авторский рассказ

Постов: 10 Рейтинг: 44903
9184

[моё] Офис Работа

Развернуть

Однажды я опаздывал.


Я проснулся в шесть утра.

Потом моргнул и на часах стало шесть тридцать.

Задумался о причинах такого аномального временного скачка - и стало семь часов.

Стал ломать голову: как вернуть упущенное время. А часы показывали уже семь тридцать.


Тут я рывком заставил себя подняться, включил кофеварку и задумался. Даже если сократить программу моих утренних сборов до минимума (то есть просто одеться и выскочить из дома) - всё равно опоздаю. Как минимум на полчаса. Наш директор Георгий Павлович очень не любит опаздывающих. Их вообще никто не любит, даже я. Но у него к ним какая-то особенная, личная неприязнь.


Я отписался в вотсапе своему непосредственному руководителю Олегу, использовав нейтральное слово "задерживаюсь". Насколько возможно быстро собрался и выскочил из дома.


В метро я проверил телефон. Моё сообщение в вотсапе всё ещё было непрочитанным. До начала рабочего дня оставалось семь минут. Я подумал и отстучал сообщение коллеге из смежного отдела Ирине. "Задерживаюсь на 40 минут. Олегу отписался. Не отвечает". На что получил ответ: "Сама опаздываю на полчаса. Отписалась Наде. Пока молчит". Надя была ириным руководителем.


Известие о том, что опаздывает ещё как минимум один человек кроме меня, придало мне энергии. Спустя сорок минут после начала рабочего дня, я ввалился в офис и рухнул в,своё кресло. Напротив меня сидела взъерошенная и раскрасневшаяся Ира.


- Пробки, - смущённо пояснил я.

- Ребёнка в садик отводила, - глядя куда-то влево, ответила Ира.

Дверь распахнулась и в офис торопливо заскочила Надежда.

- Ой коллеги, доброе утро. Машина с утра сломалась…

Минут через пять в кабинет вошёл Олег.

- Доброе утро, коллеги. - И поймав вопросительный взгляд Нади, невозмутимо пояснил: - К врачу заходил.


Спустя ещё десять минут, дверь снова отворилась. В офис неторопливым прогулочным шагом зашёл Георгий Павлович во плоти. Все присутствующие сделали лица велосипедистов на ответственной гонке, застучали клавишами и защёлкали мышками.

- Вот ведь погода какая дурная… - мечтательно глядя в окно, произнёс наш шеф. - Впервые за десять лет проспать умудрился… Доброе утро, коллеги!


Хорошо, когда в коллективе есть тот, кто говорит правду.

11947

[моё] Авторский рассказ Bladerunner42

Развернуть

Однажды меня воспитывали


Мне было 17 лет.

Летним вечером я валялся на диване с книжкой в руках. Ко мне подошла мама. Губы у неё были сжаты в тонкую бледную ниточку. Что всегда было дурным предзнаменованием.

- Скажи-ка пожалуйста, - отчеканила она, - а это не тебя ли я случайно сегодня видела на улице курящим?

- Где именно? - Бездумно уточнил я.

- Тааак. - Не вполне оправданно обрадовалась мама. - Ты ещё и не один раз курил. Совсем хорошо. Пойдём-ка беседу побеседуем с твоим папой.


Папа валялся на диване и развлекался переключением каналов телевизора. Увидев нас, он понял, что придётся прерваться и с сожалением отложил пульт на кота Кешу. Кеша протестующе приоткрыл один глаз, но тем и ограничился.


- Наш сын курит. - Мрачно возвестила мама.

- И? - Не понял отец. - Я тоже курю. Причём с семи лет. Ты куришь, насколько мне известно, с двенадцати. А он хотя бы дождался наступления сознательного возраста. Я считаю - прогресс.

- Тебе не кажется, что было бы лучше, если бы он вообще у нас не курил?

- Кажется. - Согласился папа. - Но он уже взрослый человек и должен сам решать, что и как ему делать.

