1topicstory

Постов: 10 Рейтинг: 28783
3815

Танцы

Развернуть
Однажды я танцевал.
- Ты не хочешь поступить в театральную студию? – Спросила меня мама. Мне было 10 лет. Мама категорически не желала, чтобы я после школы слонялся по округе в сомнительной компании. Поэтому хотела записать меня в какую-нибудь секцию или кружок.
Я, в свою очередь, хотел дойти до уровня с технодромом в «Черепашках-ниндзя 3». Поэтому беззаботно ответил, что хочу.
Когда закончились жизни, а с технодромом в очередной раз не срослось, я на всякий случай уточнил:
- А чего делать-то надо будет на поступлении?
- Ну… - замялась мама, – ничего особенного. Прочитать стихи, отрывок из прозы и басню. То же что в школе делаешь. Ну и там еще… Кхм… Спеть песню и танец станцевать, но там написано, что это необязательно.
Последние слова она произнесла как-то невнятно и скороговоркой. Поэтому я уточнил:
- Точно необязательно?
- Точно. – Неуверенно ответила мама. И я успокоился.

Коридор перед кабинетом, где сидела приемная комиссия был заполнен под завязку. Девочками в нарядных платьях и мальчиками в костюмах и белых рубашках. Все с аккуратно уложенными волосами. На мне были треники и кофта в серую клетку. Подстрижен я был под горшок, потому что в парикмахерскую меня накануне сводил папа. Я почувствовал себя немного неуютно.
Запускали в аудиторию по пять человек. Фамилии оглашали по списку. Когда дошла очередь до меня, то оказалось, что в моей пятерке я единственный мальчик. «Ладно, в крайнем случае попрошусь в туалет и убегу», - подумал я и на всякий случай сел поближе к двери.
В приемной комиссии сидело трое. Какой-то сердитый мужик, улыбчивая женщина с усталыми глазами и еще какая-то тетка похожая на директрису из моей школы. Тетка на нас почти не смотрела и всю дорогу что-то строчила в блокноте. Еще в комнате стоял рояль, а за роялем сидела молодая девушка.
Прослушивать начали с девочек. Девочки читали отрывки из Шолохова, Солженицына и Ключевского. Стихи у них тоже были непростые – каких-то немцев, французов, испанцев…
Меня сильно настораживало, что всех без исключения просили петь и танцевать. А еще больше настораживало, что девочки пели и танцевали. Причем пели какие-то заковыристые романсы, а танцевали танго, фокстрот и вальс.
Наконец, девочки закончились и меня попросили выйти в центр комнаты. Я честно отбарабанил стихи про белую березу, прочитал отрывок из «Алисы в стране чудес» и рассказал про ворону и лисицу. Я практически не забывал слова, поэтому остался собой вполне доволен. И даже было подумал, что легко отделался.
По лицу сердитого мужика было видно, что он мои чувства не разделяет.
- Ладно, - сказал он, после того как я закончил с басней. – Что будешь петь?
Я понял, что сейчас будет критический момент.
- А в списке было указано, что песня и танец необязательно…
- Ага, - кивнул сердитый мужик, - Это там по ошибке написали. А на самом деле – обязательно. Какую песню можешь спеть?
У меня, как назло, напрочь вылетели из головы все песни, которые я знал. Единственное, что я смог выудить в памяти, это что-то про путь-дорожку фронтовую.
- Отлично, - сказал сердитый мужик, которого я к тому времени успел возненавидеть. – Давай про путь-дорожку.
Он махнул рукой девушке за роялем. И та начала играть.
Я кое-как пропел первый куплет. Мимо нот и безбожно перевирая текст какой-то отсебятиной. Припев прошел более-менее гладко. А вот дальше я текста совсем не помнил. Вышел из положения я изящно. Просто заменил весь куплет на «ла-ла-ла». Девочки перешептывались и хихикали. Я чувствовал, как краснею.
Сердитый мужик тем не менее впервые за все время улыбнулся.
- Достаточно, - сказал он девушке за роялем. И спросил у меня. – Чего – куплетов не помнишь?
- Ага.
- Бывает. Как с танцами дело обстоит?
- Не очень хорошо, - признался я. – Если честно, то очень плохо.
- Понятно, - кивнул мужик. – Ну давай уж что сможешь.
Я вспомнил, как одна из девочек танцевала фокстрот. Начало там было очень простое – нужно было просто идти вперед, ставя ноги прямо друг за другом – как по канату. Это я мог повторить. Что делать дальше для меня было загадкой. Тем не менее я брякнул:
- Давайте фокстрот.
Рояль заиграл фокстрот. Я стал переставлять ноги в ритм. Чего делать дальше с руками и ногами яснее не становилось.
Вдруг мужик отчетливо сказал:
- Не думай. Просто слушай музыку и танцуй.
Я подумал – а какого собственно черта? Терять особо нечего. Еще больше чем сейчас я все равно не провалюсь. Тогда я отключил голову и стал двигаться в ритм под настроение музыки.
Поскольку четкой программы действий у меня не было, то я несознательно станцевал все, что я знал про танцы вообще. Это была какая-то странная смесь танцев Майкла Джексона, дерганых движений, которые парни в школе выдавали за рэперские пляски и балета, который я видел пару раз по телевизору. Тело старалось подбирать подходящие движения под музыкальные повороты. И я так этим увлекся, что перестал напрягаться.
Наконец музыка закончила играть. Мужик смеялся и хлопал. Тетка перестала строчить в блокноте. Девочки снова перешептывались и хихикали.
- Спасибо, - сказал мужик. – Дети, можете идти.
Осенью, когда в студии начались занятия, я набрался смелости и спросил, за что они меня взяли. Дядька, которого, как выяснилось звали Михаилом Александровичем, серьезно посмотрел мне в глаза и коротко ответил:
- За танец.

