больница

Постов: 393 Рейтинг: 997706
10811

Главный врач — недовольным: «Я сейчас ФСБ вызову»

Развернуть

Репортаж о массовых увольнениях врачей, нехватке лекарств и закрытии инфекционного корпуса Видновской районной клинической больницы.
Происходит травля доктора,написавшего открытое письмо.

10804

Андрей

Развернуть

Лежит со мной парень. Ну как парень, 33 года.
Беру его с собой, когда иду в магазин или курить.
Инсульт бьёт избирательно. В мозг. Отбирая у человека что-то нужное. У одного отнимет речь, у второго, способность управлять правой ногой или левой, у третьего отнимет руку.
Андрею инсульт оставил всё. Ручки, ношки, глаза, речь. Забрал только одно. Возможность ориентироваться в пространстве, превратив его в зомби.
Андрей иногда рассказывает о себе. Как он жил. Со злостью:
-Дня мне мало было, столько всего успеть надо было. Сыр поставить, кальвадос, солод прорастить, знакомым вискарь к годовщине поставить, аккурат через пять лет был бы готов.
-Бухал небось по чёрному? - сразу как-то озлобившись, спрашиваю.
- Не, только дегустация. Тут сам процесс завораживает. Я тут бурбон настоял, друга, большого ценителя, пригласил. Теперь ждёт моего, как лакомства. Приятно же.
Слушать Андрея можно бесконечно. Особенно про глину. Он показывал мне свою страничку ВКонтакте. Там его работы. Оказывается, если смешать два сорта глины, то можно сделать шикарный кувшинчик с мраморными прожилками.
А ещё можно слушать про дубовые чипсы, для настойки бурбона. Разной обжарки, с запахом ванили.
А ещё смотреть фото с рыбалки, где он, круглолицый, под сто килограмм, с другом держат щуку.

Андрей живёт в Подольске. Работает медбратом. Живёт в частном доме.
Или жил?
Потому, что сейчас он согбен, у него потухший взгляд, а когда он идёт по палате, создаётся впечатление, что сейчас у него отвалится голова и он всеми силами пытается её удержать.
И каждое утро он плачет.
Плачет спокойно и рассудительно - депрессия, ничего не могу поделать. Как будто в сундуке заперли.

Бля. Я очень хочу, чтобы тебя достали из сундука Андрюха!
Я всегда обожал увлечённых людей.
Самому никогда не доставало чего-то, чему с радостью отдавал бы всё свободное время.

Держись бро. Не сдавайся.

5216

Фильм о нянечке из Черепаново Новосибирской области получил серебряного дельфина в Каннах

Развернуть

Документальный фильм «Здравствуйте» — это история о больничной няне Галине Дмитриевне Якушевой из Черепаново. Женщина ухаживает за малышами, которые проходят лечение без мам и нуждаются в заботе. Для того, чтобы снять фильм режиссер Ирек Ибатулин и съемочная группа провели с Галиной Дмитриевной один рабочий день. В итоге, трогательная история, которую невозможно смотреть без слёз жюри оценило серебряным дельфином.


Её день начинается тогда, когда все ещё спят, в полчетвёртого утра, а заканчивается порой в двенадцатом часу ночи.


Работа Галины Дмитриевны заключается в том, что она ухаживает и играет с ребятишками, которые лежат в больнице без мамы. По её словам, детей из детдомов, даже очень маленьких, видно по взгляду.


Источник: https://cherepanovo.gorsite.ru/news/gorod/film-o-niane-iz-ch...

4750

Правильное лечение

Развернуть

Ваш пульс - 5,4 ампер.

Правильное лечение

https://news.megatyumen.ru/news/crime/220838/

6261

Как я кушал и умирал

Развернуть

Время действия - конец девяностых, окраина Москвы. Я учусь то ли в первом, то ли во втором классе. И так получилось, что с рождения у меня аллергия много на что, в том числе очень сильная – на рыбу и пшено, это выражается в виде отёка Квинке, вызывающего удушье в течение буквально 10-15 минут после приема пищи (это здорово развивает подозрительность и даёт бонус «острых нюх» всегда, когда готовил еду не собственноручно).


В общем, я обо всё этом осведомлен, подозрительного не ем, и расслабляюсь очень редко – понятно, что смерть в бою с гигантской акулой – ещё куда ни шло, а вот смерть при поедании сраного карасика – ну, прям скажем, так себе способ обеспечить место в Вальхалле.


Первый раз, когда я фатально расслабился, был в далеком детстве – лет в шесть или семь я как-то совсем плохо упал с качелей, основной вектор удара пришелся на филейную часть с направлением вверх по позвоночнику. Было больно – а потом я понял, что встать, в общем, не могу. И ног не чувствую (нет, Пэйн, они у меня есть).


Была скорая, плачущая мать, врач, говорящий что-то про вероятный перелом позвоночника и про то, что вряд ли мне придётся ещё когда-то поиграть в футбол. Я тогда слабо что-то понимал, да и больше любил игры на Денди и тетрис, так что не особо переживал.


В память врезалось, как по приезду в больницу меня и мать подробно опросили про аллергические реакции, всё записали в карту и на листочек, который прикрепили к кровати. Правда, то была не кровать совсем, а некий монстр – очевидно, плод мимолётной и порочной связи кресла-каталки с ложем Прокруста. На котором меня быстренько и распяли – руки и ноги получили утяжеления, которые вытянули меня почти в струнку, чему мешал только центр тяжести в виде пострадавшей от падения задницы.


Шевелить ногами я всё ещё не мог, а если бы и мог – встать из такого растянутого положения было решительного невозможно. Первый день прошёл неплохо, я познакомился с товарищами по несчастью, которые находились в почти столь же незавидном положении, и заснул сладким сном.


Завтрак на следующий день я пропустил – кто мог ходить, на него пошли, а я, в силу, видимо, врожденной стеснительности, никому не намекнул на неспособность самостоятельно перемещаться. Но обед неходячим принесли в палаты – и покормили с ложечки. Был довольно вкусный суп, который дома почему-то не готовили ни разу – хотя жили мы тогда в коммуналке, и гастрономические пристрастия у всех были довольно разнообразны.