- А что насчёт алкоголя?

- Ну… - Замялся отец. - Мне с утра на работу, но в принципе я не против. А повод какой?

- Я про сына.

- Хороший повод, - согласился папа и обратился ко мне: - Ну сынок, сегодня хоть и запоздало, но отметим, наконец, твоё появление на св…

- Перестань валять дурака. - Прервала его мама. - От него почти каждый вечер после прогулок пивом пахнет.

- В его возрасте от меня почти каждый вечер пахло водкой. - Возразил отец. - И потом: ты хоть раз видела нашего сына пьяным? Ну, чтобы его тошнило, шатало, околесицу нёс?

- Нет. - Нахмурилась мама.

- Вот и я не видел. Значит, пьёт сознательно. Блюдёт себя.

- Ну смотри… - Вполголоса изрекла мама. - Наблюдёт он тебе ещё… А то, что он с девками всё время какими-то обжимается тебя не смущает?

- Ему 17 лет уже, - отмахнулся папа. - Меня бы больше смущало, если бы он с ними не обжимался.

- То есть, ты не возражаешь, чтобы он у нас стал курящим алкоголиком?

- Я не возражаю, чтобы он был самостоятельным и умел отвечать за последствия своих действий. Чтобы не пил и не курил потому, что сам для себя так решил. А не потому, что так сказали.

- Я просто хочу оградить его от очевидных ошибок…

- Он в любом случае наделает ошибок. У него возраст такой - ошибки делать. И по мне, так пусть уж лучше делает очевидные. И под присмотром.

- Я не хочу всё это поощрять…

- И я не хочу. Но если запрещать, то будет только хуже.

- Так, - решительно подвела черту мама, - побудь для разнообразия отцом. И серьёзно поговори с ним о недопустимости такого поведения.

И не давая оппоненту возможностей для манёвра, устремилась на кухню.


Папа перевёл взгляд на меня, устало вздохнул и сел.

- Сынок, - глубокомысленно произнёс он, - твой интерес к табаку, алкоголю и противоположному полу на мой взгляд вполне понятен. Можно даже сказать - естественен. Как мужчина я тебя прекрасно понимаю. Однако это сильно беспокоит и волнует твою мать.

Я понимающе кивнул.

- Поэтому, - продолжил отец, - я настоятельно прошу тебя воздержаться от курения, алкоголя и беспорядочных связей…

Я снова кивнул. И перед тем, как включить телевизор папа вполголоса закончил:

- …при маме.

5912

Однажды #16

Развернуть

Однажды я был пугливым.

Когда мне было 6 лет, родители отправились к кому-то в гости допоздна. Меня оставили с дядей.

- Ты только это, смотри там аккуратней. – Предупредил его мой папа. – Он у нас нервный последние пару дней. Монстров чего-то стал бояться.

- Да нормально. Не будет монстров бояться. – Успокоил его мой дядя.

Когда родители ушли он стал лечить мою монстрофобию. Довольно радикальным методом – на два часа запер меня в комнате, вырубил свет и стал через дверь загробным голосом меня пугать.

Монстров я с тех пор больше не боялся. Я боялся дядю.

1614

Как мой заказчик от 100 тыс. руб. в месяц отказался

Развернуть
Голос потенциального клиента звучал в телефонной трубке вежливо и по-деловому энергично:

- вы занимаетесь созданием сайтов? У меня к вам очень выгодное предложение. Необходимо лично встреться, что бы все обсудить…

Ну что же, личная встреча — это всегда хорошо – значат клиент почти готов слезать заказ и вряд ли будет сильно торговаться.

В назначенный день и час в офис вошел молодой человек с голливудской улыбкой, представился, поблагодарил за предложение присесть за стол переговоров.

