Однажды, сидя за компьютером, набрав полный рот горячего кофе я чихнул. Прямо в монитор. От могучего чиха я так же грохнулся с табурета, попутно уронив чашку с остатками кофе прямо на клавиатуру. Лежа на мягком полу и глядя в звездный потолок - я задумался о вечном. Кто я? Куда я иду? Есть ли в мире больший лузер, чем я?

[моё] История Астрономия

Слава Матушке-Истории - есть.


Его звали Гийом Лежантиль. С языка племени индейцев чероки его фамилия переводится как "Великий Лузер Которому Не Сидится Спокойно". А может и не переводится. Но должна бы.


Этот эпический анти-баловень судьбы родился 12 сентября 1725-ого года во Франции, в городе Кутанс. Юный Гийом благодаря батюшке был прилично воспитан и получил изрядное образование, но с зачислением в роту черных гвардейцев его Величества не сложилось. Так что отрок пошел по богословской линии, оттянув от звонка до звонка вплоть до аббатских погон. Но тут случилось непоправимое - Гийом посмотрел в небо, увидел звезды и пропал.  Он оставил церковников и подался в науку.


Забросив клирика и начав качать астронома, Гийом вновь проявил недюжие таланты. Видя такое рвение, Парижская академия наук выдает ему эпический квест - отправиться в индийский город Пондишери, дождаться там прохода Венеры по диску Солнца, засечь время, и сразу вернуться домой, окутанный славой, как Юрий Гагарин. Все просто, как персик.

[моё] История Астрономия

26 марта 1760-ого года началась его одиссея. На дворе стояла Семилетняя война, кто-то с кем-то за что-то воевал, поэтому кораблю пришлось идти противоторпедным маневром, что заняло довольно много времени. Три месяца ушло только на то, чтобы добраться из Франции на Маврикий. "Ну, теперь-то рукой подать", - вздохнул Гийом, и хрен угадал. В Индию уже вовсю махали железками, поэтому парусные маршрутки временно отменили. Подождав самую малость, девять месяцев, он смог напроситься на борт фрегата и продолжить движение в нужном направлении. Ещё почти три месяца заняло плавание, а часики-то тикают, Венера ждать не будет. Гийом, наверное, разве что сам в паруса не дул.


И вот, когда из-за горизонта уже выплыл зеленый полуостров имени Бориса Гребенщикова - очередной гуд ньюз. Пондишери в руках клятых британцев, так что высадка пассажиров не предусматривается. Тяжело представить, что чувствовал Лежантиль, глядя на удаляющийся Пондишери. Не отчаявшись он сделал попытку провести все таки нужные наблюдения, но без толку - нельзя было получить точные координаты места эксперимента, корабль постоянно дрейфовал. Старина Гийом ни с чем вернулся на Маврикий. Такие капризы Фортуны могли бы сломить более слабого человека, но наш герой был сделан из твердого багета. Возвращаться в Академию Наук без результатов он не мог, поэтому решил подождать в окрестных джунглях следующее прохождение Венеры. Через восемь лет.

[моё] История Астрономия

Он не сидел без дела, посвятив семь лет изучению местной флоры и фауны. Учтя предыдущие ошибки, теперь имея год в запасе, он все таки тихо-мирно приехал в освобожденный Пондишери. Не спеша подготовил обстановку. Он был готов ко всему на свете. Телескоп в небо, в потной руке зажат секундомер, сердце бешено бьется. Он был готов ко всему на свете, кроме одного - в день наблюдения солнце скрылось за тучами. Восемь напрасных лет ожидания. Восемь лет.


Когда у него отобрали мыло и веревку пришел контрольный в голову - испанцы смогли провести очень точные замеры. Вот теперь точно все зря. А по понятиям французской научной братвы, это le zashkvar каких поискать.

[моё] История Астрономия

Надо возвращаться в Париж - но он подхватывает лихорадку. Кое-как вернулся на Маврикий - и снова болезнь и снова три месяца долой. Наконец здоров, наконец есть корабль – здравствуй, сезон ураганов. Еще 4 месяца ожидания, наконец отплытие - и попадает в жуткий шторм. Месяц медлительного возвращения, на побитом в хлам судне. Снова ждет. Вот новый корабль... капитану которого запрещено брать Лежантиля на борт, из-за ссоры с губернатором. Опять ждать. Ещё один корабль, капитан согласен взять ученого на борт, но для множества его ящиков с научными трудами и коллекциями места нет. Приходится оставить накопленное барахло на Маврикии. Его бесследно сопрут.


И наконец знаменательный день - 8 октября 1771-го года. Лежантиль вернулся на Родину. Никакой торжественной помпы для французского Одиссея. Никакого парада возле триумфальной арки, девицы не бросают в воздух чепчики, Людовик Пятнадцатый не хлопает дружески по плечу, не говорит «молодца».


Правда, с возвращением тоже вышли некоторые нюансы. Почта была развита ещё плоховато, а Твиттер ловил не везде, так что не подававшего много лет признаков жизни Лежантиля на Родине… сочли мертвым. Его имущество и деньги раздербанили благодарные родственники, "покойничка" выписали из Академии наук, а жена вышла замуж за другого.


Просто представьте на минутку это коллапсирование мыслей.

[моё] История Астрономия

Одиннадцать лет в экспедиции, которая провалилась только потому, что в мире есть волны, облака и англичане. Научные труды этих лет – украдены. Здоровье подорвано тропическими болезнями. Нет дома, нет имущества, нет жены. Что бы вы сказали? А что сказал Гийом?..


«Да и хрен с ним», сказал привычный уже ко всему Лежантиль и не стал унывать, до самой смерти так и продолжив заниматься любимой астрономией.


Он не совершил великих открытий и о нем не пишут в учебниках истории. Русская Википедия и вовсе наградила его незавидной эпитафией "Астрономические сочинения Лежантиля ныне не имеют значения". Но сегодня я подниму бокал французского вина за тебя, старина Гийом. За твой бойцовский дух и оптимизм. И да живет вечно твоя душа среди звёзд, которые ты так сильно любил