Наверное, этот факт стал первым звоночком в моей маленькой и довольно тупой, надо признать, голове. Потому что суп я радостно доел, закусил пюрешкой и постной котлеткой, попросил добавки, и настроился спать дальше.


Мысль о ненормальности происходящего посетила меня, когда я внезапно начал с трудом выдыхать. Ну ладно, думаю. Наверное, что-то в горло попало, ща проскочит и будет нормально. Ведь не могли меня накормить каким-то аллергеном, правда? Ведь всё-всё спросили и записали?


Меня хватило только на вопрос пацану с соседней койки – а что за такой супчик-то был? А супчик-то, говорит, был рыбный. Запомнился даже не ответ – а тон, такой спокойный, будничный – для него вопрос и ответ были самыми простыми, ну а я понял, что мне пиздец.


Потому что руки и ноги уже покрывались сыпью, а попытка крикнуть погромче и позвать на помощь больше напоминала сипение, голова начала слегка кружиться, а дыхание так тяжело мне давалось только сильно позже, при беге в старом противогазе.


Знаете, в момент осознания стало очень спокойно – это ощущение я запомнил, и в моменты опасности изредка испытываю и по сей день. Ну, когда ещё есть силы и шансы – ты нервничаешь, переживаешь, а тут – всё, конечная, от тебя ничего не зависит. Где-то за год до этого у меня умер дедушка – думаю, ладно, все хотя бы придут на меня посмотреть, свечку поставят у кровати, будут плакать. В принципе, тоже неплохо.


Но тело, видимо, оказалось не таким покладистым, как разум. В общем, я снял растяжки и пошёл. Не слишком уверенно, по стеночке - но пошёл. Только сегодня, только для вас - чудесное исцеление рыбным супчиком. Дошёл до поста медсестры, присел на кушетку – потому что область зрения сузилась до размытого туннеля, звуков не было вообще - кроме стука сердца и хрипов, с которыми я пытался протолкнуть хоть немного воздуха в легкие. Смотрю на сестру. Сестра смотрит на меня. Аллергия, говорю, у меня. Отёк Квинке. Дышать не могу. Сдохну щас тут у вас, а зима, могилу копать заебётесь. Бррлвгврыггаваавввхвахвах – говорит мой рот. Вижу, что сестра сейчас отойдет в мир иной быстрее меня, но медленно-медленно тянется к телефону – ну, думаю, может, и спасут. И выключился.


Очнулся на следующий, наверное, день в реанимации. Первое ощущение – холодно, блядь. Наверное, я уже умер, но ведь в аду обещали котлы и дьявольский огонь? Вокруг – такие же бедолаги, капельницы, синюшные лица, скукоженные первичные половые признаки и прочая красота. Заебись, подумал я, и вырубился снова, до следующего дня. Ибо ну его на хуй, такими делами любоваться.


Ещё через день (по субъективному ощущению времени) меня привезли обратно в мою палату как раз в момент осмотра лечащими врачами. Там была моя мамка, и, судя по лицу врача, он бы предпочёл сейчас сам умереть от отёка, чем общаться с ней. Я довольно ловко наебнулся с каталки, и на своих двоих дочапал до кровати. Симулянт, говорит врач. Нету никакого перелома, раз так шустро бегаешь. Записываем, запоминаем - ушиб позвоночника с защемлением чего-то там. Да и вообще, мест у нас нет, государство денежек не даёт, поэтому пиздуй-ка ты отсюда, пока ещё чего-нибудь не сожрал. И выписал меня прямо вот так сразу. И я поехал домой – играть в Денди и тетрис ещё целую неделю, потому что мамка сказала, что в школу пока можно не ходить. Детский разум постановил, что несостоявшаяся попытка отхода в иной мир - неплохая цена за такое счастье.


Не хочу даже представлять, что чувствовала мать, когда услышала про перелом позвоночника и его перспективы. И что думала, когда привезла мне вкусняшек, и узнала, что меня нет в палате, а есть я очень даже в реанимации. Не уверен даже, кто виноват во всём этом, кроме традиционного и всеобщего долбоебизма.


Однако, история кое-чему меня научила. Доверяй, но проверяй – особенно если от этого зависит твоё благополучие, а не чьё-то ещё. А ещё, смерть – не так уж и страшно. Как будто сон – и никакого света в конце туннеля или трубящих ангелов. Ну или, может быть, адреналин, или преднизолон, или что там ещё не дали мне пройти по туннелю достаточно далеко.


А ещё после этого я знал совершенно точно, что смерть - она всегда рядышком. Шагает с тобой в ногу, присаживается за столик в кафе, сидит на заднем сиденье, поглядывая на дорогу и держа холодную ладошку на твоём плече. Ждёт твоей ошибки, или просто удобного случая. Поэтому переживать из-за неё не стоит, однажды она дождётся своего. Но умирать рано совсем не хочется – чего и всем вам желаю.

3893

А чем вы занимаетесь в больнице?

Развернуть

Лежу в больнице. На стене висит памятка. Еле удерживаю себя в руках от нарушения п. 7.

А чем вы занимаетесь в больнице?
12602

Как я к гинекологу сходила.

Развернуть

Предыстория.

Дело было зимой.

Разболелся низ живота. Поехала к платному гинекологу, "своего" постоянного врача еще не было, а поликлиникам я как-то не особо доверяю. Что-то она там увидела, какое-то воспаление. Бахнула мне диклофенак в пятую точку, выписала таблетки и отпустила домой.

История.

Этот же вечер. Залипаю дома одна у телевизора над просмотром интересного кино, время около 2 ночи. Чувствую в жар бросило, потом знобит, потом снова. Не заострила внимание, смотрю кино, очень интересное было. Потом зачесался бок, потом рука. Почесалась через пижаму и дальше смотрю. Зачесался живот сую руку под пижаму и нащупываю какие-то неровности на коже. Поднимаю верх, а там мамочки мои - вся кожа как в рубцах, словно плетками меня били. Пошла к зеркалу - на шее такая же фигня. Думаю - паниковать или нет. Решила - позвоню в скорую, а там решу насчет паники) Звоню, и говорю диспетчеру, что у меня тут какая-то ерунда на коже и можно соединить с врачом чтоб понять паниковать или не вызывать зря бригаду среди ночи? Соединила, врач на линии.