- Николай – представился молодой человек – хочу сделать вам выгодное предложение – вы сможете зарабатывать до 100 000 руб. в месяц…

- Вы же насчет создания сайта звонили? – насторожился я, решив, что на аудиенцию со мной пробился хитропопый коммивояжер – продавец пылесосов и ручных швейных машинок.
Как мой заказчик от 100 тыс. руб. в месяц отказался
- Все верно – продолжал напирать Николай – сайт, точнее два сайта, а также создание и ведение контекстной рекламы в Яндекс Директ и Гугл Адвордс.

- Ну что же, тогда Вы попали по адресу – расслабился и обрадовался я - И сайты, и реклама – это наша жизнь, наша работа. Давайте поподробнее – какая тематика будет будущих сайтов?

- Доставка гравия, щебенки и карьерного песка – уточнил будущий клиент – Я тут все рассчитал, в городе большое количество строек, также частный сектор активно стоится, скоро начало сезона, начало активных продаж….

Я слушал рассказ маркетолога, подкреплённый цифрами, расчётами, ссылками на имеющийся богатый опыт таких продаж и т.д. Слушал и ждал, когда он выдохнется и мы сможем обсудить стоимость будущих работ по созданию лэндингов и ведению рекламной кампании.

А ведь парень неплохо подготовился, думал я, он и с владельцами большегрузов уже договорился, и прайсы с карьеров добыл и изучил, и рынок на авито и объявление-да.ру промониторил – все цены наизусть знает – бойкий парень.

-… итого, я подсчитал, что мы на двоих сможем со сто процентной гарантией заработать не менее 250 000 в месяц, ну 200 000 это, вообще не напрягаясь – 100 тысяч вам, и 100 тысяч мне – все пополам, все по честному! - закончил свой пламенный спич оратор и уставился на меня, явно уверенный что произвел неизгладимый эффект.

- Какие пополам, что значит по-честному? – очнулся я от гипноза – Вы со мной прибылью делиться решили? С какого перепугу? – удивился я.

- Ну да! Я же Вам совместный бизнес предлагаю – мы вместе работаем, вместе зарабатываем – прибыль пополам – с сияющим лицом подытожил эффективный менеджер – Вы создаёт сайты, оплачиваете и ведете рекламную кампанию, я принимаю заказы и работаю в офлайне – мы команда!

- То есть, Вы предлагаете вложится напополам – два лэндинга под ключ, это 20 000 руб. реклама в Яндекс Директ, ну для начала на 5000 руб., плюс ведение рекламной кампании, это еще 5000 руб. в месяц, итого 30 000 руб. И из них Вы платите сейчас 15 000 руб. а я свои вношу в виде готовой работы? – начал прикидывать я.

- Нет, не так – резко и по-деловому, тоном, не терпящим возражений, заявил Николай - Вы создаёте сайты, Вы вкладываетесь в рекламу сами, а я начинаю работать – принимать заказы, мотаться по карьерам, продавать щебенку и песок. Всю прибыль пополам – 100 000 руб. это минимум, который Вы будете зарабатывать ежемесячно. Но я все рассчитал и уверен, что будет и больше!

Меня, человека захватившего лихие девяностые и оставшегося в живых было трудно уговорить на какую-либо халяву – лучше синица в руке, чем утка под кроватью.

- Николай, - устало вздохнул я – предлагаю Вам не мене выгодный вариант – вы плетите за создание сайтов единожды и за рекламу ежемесячно, итого 25 000 руб. в первый месяц. А потом по 5000 руб. каждый месяц, на протяжении всего нашего сотрудничества. А я отказываюсь, отдаю Вам часть своей ежемесячной гарантированной прибыли – это 75 000 руб. в этом месяце и 95 000 руб. во все последующие. Хотя, судя по Вашей энергии и напору, сумма, которую я заранее готов Вам отдавать, будет намного, намного больше. А мне достаточно только мзды малой – я человек не жадный. Ну, что, Николай, по рукам?

Какое-то время Николай смотрел на меня немигающим, испепеляющим взглядом, потом резко встал и не попрощавшись вышел из офиса.

А я вот теперь сижу и думаю – может зря я отказался от 100 000 руб. в месяц?
Обидел хорошего человека. Эх, такой бизнес сорвался…
3815

Танцы

Развернуть
Однажды я танцевал.
- Ты не хочешь поступить в театральную студию? – Спросила меня мама. Мне было 10 лет. Мама категорически не желала, чтобы я после школы слонялся по округе в сомнительной компании. Поэтому хотела записать меня в какую-нибудь секцию или кружок.
Я, в свою очередь, хотел дойти до уровня с технодромом в «Черепашках-ниндзя 3». Поэтому беззаботно ответил, что хочу.
Когда закончились жизни, а с технодромом в очередной раз не срослось, я на всякий случай уточнил:
- А чего делать-то надо будет на поступлении?
- Ну… - замялась мама, – ничего особенного. Прочитать стихи, отрывок из прозы и басню. То же что в школе делаешь. Ну и там еще… Кхм… Спеть песню и танец станцевать, но там написано, что это необязательно.
Последние слова она произнесла как-то невнятно и скороговоркой. Поэтому я уточнил:
- Точно необязательно?
- Точно. – Неуверенно ответила мама. И я успокоился.

Коридор перед кабинетом, где сидела приемная комиссия был заполнен под завязку. Девочками в нарядных платьях и мальчиками в костюмах и белых рубашках. Все с аккуратно уложенными волосами. На мне были треники и кофта в серую клетку. Подстрижен я был под горшок, потому что в парикмахерскую меня накануне сводил папа. Я почувствовал себя немного неуютно.
Запускали в аудиторию по пять человек. Фамилии оглашали по списку. Когда дошла очередь до меня, то оказалось, что в моей пятерке я единственный мальчик. «Ладно, в крайнем случае попрошусь в туалет и убегу», - подумал я и на всякий случай сел поближе к двери.
В приемной комиссии сидело трое. Какой-то сердитый мужик, улыбчивая женщина с усталыми глазами и еще какая-то тетка похожая на директрису из моей школы. Тетка на нас почти не смотрела и всю дорогу что-то строчила в блокноте. Еще в комнате стоял рояль, а за роялем сидела молодая девушка.
Прослушивать начали с девочек. Девочки читали отрывки из Шолохова, Солженицына и Ключевского. Стихи у них тоже были непростые – каких-то немцев, французов, испанцев…
Меня сильно настораживало, что всех без исключения просили петь и танцевать. А еще больше настораживало, что девочки пели и танцевали. Причем пели какие-то заковыристые романсы, а танцевали танго, фокстрот и вальс.
Наконец, девочки закончились и меня попросили выйти в центр комнаты. Я честно отбарабанил стихи про белую березу, прочитал отрывок из «Алисы в стране чудес» и рассказал про ворону и лисицу. Я практически не забывал слова, поэтому остался собой вполне доволен. И даже было подумал, что легко отделался.
По лицу сердитого мужика было видно, что он мои чувства не разделяет.
- Ладно, - сказал он, после того как я закончил с басней. – Что будешь петь?
Я понял, что сейчас будет критический момент.
- А в списке было указано, что песня и танец необязательно…
- Ага, - кивнул сердитый мужик, - Это там по ошибке написали. А на самом деле – обязательно. Какую песню можешь спеть?
У меня, как назло, напрочь вылетели из головы все песни, которые я знал. Единственное, что я смог выудить в памяти, это что-то про путь-дорожку фронтовую.
- Отлично, - сказал сердитый мужик, которого я к тому времени успел возненавидеть. – Давай про путь-дорожку.
Он махнул рукой девушке за роялем. И та начала играть.
Я кое-как пропел первый куплет. Мимо нот и безбожно перевирая текст какой-то отсебятиной. Припев прошел более-менее гладко. А вот дальше я текста совсем не помнил. Вышел из положения я изящно. Просто заменил весь куплет на «ла-ла-ла». Девочки перешептывались и хихикали. Я чувствовал, как краснею.
Сердитый мужик тем не менее впервые за все время улыбнулся.
- Достаточно, - сказал он девушке за роялем. И спросил у меня. – Чего – куплетов не помнишь?
- Ага.
- Бывает. Как с танцами дело обстоит?
- Не очень хорошо, - признался я. – Если честно, то очень плохо.
- Понятно, - кивнул мужик. – Ну давай уж что сможешь.
Я вспомнил, как одна из девочек танцевала фокстрот. Начало там было очень простое – нужно было просто идти вперед, ставя ноги прямо друг за другом – как по канату. Это я мог повторить. Что делать дальше для меня было загадкой. Тем не менее я брякнул:
- Давайте фокстрот.
Рояль заиграл фокстрот. Я стал переставлять ноги в ритм. Чего делать дальше с руками и ногами яснее не становилось.
Вдруг мужик отчетливо сказал:
- Не думай. Просто слушай музыку и танцуй.
Я подумал – а какого собственно черта? Терять особо нечего. Еще больше чем сейчас я все равно не провалюсь. Тогда я отключил голову и стал двигаться в ритм под настроение музыки.
Поскольку четкой программы действий у меня не было, то я несознательно станцевал все, что я знал про танцы вообще. Это была какая-то странная смесь танцев Майкла Джексона, дерганых движений, которые парни в школе выдавали за рэперские пляски и балета, который я видел пару раз по телевизору. Тело старалось подбирать подходящие движения под музыкальные повороты. И я так этим увлекся, что перестал напрягаться.
Наконец музыка закончила играть. Мужик смеялся и хлопал. Тетка перестала строчить в блокноте. Девочки снова перешептывались и хихикали.
- Спасибо, - сказал мужик. – Дети, можете идти.
Осенью, когда в студии начались занятия, я набрался смелости и спросил, за что они меня взяли. Дядька, которого, как выяснилось звали Михаилом Александровичем, серьезно посмотрел мне в глаза и коротко ответил:
- За танец.

Не скажу, что учеба в студии чем-то мне сильно помогла. Но вот полученный совет меня в жизни никогда не подводил. Иногда, если ничего непонятно, времени в обрез и некуда отступать – лучшее, что ты можешь сделать - это перестать думать, слушать музыку и просто танцевать.
627

Желтая куртка

Развернуть
Однажды я потерялся.
В девятом классе я влюбился в девочку Олю. Настолько влюбился, что подошел и прямо ей об этом сообщил. Оля сказала: «Спасибо», похлопала меня по плечу и пошла с подружками в буфет – есть пирожки, пока еще горячие.
Душевная травма была так велика, что я прогулял алгебру, купил в киоске две сигареты и отправился на скамейку за школой. Зажигалку я купить забыл. Но сам факт обладания сигаретами каким-то образом драматизировал ситуацию до нужного уровня.
Я уселся на скамейку с сигаретами в кармане и принялся старательно переживать. Был май. Над головой ярко синело небо, по-летнему шпарило солнце и птички чирикали что-то веселое. Хотелось развалиться на скамейке, вытянуть ноги и подставить физиономию под солнечные лучи. Но настоящие трагедии так не переживают. Поэтому я изо всех сил хмурил брови и смотрел в землю.
- Привет. – сказал чей-то голос справа от меня. И назвал меня по имени. – Как жизнь?
Я повернулся. Рядом со мной на скамейке сидела незнакомая девчонка моего возраста. Глаза у нее были ярко синие, нос курносый, а стрижка короткая. Тоненькая куртка у нее была кислотно-желтого цвета.
- Ээээээ... – галантно ответил я. – Мы знакомы?
- Не напрямую. – Невозмутимо ответила девочка. - Я с Иринкой дружу. И с Асей.
Я знал трех Ирин и двух Ась. Что характерно, Ирины с Асями никак в жизни не пересекались. С другой стороны, имя она мое назвала правильно. В общем я решил не вдаваться в подробности.
Девочка безо всяких переходов рассказала, как утром у нее в троллейбусе разрезали сумку. Я в ответ рассказал, как однажды чуть не утонул в речке. Она дала мне послушать любимый трек Земфиры и показала фокус с зажигалкой. А я поделился с ней сигаретами. Потом мы учились выпускать кольца из дыма, но получилось только у нее. Да и то всего один раз. Мы поделили напополам подушечку "Орбита". Долго трепались обо всякой ерунде. Потом она сказала, что ей пора и ушла.
Я поймал себя на том, что сижу, развалясь на скамейке и улыбаюсь, подставив лицо под солнце. И не помню за каким чертом я сюда вообще приходил.
Лето выдалось хлопотливое. Сперва выпускные экзамены. Потом переход из одной школы в другую. Сбор документов. Вступительные экзамены. Летняя подработка.
Время от времени я натыкался на Желтую Куртку. Мы сталкивались в самых разных местах. На троллейбусной остановке. В районной библиотеке. В метро. С ней всегда было, о чем поболтать. Она смешно шутила и смеялась, над моими остротами, иногда несильно пихая меня кулаком в плечо. И хотя я не слишком акцентировал на этом внимание, видеть ее всегда было приятно.
Была в нашем общении какая-то непонятная магия. Я рассказывал ей о том, что минуту назад казалось проблемой глобального масштаба. А в моем пересказе это выходило забавным пустяком. И в общем-то им и оказывалось в итоге.
Во время нашей первой встречи она назвала свое имя. А я его не запомнил. И в следующие разы спрашивать было уже как-то неудобно. Поэтому мысленно я так и звал ее Желтой Курткой.
Примерно через год я поймал себя на том, что давненько ее не встречал. Начал было осторожный опрос знакомых Ирин и Ась, но быстро понял, что они не понимают о ком я говорю. Тем более, что ключевого опознавательного элемента – имени, я не помнил.
Прошло немало лет. Много со мной случилось хорошего и поучительного. И когда ситуация становилась совсем уж поучительнее некуда - кто-нибудь из окружающих меня обязательно спрашивал:
- Ты о чем так глубоко задумался?
А я вовсе не задумался. Я просто внимательно вглядывался в окружающее пространство. Не то чтобы всерьез надеялся увидеть желтую куртку. Но я точно знал, что сказал бы, если бы однажды все-таки увидел:
- Черт, как же тебя все-таки зовут? И где тебя так долго носило?
497

Один черный кофе с собой. Ч7

Развернуть
Утро. Звенит колокольчик на входной двери. На пороге стоят скромно детишки, мальчик и девочка, и пихают друг друга локтями. Смелости, наверное, набираются.

- Здравствуйте, - говорю. - Добро пожаловать в нашу кофейню. Чем могу вас порадовать?

Мальчик решается и смело подходит к стойке, за ним следует хвостиком девочка.

- Мы не за кофе. У нас котенок родился, но оставить его не разрешают. Можно ли у вас разместить объявление?

- Конечно, можно!

Беру картонку из рук мальчика. Там нарисован кот и корявые цифры телефона.

- Только вот он черный получился на рисунке, а на самом деле серый. Просто кто-то слишком сильно на карандаш давит.

Мальчик пихает сестру локтем, та показывает ему язык.

- Хорошо, я обязательно предупрежу.
- Спасибо! Вот вам за это конфета.
- О, не стоит. Эти объявления бесплатны.
- Спасибо еще раз!

На пороге они делят конфету на двоих, а я кладу картонку на краю стойки. А вдруг?

Уже вечером появляется он.

Как только я устроилась, в кафе раз в неделю начал ходить парнишка. Ничего не заказывал, не говорил вообще, хоть я и пыталась. Просто полчаса смотрел на меня, улыбаясь, и уходил. Может, ему привыкнуть надо?

- Привет! - улыбаюсь я. - Холодно на улице?

Он неопределенно дергает головой и цепляется взглядом за котика на картонке.

- О, а хочешь кота? Его бесплатно отдают. Только его черным нарисовали, а на самом деле он серенький.

Я протягиваю картонку, парень очень осторожно берет за краешек, разворачивается и уходит. Надеюсь, не обиделся?

Через полгода вечером в кофейню заходит парень в пальто со странным серым меховым воротником. Он снимает шапку, перчатки, и подходит к стойке, а воротник вдруг оживает, у него обнаруживаются глаза и пушистый хвост. Котик! Сидит на плечах и не уходит даже.

- Привет! Чем я могу порадовать вас сегодня? - улыбаюсь я.

- Один черный кофе с собой, пппожалуйста, - улыбается в ответ он. - А Вввасилий такое не пьет.
1299

Желание

Развернуть
- Ну вот чего ты хочешь? - рыбка устало потерла глаза плавником. За сегодня это был уже третий ребенок. Такое случалось каждый год, когда в школе начинали проходить Пушкина.
- Мира во всем мире, - заученно оттарабанил мальчик.

- Тебя, кстати, как зовут?

- Саша.

- Так вот, Саша. Даже рыба понимает, что это невозможно. А ты человек! Человек, понимаешь? А это звучит гордо. Давай еще раз. Чего тебе надобно?

- Чтоб у меня по алгебре пятерка была?

- Саша, - устало вздохнула Рыбка. - Если ты позанимаешься чуть больше, у тебя и так будет пятерка. Безо всякого волшебства. Ты же не совсем дурак, меня смог поймать. Нужно что-то необычное, неожиданное, запоминающееся!

- Слона!

- Какого слона, Саша? Ты думаешь мама будет рада твоему слону?

- Феррари!

- Ты думаешь, у налоговой не возникнет вопросов, откуда у вас появилась Феррари?


Мальчик насупился. Желания у него были, но эта глупая рыба очень хорошо спорила. Может, есть кто-то посговорчивее?


- О, я знаю!


Рыбка заинтересованно забилась у Саши в руках.

- Так так.

- Хочу лампу с джинном!

- Спасибо за обращение, приятного вам исполнения желаний.


Как только рыбка скрылась в пучине морской, мальчик осторожно потер лампу. Тотчас пред ним явился недовольный джинн в домашних тапочках и с пультом.


Вот ты ж хитрая треска! - подумал джинн, глядя в море. - Третий вызов за неделю.


- Итак, малыш, у тебя есть три желания
6755

Сказка о Льве Толстом

Развернуть
Поутру Лев Толстой выходил на покос. Махал косой и думал:
- До чего ж хорошо! Только тяжкий физический труд позволяет человеку мыслить, чувствовать и совершенствоваться.
Крестьяне, стоявшие поодаль, говорили так:
- Почто барин капусту косит?
- Кто ж их, образованных, разберет?
3253

Сказка о брендбуке

Развернуть
В одном университете моей страны работает девочка по имени Катя. Она - специалист по связям с общественностью; должна говорить за учреждение в газетах, придумывать и проводить мероприятия, привлекать абитуриенов, вести блог и страницы в соцсетях… Круг ее задач, как водится, неясен и размыт. Что скажут, то и делает.

В университете Кате платят чуть больше двадцати тысяч. Болтать-то всякий сможет, тут ни ума не нужно, ни образования. Не за что больше платить. Если вдуматься, она вообще благодарна быть должна, что её на работу взяли. Кандидатов куча; не нравится - увольняйся. Примерно это Катя услышала, когда после двух лет труда попросила прибавку к зарплате.

Кстати, о деньгах. “Платят”, надо сказать, преувеличение. С зарплатой в том университете творятся хитрые дела. Могут задержать. Месяца на два. Иногда на три. Иногда могут выдать не всю. А могут и оштрафовать, если, например, какое-нибудь мероприятие прошло не так успешно, как планировалось. Таким образом, “чуть больше двадцати” частенько превращается в “около нуля”.

По образованию Катя переводчик с английского языка. Это удобно - может прочитать инструкцию для принтера или этикетку на креме перевести. Сверх того, раз уж она по-иностранному говорит, следовательно, должна и в компьютерах разбираться. Там же все по-английски написано.

В итоге Катя работает около десяти часов в день - и не делает ничего очевидного для окружающих. Плюс репетиторство. Мужа и детей у неё нет. И это логично - откуда бы они взялись при таком графике?

Здесь можно сказать: что за дурочка? Увольняйся оттуда немедленно! Но Катя росла в девяностые. Она точно знает, что никому не нужна. И, самое главное: какой бы неприятной ситуация ни была, если попытаться ее изменить, все может стать значительно хуже. Оттого Катя молчит, улыбается и продолжает работать.

Но по связям с общественностью в университете работает не только Катя. Есть и соответствующий проректор. Учился он тут же, по юридической части. Его аттестат - формально, тайна; но преподаватели все помнят. Разгильдяй был, но ректорского друга родственник. Ходят слухи, что взятки давал. Ходят слухи, что взятки брались. Ходят слухи, что диплом на кафедре писали за него. И кандидатская диссертация того же происхождения. Но если спрашивать напрямую - даже тет-а-тет никто ничего не знает. Люди науки все-таки, а не какие-то там чиновники.

Катя и проректор - ровесники. Но у него зарплата - триста тысяч рублей. Когда жалуются, что деньги задерживают, он удивляется, ведь ему все приходит ровно в срок. И зачастую с премией, если, например, какое-нибудь мероприятие прошло лучше, чем он планировал.

В конце мая, когда Катя помогала другому отделу с отчетностью по экзаменам - в компьютерах, как мы помним, все по-английски, - проректору в голову пришла замечательная идея. У университета есть логотип. Но он не забрендирован. Следовательно, нужно сделать брендбук логотипа. У всех в Европе он есть, а у нас нет. Непорядок.

Стало быть, делаем брендбук. Где специалист по связям?

И Катя делает. Вернее, вначале пытается узнать, что такое “брендбук”. Потом, сверяясь с интернетом, придумывает концепцию компании, атрибуты бренда, целевую аудиторию… Проходит месяц - зарплату задерживают; пора в отпуск - не пускают, пока не доделает. Работу дважды заворачивают - проректору не понравились формулировки, - но в итоге довольно-таки объемная кипа документов готова.

Катя собирается в отпуск с третью отпускных. В этом году, говорят, средств на университет почти не выделили. Вообще, недоплатили в этот раз не только Кате. И под самый отпуск проходит слух, будто ректор на тот злосчастный брендбук без труда отыскал триста тысяч рублей.

Когда об этой истории услышал один сторонний гражданин, он сказал: “Ребята! Так жить нельзя. Закажите выписку реальных поступлений на карту, а квитки с липовыми цифрами сохраните. Напишем заявление в прокуратуру, в общественную приемную, петицию создадим на худой конец! Я сам берусь все это оформить и проследить. Вам же останется только дать мне бумаги и расписаться. Кроме того, у меня есть знакомые на местом телеканале. Да у вас самих целая кафедра журналистов! Все можно исправить и решить, было бы желание”!

Но люди в университете жили в девяностые. Они точно знают, что никому не нужны. И, самое главное: какой бы неприятной ситуация ни была, если попытаться ее изменить, все может стать значительно хуже.

Мораль? Морали нет. Зато у университета теперь есть брендбук за триста тысяч, которых Катя не видела даже издали. Все молчат, улыбаются, и ушли в отпуска почти без денег. А я, сторонний гражданин, пишу под утро сказочку на Пикабу, чтоб не запить от безнадеги.