Не скажу, что учеба в студии чем-то мне сильно помогла. Но вот полученный совет меня в жизни никогда не подводил. Иногда, если ничего непонятно, времени в обрез и некуда отступать – лучшее, что ты можешь сделать - это перестать думать, слушать музыку и просто танцевать.
783

По соседству

Развернуть
Хорошо, когда сын маминой подруги всего один. Мне приходилось соревноваться с целой командой.

- А вот Лиза четверть закончила на одни пятерки, - сообщала мама, расписываясь в дневнике.
- А вот Маша в художку сама записалась, - намекала мама за чаем.

Однажды мне это надоело.
- А вот Лена.. - привычно начала она.
- А вот Ленина мама с двумя мужиками живет, - парировала я, ожидая безоговорочной победы.

Но мама только громче повторила, чтобы слышно было в соседнюю комнату:
- Что говоришь? Люда с двумя мужиками живет? Ммм целых два, а тут полочку повесить некому.

На следующий день папа показал мне, как пользоваться перфоратором.
- С этой штукой ты сама сможешь повесить что угодно, - объяснил он. - И не искать для этого мужиков.
2188

По соседству

Развернуть
Однажды я возмутился.
С моего раннего детства мама ставила мне в пример Славика – мальчика, который жил в квартире по соседству.
- Вон, смотри – у Славика по математике сплошные пятерки. Есть склонность к чему-то. А ты все на тройки да четверки учишься. – Говорили она, когда мне было 10 лет.
Тогда я приналег на литературу и русский. И через некоторое время стал отличником по этим предметам.
- А Славик после школы на рисование ходит. У него какие-то интересы есть. А ты все слоняешься вокруг ларьков. – Сказала мама, когда мне было 12.
Тогда я пошел в театральную студию. И все вечера проводил там.
- Славик-то вон, между прочим, взял и в строительный колледж поступил. Парень сам себе голова. Целеустремленный. А у тебя впереди - непойми что светит. – Услышал я в 16 лет.
Тогда я подтянул учебу. Собрался с силами. И поступил в институт.
А потом Славик стремительно спился и угодил в тюрьму за вооруженное ограбление. Тут мама поняла, что подражая Славику, можно далеко зайти. И на долгое время оставила меня в покое.
До тех пор, пока в 28 лет я не услышал от нее:
- А Катя-то вон, с четвертого этажа, - второго ребенка недавно родила…
- Мам, ну хватит уже, - возмущенно перебил я маму. – Сколько ж можно-то? Почему ты мне все время ставишь кого-то в пример? Ну, хочет Катя рожать – пусть рожает. Я что теперь – тоже родить обязан?
- …от Славика. – Закончила несколько ошарашенная мама свою фразу.
2858

Это случилось в метро

Развернуть
Однажды я побывал в конце тоннеля.
Шел 98-й год. Мне и моему закадычному другу Вадику было по 13 годиков. Главным развлечением того лета у нас были долгие поездки в метро по льготному ученическому проездному. Что говорит о нашем с Вадиком интеллектуальном развитии на тот момент.