Врач: - Что у вас?

Я: - Ну вот так то и так то, пятна, чешусь.

Врач: - На лице есть? Есть ощущение что дышится как через вату? Не знобит ли?


И тут я понимаю, что реально дышу как через вату, вспоминаю свой озноб и отвечаю: - "да" на все ваши вопросы, доктор.

Врач: - Все ясно. Ждите бригаду.


Хмм ждать так ждать. Хотя зачем, нормально себя чувствую, ну пятна разве что. Налила себе чай, пошла досматривать фильм.

Через 10 мин на пороге стояла бригада скорой: женщина-доктор и с ней молоденький совсем парнишка, "подмастерье".

Сели все на кухне. Докторша говорит, мол, аллергия сильная, надо уколоть укол и все будет хорошо. Я - "да без проблем" . Она смотрит на парнишку и говорит ему, мол, действуй. Тот набирает шприц, дрожащими руками пытается вколоть мне укол в вену. Не попал. В другую - тоже. Я уже пыхчу, тк и больно и простите у меня вены - мечта всех наркоманов, как в них можно не попасть. Докторша не прекращает эти пытки и парнишка расковыряв мне одну руку, все же попадает в вену на другой руке. Вводит лекарство и тут я чувствую, что начинаю терять сознание. Прям уезжаю, начинает все меркнуть. Сижу и говорю докторше, мол, простите, но я поехала в бессознательность. Она, оторвав взгляд от бумажек, поднимает голову на меня и говорит: - "Ой да ну ладно!"

Я, уже глядя на нее сквозь пелену: - "Я не шучу, я сейчас потеряю сознание."

И тут к моему ужасу она начинает смеяться, смотрит на своего испуганного помощника и говорит что-то типа "ты слышал это? Хахаха"

В эту секунду в моей голове единственная мысль - капец, это не скорая, это мошенники, укололи меня чем-то и сейчас все вынесут из квартиры, когда я отрублюсь. И еще - меня усыпили или я сейчас вырублюсь и больше не проснусь? Черт, как не хочется так нелепо умирать..

Видимо у меня было столько ужаса в глазах и такой вид, что докторша вскочила со стула со словами "твоюжмать" и пихнула мне в нос ватку с нашатырем.

Вдохнув нашатырь я начала приходить в себя и... словно застряла посередине. Вижу сквозь пелену, язык еле ворочается. Докторша в панике меряет давление мне. 60 на 40. Я сижу как овощ и единственная моя мысль - "футыбля, все таки это скорая и меня не убьют, ура". Докторша шуршит в чемодане, что-то орет своему помощнику и тут звонок в дверь. Парнишка бежит открывать и заходит еще одна бригада на кухню - дядька доктор и с ним такой же молодой "подмастерье" . Оказывается диспетчер по ошибке вызвала две бригады на один адрес. Это меня и спасло. Дядька, увидев тело в виде меня, быстро выяснил что к чему, обматюгал докторшу (так и не знаю за что), наорал, что они испоганили (продырявили) мне все вены, пинками выгнал ее из квартиры и начал меня приводить в чувство. Давление еще 60 на 40 и никак не хотело подниматься. Уколы не действуют. Доктор, не найдя на моих руках живого места, ставит мне в кисть капельницу, сует мне в руки бутыль от нее, сгребает меня в охапку, в коридоре на ходу снимает куртку моего парня, накидывает на меня (а я только в пижаме) и уносит в машину скорой.

Едем. По пути доктор звонит в одну больницу, обрисовает диагноз, просит принять в реанимацию. Отказ, нет мест. Звонок во вторую больничку, третью.. Я не знаю что это было, но приняли нас чуть ли не в пятой по счету больнице, причем прилично далеко от района где я жила.

Коридор как в тумане. Помню железная дверь. Стучим. Открывается через время, выходит медсестра.


Доктор:

- Я звонил. Примете пациентку?

Медсестра:

- Ну да, а где она?


Доктор кивает в сторону, где стою я с капельницей в руках, прислонившись к стене, и вяло улыбаюсь. Глаза медсестры надо было видеть.


Моргнула и говорит:

- Она ж на ногах стоит. А в реанимацию обычно привозят. Тело..

Доктор:

- Да, но у нее давление не поднимается и надо чтоб она под контролем до утра побыла. Мало ли что. В палату ее никак нельзя.

Медсестра моргнула еще раз, вздохнула и сказала:

- Ну проходи.

Доктор подмигнул мне на прощанье и уехал дальше спасать жизни.

А я впервые в жизни увидела что такое реанимация. Большое помещение с несколькими комнатами. Стены и пол вымощены плиткой. Словно все одна большая ванная комната. И жуткий холод. Несколько коек, а на них тела. Абсолютно голые, разве что заботливо прикрытые в районе паха тонкой пеленкой, безжизненные, с кучей торчащих трубок, пикающих рядом приборов.. Дыхание перехватило так удручающе это выглядело.


Хорошо медсестра на дала мне надолго погрузиться во всю эту атмосферу и скомандовала: - Раздевайся!

Я: - Совсем?

Медсестра: - Да, все снимай. Тут в одежде никто не лежит.

Раздеваюсь, зубы от холода стучат. Решилась спросить: - Может можно оставить трусы и носки? Холодно жуть..

Медсестра посмотрела на мои стучащие зубы, вздохнула и сказала: - Ладно, оставляй, надеюсь не придется с тебя ничего снимать. Залезай на койку.


Залезла. Она укрыла меня тонкой простыней, вместо капельницы с которой я приехала поставила другую и меня начало уносить в сон. Проваливаясь в объятия Морфея, я почувствовала как сверху на меня легко что-то тяжёлое, еле-еле приоткрыла глаз и увидела как медсестра заботливо укрывает меня одеялом..

