эпидемия

Постов: 14 Рейтинг: 24362
347

Чума в "Великое Лихолетье"

Развернуть
Чума в
Под Великим Лихолетьем северные народы понимают Северную войну между союзами Швеции и России в 1700-1721 гг. Жестокая война не зря была названа так.
В те годы прибалтийский город Ревель (ныне Таллин) входил в состав Шведской Эстляндии и оказался под ударом русской армии. В августе 1710 года войска генерала Баура подошли к городу и предложили его гарнизону сдаться, пообещав пощаду и сохранение в городе прежних прав и привилегий для граждан. Получив отказ, русские взяли город в блокаду, но на штурм не пошли. В свою очередь, вице-губернатор Эстляндии Паткуль велел организовать оборону и возвести укрепления в пригороде.
Сказать точно, откуда взялась зараза, не представляется возможным. Как и в точности определить форму той чумы, из-за скудных её описаний. Но учитывая обстоятельства, можно предположить, что она была бубонной.
Смертность в городе была высокой: по данным магистрата, к декабрю 1710 года в городе оставалось немногим больше 1900 жителей, в то время, как умерших было свыше 5600 человек. Сказывалось не только фактическое отсутствие средств лечения чумы, но и русская блокада, ограничившая поставки в город пищи и чистой воды.
Несмотря на то, что город сдался 30 сентября того же года, эпидемия продолжалась до 1711г. Когда шведский гарнизон ушёл на север, часть бойцов направилась домой - в Финляндию.
Людей, направлявшихся из Эстляндии, заперли на шестидневный карантин (не известно, оказались ли среди них больные). Чаще всего упоминается крестьянин из Коукела, ездивший тогда же в Ревель и тайно вернувшийся на родину. Он-то и занёс чуму, поразившую южную и юго-западную Финляндию.
Пострадали многие населённые пункты. Жители Турку, бывало, выбрасывали из окон больных и трупы умерших от чумы соседей и родственников. Чтобы пресечь это, граф Карл Ниерот повелел арестовывать тех, кто поступал подобным образом, и прилюдно бить кнутом у позорного столба. Однако, зажиточные горожане отделывались штрафом в сто серебряных талеров. В Турку вымерла треть горожан - около двух тысяч жертв.
До Хельсинки чума добралась 9 октября 1710 года, когда обнаружились первые жертвы среди горожан. За три месяца болезнь погубила 3379 человек только в городе. А всего чума забрала жизни около пятнадцати тысяч человек в Финляндии и Шведской Эстляндии. Финны назвали эту эпидемию "Большой смертью".
Здесь можно заметить, что ситуация с противостоянию эпидемиям значительно изменилась со времён Второй пандемии XIV века. Огромными были успехи в медицине и личной гигиене. Общая чистоплотность людей выросла, как и осведомлённость об инфекционных заболеваниях. Практика карантинов и изоляция больных давала свои плоды. Однако, до появления настоящего лекарства от чумной палочки оставалось ещё много лет, одна пандемия и огромные жертвы.
Чума в
Фотографии Кая Фагерстрома 
1942