Волновали нас тогда два вопроса. Первый – это как потерять девственность (в первую очередь для этого стоило сбрить подростковые усы – как я понял намного позже).
Второй – что происходит с поездом метро на конечной станции. Точнее, в тот временной промежуток, когда он ныряет в тоннель с одной стороны платформы, а потом выезжает с другой.
Больше всего интриговало то, что всех людей из поезда перед этим настойчиво выгоняют.
Большинство наших знакомых сходилось на том, что, скорее всего, там кроме тоннелей ничего интересного нет. Но попадались особо одаренные товарищи, которые озвучивали идиотские теории о лучах, убивающих любую органику. Дескать, ими просвечивают весь поезд, пока он на перегоне. Типа в целях дезинфекции.
В общем, мы стояли на платформе. Тетка обходила вагоны. Вадик в очередной раз излагал свои бредовые теории про смертельные лучи. Я рассеянно кивал, а сам внимательно следил за теткой.
- Ну че, пойдем уже? – наконец закончил Вадик.
- Щас. Погоди. – отмахнулся я, не спуская глаз с метрополитеновской тетки.
Она просемафорила машинисту. И тогда я совершенно неожиданно для себя самого заскочил в закрывающиеся двери вагона.
Я остался в поезде. А мимо, удаляясь, проплыла пораженная физиономия Вадика.
Сначала ничего интересного не происходило. Поезд ехал. Вокруг были обычные темные тоннели. Я уже приготовился, что сейчас выйду с другой стороны платформы и пойду по своим делам. Не ахти, какое приключение, конечно. Но, как минимум, загадка раскрыта.
Тут поезд остановился. Сквозь межвагонные двери ко мне шел машинист.
Я лихорадочно попытался придумать убедительную отмазу. Но в голову ничего кроме «Извините, я больше не буду» не лезло.
Машинист зашел в вагон. С полминуты он меня разглядывал, уперев руки в бока. Наконец, спросил:
- Ну и зачем?
Я понял, что любая отмазка будет звучать глупее правды. Поэтому честно сказал:
- Да просто хотел узнать, что там, в тоннеле… - И, подумав, добавил: - Извините. Я больше так не буду делать.
- Блин, ну ведь немаленький уже. Взрослый мужик. – Упрекнул меня машинист. Впрочем, упрек прозвучал скорее как комплимент. – Подошел бы по-человечески попросил. Я бы тебя в кабине провез. Чего мне – жалко, что ли. Пойдем.
Остаток пути я проделал в кабине машиниста. Он сделал очень краткую экскурсию – смотреть там особо нечего было. И показал основные приборы.
Первым, что я увидел, когда мы въехали на станцию, была физиономия Вадика. Он стоял в самом начале платформы и видимо уже всерьез волновался – куда бежать и что делать. Когда я приветливо помахал ему из кабины машиниста, то беспокойство сменилось у него на лице удивлением. А удивление – завистью.
Я поблагодарил машиниста и попрощался с ним. Вышел из поезда. А потом рассказал все Вадику. Он хмуро выслушал мой рассказ. Некоторое время молчал.
А потом мой друг, который видел, как я сажусь в поезд и как из него выхожу, проявил скептицизм. Сделал он это просто и незатейливо. Сказав:
- Да врешь ты все…
3597