Дальше сон длиной почти в сутки. Редкие пробуждения - пришел врач, послушал пульс, померял давление. Снова сплю. Пришел другой врач, с ним студенты, что-то про меня говорят, открыла один глаз, всех этим повеселила и снова сплю.

Потом перевели в палату, через день выписали.

Теперь я знаю, что:

1. У меня аллергия на диклофенак.

2. От "горячего укола", который мне по вене пустила доктор из первой бригады, я могу потерять сознание.

3. Я знаю, что в реанимации все лежат голыми. Спасибо тебе, добрая женщина, та медсестра, которая почти как мама заботливо укутала меня в одеяло.

4. Тот врач скорой меня спас. Неизвестно что бы было, если бы он не приехал. Я не успела сказать ему "спасибо" тогда, но я всегда помню о нем и с благодарностью мысленно желаю ему всего самого хорошего.

3984

На Урале начальство уволило медсестру, отказавшуюся переходить на должность уборщицы.

Развернуть

Прокуратура вступилась за медсестру Байкаловской центральной районной больницы. Начальство уволило женщину, когда она отказалась переходить со своей должности на должность уборщицы служебных помещений.

- Изменение наименования должности работника на иную произведено без изменения организационных или технологических условий труда, - обьяснили в прокуратуре Свердловской области. - По делу принято решение о восстановлении женщины на работе.

Главный врач уже подписал приказ, так что женщина снова работает медицинской сестрой в детском отделении. Источник: http://va.newsrepublic.net/s/mcrrkp

На Урале начальство уволило медсестру, отказавшуюся переходить на должность уборщицы.
2010

Истории РСЦ. Беременные

Развернуть

Приветствую своих 108 подписчиков!
Для тех, кто работает во врачебной среде, не секрет, что беременная, поступающая в любое отделение, кроме гинекологического или акушерского, это головная боль всех, начиная от лечащего врача и заканчивая зам главврача по лечебной работе. Поскольку это всегда большая проблема: и в плане диагностики, и в плане лечения. Сразу собираются консилиумы, чтобы определить, что с пациенткой, какие методы диагностики применимы (с учётом срока беременности), какие препараты можно вводить (а беременным почти ничего нельзя) и т.д.
Однажды в приёмное отделение по СМП доставили девушку, 26 лет, беременность 28-30 недель, с жалобами на выраженное головокружение, тошноту, шаткость при ходьбе, асимметрию лица справа. Естественно, направительный диагноз: ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения, проще говоря - инсульт). В приёмном отделении сразу собирается консилиум, что делать с пациенткой.
По стандартам оказания медпомощи при инсультах всем поступающим проводится РКТ головного мозга, то есть рентгеновская компьютерная томография. Ключевое слово здесь - рентгеновская. Лучевая нагрузка (а рентген - это лучевая нагрузка) беременным противопоказаны. Вернее, не самим беременным, а плоду, поскольку может оказать негативное влияние на развитие организма. А как известно, один из постулатов медицины - Non nocere! - то есть, не навреди.
В этом случае, РКТ не проводили, а пациентку сразу госпитализировали в БИТ (блок интенсивной терапии) инсультного отделения с направительным диагнозом: ОНМК стволовой локализации. Это произошло около 16-00, то есть рабочий день основной части медперсонала больницы закончился, и началось дежурство. Поэтому, обговорив на консилиуме, какие препараты можно назначить пациентке, вопросы дальнейшей диагностики оставили на следующий день. К сожалению, это реалии российской медицины, когда некоторые диагностические кабинеты (такие как, МРТ-кабинет, ЭЭГ и др.), работают лишь с 8-00 до 15-00, а не круглосуточно. Либо нет специалистов, чтобы круглосуточно работали.
На следующее утро начался большой обход, в составе врачей БИТа, заведующего отделением, зам главврача по терапии и лечебной работе, зам главврача перинатального центра. Поговорили с пациенткой, осмотрели её и отправились в кабинет, обсудить, что же дальше делать с пациенткой. Необходимо уточнить, что пациентов при таком обходе, осматривает заведующий, а простые врачи, как оруженосцы при своих рыцарях, только носят истории болезни в руках, да могут измерить АД.
Как только "высший круг" удалился на совещание, я решил ещё раз осмотреть и проверить неврологический статус пациентки самостоятельно. По жалобам: головокружение, тошнота. Из симптоматики обращала на себя внимание грубая асимметрия лица справа (говоря по-простому, "лицо перекосило"), мелкоразмашистый нистагм вправо, а также небольшое повышение рефлексов с правых конечностей, плюс патологический рефлекс Бабинского справа. В принципе, вся эта симптоматика и жалобы укладываются в диагноз стволового инсульта.
Но одно обстоятельство заставило меня провести ещё один, очень простой, тест. Не будем скрывать, что иногда доктора немного сокращают осмотр, не проверяя ту или иную сферы, если пациент не жалуется. Так вот, при разговоре с пациенткой я обратил внимание, что она поворачивает голову вправо, а я в этот момент стоял с правой стороны (а мы помним, что лицо у пациетки "перекосило" именно справа). Казалось бы, зачем ей поворачивать голову? Ответ прост: она хуже слышала правым ухом, и потому поворачивалась ко мне левым. Для уточнения я провел тест - просто потёр пальцами возле левого и правого уха (попробуйте сами - движения пальцев, как будто считаете деньги; иногда можно потереть волосы - звук такой же). И действительно, у пациентки был снижен слух на правое ухо, но сама она этого не ощущала и не жаловалась. Поэтому и при осмотре проверка слуха (даже таким грубоватым тестом) не проводилась.
Таким образом, я заподозрил объемный процесс (вероятно, опухоль) правого мосто-мозжечкового угла (это анатомическое образование, где рядом идут два нерва - лицевой и слуховой).

