к правому уху слуховой аппарат
— Мне в Аксаковщине (в центре реабилитации) сказали, что я незаконно живущий, — смеется Олег Георгиевич. — Болячек — тридцать диагнозов. Сколько я набрал радиации — с этим люди не должны жить.

Перед нашей встречей Олег Чичков не спал. Говорит, нервы в 76 лет — никудышные, а когда речь заходит про Чернобыль, все всплывает в памяти. Десять лет назад товарищ-физик уговорил его записать воспоминания — чтоб не пропали. Сопротивлялся, но потом все же записал. Друг оформил записи в буклет. Теперь у ликвидатора есть четырнадцать печатных страниц, на которых — его собственная чернобыльская история.

В год аварии Олег Чичков, уже умудренный опытом полковник, служил в Чите, в Забайкалье.

— Я в те дни был на рыбалке на озере Кено, — рассказывает он. — Наверное, на второй день после аварии я прочитал в газете маленькую заметочку о происшествии в Чернобыле, но особого внимания на нее не обратил. На следующий день сижу, рыбачу — приезжает уазик, бежит порученец: срочно в штаб! Явился в штаб, а мне говорят: «Подбирай летчиков получше, с «Ми-26» — и в Чернобыль. Там дело плохо — надо спасать.
Незаконно живущий. История летчика, который спасал страну на вертолете над реактором
Летчиков самолетом перебросили в Чернигов, в Украину. Олег Чичков объясняет, почему экипажи для «Ми-26» пришлось собирать так издалека. На тот момент во всем Союзе, по его подсчетам, было лишь около тридцати экипажей, которые умели управлять этим вертолетом так, чтобы еще и справляться с грузами на подвеске.

С вертолетов в Чернобыле сбрасывали свинец, доломит, борную кислоту в мешках — все, что могло погасить огонь и уменьшить выбросы радиоактивных веществ.

— У «Ми-26» три телекамеры — это позволяло сбрасывать грузы предельно точно, летчик из кабины видел все, что нужно, — объясняет Олег Чичков. — А другие вертолеты еще надо было «наводить»: на крышу гостиницы «Припять» сажали наводчика, позади летел вертолет-наводчик… А наша машина была и точная, и герметичная.

На борту «Ми-26» стояли радиометрические счетчики. Крайнее положение стрелки предусматривало 600 рентген — во время полетов над реактором она частенько зашкаливала, особенно в первые дни.

Среди вертолетов-ликвидаторов было несколько вертолетов для радиологической и химической разведки — «Ми-24 РХР». На один из них установили новое японское оборудование, которое могло определять высокие дозы, — с той стороны реактора, где сквозь разрушенную стену торчали голые плутониевые стержни, «лупило» больше трех тысяч рентген.

Рейсы без счета

База для летчиков размещалась на окраине Чернобыля, в четырнадцати километрах южнее АЭС. На эту площадку привозили грузы для сбрасывания в реактор.

— Я вылетал всегда первый — в 3.30, с рассветом. Пролетал над четвертым блоком и делал замеры, об их результатах тут же докладывали в Москву, — вспоминает Олег Чичков. — Например, утром 6 мая было под 300 рентген. Как только что-то в реактор сбрасывали — уровни радиации поднимались.
Незаконно живущий. История летчика, который спасал страну на вертолете над реактором
Порой требовалось виртуозное мастерство. Например, вертолет должен был макнуть в жерло реактора хрупкую трубку диаметром в 2 миллиметра, а длиной в 300 метров. Так замеряли температуру и другие параметры процессов, происходивших в реакторе. Операцию выполнил летчик Николай Волкозуб на «Ми-8», Олег Чичков корректировал его полет на своем вертолете. В том же 1986 году об этом случае напишет журнал «Юность».

Каждый вечер после полетов летчики мылись в полевой бане из больших армейских палаток.

— На третий день с вертолетов смылись весь камуфляж, все номера, потому что их обрабатывали спиртовой смесью, — добавляет Олег Георгиевич. — Мне потом в Аксаковщине встречались «ликвидаторы», которые говорили: «Мы водку пили каждый день — надо ж лечиться от нуклидов!»… Какое там пить? Противно было от этого запаха — настолько был пропитан спиртом вертолет!

Для учета облучения сначала выдавали «карандаши» (карманные приспособления для оценки накопленной радиации). Их сдавали после каждого рабочего дня, пока не поняли бессмысленность занятия. Средство измерения было крайне ненадежным: ударишь или уронишь — и все показания сбрасывались. К середине мая вместо карандашей ликвидаторам выдали «накопители», которые вешали на ремень. С них показания можно было снять, только подключив к специальному прибору.

