Жил да был военный пенсионер, красавец разведенный мужчина и рыбак. Жил сам себе в однушке общаги коридорного типа. И никого не трогал. "Это" дело любил и уважал.
А тут вдруг пропал. И что-то завоняло.
Ну, понятное дело... Встревоженные соседи начали звонить "куданадо".
"Куданадо" зарегистрировало месседж в специательную книгу и начало действовать.

- Давай, Санёк, садись в кибитку и пиздуйте на Монтажную,20, в общагу железнодорожную, - сообщил радостную весть оперативный дежурный и продолжил играть в Паука на компе.

Санёк, молодой участковый, 2 года как на земле, уже "лийтинант", схватил папку с макулатурой всякой и запрыгнул на правое сиденье УАЗа.
-Трогай!- качнул рукой дремавшего водилу, прапора Лёху.
-Щауебу...что? Куда едем?- Лёха был старый воин.
-На Монтажную, в клоповник...
Долго-ли, коротко - ехали, ехали - приехали.

Общага встретила открытыми окнами (благо лето, жара, июль). В коридоре было хуже. От запаха слезились глаза и слизистая желудка. Неудержимо хотелось ры... (да, конечно, плакать хотелось) ...гать, хотелось.
Старый воин был брезглив и с 20 секундным периодом сдерживал рвотные позывы.

Милицию встречали выжившие. Слезы и глаза говорили многое. Они смотрели на сотрудников, как жители Западной Украины на Красную Армию - с облегчением и радостью, с одновременно затаённой злобой и недоверием. Ехали долго. И те и другие. И не факт что помогут...

Одна активистка обозначила тему. Пенсионер вроде был дня четыре назад. Как обычно бухал. Потом вроде затих. А щас - завонял. Сегодня очень сильно. Наверное уже не пенсионер.

В принципе, Санёк принял решение, уже на входе. Дед помер и воняет. Нет проблем.
Ломанем дверь, найдем труп, приедет группа, прокурорский, эксперт. Почикают все, поснимают. Потом приедет труповозка. Все.

Дверь была закрыта. Надо ломать. Решили никого не ждать, потому что был выходной, а народ уже был готов на многое...
Били, били. Получилось как в фильме "Сияние". Дыра чтоб часть головы всунуть.
Всунули руку и открыли двери изнутри.

Вонизьма выворачивала. Сюрстрёмминг отдыхал.
Все, кто мог, вошли в эпицентр.

Трупа не было.
Порядок в квартире был не нарушен. Все чики-бомбони.
Посреди комнаты стоял алюминиевый бидон. 40 л. Приоткрытый.
Участковый Саня сразу понял и принял решение: - Что бы в нем не находилось - оно должно умереть!
В мозгу зародилась мысль о расчленёнке...

Бидон был приоткрыт. Его открыли полностью.
Бидон был забит рыбой (караси, окуни и др.) и пеной.
Оно воняло. ВОНЯЛО,РАЗИЛО,БАШИЛО!

Через несколько дней
Пенсионер ВДВ Петр Трофимович Елисеев был жив и здоров и бухал у своего бывшего командира полка.
Бывший командир полка приехал из Москвы к родственникам и на второй день позвонил своему другу, бывшему начальнику штаба Елисееву.
Елисеев в этом момент, приехав с удачной рыбалки, загрузил улов в бидон, с надеждой, почистить рыбу, хотя бы до утра.
После звонка он сорвался к другу, которого не видел 20 лет.

Неделя пролетела незаметно.

Дверь поставили лучше прежней. Пенсионер претензий не предьявлял. Соседи тоже.

Потому-что он для всех еще два бидона рыбы привез и раздал. За свою погибель, так сказать...