"Чёрная смерть" на Руси

Развернуть
Чтобы иметь наболее точное представление о том, как чума поразила русские земли в 14 веке, необходимо понимать, как княжества Руси отличались от западных соседей и что у них было общего.
Первые заметные упоминания об эпидемии инфекционно заболевания в русских летописях датированы девяностыми годами XI века. Описание повальной болезни несёт, скорее, фантастический характер, объясняя высокую смертность злым умыслом бесов и прикосновением мертвецов. Отсюда можно сделать вывод, что современники не имели никакого представления о природе болезни, кроме очевидных симптомов: жар и язвы. Но этого не достаточно, чтобы идентифицировать заболевание.
Как правило, летописцы описывали эпидемии поверностно, уделяя внимание лишь области, смертности и самым заметным проявлениям заболевания.
Сотни лет люди в своих бедах винили сверхъестественные силы. Дело не только в устойчивых суевериях, но и в слабо развитой медицине. Тогда методы лечения сводились к заговорам, зельям, травкам и молитвам. Но применение эдакой "фитотерапии" на Руси во все времена имело определённый успех и не возбранялось церковью, когда как в Европе такой подход могли счесть алхимией и ведьмачеством. Со всеми вытекающими.
Можно смело утверждать, что с развитием торговых и дипломатических контактов с западными соседями, в русские княжества всё чаще наведывался мор. Нередко прявления повальных болезней, которые были схожи с тем, от чего страдали люди в Европе, соответственно.
Как известно, первыми жертвами чумы в XIV веке стали жители Азии и Ближнего востока. Европейцы, столкнувшись с татаро-монголами, заразились ею и принесли домой, дав старт чудовищной эпидемии. Правивший в Москве князь Симеон Гордый заранее почувствовал неладное и распорядился сократить общение с иноземцами из бедствующих регионов. Он даже пошёл на риск такого отношения с Золотой Ордой. И не зря, как оказалось. На границах размещались заслоны, дороги брались под охрану, нарушителей выискивали. Это вредило торговле, но жуткие слухи, шедшие с запада, заставляли не роптать большинство. Большинство, но не всех.
Беда случилась в Пскове. Поставив собственные интересы превыше других, псковчане не ограничивали себя в торговых связях с соседями. Летом 1352 года в городе и его области разразился страшный мор. Людей умирало столько, что священнослужители не успевали хоронить умершин не просто по канонам, а даже складывая в один гроб по несколько трупов. И тут надо отметить, что гибель целых семей от заразных болезней на Руси была обыкновенным делом. Лекари тогда были доступны не всем и груз ответственности за семью ложился на мать, хронительницу очага. Когда кто-то заболевал, женщина ухаживала за ним и тоже становилась жертвой недуга. Поэтому, часто в один большой гроб помещали всю семью.
Именно чума в Пскове разит мифы о том, что чистоплотность русских защищала их от крыс с блохами и то, что в холодной России болезни мало распространяются. Во-первых, эта чума носила лёгочную форму, потому, что летописи сохранили упоминании о кровохаркании и скорой смерти. А лёгочная форма только лучше распространяется в холоде. Во-вторых, в заграничных товарах уже жили блохи, заражённые чумной палочкой (как было в Лондоне в 17 веке) и кусали они что грязных, что чистых людей.
Итак, чума была во Пскове. Люди видели вокруг себя больных и мёртвых. Ужас обуял горожан. Они предпочитали проводить время в молитвах, заботясь о спасении души. Вскоре эпидемия приняла столь угрожающий вид, что отчаявшиеся псковчане с поклоном обратились к новгородскому архиепископу Василию. Тот откликнулся на просьбу о помощи и приехав в Псков, обошёл город с крестным ходом. Возвращаясь домой, Василий заболел и 3 июля скончался. Новгородцы похоронили его, после чего чума разгорелась уже в Новгороде.
Эпидемия широко зашагала по Руси, захватывая многие известные города. Дошла она и до Москвы, унеся множество жизней. Умерли даже князь и двое его сыновей.
Затем, мор утих, но через несколько лет возобновился. Люди всё так же воспринимали это как наказание свыше и были смиренны. Хотя, некоторые бросали все дела, раздавали детей и уходили в монастырь.
"Мор железою", то есть, бубонная форма чумы появилась в 1364 году на Низовьях Волги. Тогда летописцы обстоятельно описали припухшие железы, как и то, что некоторые больные страдали от кровохаркания.
Необходимо отметить страшную вспышку неизвестной болезни в Смоленске, разразившуюся в 1387 году. Тогда к концу эпидемии в городе осталось не больше десяти выживших. Но из-за скудных описаний болезни (кроме её исключительной злокачественности) нельзя сказать, была ли там чума.
В XV веке эпидемии чумы неоднократно посещали российские города. За сотню лет народ стал понимать, что заболевают люди не случайно, поэтому, меры покойного князя Симеона Гордого были подкреплены новыми решениями. Например, письма из-за границы не передавались напрямую. Их переписывали, и неприменно так, чтобы между писарем и диктовавшим горел огонь, в котором потом сжигался оригинал. В практику вошло хранение зарубежных товаров под замком в срок до сорока дней.
За две сотни лет новгородцы хорошо осознали, что если чума начинается во Пскове, то вскоре пострадают и они. Существуют свидетельства жёстких мер подобия карантина. Людей из болеющих городов не принимали в других, для чего организовывались заставы. Торговцев из бедствующих городов гнали отовсюду. Если таковые не подчинялись и прятались, их могли сжечь вместе с товаром, а укрывавших их жестоко секли.
Со временем совершенствовались летописи. Например, в середине XV века, когда в Пскове снова бушевала чума, была сделана запись о том, что мор начался в Опочьском конце города. Принёс его некий Федорок, вернувшийся из Юрьева. В дальнейшем люди научились перкрывать заставами не города, а их районы, где появлялась болезнь. Когда в доме умирал от болезни человек, двор запирали и ставили стражу, которая передавала живым людям внутри пищу. Посещать больных было запрещено под страхом смерти. Хоронить возле церквей жертв мора стало запрещено. Им рыли могилы за границами населённых пунктов.
В XIV веке появились первые меры "профилактики" болезней. В местах масслвых скоплений людей было велено жечь костры, чтобы таким образом очищать воздух. Несмотря на периодические эпидемии, торговля и войны продолжались. Известны случаи, когда русские военачальники избегали столкновений с вражескими войсками, страдавшими от заразного недуга.
Приятно заметить, что на Руси практически не было "охоты на ведьм", присущей европейцам. Иногда в возникновении болезней винили татар, отравивших воду в реке или колодцах.
Из странностей можно отметить различные языческие ритуалы, проводимые в деревнях, чтобы защитить свой край от мора. Манера людей усиленно молиться и собираться на службы не ослабевала даже в самые страшные вспышки эпидемий. Увы, часто это лишь помогало болезни распространяться.
Напоследок хочу отметить необыкновенную традицию, существовавшую тогда на Руси. Чтобы обуздать напасть, люди строили церкви. И не простые. Они возводили их за день, начиная до рассвета и заканчивая к закату. Такие церкви назывались обыденными. Их постройка требовала сил большого количества людей. Важно обратить внимание на то, что каждый работник, принимавший участие в строительстве, перед этим неприменно мылся в бане, а одежда застирывалась. А чистота, как известно, очень хороший помощник в противодействии инфекции.