Уже перед отъездом из Чернобыльской зоны Олег Чичков узнает, что за каждый залет на реактор им записывали 8 рентген, допустимой дозой по бумагам были 24 рентгена:

— Значит, три полета — и все, экипаж надо убирать. Где же столько наберешь людей? Мы не считали, сколько раз мы летали на реактор, — порой, может, и десять раз за день. Работать надо было. Может, первые партии экипажей и летали по три раза, а потом «снимались»… Но мы были на «Ми-26» последними, подменять нас было некому. Знаю, что летчиков до нас, которые набирали больше 24 рентген, отправляли в ЦНИАГИ (центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь) — там у них брали спинномозговые пункции. А когда у тебя берут пункцию, очень большая вероятность остаться инвалидом на всю жизнь. Я сказал тем, кто документы выписывал: «Чтобы у меня и у моих ребят больше 23 рентген не было». И нам писали по 22… Потом, гораздо позже, в Аксаковщине, по летной книжке мне прикинули, что получил облучение рентген под 300…

Парней, которые еще не успели жениться или «родить» детей, полковник Чичков на реактор не отправлял.

— Летали на реактор я и те, у кого есть дети, взрослые люди. С борттехниками сложнее — каждый борттехник закрепляется за самолетом, отвечает за него, техников нельзя менять, в отличие от летчиков, штурманов… А борттехниками были молодые ребята, — голос Чичкова медленно стихает. — Вот те ребята, я подозреваю, очень сильно «схватили» и покойники уже все…

«Ветер хватал пропитанный нуклидами песок и нес на людей»

После того как огонь в реакторе затух, летчики занялись дезактивацией местности — на всей площади АЭС и в радиусе 30 километров надо было поливать землю специальной смесью. На вертолетном заводе в Ростове изготовили специальное приспособление: к «брюху» вертолета крепилась штанга с отверстиями, в середине штанги — дополнительные баки на 20 тонн.


— На станции собирались строить 5-й и 6-й энергоблоки, поэтому там оказалась масса стройматериалов: цемент, песок в бумажных мешках. От высокой температуры мешки лопались. Ветер хватал песок, пропитанный нуклидами, и нес на людей. Мы с вертолетов заливали эту радиоактивную пыль.

Лавировать над станцией было непросто: мешали электроопоры, антенное поле с высокочастотными излучателями, антенные громоотводы — очень высокие, на которых сейчас не работали маячки. Был участок, куда Олег Чичков отказался отправлять свои экипажи, — там стояли строительные краны. Они не были зафиксированы: стрелы болтались туда-сюда, висели тросы, — легко было зацепиться.

— Туда и руководителя полетов высадить нельзя было: тысяча рентген. Мне грозили. Я говорю: «Хотите — снимайте с должности, звоните Горбачеву, но я туда не пойду и никого на смерть не пошлю».

В октябре 1986-го на станции рухнул вертолет ликвидаторов. Экипажи Чичкова к тому времени уже разъехались по домам. «Ми-8» задел хвостовым винтом трос. Командиром вертолета был летчик первого класса капитан Воробьев, погибли все члены экипажа.

— Мне всю жизнь говорят: ты человек конфликтный, с тобой тяжело договориться в случае чего. А я так считаю: если ты уверен в своей правоте, то ее надо отстаивать, — добавляет Олег Чичков.

Сон в полете и свинцовый привкус

Во время работы в Украине видел летчик и «рыжий лес» неподалеку от атомной станции, ставший трагически знаменитым.


— Мы его называли горелым. Он коричневого цвета был, понимаете? Я, когда уже на поливе работал, чуть дальше пролетел, посмотрел… Там вороны везде дохлые лежат. Вообще все померло.

Постоянно хотелось спать. Уже потом он прочтет, что сильная сонливость — симптом радиационного облучения.

— Однажды взлетели, поставили машину на автопилот. Смотрю, правый летчик спит, борттехник спит, штурман спит. А вертолет так гудит хорошо: «уууу»… Проснулся, когда услышал мой позывной. Сколько я спал? Может, минуту, может, пару секунд. Но факт в том, что и я уснул, представляете? Прилетел, доложил начальству: так дело не пойдет.

Аппетита не было, особенно не хотелось мяса. Постоянный свинцовый привкус.

— Я ел, считай, только огурчики маленькие. Ведро пластмассовое принесут — я их наверну с хлебом украинским…

Свинцовый привкус иногда появляется и сейчас. В воспоминаниях полковника записано:

«Уже в это время было ясно, что экипажи довольно быстро набирают „дозы“. Два-три дня — и в госпиталь. Стали принимать меры. Листом свинцовым выкладывались полы кабины, а иногда и парашютные чашки в креслах пилотов. Химики утверждали, что 1 сантиметр свинца понижает облучение в два раза».

Сегодня считается: решение сбрасывать свинец в реактор было ошибкой. Так, помимо радиации, в окружающую среду попали сотни тысяч тонн свинца — токсичного для живых организмов тяжелого металла.