Истории РСЦ. Беременные

Я зашёл в кабинет, где ещё шла беседа, что же делать с пациенткой, поделился с заведующим своими соображениями, что необходимо делать МРТ. Мы снова все вместе осмотрели пациентку, консилиум со мной согласился.
Действительно, на МРТ нашли невриному слухового нерва. Выглядит примерно так.

Истории РСЦ. Беременные

Видимо, опухоль у пациентки была уже давно, а на фоне беременности и изменения гормонального фона дала быстрый рост.
Пациентку перевели в нейрохирургию. Насколько я знаю, после консервативного лечения и завершения беременности, её направили в НИИ нейрохирургии. Надеюсь, что у неё всё в порядке.
И вторая маленькая история. Поступает беременная, 36-37 недель, с "перекосом лица". Благо, было дневное время, провели консилиум, сделали сразу МРТ. Инсульт, опухоль исключили. Диагноз: периферическая нейропатия лицевого нерва. На фоне гестоза и отеков произошла компрессия нерва. После родоразрешения отеки прошли и через 2 недели функция лицевого нерва восстановилась полностью.
Так что не стоит пренебрегать максимально полным осмотром, особенно при отсутствии нейровизуализации, и наблюдайте за организмом пациента, он скажет больше, чем сам пациент!
Предыдущие истории: Истории РСЦ, Истории РСЦ. Предыстория, Истории РСЦ. Сумашедшие.

6203

Больница с каким-то названием

Развернуть
Больница с каким-то названием

Вот такой документ нам выдали, после прохождения эхоэнцефалографии в детской больнице. Шапка забавная.

5594

По острой боли

Развернуть

Я вот в прошлом году знатно так выспался на своей левой руке, да так что не чувствовал её совсем. Ну отлежал и ладно, бывает. Но когда к обеду она всё ещё болталась как рудимент я запаниковал и помчался в больницу. Вот там, в регистратуре у меня и состоялся интереснейший диалог:
- Здравствуйте, мне по острой боли к терапевту, а лучше сразу к неврологу. - сказал я скорчив гримасу боли так как хотел срочно попасть к врачу.
- Молодой человек, время два часа дня, по острой боли надо было приходить до обеда!!
О_о
P.S.:Жаль что я не умею скандалить

7145

Арка в больнице, вселяет надежду!

Развернуть
Арка в больнице, вселяет надежду!
5746

Полезные фразы на случай, если вы окажитесь в китайской больнице

Развернуть
Полезные фразы на случай, если вы окажитесь в китайской больнице
11617

[Пристегивайтесь] Пристегивайтесь, блть!

Развернуть
[Пристегивайтесь] Пристегивайтесь, блть!

[Пристегивайтесь] Пристегивайтесь, блть!


Когда садитесь в машину, пристегивайтесь ремнём. Вся техника безопасности писана кровью, кишками, мозгами и раздробленными костями.


2 примера, которые видел в больнице.


Ехал человек пассажиром, не пристегнулся. Случилось ДТП. Вылетел в окно, ноги в фарш, как сквозь мясорубку пропустило. Несколько операций и весьма болезненных процедур в течении 6-и лет. Сначала установка пластин, потом снятие, артроскопия и «промывка» суставов. Пожизненное ограничение подвижности, хронические боли, хруст, ну и внешний вид ног соответствующий. Это он ещё легко отделался.


Второму повезло меньше...


Молодой человек ехал за рулем. Вёл рамный внедорожник [!]. Что-то пошло не так, вылетел на встречку и перевернулся на крышу. Пристегнут [увы] не был. Позвонок хрусть и переломился. Ниже груди ничего не чувствует, парализован. Паралич без возможности сидеть. Двигаться даже на коляске не может. Напрямую в мочевой пузырь воткнут шланг, потому что отправлять естественные потребности иначе невозможно. Если не случится чуда - это навсегда. Парню нет и 30 лет, на момент аварии не было 25.


[Бывают вещи хуже безболезненной и быстрой смерти...]


Пристегивайтесь, когда садитесь в машину. Сажайте детей в детское кресло. Будьте аккуратны и внимательны на дороге. Берегите себя.


p|s Маловероятно что этот текст кардинально изменит ситуацию на дорогах. Но если он поможет избежать страшной участи хотя бы одному, значит он написан не зря.

6676

Немного об очередях

Развернуть

Жена попросила сводить ребенка на пробу манту. А тк я был в клинике всего второй раз, то о принятых правилах я не знаю. Для меня поход в больницу это шаг в неизвестность. Жена сказал, что администратор скажет куда идти. Ну ладно.
Перед манту направили к педиатру, проверить не болеет ли ребенок, стандартная ситуация. Сижу жду когда из кабинета выйдут и настанет моя очередь. За мной уже 2 заняли. Тут подходит девушка с ребенком с вопросом у кого на сколько назначено.

Очередь: Тут в порядке живой очереди.
Д: Ну значит сейчас я.

В этот момент из кабинета выходят и я пытаюсь зайти со словами: Я тут уже 30 минут сижу. Да и мне на пару минут.

Девушка, отталкивая плечом: Неееет. Я вас не пущу, у меня на 13.00. Моя очередь.

На часах было как раз 13.00 и я решил, что должен её пропустить.
Сижу опять жду. Думаю. Почему нельзя нормально урегулировать вопрос очередников и тех кто по записи. Раздумываю о том как бы сделал я.... И тут начинаю вспоминать, что жена рассказывала, будто в этой клинике очень удобно и в день когда собирают всех прививочников, то под них выделяют педиатра. В мою голову закрались сомнения. Девушка из кабинета вышла и теперь пошел я. Захожу.

Врач: Вы тоже на манту?

Вот сука, подумал я про девушку, чуть в слух не вырвалось. Записаться к педиатру перед манту нельзя, все по очередь. Запись только на саму манту.
Все необходимые манипуляции проведены и я пошел в прививочный кабинет. Спрашиваю у кого на сколько и понимаю, что я первый. Мое время 13.15.
Тут снова приходит та девушка.
Д: У вас на сколько?
Я: 13.15
Д: О, я перед вами. У меня на 13.00
Я: Вы же к педиатру на 13.00
Д: И сюда тоже.
Я: Сомневаюсь. На 13.00 уже зашёл мужчина с ребенком.
Д: значит на 13.10
Я: Точно нет, шаг 15 минут. Вы точно после меня.
Тут подошли люди.
Человек1: И после меня, у меня на 13.30
Человек2: И после меня, у меня на 13.45
Девушка обрашается ко мне: Пропустите, мне надо сейчас.