По мере развития Руси из отдельных княжеств в единое государство, повышалась образованность, совершенствовались науки, формировался рациональный подход к медицине. Известен случай, когда накануне эпидемии чумы в Лондоне английский посол не был допущен к царю и заперт на карантин.
Люди прошли долгий, отмеченный эпидемиями, пока развитие науки не позволило достойно противостоять не только чуме, но и другой инфекции.
2440

Будни чумных докторов

Развернуть
Будни чумных докторов
В 14 веке практически весь цивилизованный мир был охвачен монструозной эпидемией чумы. Это была Вторая пандемия, прозванная в Европе "Черной Смертью". В ужасающих условиях трудились персонажи, известные как чумные доктора.
Давайте сразу уточним, что такое чума. Это инфекционное заболевание естественного происхождения. Чаще всего переносится грызунами и их блохами. Между людьми очень заразно и при отсутствии лечения имеет почти 100% смертность.
Что из себя представляла Европа 14 века? Вспомните все стереотипы про средневековье. Грязь, мрак и фанатичная вера в Господа. И простые люди и дворяне пренебрегали элементарной гигиеной, в силу чего имели сногсшибательный запах и часто страдали от паразитов. То есть, вшей и блох. Города (по нашим меркам) являли собой зловонные клоаки, кишащие крысами. Грызуны почти без опаски бегали по улицам, забегали в дома, питались и размножались. Конечно, были и относительно чистые города, но отсутствие канализации и скученность населения давали о себе знать.
Надо заметить, что первую половину 14 века европейцев мучил изменчивый климат. Урожай часто погибал то от засухи, то от холодных проливных дождей. Голод погубил много людей и подавил иммунитет живущих. Прибавив к этому постоянные войны, можно заметить значительную убыль населения.
Естественно, в таких условиях различные заболевания вереницей сменяли друг друга. Европа и так на тот момент страдала от проказы и оспы. Адекватных средств борьбы с ними не существовало, да и сами люди предпочитали молитвы лечению.
Появление бубонной чумы стало настоящим шоком для европейцев. Неведомая болезнь очень быстро распространялась, как казалось, даже сквозь стены, а заболевшие почти неизбежно умирали в муках за пару дней (не считая времени до появления бубонов). Суеверный и набожный народ сразу заговорил о небесной каре, а великие умы тех лет были как слепые котята, теряясь в догадках.
Средневековая медицина - тема обширная и столь же смехотворная, сколь страшная. О методах "врачевания" можно было бы написать отдельный пост. Но тут достаточно сказать, что тогдашние врачи имели весьма поверхностное предствление о природе заболеваний. Кроме того, сказывалась нехватка практики, возникшая от недоверия простолюдинов и подозрительного отношения церкви. Но чума встрясла всех. Всё оказалось сдвинуто со своих мест и медицина, наконец, зашевелилась в непроглядном мраке невежества.
Появились сотни тысяч изнывающих от заразы людей. И сотни тысяч трупов. Церковники уже были не в силах призвать людей к смирению на фоне повальной смертности. Миряне нуждались в помощи, оказать которую и пришли чумные доктора.
Будни чумных докторов
Одетые в чёрную робу, закрывающую всё тело, доктора носили причудливые маски с подобием птичьих клювов. Маска так же закрывала всё лицо, не считая глаз, а "клюв" был подобием респиратора. В него запихивали пахучие травки и пропитанные кусочки ткани, чтобы воспрепятствовать проникновению заразы. Многие тогда верили, что запах, более сильный, чем вонь больных и покойников может оградить от "моровых поветрий". Увы, это было не так.
Часто в руках чумного доктора можно было видеть щуп, с помощью которого он производил осмотр и касался пациентов. Нередко использовались матерчатые или кожаные перчатки. Но так как чумные доктора не только общались с больными, но и часто хоронили умерших, к которым боялись подходить родные, заболеваемость и смертность среди них была значительной.
