Великая Отечественная война

Постов: 241 Рейтинг: 507715
11956

[моё] Дед Война

Развернуть
[моё] Дед Война

Пленные солдаты РККА 1941 года. Фото с сайта soldat1941.narod.ru

Когда 9 мая мы с прадедушкой смотрели военные фильмы, его больше всего возмущало то, что актеры носят сапоги. Как он мне рассказывал, сапоги солдаты носили очень редко. Главной обувью советских воинов были ботинки с обмотками (дедушка их называл онучами). Обмотки изготовлялись из хлопчатобумажной, льняной или конопляной ткани (летние), и из шинельного сукна (зимние), были длиной от 2 до 3 метров, и шириной до 10 см. Как рассказывал прадед, после длинных маршей, пройденных в ботинках, ноги почти не страдали.

[моё] Дед Война

Фото с сайта https://zen.yandex.ru/media/id/5bcb27f11389be00aa688ecd/zach...

Что странно, во многих источниках (http://samlib.ru/n/nagaew_w_m/14.shtml) указывается, что обмотки носили только в начале войны, хотя прадедушка был призван в армию в 1943, и по его словам в сапогах ходили разве что офицеры.

[моё] Дед Война

Мой прадед, Виталий Александрович Гаргола родился и жил в Севастополе. До войны работал на швейной фабрике Военпорта. С фабрики ушёл на фронт в 1943 году (в 18 лет). Служил артиллерийским разведчиком гаубичного полка. Сержант.1 мая 1945 года во время фашистского налета погибли командир батареи и многие артиллеристы. От взвода управления осталось всего 3 человека. Среди них и мой прадед. В 1945 году встречался на Эльбе с американцами. Брал Берлин. После демобилизации вернулся к любимой работе на фабрику, где и проработал 46 лет. Был награждён орденом «Славы» за спасение жизни командира, медалью «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», и многими другими наградами.

[моё] Дед Война

Дедушка умер в 2008 году. Спасибо тебе за всё.

Мой дед тоже. Это конечно, совсем не тот случай как Вы описали, но не могу не поделиться. Мне мой дедушка рассказывал как он выступая перед детьми в школе поведал им за что его наградили орденом Славы III степени

[моё] Дед Война

На что один мальчик ответил деду моему что он злой и людей убивал.

Дедушка умер в декабре, я надеюсь он в раю.

Несколько раз начинал писать эти строки и всякий раз бросал. Даже не знаю зачем пишу, наверное просто надо выговориться. Очень сложно передать всю ту гамму эмоций, чувств и сомнений что я тянул с собой с малых лет, когда случайно подслушал разговор родителей.

Почти сразу после войны мой дед по отцовской линии, был осуждён в убийстве. Это не афишировалось, даже в семейном кругу тема была табу. Просто бабушка, прсто дед, родители отца которые жили достаточно далеко и виделись мы с ними в лучшем случае раз в неделю а то и раз в месяц. Я невольно подслушал разговор и что то надломилось. В детском воображении - убийца это нечто запредельно аморальное и неокрепшее сознание поставило какой то блок к дальнейшим отношениям. Дед и бабушка пережившие все тяготы Великой Отечественной, тянулись к нам с братом, что то видя в нас, но я почти все время был с ними натянуто холоден сам не контролируя себя.
Сейчас это вспоминать ужасно стыдно, но прошлого уже давно не вернуть.
Совсем недавно, была дальняя дорога с отцом, мы с ним слово за слово, разговорились "по душам" и он рассказал как все было.

