С.А., 55 лет, зав. отделением сочетанной травмы:

Хирурги рассказывали: к ним обратился мужик с панарицием — нарывом на большом пальце ноги от вросшего ногтя. Этот герой две недели с ним жил, ходил со стелькой, скотчем к ноге привязанной, ибо обуви уже никакой надеть не мог. Однако к врачам не шел — боялся. Но доконал-таки его панариций, и мужик договорился с хирургами, что нарыв вскроют под общим наркозом. Вообще, так не положено, но он сунул кому надо, а нашим не жалко: общий — так общий. Притащили анестезиолога к себе с оборудованием, усыпили мужика. А тот возьми и дай остановку сердца! Причем ему еще и сорока не было, никто таких фокусов не ждал. Ну принялись откачивать — прямой массаж сердца делать. А кресло там хлипкое было, для реанимационных мероприятий непригодное. Так что кресло вдребезги, мужик в отключке на полу, нога сломана аж в двух местах. Тут реаниматологи примчались. В результате ему грудину вскрыли — открытым массажем оживляли. В общем, просыпается мужик: грудь располосована, нога на растяжке, а из гипса на него весело смотрит большой палец с целехоньким панарицием.