Это случилось в метро

Развернуть
Мой знакомый стеснительный малый, с девушками не очень умеет обращаться. При этом довольно влюбчивый, но его симпатии не длятся больше нескольких перегонов метро.

Однажды в пятницу утром ехал он в метро, предвкушая вечернее пиво с сериалами и увидел ее.  Она ехала по каким-то своим делам с гигантским разлапистым цветком в горшке. В метро с утра не лучший выбор попутчика. Окружающие нервно поправляли листья растения и громко ворчали.

Знакомый решил поступить по-рыцарски, протиснулся к даме, загородил цветок от толпы своими могучими плечами(ладно, не буду вам врать, обычные плечи обычного программиста, но в тот момент они казались героическими) и решил по случаю познакомиться.

Слово за слово, нашему герою пора выходить. Пользуясь случаем он попросил у дамы телефончик.
- Хорошо, только запишу сама.

Нимфа схватила смартфон, натыкала заветные цифры и еле успела передать обратно, когда толпа вынесла юношу на платформу.

В шоке от собственной смелости, он посмотрел в телефон только когда дошел до офиса. Цифры в наличии были, но с припиской: "Телефон подружки Тани, у меня муж".

На подружку задора уже не хватило.
1853

Неизбежное

Развернуть
Работал я в юности в строительной бригаде.
После работы мы всем коллективом шли к метро. Время от времени, рандомными членами бригады повторялся странный ритуальный диалог:
- Фух… Чето я устал сегодня...
- Да я тоже чего-то вымотался...
- Такая жара еще...
- Ага. Может по пиву холодненькому?
- Да ну. Завтра же работем…
- Да чего там будет? После одной-то? Пока домой доедешь - выветриться уже все.
И после этого, как бы ни складывались обстоятельства, я совершенно точно знал: завтра у бригады неизбежно будет выходной.
3635

Проверка

Развернуть
В военкомате было тесно и шумно. Я сидел в очереди на осмотр у психиатра. Мой предшественник вышел из кабинета смеясь. Давясь от хохота, он назвал мою фамилию. Я поежился и зашел.
У психиатра было прохладно и тихо. За столом сидел пожилой лысый мужчина с усталым и печальным лицом.
- Здравствуйте. – поздоровался я.
- Здравствуйте, здравствуйте. – Скорбно поприветствовал он меня в ответ. И не теряя времени зря, спросил. – Наркотиками балуетесь?
- Нет.
- Мысли странные бывают? Видения?
- Нет.
- Тогда всего доброго. Спасибо.
Я растерялся.
- И все? - Говорю. - Это все обследование?
- А вы что-то хотите мне рассказать? – С безмерной грустью поинтересовался психиатр.
- Ну а если, допустим, чисто гипотетически у меня была попытка суицида? – Спросил я, демонстрируя руки, покрытые внушительными свежими царапинами. Их я получил, когда халтурил двумя днями ранее. Нужно было таскать большие тяжелые деревянные ящики с очень острыми углами.
- О, в этом случае мы отправим вас на обследование. И если оно подтвердит суицидальные наклонности, то боюсь вы не сможете служить в армии.
- Какая жалость, - Сказал я, стараясь не улыбаться.
- Да… И учиться не сможете. И работать. И жениться. И два раза в год нужно будет лежать в клинике. И принимать сильнодействующие лекарства. Чисто гипотетически.
- Да я так просто спросил. Из любопытства.
- Любопытство — это хорошо. Любопытство — это признак здорового молодого мозга. Есть еще вопросы?
- Нет.
- Тогда всего доброго. Спасибо.
3807

История про месть

Развернуть
Моя бывшая одноклассница Таня называет себя мстительной. Когда я прошу примеров, она вспоминает Антона.