Методы лечения соответствовали средневековым, но часто носили и экспериментальный характер (методом тыка, чего уж). Состоятельные люди могли позволить себе такие процедуры, как кровопускание, пиявок, припарки, вдыхание "ароматного" дыма, прижигание. Известный французский хирург Ги де Шолиак сам заболел чумой, но выжил. Обнаружив у себя симптомы, он оградился от окружающих и сам себя лечил. По меньшей мере неделю врач вскрывал собственные бубоны, выдавливал их содержимое и прижигал. Для этого требовалось огромное мужество, ведь бубоны это - распухшие лимфатическиие узлы, где размножается чумная палочка. В дальнейшем он применял этот метод к добровольцам с переменным успехом.
У врачей были постоянные трудности в общении с церковниками. Устойчивым было мнение, что если человек исцелился, то в этом заключалась помощь Господа, а если умер - ему не помог врач. Ещё проблемы создавали и сами пациенты. Существовала практика "аскетизма", когда верующие ограничивали себя во всех земных благах, а об омовении забывали вовсе. Тогда в порядке вещей было встретить человека столь же запущенного, как и вонючий бомж в метро. С той лишь разницей, что тогда чаще мочились не в штаны, а на улице.
Иногда хозяева крепостей и городов приглашали чумных докторов для оказания услуг. То есть, уборки тел умерших. Их уносили с улиц и из опустевших домой. Трупы часто не хоронили по обычаям, а бросали в реки или выгребные ямы. Доктора же могли рассчитывать не только на оплату от нанимателя, но и на откровенное мородёрство в жилищах, которые стояли брошенными, полные сокровищ, но никто не решался в них зайти. Ещё врачам в некоторых регионах (Германии, например) было положено бесплатно наливать в питейных заведениях. Правда, иногда это обращалось в пьяные дебоши. Трудная работа.
Вопреки расхожему мнению, церковь иногда осуждала чумных докторов, но на кострах их массово не жгли. И без них было кого жечь. А этих господ побаивались, не любили, но их работу никто больше делать не хотел.
Под масками часто скрывались образованные люди, пытавшиеся найти средство от мора. Но и в достатке было просто тех, которые о медицине ничего не знали, а занимались только уборкой трупов. К чумным докторам можно отнести известного предсказателя Мишеля Нострадамуса, который занимался поиском способов лечения чумы.
Будни чумных докторов
На этом всё. О чуме я могу писать долго и неутомимо, но предпочитаю рассказывать саму суть. Если есть какие вопросы о ней, задавайте в комментах.
В дальнейшем планирую написать про чуму на Руси.
2453

Фальшивая эпидемия, настоящие герои

Развернуть
Во время немецкой оккупации Польши два польских врача Евгениуш Лазовский и Станислав Матулевич спасли более 8000 человек.
Жили они в городе Развадов (в него входило также несколько крупных сел и еврейское гетто). Когда территория была оккупирована, Евгениуш оказывал тайную медицинскую помощь евреям. Вечером они помечали особым знаком двери больных, чтобы Евгениуш знал, куда идти.
Эта была просто капля в море. В любой момент поляков могли выселить из города, а евреев сослать в лагеря или вообще  уничтожить.
Тогда Лазовский с Матулевичем разработали хитрый план. Под видом прививок они начали вводить населению мертвые бактерии Proteus OX19 (при тесте на тиф результат будет положительный, но человек останется здоровым). Внедряли бактерии только полякам. Зараженных евреев немцы просто расстреляли бы.
В итоге, боясь заражения, немецкое командование вывело войска из Развадова и объявило территорию карантинной зоной.
Что интересно, через некоторое время немцы заподозрили неладное - смертность была очень низкой для тифа. И послали комиссию на проверку.
Лазовский узнал об этом и заранее подготовился. Немецкого врача - председателя комиссии по приезду ждал накрытый стол с большим количеством алкоголя. Он напился и послал своих ассистентов делать анализы. Студенты так боялись заразиться, что взяли образцы лишь у пары человек, предварительно зараженных Лазовским. Эпидемия была "подтверждена".
Лазовский выиграл драгоценное время. Вскоре город был освобожден советскими войсками.
После войны Евгениуш эммигрировал в Штаты, работал врачом. Спокойно дожил свой век в штате Орегон (г. Юджин), умер в 2006 году.