И не дожидаясь моего ответа пытается стать ближе к двери .

Я: Вот уж хрен. Пойдете в свое время.

Что было, если бы она пошла до конца не знаю, не драться же с ней. На мое счастье в очереди была скандальная баба, которая быстро поставила на место неугомонную девушку. Впервые я был рад скандальной бабе в очереди.

1865

Глумление над трупом.

Развернуть

Несколько лет назад,  а именно 9 декабря 2013 года девочка Jahi McMath, тогда 13 лет в США легла в больницу на плановую тонзиллэктомию (как у нас говорят - "удаление гланд". Операция прошла нормально, правда, лор-хирург отметил, что внутренняя сонная артерия (напомню, что именно внутренние сонные артерии питают головной мозг) у девочки подходит аномально близко к операционному полю. Но тем не менее во время операции проблем не было. Через несколько часов у девочки развилось кровотечение из операционной раны. Видимо, артерия и закровила. По свидетельствам, на кашель с кровью медсестры не обращали достаточного внимания, пока сатурация (насыщение кислородом крови) не упала до 79% (должно быть > 95%) и не произошла остановка сердца. Тогда девочку срочно взяли в реанимацию на искусственную вентиляцию легких, долили компонентов крови, завели сердце, но мозг уже пострадал. Через двое суток была успешно продиагностирована смерть головного мозга.

На этом можно было бы и закончить, но история только начинается.


Спустя два дня, 11 декабря 2013 врачи детской больницы диагностировали смерть мозга. Об этом сообщили родителям, принесли соболезнования, попросили подумать о перспективе органного донорства. По законам штата Калифорния (дело было там) пациент, у которого диагностирована смерть мозга, может оставаться на искусственной вентиляции легких (ИВЛ) «некоторое разумное время», чтобы родственники успели собраться и попрощаться. Формулировка эта очень расплывчатая, указывается только, что время «некоторое разумное», и что нахождение фактического трупа на ИВЛ не должно ставить под угрозу интересы живых пациентов, которым этот ИВЛ может понадобиться. Родных пригласили попрощаться и подписать согласие на отключение от ИВЛ.


Однако мать отказывается отключать дочь от аппаратуры жизнеобеспечения. Потому что «она же живая, дышит же и сердце бьется». Объяснения ей, что дышит и сердце бьется только благодаря аппаратной поддержке, но мозг уже умер, никакого влияния на мать не оказывают. Теплая, сердце бьется, дышит — значит, жива.

Семья селится в палате и круглосуточно следит, чтобы никто не пришел и не отключил девочку от аппаратов. Семья поднимает кампанию в прессе, привлекает активистов. Мать обвиняет больницу и Минздрав в расизме (семья чернокожая): мол, с белой девочкой так не поступили бы. Под окнами больницы маршируют активисты с плакатами «Не дайте ей умереть». Журналисты обрывают телефоны. В интернете собирают деньги — и на лечение, и на юристов. Подключается фонд Терри Шиаво (это женщина со схожей проблемой), занимающийся как раз помощью пациентам при вегетативных и сомнительных относительно диагноза смерти мозга состояниях. Католические юристы выступают в защиту интересов ребенка и матери: мол, человек с бьющимся сердцем не мертв. По их настоянию суд выписывает охранный ордер. Семья считает, что больница заинтересована в том, чтобы признать девочку мертвой и списать, и через суд требует независимой экспертизы.


Спустя еще неделю, 22 декабря 2013 по приглашению того же судьи, что дал охранный ордер приходит независимый эксперт — профессор, завотделением детской неврологии очень авторитетного заведения - Школы медицины при Стендфордском университете Paul Graham Fisher. А также родители девочки вызывают известного в стране педиатра Paul A. Byrne, который по странному стечению обстоятельств поддерживает идею, что смерть мозга не является смертью всего организма. Они подтверждают смерть мозга. На энцефалограмме прямые линии, на ангиограмме кровообращения нет ни в одном из отделов мозга, пациентка даже не пытается дышать при отключении ИВЛ. И 24 декабря Суд признает девочку официально покойной и постановляет отключить уже тело от систем жизнеобеспечения, как только истечет охранный ордер от предыдущих юристов.


Семья поднимает еще больший ажиотаж в прессе и ищет помощи через интернет и благотворительные фонды. А также требует начать зондовое (через трубочку) питание, девочке ведь надо кушать. Больница резко отвечает, что не станет кормить труп, но понимает, что после отключения девочки от ИВЛ ее заклеймят убийцей на всю страну, а это катастрофа для публичного имиджа и, соответственно, финансирования. В общем, под новый год 2014 юристы с обеих сторон рожают компромисс. Пусть придет коронер (судмедэксперт с полицейскими полномочиями), признает девочку мертвой и выпишет свидетельство о смерти. После чего родственники могут забрать тело и дальше делать с ним что хотят. Все идут отдыхать на новый год.


После праздников 3 января 2014. Коронер приходит. Официально объявляет о смерти, расписывается в свидетельстве о смерти и требует проведения вскрытия. Спустя два дня, 5 января больница отключает ИВЛ — но рядом уже стоит нанятая родителями реанимационная бригада, которая немедленно подключает портативный ИВЛ. Кампания в интернете и благотворительные фонды собрали сумму, которой хватило на оплату и реанимационного пособия, и эвакуации. Тело девочки на портативном ИВЛ перекладывают на носилки и уносят из больницы (которая выдохнула с облегчением), подогнанный реанимобиль везет его в аэропорт, где уже ждет самолет санавиации, и семья летит из Калифорнии на другой конец Америки, в штат Нью-Джерси.