Когда Тане было 12, родители отдали ее на компьютерные курсы. Тогда компы были только у избранных и ворду нужно было учиться.

Там Таня влюбилась в Антона, который эти самые курсы вел. Делала вид, что ничего не понимает, заставляла задерживаться. Но маленькие девочки Антона не интересовали, он обучил ее ворду и экселю и отпустил в мир, полный других офисных приложений. Таня же обиду не забыла и решила отомстить.

Когда нам уже было по 17, на одной тусовке мы столкнулись с тем самым Антоном. Таня пришла в крайнее возбуждение, беспрестанно красила губы, поправляла лифчик и спрашивала меня: "Ну как?" Чуть позже она набралась достаточно смелости и алкоголя и пошла выяснять отношения с молодым человеком.

Минут через 20 я уже видела их в коридоре целующимися. Через полгода они официально начали встречаться, через год поженились. Чуть позже обзавелись двумя ребятишками. Отомстила так отомстила.
3031

Прозвище, обиды и карма

Развернуть
Все детство терпеть ненавидел уменьшительно-ласкательные имена. "Сынок", "зайчик", "солнышко", "малыш". Мое естество кричало откуда-то из глубин разума: я уже взрослый! Не нужно меня так оскорблять! Я мужыг!
И, чем больше мне становилось лет, тем больше я для себя был "мужыг". 5 лет - мужыг. Семь лет - мужыг. Десять - вообще мужыг! Жениться пора. А для взрослых все было по старому. "Ути-пути, какой у вас малыш славный, просто золотце". Я ужом вертелся на стуле и сверлил озлобленным взглядом всех этих дядь, теть, бабушек, дедушек, которые игнорировали мою суровость и брутальность.

На улице - то же самое. Напросишься в компанию настоящих пацанов, мяч погонять, так только и слышишь - "Мелкий, сбегай за мячом!", "Мелочь не берем!", "Малышам уже спать/мультики смотреть пора".
Исполнилось гордых четырнадцать лет, пошел в магазин купить пива, как настоящий взрослый мужыг. Только у кассы от продавщицы слышишь: "Малыш, тебе еще не рано?". Да черт бы вас всех побрал с вашими "малышами"!

Шли годы, я вытянулся вверх, обзавелся щетиной, "малыши" пикировали на мои уши все реже и реже. Поучился в университете, вылетел, восстановился, взял академку и ушел в армию. Прошел курс молодого бойца в учебке и попал в часть, где, стоя в строю первым, самым рослым, плохо побритым солдатом, тут же получил от старшины позывной "Малыш".

От себя не убежишь, как говорится.
3216

Про прозвища

Развернуть
Однажды я понял, что в моем прошлом не все так однозначно.
Я был с девушкой в гостях у ее родителей. Мы пили чай. К нам присоединился ее брат. Разговор зашел о детстве.
- Я вот, кстати, заметила, - сказала моя потенциальная теща, - Что детские прозвища очень влияют на ребенка. Мы вон Виталика, - Она кивнула на брата моей девушки, - Все детство звали «Конь-огонь». Так он, знаете, всегда такой шустрый был! Бегал всегда везде. И до сих пор активный весь, непоседливый.
- А Катю мы все время «Куколка» звали, - сказал потенциальный тесть, кивая на мою девушку. – И вон какая красавица выросла. Она и в детстве у нас как куколка хорошенькая была…
А я налил себе еще чаю.
О том, что папа все детство ласково звал меня «говнюк», я решил не упоминать.

Источник