После войны дед как толковый водитель был определен на работу в мехколонну. Современным языком - завод на колесах, едут на целину, поднимают поселок, производство, иногда восстанавливают и едут дальше. Огромный парк техники, скарб на прицепах и санях-волокушах. Дед лихо водил гусеничные трактора, технику любого тоннажа, итд, за что был ценим в мех колонне. С определённого времени к ним были приставлены немецкие военнопленные на грубую работу.
Сейчас много пишут всякого, но дед особо сетовал что несмотря на общий недостаток в провизии, довольствие немцев всегда было грамм в грамм. Хлеб, рыба, мясо, овощи, все что предписывалось военнопленным, и что вызывало тихое непонимание среди наших рабочих.
На одной из точек работы, среди немцев бегали наши дети. Они носили с ключа воду в жаркие дни в случайной посуде и предлагали немцам в обмен на "брот", хлеб по нашему. Большинство немцев конечно такой бартер устраивал.
Но не в тот день. Несколько немцев тихо разговаривали между собой, когда подбежала девочка с кастрюлькой воды. "-Брод-брод", один из немцев резко развернулся и ударил ее наотмашь.
Дед был почти рядом, ковыряясь со своей машиной, он прошедший весь кошмар войны не выпускал немцев из вида. Когда он увидел удар, метнулся рефлекторно с тем что было в руках.
В руках был колёсный гаечный ключ от полуторки. Один удар в голову, удар в который он вложил всю ненависть и пережитую за годы войны боль.
Немец упал. Суд был скорым, дед получил срок за убийство по неосторожности. Война закончена, немец пленный, таков закон.

Недостаток мужчин в послевоенном СССР сделал свое странное анное дело, малозначимые или спорные дела рассматривались НКВД в особом порядке. Дед через пару лет был переведен в подобную строительную колонну со строгим контролем содержания, аналог современной колоннии-поселения, только мобильной.
Позже вернулся в свою родную мехколонну где и познакомился с моей бабушкой - новенькой работницей столовой, жизнь пошла своим чередом.

Эта история внезапно перевернула все мое представление о деде, все с чем я жил много лет было глубочайшей нелепостью, из за неведения и недопонимания из за опрометчивых и глупых детских выводов. Я хотел бы попросить у него прощения но уже слишком поздно, давно поздно.
Этот груз теперь будет со мной до конца жизни. В этом году я хотел бы пройти с его фотографией на марше, хоть неного очистив свою совесть. Если бы не этот ковид-19
Надеюсь в следующем году, мы пройдем там с женой и детьми, незаслуженно забытый, маленький человек огромной страны - он должен быть там.

Моя бабушка....

В июне 1943 года в возрасте 17 лет по распоряжению вместе с другими молодыми девчатами была направлена  на торфоразработки. В годы Великой Отечественной войны торф являлся стратегическим ресурсом. Давал тепло и энергию городам, а также промышленным предприятиям. На торфоразработках работали в основном женщины. Нам не понять, как же тяжело им было - по суткам стоять в болотной жиже по колено, вручную добывать торф, таскать его в корзинах, сушить, грузить в составы…Нередко и под бомбежки фашистских самолетов попадали - им, проклятым, на ровном месте все труженицы как на ладони. А молодые девчонки, не щадя себя, старались из всех сил обеспечить страну торфом. Жили в землянках да бараках, с продуктами плохо, со спецодеждой тоже не густо, все истощенные, но жили и работали, потому что знали – трудом своим помогают стране выстоять, выдержать, победить. После войны моя бабушка Петрова Татьяна Дмитриевна продолжала трудиться рабочей на торфопредприятии «Щеглово» и в других организациях Ленинградской области, а почти весь 1953 год была стрелком 9-й роты 6-го Ленинградского объединенного отрада ВОХР МЭС СССР


26.04.2020 в возрасте 94 лет её не стало.... и похоронили в день рождение моей мамы, (которая является её дочерью) так себе подарок на день рождение...  Не дожила до 9 мая две недели...

Бабушка, спасибо тебе за детство! За парное молоко и калитки из печи. За сбор клюквы на болоте и потерянный сапог. За малину за баней. За обещание "напихать крапиву в штаны" когда я шкодничала... Спасибо за жизнь!

Я помню! Я горжусь!

[моё] Дед Война

Автор: Дима Шуман.