Напоследок фото Лазовского с пушистым букетом
Фальшивая эпидемия, настоящие герои
948

Губит людей не пиво...

Развернуть
В 1854 году в окрестностях улицы Брод-Стрит (ныне Бродвик-Стрит) лондонского района Сохо произошла вспышка эпидемии холеры. Событие вошло в историю благодаря методичным действиям доктора Джона Сноу, выявившего источник эпидемии — загрязнённую воду из водозаборной колонки. Исследование Сноу послужило толчком к развитию эпидемиологии и совершенствованию систем водоснабжения и канализации.

Во время эпидемии Сноу обошел семьи всех заболевших и выяснил, что они брали воду из одного и того же колодца-колонки, в который, вероятно, просачивались нечистоты из выгребной ямы расположенного рядом жилища (этот колодец, кстати, пользовался большим успехом: он был глубоким, и вода из него казалась обывателям вкуснее и чище, чем из других). Для наглядности доктор даже нарисовал карту, в которой обозначил все зараженные дома. Изучив этот документ, стало очевидно, что по мере отдаления от злосчастного источника, пораженных холерой становится все меньше и меньше.

Наряду с этим Сноу выяснил, что несмотря на соседство с колодцем, ни сотрудники местной пивоварни Lion Brewery, ни монахи близлежащего монастыря заразу не подцепили, потому что и те, и другие использовали в качестве средства утоления жажды сваренное ими же пиво. Тут сразу вспоминается песня из фильма «Не может быть», где вполне аргументированно доказывается, что «Губит людей не пиво, губит людей вода».
2155

У Игоря редкое заболевание

Развернуть
1040

Устами ребенка глаголет... ненависть.

Развернуть
В середине 00-х работал я на скорой санитаром выездной бригады. Зима, эпидемия ОРВИ. Всем бригадам: и линейным, и БИТам, и акушерским – давали педиатрические вызовы. Задержки до 4-х часов. Оры и крики родителей. Не суть.
Приезжаем на вызов: Ребенок. Температура. Не сбивается.

По факту: очень серьезная девочка лет пяти с температурой 39, взволнованные родители.

Доктор пишет карту. Я набираю «тройку». Укол больной до жути. Детей мне априори жалко. Но что делать? Девочка молча (челюсти сжаты) ложится лицом в подушку, приспускает колготки. Попа с кулачок. Мама квохчет. Ставлю укол. Ребенок даже не пикнул. Натягивает девочка колготки, а лицо все еще в подушке. Сидим 15 минут. Ждем (медики поймут чего). Девочка лицом в подушку.

Даем рекомендации. Собираемся уходить. Мама говорит: «Доча, что докторам сказать надо? Они уходят». Тишина секунд пять. Сдавленный голос из подушки: «Суки»!!!

Едем дальше детей лечить.
Устами ребенка глаголет... ненависть.
Баянометр не ругался. Картинка с тырнета.
959

Эпидемия - двигатель торговли

Развернуть
Цитата с "Мегамозг":

"Важным периодом в истории электронной торговли Китая можно считать 2003-2005 гг., в этот период в Китае бушевала атипичная пневмония (SARS), покупатели, боясь заразиться, меньше выходили на улицу и больше покупали в Сети, тем самым спровоцировали бум развития электронной коммерции".
2790

А ведь правда...

Развернуть
А ведь правда...
4812

Когда запугали эпидемией гриппа

Развернуть
Когда запугали эпидемией гриппа
2608

Москва и грипп

Развернуть
СМИ наводят панику о том, что в Столице закончились лекарства. На радио звонят люди, которые только в "пятой","десятой" аптеке нашли, что искали.
Кому-то может быть полезно - есть телефон 84959959951 - справочная по всем аптекам  города. Скажут бесплатно, где и что можно купить. Даже по цене дадут консультацию. И при желании переведут на аптеку.
Будьте здоровы! Не болейте! Это не реклама, пост для минусов не пишу.
877

Для паникёров

Развернуть
Для паникёров
358

Эбола

Развернуть
гонка на время
Эбола
633

Эбола (часть 4)

Развернуть
и увидел я всадника и был он на белом коне, и имя ему Чума
Эбола (часть 4)