В США в каждом штате свое законодательство. Нью-Джерси — один из двух штатов США, законы которого позволяют игнорировать заключение о смерти мозга, если оно противоречит религиозным убеждениям пациента и его семьи. Мать девочки заявляет, что по ее христианскому убеждению человек жив, пока бьется сердце. После приземления девочку (или, точнее, то, что ею было) госпитализируют в реанимацию университетской клиники в Нью-Брунсвике. Завотделением признает, что надежды на восстановление функций мозга нет, но по закону дает девочке то, на чем настаивали родители: трахеостому  для более удобной постоянной ИВЛ и зондовое питание.


Три месяца семья живет при больнице (там предоставляется что-то вроде общежития или хостела родственникам иногородних тяжелых пациентов), потом их оттуда попросили, и они сняли рядом с госпиталем квартиру. Девочка тем временем пребывает в реанимации на аппаратах, состояние по документам — без какой либо динамики, есть некоторая даже стабилизация: кожа стала эластичнее, прекратились скачки давления. Пребывание в реанимации стоит около 150 000 долларов в неделю, по законам штата его оплачивает страховка.


Далее интереснее:


Июль 2014. У девочки, которой уже исполнилось 13 лет, начинаются регулярные менструации. Тут всем уже становится интересно: для этого гипоталамус должен работать и вырабатывать определенные гормоны. Энцефалограмма и ангиограмма по-прежнему показывают смерть всех отделов мозга.


Август 2014. Девочку выписывают и из этой клиники, родители перевозят ее в съемную квартиру. Ей предоставляется портативный аппарат ИВЛ, монитор основных показателей и прочее оборудование, а также круглосуточный сестринский пост (три медсестры в три 8-часовые смены в сутки). Все оплачивается по страховке. Случай широко освещается в прессе. Граждане поднимают волну протеста: считают, что хватит на их налоги оплачивать это дорогостоящее глумление над мертвым телом (американцы вообще очень неравнодушно относятся к тому, как расходуются их налоговые отчисления).


Сентябрь 2014. Плановая МРТ. Всех удивляет, что мозг да, мертв, но во многих отделах цел — обычно у пациентов со смертью мозга, так долго находящихся на вентиляции, в черепе уже просто плещется жижа. А тут практически разрушен ствол, почти не визуализируются волокна, связывающие полушария, но в самих полушариях сохранны обширные участки коры. В лабораторных условиях сердцебиение учащается при звуке голоса матери. Мать заявляет, что дома девочка иногда правильно реагирует на просьбы пошевелить рукой или ногой, снимает эти шевеления на видео. Эксперты смотрят видео, но затрудняются ответить, действительно ли это сознательная реакция или рефлекторные подергивания.


Начало 2015. Возникают юридические уже проблемы. Девочка, напомним, считается живой по законам штата Нью-Джерси, где она находится, но мертвой по законам штата Калифорния, где ей выписано свидетельство о смерти. Налоги семья платит в Калифорнии, по месту основного жительства. В очередной налоговой декларации мать указывает несовершеннолетнюю дочь в числе иждивенцев. Декларацию ей возвращают как содержащую ложные сведения: ваша дочь же умерла.


Весна 2015. Семья подает в суд на калифорнийскую больницу, где была выполнена та неудачная операция, и требует возмещения их дочери морального и физического ущерба, причиненных и поныне испытываемых страданий и текущих медицинских расходов. Юристы больницы отвечают, что трупы не испытывают страданий и не могут подавать судебные иски, а родственники издеваются над давно умершим телом. (Тут тоже денежный вопрос: в США в случае врачебной ошибки, повлекшей смерть пациента, компенсация может составлять до 250 000 долларов. В случае инвалидизации пациента, но не смерти, такого «потолка» нет, сумма может быть любой, в том числе и больше). Семья предоставляет те же видеозаписи шевелений, кардиограммы с учащением пульса в ответ на голос матери, МРТ с сохранной на больших участках корой и мнение одного из осматривавших девочку врачей, профессора UCLA, совершенно феерическое: что на момент постановки диагноза «смерть мозга» состояние девочки соответствовало критериям смерти мозга, но сейчас уже больше не соответствует и требует пересмотра, что она «технически жива». На энцефалограммах по-прежнему все прямо, никаких ритмов.


Дело имеет общественный резонанс и социальные последствия. Ссылаясь на него, родственники молодых пациентов, у которых диагностирована смерть мозга, начинают чаще отказывать в отключении их от ИВЛ. Особенно чернокожие семьи, подозревающие везде расизм, «за белого пациента еще поборолись бы». Врачи беспокоятся, что из-за этого случая люди начинают заметно реже подписывать прижизненное согласие на посмертное донорство органов — меньше доверяют. Неврологи, которые ставят под сомнение окончательность смерти мозга в этом случае, и трансплантологи на научных конференциях доходят до взаимных оскорблений и чуть не до драк.


И продолжается все это до сих пор. Девочка, которой сейчас уже 17, лежит дома на ИВЛ ни жива ни мертва, радует родителей движениями пальцев, которые иногда совпадают с просьбами пошевелить пальцем, а иногда нет. Вся соматика функционирует. Тело растет и взрослеет, это уже не девочка, а девушка. Жизнеобеспечение девушки оплачивается страховкой, родителям помогают благотворители, в том числе из интернета. Общественное мнение продолжает вялое противостояние между теми, кто за «Спасите ребенка, ребенок хочет жить» и за «Прекратите издеваться над трупом за наши налоги». Очередной суд, который должен был постановить, жива она или мертва с точки зрения закона, был назначен на март 2018. Судебное заседание состоялось, рассмотрело в очередной раз показания свидетелей, не приняло никакого решения, назначило следующее заседание через месяц... конца-края делу не видно.



Оригинал: https://topbloger.livejournal.com/30927121.html с моими коментариями

Вики: https://en.wikipedia.org/wiki/Jahi_McMath_case

пресса: http://www.crimeonline.com/2017/09/07/jahi-mcmath-teen-decla...