Дата написания: 27.07.2019

[моё] Дед Война

16 августа 1942 г. из фьордов Нарвика в Баренцево море вышел немецкий корабль «Адмирал Шеер» под командованием капитана-цур-зее Вильгельма Меендсен-Болькена. Спущенный на воду в 1933 году, он относился к классу так называемых «карманных линкоров» или, по официальной классификации, тяжелых крейсеров. Это был мощный корабль водоизмещением 11.5 тысяч тонн с основным вооружением из шести 283-мм орудий в бронированных башнях на носу и корме и восьми 150-мм орудий, размещенных в восьми башнях вдоль бортов. Он считался самым результативным рейдером Германии в ходе Второй Мировой и уже прославился успешным походом по Атлантике, в ходе которого потопил 16 кораблей противника. В рамках операции «Вундерланд» крейсер должен был проследовать в Карское море для перехвата конвоев союзников, следовавших по Северному морскому пути в СССР, а также разрушения советских портов в этом регионе.


21 августа запущенный с крейсера гидросамолет «Арадо» обнаружил советский Третий Арктический конвой из 10 судов без боевого охранения. Четыре дня «Шеер» рыскал по морским волнам, пытаясь подобраться к конвою. Однако безрезультатно, мешало движение льдов, самолет потерял конвой из-за тумана. Длительное ожидание у мыса Ермака в надежде засечь советские корабли радиолокатором тоже не дало результатов. Как выяснилось позже, летчики ошиблись в определении курса конвоя и он ушел в северо-восточном направлении. Наконец, утром 25 августа гидросамолет потерпел аварию при посадке. Летчик выжил, но не подлежащую ремонту машину пришлось затопить. Оставшись по сути «без глаз», капитан «Шеера» принял решение двигаться на юго-запад в район порта Диксон. Примерно в час дня недалеко от острова Белуха он столкнулся с советским ледоколом «Александр Сибиряков».

[моё] Дед Война

Тяжелый крейсер «Адмирал Шеер»


Ледокольный пароход «Александр Сибиряков» к 1942 году уже прожил долгую и насыщенную передрягами жизнь. Он был спущен со стапелей британской компании Bellaventure Steamship Co Ltd в 1909 году под именем Bellaventure. В 1915 году был перекуплен Министерством торговли и промышленности Российской империи и переименован в честь исследователя Сибири Александра Михайловича Сибирякова. Проводил рейсы в Белом море, в Первую Мировую возил военные грузы Антанты.


В 1932 году под командованием капитана Воронина и академика Шмидта осуществил первое сквозное плавание из Белого моря в Берингово за одну навигацию (до этого в 1914 году такое плавание проделала экспедиция Вилькицкого, но с зимовкой). Правда завершающую часть пути ледокол прошел сначала на самодельных парусах, а потом на буксире — винт своротило смещением льдов. За этот поход «Александр Сибиряков» получил орден Трудового Красного Знамени. В 1936 году у берегов Новой Земли пароход попал в сложную ледовую обстановку, получил огромную пробоину возле машинного отделения, но сумел выброситься на скалы. Для его спасения потребовалась сложнейшая техническая операция, а целиком восстановить корабль удалось только в 1939 году — по сути полкорабля пришлось собирать заново. С началом Великой Отечественной войны «Сибиряков» был приписан к Беломорской Военной флотилии с обозначением «ЛД-6». Пароход вооружили двумя безнадежно устаревшими трехдюймовками Лендера времен Первой Мировой, двумя 45-мм орудиями и двумя зенитными «эрликонами».

[моё] Дед Война

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков». Он же — под парусами.

[моё] Дед Война

В тот день, 25 августа 1942 года, «Сибиряков» держал курс на Северную Землю (архипелаг в Северном Ледовитом океане) для пополнения запасов и замены персонала размещенных там полярных станций. На борту находило 104 человек (команда, военные, полярники) и 349 тонн груза. Командовал кораблем капитан Качавара, Анатолий Алексеевич.


