Попрошайки в метро: манипуляции толпой
Каждое утро в метро встают на дежурство профессиональные нищие, цель у которых одна — разжалобить и получить наибольшую сумму от пассажиров. Ко многим из них уже привыкли, каждый день они стоят в одних и тех же переходах, на одних и тех же местах, ездят по одной и той же ветке. Так почему же люди продолжают подавать милостыню попрошайкам, поддерживая тем самым торговлю детьми, эксплуатацию инвалидов и рабский труд? А потому что все в выигрыше, Карл, хоть некоторые и в иллюзорном.

Честный попрошайка

Увидеть такого попрошайку в метро почти невозможно, тому есть ряд причин. Во-первых, люди из попрошайнического бизнеса повсюду, они всегда видят «новеньких» и прогоняют их. Во-вторых, если попрошайка не уходит, к нему могут быть применены более жесткие меры, его могут избить, порезать, увезти за город. В-третьих, слишком большая конкуренция, да и люди просто перестают верить, что человеку действительно нужна помощь, они не видят разницы...

Особенности работы попрошаек

7 часов утра, около метро. Группа людей в темной одежде стоит и ждет во дворах жилых домов и под автострадами у темных машин. Через некоторые время к ним подходят другие люди в рваной и грязной одежде. Эти вторые получают какие то пакеты, вещи, картонки. Десятиминутная перекличка, минутное обсуждение будущего дня и «попрошайки» отправляются в коридоры метро.
Дни напролет эти люди играют роли, которые должны задевать некие струны души. Они активно воздействуют на желание помочь тому, кому это действительно нужно. Их не интересуют люди, им важно найти в толпе тот типаж, который точно подаст. Именно такой человек и подвергнется особому вниманию со стороны попрошайки.

Виды попрошаек

1. «Инвалиды войны»

Выдают себя за контуженых, раненых, обескровленных военных. Раньше это были главные «нищие» в метро, но в последние годы они практически исчезли из подземки. Может, потому что милиция активнее гоняет попрошаек, а с коляской далеко не убежишь.

2.«Мадонны»

Женщины с детьми или беременные девушки.

3. «Православные» старушки и старики

Такие чаще всего выпрашивают деньги «ради Христа», просят на хлеб и лекарства. В последние годы их количество сильно увеличилось. Но за эти годы многое изменилось, бабушки и дедушки стали лучше одеваться, одежда стала дороже, можно увидеть хорошую обувь и дубленки.

4. Инвалиды

На данный момент это самая распространенная группа попрошаек. Они подворачивают рукава или брюки, если у них отсутствуют конечности, чтобы люди отчетливо понимали и видели это.

5. Нищие с животными

Стоят, в основном, в переходах. Жалость к животным у людей просыпается чаще всего, поэтому «на корм» подают охотнее.

6. Алкаши-бомжи

Не состоят ни в каких группировках, чаще всего такая работа для них одноразовая. Просят только когда им нужна очередная доза спиртного. Выпив, они засыпают прямо на станциях, либо в вагонах. Чаще всего таких можно видеть на кольцевой ветке метро.

Доход

Многих интересует ответ на вопрос, сколько же зарабатывают попрошайки?