7900

Везунчик. О том, кто в рубашке родился.

Развернуть

По студенчеству попал в больницу по собственной глупости. Сам дурак, запустил дальше некуда, вечное русское авось и « так пройдёт» довели до того, что , как только обратился в больницу, сразу отправили на операцию и сказали, что ещё бы пара-тройка часов и прости-прощай. Ладно, не обо мне речь. Очухался в палате , 28 часов проспал, как оказалось ,очухался от того, что дико хотелось пожрать( да, не покушать, а именно пожрать).  Значит, на поправку, подумал тогда. Начал озираться по сторонам. Хули, возвращение в жизнь, однако. На соседней койке мумия с перебинтованными руками и головой . Только нос и рот без бинтов. Мумия повернула голову.

-О, братишка, пришёл в себя. А то я уже переживать начал, больше суток глаза не открываешь. Я- Петр.

-Сергей. Петя, жрать хочу!

-Понятное дело( ржет). Скоро обед, через полчаса где то, подожди.

Лезет в тумбочку, двумя замотанными руками достаёт оттуда яблоко, подаёт мне.

-Вот, перекуси до обеда.

-Спасибо!

Вгрызаюсь в яблоко, сок течёт по подбородку. Блин, мне кажется, я помню этот вкус до сих пор! Ничего не было в жизни вкуснее, чем то яблоко...

Валялся я в больнице недели полторы.  И Петр рядом. Скентовались, трудности же объединяют. Рассказал Петр как попал в больницу. Слушал и не верилось мне, что случаются в жизни чудеса такие. Везунчик, одно слово, в рубашке человек родился.

Попробую пересказать.

Поехал Петр с другом поохотиться, к знакомым в далекую таежную деревушку.Зима. Дорога большей частью по реке.  Едут на УАЗике, выехали под вечер, чтобы переночевать у знакомых, в баньку сходить, да запотевшей опосля чуть себя потешить в дружеском кругу. А утром раненько на зверя сходить. Едут. Друг за рулем, Петр сзади развалился, задремал. Слышит крик: « Петька, из машины!» А машина уже под лёд пошла. Друг выскочить успел, а Петр с машиной  на дно пошёл . Хватанул воздуха, сорвал с себя бушлат, выбрался из машины в чёрную бездну реки. Река в верховьях быстрая. И понесло Пётра по течению в неизвестность. А он боролся за жизнь. «Знаешь, Серега, подо льдом тоже воздух есть, пузырями возле льда пробовал его хватать . Только лёд со стороны воды словно иголками, острый», -говорил он мне.  Выкинуло Пётра в прорубь, от места погружения за изгиб реки метрах в ста( с его слов). Выбирался из проруби, все руки порезал об лёд.Но выбрался . И потерял сознание.

Откуда прорубь в глухомани? Старый лесной кардон был на берегу, домик да банька. Старики , дед с бабкой ,там жили. Или , проще сказать, век свой доживали. Ни детей у них, ни родни. Так бывает...

Дед в баню пошёл. Бабушка пошла до проруби, воды набрать. Видит, человек у проруби, коркой льда уже покрыт. Позвала деда, отволокли Пётра в баню, отогрели,помыли, перевязали.

Лежал Петруха у них, в себя приходил. Старики вокруг него хороводили. Мёдом и отварами трав поили. И кашами из ложки.Совсем плох парень был. Но выжил.

А товарищ Петра погоревал у полыньи, куда машина нырнула и пошёл по дороге. Машина его подобрала и до города доставила. Сообщил жене Петра о случившимся. Короче, похоронили Петьку заочно.

А Петра старики, выйдя на дорогу и поймав лесовоз, отправили в больницу через неделю. Где мы с ним и познакомились.

Руки его зажили, лицо обезображенное затянулось. Ничего, главное жив. А шрамы, они не на душе же... Да и мужчину украшают, наверное).

Встретил его года через три-четыре. Улыбается. Обнялись, как старые знакомые. Спросил как он.

-Нормально все, Серега. Пополнение у меня в семье- стариков с кардона к себе забрал! Совсем старые стали...Живем вместе,дом у меня большой. За спасение мое я им на Всю жизнь благодарен. Пусть рядом будут! Родные стали они мне.


Такой , вот случай из чужой жизни. И из моей. Всем добра! И пусть по жизни везёт , жизнь-штука интересная.

5020

Лицемерие как оно есть

Развернуть
...А как-то у нас бабка одна в отделении углубилась в пучины деменции. Выявил это лично я.


Представьте - врач весело топает по коридору в сторону родной ординаторской, закончив утренний обход и предвкушая аж десяток минут перерыва, заворачивает за угол, а навстречу ему несётся нечто с глазами какающего танка, одетое лишь в причёску и футболку до пупа.


Вам смешно, а я чуть обратно не побежал.


Совместно с медсёстрами успокоили, отволокли в палату и, разумеется, принайтовали к койке, ибо нехуй.


Сутки спустя явилась делегация. Сопалатницам зрелище привязанного к кровати человека не укладывалось в картину мира, поэтому они подбили соседние палаты на бунт. Нас называли фашистами, звонили в милицию, крича в телефон, что здесь издеваются над человеком, грозились написать в спортлото и всё такое.


Девчонки с поста чуть не плакали, а я, как матёрый фошист, немедленно раскаялся, прилюдно отвязал личными лапоньками жертву режима и вообще каялся и сильно извинялся. Все были очень довольны победой, особенно сопалатницы.


Ночью бабушка просто и безыскусно насрала посреди палаты на пол, заботливо размазала до двери и уснула обратно, как ангелочек.


Утром борцы за свободу отчего-то поменяли своё мнение на полярно противоположное, требовали вязок и почему-то кляп, причём, как я их понял, формой он для рта совершенно не подходил.


Переводить пламенных борцов (или борцих?) было некуда, санитарки совершенно погрязли в обязанностях и убрались в палате только к обеду...

6306

Квест в больнице

Развернуть
Квест в больнице
7984

Забота о клиентах

Развернуть
Забота о клиентах

В одной из городских больниц