Сигнальщик «Сибирякова» первым заметил неизвестный крейсер. Чтобы ввести в заблуждение советских моряков, «Шеер» поднял американский флаг и с помощью семафорной азбуки запросил ледовую обстановку. Настолько примитивная маскировка не обманула капитана Качавару — никаких американский крейсеров к этом регионе быть не могло. На «Сибирякове» пробили боевую тревогу, пароход начал на полной скорости уходить к острову Белуха. В эфир ушла радиограмма «Встретили иностранный крейсер. Наблюдайте за нами». На «Адмирале Шеере» был поднят военно-морской флаг Германии. Крейсер включил аппаратуру радиопомех, потребовал немедленно прекратить радиопередачу и лечь в дрейф. После первого предупредительного выстрела «Сибиряков» начал ставить дымовую завесу, но это мало помогло. С дистанции около 10 км в дело вступил главный калибр крейсера. Советские моряки пытались отвечать из установленных на пароходе орудий, но силы были совершенно неравны — ни одного попадания по «Шееру» артиллеристам «Сибирякова» добиться не удалось. Радист Шаравин безостановочно стучал по ключу: «Началась канонада», «Нас обстреливают», но все радиопередачи глушились специальной аппаратурой крейсера.


«Адмирал Шеер» выпустил по пароходу 27 снарядов, добившись 4 попаданий. Мощные фугасные «чемоданы» Kz.37 рвали пароход на куски. Первым же попаданием снесло фок-мачту, повредило надстройку, вывело из строя радиостанцию (Шаравин продолжил работать на резервной). Второй снаряд накрыл корму, разорвав на куски орудия вместе с расчетом. Третий взорвался на носу, загорелся груз, пароход затянуло густым дымом пожара. Капитан Качавара получил тяжелое ранение в руку и потерял сознание, командование кораблем принял комиссар Зелик Абрамович Элимелах. Люди десятками гибли в огне, в разрывах снарядов, падали в ледяную воду, но экипаж продолжал борьбу за живучесть. Каждая минута жизни корабля давала радисту лишний шанс пробиться через радиопомехи, предупредить, что в регионе действует немецкий рейдер. Наконец четвертый снаряд разорвался в котельном отделении, «Сибиряков» лишился хода и начал зарываться носом в волны. В 14.05 радист Шаравин отправил в эфир последнюю радиограмму «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте». Из 104 человек на борту в спасательной шлюпке собралось 22 человека (в разных источниках цифра почему-то плавает с 19 до 28), включая раненого капитана. Комиссар Элимелах и старший механик Бочурко открыли кингстоны и ушли на дно вместе с кораблем. Флаг «Александр Сибиряков» не спустил.

[моё] Дед Война

Гибель «Сибирякова». Фото с борта «Шеера»

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

К шлюпке с выжившими подошел катер с «Шеера». Капитану крейсера были нужны сведения о ледовой обстановке в регионе, коды, шифры, хоть что-нибудь. Советские моряки отказались сдаваться в плен, в катер их загоняли пинками и прикладами. Матрос Матвеев с голыми руками набросился на немцев и был застрелен на месте. Необходимых сведений немцы всё равно не получили — капитан Качарава был тяжело ранен, остальные члены экипажа убедительно делали вид, что ничего не знают. Не будучи уверенным, что сообщения с «Сибирякова» не пробились в эфир капитан Меендсен-Болькен вынужден был прекратить охоту на конвои. Он ограничился обстрелом порта на острове Диксон, незначительно повредив инфраструктуру порта и стоящие в гавани корабли, после чего крейсер вернулся в Нарвик.


Неудачные в целом действия надводного флота Германии вынудили Эриха Редера покинуть пост главнокомандующего ВМФ. Его место занял Карл Дениц, сторонник неограниченной подводной войны. Остаток Второй Мировой «Адмирал Шеер» провел вблизи берегов. В 1944 году прикрывал своей артиллерией отступающие немецкие войска. В ночь с 9 на 10 апреля 1945 года во время массированного налета британской авиации на Киль он получил несколько попаданий 5-тонных бетонобойных «толбоев», перевернулся и затонул в доке. Погибло 32 человека, большая часть экипажа в тот момент находилась на берегу. Капитан Вильгельм Меендсен-Болькен в 1942 году ушел на повышение и закончил войну как вице-адмирал Кригсмарине. В 1945 году был захвачен в плен войсками США, освобожден в 1946.

[моё] Дед Война

Арест. Вице-адмирал Вильгельм Меендсен-Болькен сопровождается к месту заключения.


Капитан Качарава остаток войны провел в немецком плену. Он и еще 13 членов экипажа «Сибирякова» выжили в лагерях для военнопленных и были освобождены наступающими советскими войсками. После войны он продолжил командовать кораблями Главсевморпути. С 1967 по 1979 год возглавлял Грузинское морское пароходство.

[моё] Дед Война

Два капитана

[моё] Дед Война

Капитан и члены экипажа «Александра Сибирякова» были представлены к различным наградам, в честь Бочурко, Элимелаха, Дунаева, Никифоренко, Иванова, Матвеева, Вавилова, Прошина были названы небольшие острова в районе Диксона.


Отдельно стоит упомянуть историю машиниста Павла Ивановича Вавилова. Самостоятельно спасаясь с тонущего «Сибирякова» он сумел забраться в проплывающую мимо шлюпку. Там обнаружился нетронутый аварийный запас — пресная вода, галеты, спички, набор инструментов и револьвер с патронами. Кроме этого, из воды ему удалось выловить мешок с отрубями и спальный мешок. На острове Белуха Вавилов нашел необитаемый деревянный маяк. «Робинзонада» Вавилова длилась чуть больше месяца. Он жег костры, бегал по берегу, стараясь привлечь внимание проходящих судов, спасался от белых медведей, которых на острове оказалось множество.

[моё] Дед Война

Павел Иванович Вавилов


Наконец, когда продовольствие подходило к концу и Вавилов уже собирался идти с наганом на медведя, его заметили с проплывающего мимо парохода «Сакко». К острову был отправлен гидросамолет, но не смог сесть из-за сильного волнения. Однако летчики смогли сбросить Вавилову мешок с припасами, а самое главное — дать долгожданную надежду на спасение. Эвакуировать моряка смогли только на четвертый день. После войны Павел Иванович вернулся к прежней работе, служил ледокольном пароходе «Георгий Седов», ледоколах «Ленин» и «Капитан Мелехов».


Останки «Сибирякова» были обнаружены в 2014 году, координаты его гибели объявлены местом воинской славы, всем проходящим в этом месте кораблям предписывается приспускать флаги и салютовать гудками.

[моё] Дед Война

Затонувший «Александр Сибиряков» на экране эхолота


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_90117

Автор: Дима Шуман. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_262090534

Личный хештег автора в ВК - #Шуман@catx2, а это наш Архив публикаций за апрель 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Надежда Филипповна Зубович (Кузнецова) (д. Слобода-Кучинка, 9 лет)

(отрывки из рассказа, сборник "Война за нашими окнами")


Я родилась в деревне Московка Аленинского района Калининской области. До 1939 года родители Филипп Яковлевич и Прасковья Яковлевна трудились в колхозе, воспитывали 7 детей. Отец – инвалид Первой Мировой войны, правая рука его, перебитая осколком, висела плетью, совсем не работала. В городе Нелидово ему удалось устроиться сторожем на лесопильный завод. Появились деньги, разрешили строить дом. Но все надежды наши на нормальную жизнь разбились в один страшный летний день.


По радио объявили, что началась война. Мой старший брат Николай, который работал трактористом, тут же собрался и ушёл на призывной пункт. До нас доходили его короткие письма. Переучился на танкиста, едет на фронт. Потом письма доходить перестали. И только после войны мы узнали, что Николай погиб под Ржевом, сгорел в танке.


***

В начале октября 1941-го года мать с отцом решили перебираться к каким-то родственникам. Зима на носу, куча детишек, морозы в землянке не переждёшь. Погрузили всё оставшееся добро на телегу, впряглись сами и покатили по дороге, прочь от пепелища. На телеге ехали младшие близнецы Сашка и Таисия. Им тогда по пять лет было. Мы с сестрой Любой несли котомки с одеждой, брат Пётр тащил самое главное наше богатство – самовар, а сзади тянулся брат Сергей. Он нёс часы с кукушкой. Телега почти пустая, по дороге катится легко. День солнечный. Мне, помню, даже почти весело стало. Путешествие какое-никакое.


Выехали из деревни на дорогу, а там таких беженцев как мы – целые толпы. Кто пешком, кто на лошадях, кто с тачкой. У кого узел в руках, а кто чуть не босой идёт. Дети толпами, какие-то серьёзные дядьки в пиджаках, с папками бумаг. Только к лесу подошли – самолёт немецкий летит. И прямо по колонне беженцев! Стреляет, кружится. Бомбы бросает.


Все разбежались, а мы растерялись, стоим у телеги нашей, плачем. И стоять страшно, и с дороги бежать страшно – родителей потеряем. Мать крикнула нам:

- Тихо! Это гром гремит! Что вы, грома не слышали никогда?!

И мы поддались на эту наивную ложь, успокоились. Отец потащил телегу дальше, глубже в лес. А самолёт всё кружил и кружил у опушки, преследуя и добивая тех, кому не повезло.


***

Уехали мы недалеко. У села Знаменского нас и многих других беженцев остановили немецкие мотоциклисты, завернули в деревню, расселили по домам. Взрослых заставили нашить номера на одежду и выходить на перекличку утром и вечером. Брата Петра, которому на его беду исполнилось шестнадцать, сразу отправили в Германию. Вокруг деревни была натянута колючая проволока, стояла охрана. Наружу нас не выпускали, держали в деревне. И непонятно было, что с нами сделают.


Еды давали совсем мало, чтоб только ноги не протянуть. Чтоб выжить, мы собирали крапиву, щавель, перерывали поле в поисках картофеля. Так дотянули до весны 1942 года. В этих ужасных условиях, без всякой медицинской помощи и в голоде мама родила сестричку Евдокию.


Весной к деревне снова приехали немцы. Открыли ворота в ограде, велели собираться. Отвели на станцию Аленино, загнали в вагоны-телятники. Двое суток простояли мы в тупике, немцы со всех сторон свозили и свозили людей, заталкивали их в вагоны, как скот. Потом повезли в Германию.


Прошёл слух, что взрослых будут использовать, как рабочую силу, а детей отвезут в специальный лагерь в Беларуси, где они станут донорами для немецких солдат. Мать чуть с ума не сошла от этих новостей. Сидела в углу, прижимая к груди Евдокию и плакала бесконечно.


***

Со станции отогнали в лагерь. Лагерь располагался в бывшем военном городке. Несколько двухэтажных казарм, огороженных рядами колючей проволоки. За проволокой все вперемешку. Беженцы из Калининской, Смоленской, Псковской, Могилёвской областей. Пленные красноармейцы, мирные жители. Было много больных, раненых.

Так в один из дней немцы прошлись по лагерю, собирая всех этих больных, говорили, что привезут врачей, лекарства, будут лечить. Отвели всех в отдельный барак. А потом заперли двери и подожгли со всех сторон.


Кормили нас очень плохо. Раз в день давали вонючую баланду, иногда хлеб с опилками. В баланду ради смеха кидали червей, насекомых, даже лягушек. А может они сами туда попадали, потому что картофель и свёклу в котлы для баланды загружали прямо с земли шуфельными лопатами. Добавят каких-то отбросов – вот и готова отличная еда для лагерных жителей.

От такой «заботы» многие умирали. Спали мы на трёхъярусных нарах, укрывались каким-то тряпьём. Постоянно было холодно, хотелось есть. Люди опять стали болеть.


Я бегала по лагерю, выпрашивала у людей крошки хлеба, чтоб положить в тряпочку и дать вместо соски сестричке. У мамы давно не было молока, малышка совсем похудела, постоянно плакала. Занемогла и моя сестра Люба. Лежала ко всему безразличная, угасала на глазах. От голода у неё обострились все чувства. В наш лагерь на работу пригоняли из города каких-то женщин. Так вот идёт мимо наших нар эта женщина, а Люба вдруг голову поднимает, носом воздух втягивает:

- Мама, мама, я огурчика хочу!