Средний заработок «нищего» в метро иногда превышает зарплату подающего. Доход попрошайки можно сравнить с зарплатой машиниста. Ни для кого секрет, что сбор милостыни — это хорошо налаженный бизнес.
По словам человека, который в прошлом руководил группой попрошаек, один «мученик» может собрать около четырехсот рублей в час, после чего, путем несложных вычислений, можно получить примерную заработную плату в размере 75000 рублей. Секрет большой выручки в хорошей актерской игре. Таким образом, опытные «актеры» могут собирать до 4000 в день. Для такой работы, все методы хороши. Как писала «Комсомольская правда» в 2008 году, большинство матерей-попрошаек, например, носят вместо грудничков кукол. А если на руках настоящий ребенок, его, как правило, с утра накачивают водкой или снотворным, чтобы малыш весь день спал. А некоторые дети спят просто от истощения, потому что их элементарно не кормят. С одним и тем же ребенком зачастую ходят разные женщины. Бывали случаи, когда женщина-попрошайка «отрабатывала смену» с уже мертвым младенцем на руках...
Больше всего подают детям, беременным и инвалидам. Но «больные сыновья», увечья, возраст, имена, все это оказывается неправдой, как только «нищий» попадает в отделение полиции.
Сколько денег «бедный» может оставить себе, решает его хозяин, все зависит от доброй воли. 70% — именно столько «нищие» обычно отдают своим хозяевам, остальное они могут потратить на себя. У инвалидов иногда забирают все, давая взамен только бутылку водки и колбасу.
У всех попрошаек, которых пассажиры видят каждый день, есть свое начальство. Странные имена – «1», «2», «3» — можно, говорят, увидеть в мобильных телефонах всех «нищих». Под такими «позывными» скрываются номера хозяев, которые контролируют всю систему попрошаек в метрополитене.
Работники такого необычного бизнеса считают свою работу тяжелой и неприбыльной. Иногда они даже делятся выручкой. Сами «нищие» считают свое начальство злым и строгим, их заставляют по 9 часов стоять на платформах и в переходах. Больше всего проблем, по словам «бедных», с пенсионерами и инвалидами. Их нужно сначала организованно привезти на пост, а потом увезти. Перед этим тебе тщательно объяснят, как и что нужно делать. Впрочем, многие не представляют себя в жизни кем-то другим, почти всех вполне устраивает такая «работа».

Анонимный рассказ участника «нищего бизнеса»

Автору удалось пообщаться с человеком, который был непосредственно связан с попрошайками; долгое время он контролировал их, давал указания и следил, чтобы не было никаких проблем. По причинам, известным всем нам, человек не называет своего имени и не показывает лицо. Попробуем задать вопросы на интересующую нас тему.

—Я не раз уже задавал этот вопрос, но все-таки: каков средний доход попрошаек?

—Все зависит от человека, один может просить деньги хорошо, другой может простоять целый день, ничего не выпросив. Хороший попрошайка может заработать за день от 800 до 2000 рублей, но бывают и такие, что и 4000 рублей насобирают, но это уже профессионалы своего дела.

—Интересно, а как устраиваются на такую работу?

—Бывает такое, что людей находят на помойках буквально, их везут в город, отмывают, одевают в правильную одежду, а потом объясняют что и зачем. Права отказаться у них уже нет. Есть еще вариант добровольный, когда уставший от жизни старик приходит в метро или еще куда-то, расспрашивает «бомжей» и выходит на нужных людей, которые сделают все остальное.

—А как же полиция? Ведь это запрещено. Как-то договариваются?

—Полиция? Где-то можно дать взятку, но основной план таков: попрошайка поддается менту и уходит, потом через 10–20 минут сразу возвращается, проблем почти нет.

—Хм, понятно, а где они живут? На улице?

—Ха! Некоторые «бедные» и «жалкие» люди могут позволить себе снимать квартиру, но многие живут в подвалах, подъездах, спят возле метро и в переходах.

—Квартиры? То есть позволить себе хорошо поесть и выпить они могут. А что кроме денег они могут получить от такой работы?

—Хозяева попрошаек решают проблемы с документами, иногда могут помочь найти жилье, но это редкость, начальство тут строгое, подачек от него ждать не стоит никогда, нужно бояться, чтобы вообще все не отобрали.

—Какой средний возраст этих «нищих»? Почему они пришли в эту сферу?

—Про возраст сказать сложно, от 25 до 55, все разные, но у всех не сложилось что-то в жизни. Кого-то выгнали из дома, кого-то обокрали, кто-то спился, кто-то просто приехал из другого города, а кого-то и заставили.

—Как реагируют люди на попрошаек? Какие-то проблемы были? Конфликтные ситуации? Кто-нибудь прикрывает «работников»?

—Людям пофигу, вот стоит и стоит эта бабушка, никому не мешает. Конфликтные ситуации возникают, только если попрошайка наглеет и лезет с просьбами, такие ситуации были. Женщина «с больным сыном» однажды получила прямо в лицо от какого-то старика. В вагонах ничего поделать с этим нельзя, а вот если к попрошайке пристали в переходе, он может быстро набрать телефон хозяина и группа молодых людей через минуту будет уже там, но такого вроде не было еще.

—А теперь самые главные вопросы. Насколько серьезен бизнес? Под чьим он прикрытием? С кем связан? Везде завязки свои?