— Там было много ученых, и у каждого свое мнение, — рассуждает летчик. — Одни говорили, что свинец надо бросать, другие — что не надо. С одной стороны, свинец «связывал» все радиоактивное. С другой — он сам по себе ядовитый… Как организовывать ликвидацию — это физикам, химикам надо было думать. Но могу сказать, что академик Александров ходил носом вниз, не поднимая глаз (Анатолий Александров — видный физик, представитель Академии наук СССР. — Прим. TUT.BY). Не потому, что у него шея болит

Олег Чичков заглядывает в глаза долго, прицельно. Этот взгляд выдержать непросто. Именно из-за привычки смотреть прямо в глаза последние пять лет он обходится без врачей.

— К ним же придешь — а у них глаза оловянные! Спрашиваешь, почему врачи сейчас такие? Говорят, мол, вам бы столько платили, и не то б было… А нам там сколько платили, в Чернобыле? Никто там денег не давал. Лично я вернулся и получил в Забайкалье обычную получку. Только позже я узнал, что мне пять окладов за ликвидацию было положено… Обратился: будут ли деньги какие-то? Сказали: «Олег Георгиевич, все финансовые ведомости по Чернобылю через полгода были уничтожены». А их положено несколько лет хранить

На мародерстве милиция ловила милицию

Олег Георгиевич считает: на ликвидации хватало людей, слонявшихся без цели и нужды. Большинство таких — политработники.

— Они, значит, нас «вдохновляли». Ходят, ворон ловят. Пробудет такой три дня, идет в строевой отдел, пишет справку: «В течение такого-то срока находился в Чернобыльской зоне», — нарочито дрожащим голосом собеседник пародирует поведение людей, которые приезжали на станцию ради галочки. — Находился! Вот именно. А чего ты там находился? Что ты делал? И он участник, он ликвидатор, и льготы ему давай…

Олег Чичков вспоминает, как из опустевших домов мародеры выносили добро:

— В один из дней ко мне приходит милицейское начальство, просит выделить вертолет. Мол, из брошенных сельских магазинов «партизаны» (призванные на ликвидацию резервисты.) вытаскивают все, а то и вообще напьются и там же спят. Согласовали со штабом, стали каждый день выделять вертолет с экипажем для облетов. Оказалось: «партизаны» «партизанами», так ведь ворует милиция. История была: милиция житомирская поймала киевскую милицию. Тащили из домов в Припяти мебель, ковры, посуду, бытовую технику, даже формы не снимая.

Олег Георгиевич однажды сам шуганул милицию, которая грузила себе в машину мешки со свинцовой дробью по 30 кило. Вспоминая это, военный смеется:

— Пошел слух: у летчиков есть такой полковник, который сказал, что воров и пьяниц в реактор бросать будет. Это я, шутя, как-то сказал, а оно вот мигом разлетелось…

«Ликвидаторами все хотят быть, но не все — ликвидаторы»

После Чернобыля он летал еще четыре года. Потом кем только ни работал — даже охранником во Дворце Республики. По небу скучает — бывает, снятся полеты. Недавно посидел в вертолете в авиационном музее на Боровой — прослезился.

Олег Чичков рассуждает: не все летчики со значком первого класса — первоклассные летчики.

— Есть летчик, которому Бог дал. Он сел и сросся с машиной — у него все будет получаться. А есть летчик, который боится, сомневается. Да, он соберется, поднатужится ради этого значка первого класса — получит его. Но он не первоклассный летчик.

По-всякому бывает и с ликвидаторами.

— Все хотят быть ликвидаторами, но ликвидаторы не все. Те, которые бегали водку пить, а к вечеру спьяну уже на ногах стоять не могли, — это что, ликвидаторы? Я как-то в Аксаковщине повстречался с ветеринарным врачом из Брагина. Он скотину сортировал. Говорит: «У нас там было по 250 миллирентген!». Первая группа инвалидности — а сам каждый день коньяк хлещет. Я говорю: «А у нас было, может, и по 5 тысяч рентген». «Где это у вас?» — не верил. Потом обходил меня стороной и жалел, что со мной пооткровенничал. Из тех, кто над реактором висел, — жив я один, пожалуй, остался. Да и я уже был «готов»: в девяностых у меня микроинсульт был, одну сторону парализовало, говорить не мог. Потом меня китайские врачи спасли.

У ликвидатора Чичкова, тушившего огонь в реакторе, третья группа инвалидности, за которую нынче в Беларуси не положено льгот.

— Мне давали вторую группу, нерабочую. Но у меня тогда была пенсия 38 долларов, а времена такие были, что я не мог не работать: трое детей, надо было помогать. И я упросил все-таки поставить мне третью, рабочую группу. Как льготы отменили, как-то поинтересовался, что там со второй группой. А мне говорят: поезд ушел. Ну ушел — так ушел. Мне и не надо ничего. Я не такой человек, которому надо что-то выпрашивать, жаловаться. Плюнул на все, живу в удовольствие: дома не сижу колом, хожу на рыбалку, водку пью по праздникам, курю до сих пор, — смеется Олег Георгиевич. — Трое детей у меня, трое внуков — всем нужно уделить время. Что мне еще надо?

Источник: