«Кто в нашей армии служил, тот в цирке не смеется» - эта знаменитая армейская поговорка советских времен (а может и не только советских) отпечаталась в мозгах многих срочников. Довольно часто нас заставляли делать то, что никому не было нужно, следуя другому не менее крылатому выражению – «Товарищ солдат, мне не нужно, чтобы ты выполнил работу. Мне нужно, чтоб ты зае…ался». Слава Богу, нас не заставляли мести ломом плац или красить осенью листья деревьев в зеленый цвет перед показухой. Но как выражался мой взводный:
- Прикажут, так покрасите.

Обычно весь идиотизм случался в парко-хозяйственный день, читай в субботу. В этот день до бани, которая была после обеда, было необходимо капитально привести в порядок казарму, территорию возле казармы, иногда территории боксов или вокруг штаба части. На раннем этапе своего сержантства, я как-то бодренько с бойцами быстро справлялся с полученным заданием. До того момента, как однажды выполнив задание мы сидели в курилке и пришедший ротный, убедившись, что всё выполнено, отправил нас два часа маршировать строевым шагом на плацу. На мою тихую жалобу взводному, что это вроде неправильно наказывать за хорошую работу, взводный поделился очередной мудростью:
- Незанятый солдат – геморрой для начальства.

В дальнейшем мы старательно убивали время, чтоб не попасть под очередной идиотизм. А он периодически поджидал нас из-за угла. Однажды мы старательно выскребли всю территорию перед казармой и потихоньку сидели в курилке и травили байки. Взводный появился неожиданно из-за угла:
- Почему сидим на…, почему не работаем на….?
- Так убрали вроде, товарищ старший прапорщик – докладываю.
- Что убрали – парировал он – хреново убрали, асфальт весь в пыли.
И мы зашуршали снова. Но как только взводный ушел, я приказал сделать 5-6 кучек пыли, а поскольку ее не было на асфальте, бойцы сбегали и принесли немного мусора и разложили по кучкам. На углу был поставлен шухер и байки в курилке продолжились. Через полчаса шухер сработал и все бросились с вениками заметать «последний» мусор и убирать его. За этой картиной нас взводный и застал:
- Ну вот теперь видно, что убрано – заявил он. Бойцы давились от смеха, но молчали.

За нашей частью в самом Минске был закреплен участок проспекта Машерова от Дворца спорта до какого-то кинотеатра – километра полтора. Осенью и зимой нас периодически подрывали ночью и мы ехали убирать тротуары. Либо мели его от листьев и грязи, либо как зимой 1985-го расчищали снег, либо как в 1986 году сбивали наледь. Проспект конечно красивый получался. Но если проезжую часть убирали коммунальные службы, то тротуары и рядом бойцы советской армии. А однажды в начале марта отправили на весь день готовить знаменитый биатлонный стадион Раубичи. Предстояли какие-то международные соревнования, а начало марта выдалось каким-то теплым и слякотным. Привезли и распределили в лес. Нужно было закидать снегом, который сохранился под деревьями саму трассу, по которой должны были бежать спортсмены. Была установлена норма, хотя бы 10см слоя снега. Пахали весь день по-черному, нас даже кормили с полевой кухни. Видно так нужно было не ударить лицом в грязь перед иностранцами. Ходил какой-то дядька, который замерял толщину снега и ругал, если вместе со снегом бойцы цепляли землю или грязь. Когда закончили работу, умотанные в жэ, смотреть в лесу на трассу было прикольно. Абсолютно черная земля в лесу и 2-х метровая белоснежная полоса беговой дистанции в просеке между деревьями.

Но верхом идиотизма, с которым я сталкивался в армии, была история с траншеей для связного кабеля. Всем связистам приходилось, и траншеи рыть, и кабеля протягивать. Здесь же в части начальство решило протягивать новые кабеля между новыми стационарными классами, которые были у боксов и казармой. Расстояние метров 500. Но грунт каменистый и земля в ноябре месяце промозглая, да к тому же участок этот каменистый был. Два дня мы всем батальоном угрохали на 400м метров трассы, как вдруг начштаба пришел и начал давай всем взбучку, что не с той стороны траншея плац обходит. Приказано эту траншею закопать, а новую выкопать. И сроку те же два дня, за которые мы и первую не успели. Мой взводный, которому поручили эти делом командовать, приказал закапывать старую траншею не торопясь.
- Мало какой геморрой им завтра в голову придет.
К середине второго дня, когда мы уже заканчивали закапывать первую траншею, пришла целая делегация во главе с командиром части. Нас построили и ему доложили о ходе работ. Командир выслушал и спросил:
- А что других вариантов нету?
- Есть – выкрикнул один лейтенант из РЛС-ных батальонов и под сверкающие зенки начштаба продолжил – Можно кабель до клуба кинуть – это метров 150, а от него линии уже пробиты, только настроить.
- Так какого хера – сказал командир и осекся. Всё-таки рядом бойцы стояли. – Значит так, кинуть кабель до клуба и загрузить пустующие линии связью с комбатами. Да и зачем солдат мучить. Возьмите у строителей экскаватор и всё.
Так потом и сделали. А мы потом засыпали траншею за полдня.