—Ну, вот это я вам так и не скажу. Не потому что не хочу, просто не знаю. Я не такой большой персоной был, уж простите.

—Хорошо, но все же, кто главный в этом деле?

—Я скажу так, это некая группа мужчин, крепкие «качки» от 20 до 30 лет. Туда многие идут после службы в армии. Занимаются этим максимум 5–10 лет. Пока не убили или не посадили. Или пока не скопят крупную сумму, чтобы заниматься менее опасным делом. Найти их практически невозможно, даже приближенные к начальству, не знаю их адресов, имен, иногда даже телефонов. Все грамотно спланировано, а на встречу всегда приходит «шестерка», который просто передаст информацию наверх. Они отлично живут, насколько я знаю, у них огромные дома в киевском направлении, которые по документам легально куплены, так и дорогие машины. Я, кстати, имел дело только с русскими ребятами, то есть не могу сказать, что все это «крышуют» другие нации. У них везде свои люди, везде уши, сами понимаете, много рассказывать не могу, рискую.

Верующая попрошайка

Поговорив с «бедным ветераном», я решил найти религиозную бабушку, которых так много у нас в метро. Все они стоят с картонками, на которых каждый раз одно и тоже: «Ради Бога, помогите», «Ради Бога, на лечение», «Ради Христа, на еду».
Отправлюсь на станцию «Киевская» Кольцевой линии, ведь именно там больше всего переходов. Найти нужную нам попрошайку не составило особого труда. Я подхожу к ней, представляюсь корреспондентом. Сгорбившаяся, в темной и рваной одежде, она едва поднимает голову. Услышав меня, три раза крестится и отворачивается. После пары подходов мне уже показалось, что миссия провалена, но вспомнив опыт с «воякой», я предложил денег, на что бабушка незамедлительно среагировала. Я попытался начать диалог.
—Почему вы здесь стоите? Все так плохо?

—Плохо сынок, плохо, если бы хорошо было, видел бы ты меня здесь? – С каждой минутой бабушка становилась все грустней.

—А что вас заставило начать так зарабатывать?

—Я одна, я одна и все. Как жить дальше? Что есть? – Снова перекрестилась она.

—Пенсия совсем маленькая? А где же вы живете?

—Нет пенсии, нет ничего.

—Ну, а как же нашли такую необычную работу? Где живете? – повторяю вопрос.

—Нужно было, и нашла, люди хорошие помогли. А живу, где получится. – Бабушка начинается хмуриться и отходить от меня.

—Какие же хорошие люди, если они заставляют таким заниматься? – С удивлением спрашиваю я.

—Они мне помогли, а может Бог помог, поэтому хорошие.

—А кем вы были раньше, если не секрет? – Решено, буду задавать вопросы, пока бабушка не пойдет в отказ.

—Я? Да чем придется, большую часть жизни сельское хозяйство, фермы, теплицы.

—Почему же все так изменилось? Почему не продолжаете работать на огороде, многие пожилые люди сейчас этим зарабатывают.

—Никому не нужна, никому я не нужна. – Твердит она одно и тоже.

—А почему люди должны помогать ради Христа?

—Ради Бога, ради Бога. Россия же верующая страна, тут все верят в Бога, а он един для всех и помогать нужно, как брат брату. Я же сама верующая, если бы не верила, никогда бы такую табличку не взяла.

—Если не секрет, как обстоят дела с деньгами? Хорошо зарабатываете?

—Нет, нет, нет, мне работать нужно, идите! – Всхлипывая и напрягая голос, говорит она.

Бабушку лучше не доводить…
Необычный «попрошайнический бизнес» процветает, растут его масштабы. Почему так? Потому что это выгодно всем. Выгодно главному в этой мафиозной структуре, ежедневно получающему огромные суммы, выгодно «попрошайкам», которым дают работу, выгодно ментам, покрывающим все это. Но главное, что в спонсировании всего этого заинтересованы обычные люди, изо дня в день подающие «калекам», «больным» и «нищим». Кинув рубль-два в замусоленный пакетик, они считают, что приобрели вдруг статус доброго и щедрого человека, поэтому, как они сами считают, их совесть чиста. Каждый получает что хочет, правда дураками остаются лишь последние.