Какой огурчик? Мы который месяц на баланде и хлебе с опилками. Откуда огурчик?

А оказывается, эта женщина взяла с собой обед, и в тряпице у неё был завернут огурец. Как Люба его унюхала?


Мать бросилась к женщине, уговорила её выменять огурец на свой последний платочек. Упросила, мол, дочь умирает. Женщина отдала, хотя, наверняка, это тоже была её последняя еда. Целую неделю по тонкому ломтику мать отрезала и давала эту прозрачную пластиночку Любе. Это была не еда, а какая-то психологическая поддержка. Зато в глазах Любы появился блеск, мы стали надеяться, что она выживет.

***

Наш брат Сергей смог найти место, где проволока проходила над небольшой впадинкой. Вылезал ночью, пробирался в город, выпрашивал у местных еду, приносил и подкармливал нас. Однажды его заметили, когда он возвращался. Открыли стрельбу. Брат убежал обратно. Самое плохое было то, что немцы нашли его перелаз, сторожили именно там. Три дня Сергей метался вокруг лагеря, не мог пробраться обратно. Днём подходил к самой проволоке, уговаривал охранников-полицаев.


Нашёлся один человек, у которого в глубине души осталось что-то хорошее. Он открыл ворота, пустил Сергея к семье. Ещё и шепнул ему:

- Я буду дежурить через два дня, приходи, буду выпускать и впускать в лагерь.

Этот охранник тоже помог нам выжить. Через некоторое время мы упросили его выпускать не только Сергея, но и нашего отца. В деревне Уречье отец случайно встретил своего знакомого по Первой Мировой. Тот накормил отца и брата, дал им продуктов из своих скудных запасов. Обещал спрятать, если мы сумеем выбраться всей семьёй.

Но не сложилось.


Немцам надоели постоянные побеги. В лагере ужесточили режим и брату всё тяжелее было выходить на свободу. Часто он всю ночь проводил возле проволоки, ожидая благоприятного момента, но возвращался ни с чем, так и не сумев выбраться. «Нашего» охранника куда-то перевели.


Зимой от истощения умерли отец и маленькая Евдокия. Завернули мы их в одеяло и положили в яму, где лежали другие умершие. Мама постояла над могилой, помолилась. И ушла молча. После смерти Евдокии она вообще мало говорила.

Сергей нашёл новый лаз, уходил на несколько дней, нанимался на работы к крестьянам. В деревне Крушники Слуцкого района познакомился с семьёй Антоновых (Иосиф Фомич и Мария Архиповна), у которых не было детей. Рассказал, что в лагере у него погибают мать и сестрички.

Антоновы попросили, привести им девочку, которую будут смотреть как родную. На семейном совете решили, что надо спасать Любу, но та чего-то испугалась, категорически отказалась идти. Я сказала, что пойду и ничего не боюсь. Мама очень просила запомнить своё имя, фамилию, адрес, где жили. На прощание крепко обняла и поцеловала.


Так осенью 1943 года я оказалась в крестьянской семье Антоновых. Жили мы на хуторе, где прятали меня от полицаев. Это были добрые, душевные люди, отдавали мне лучшее, называли «доченька». Я пасла коров, научилась печь хлеб, ткать полотно, вязать, вышивать. Запах золотистой корочки хлеба ощущаю и сегодня. Не передать тех слов, как я благодарна этой семье и всему белорусскому народу. Соседи наши, все деревенские знали, что у Антоновых на хуторе чужая девочка из лагеря. И никто, ни один человек не проговорился полицаям.

[моё] Дед Война

Уважаемые читатели. Как я и обещал, в начале мая стартовал проект нового сборника по воспоминаниям детей и подростков с оккупированных территорий "Война за нашими окнами".


Книга - продолжение сборника "Война девочки Саши".


В проекте так же можно будет заказать и первую книгу.

Мои соавторы по данному сборнику - Богдана Потехина и Борис Денисюк.


Спасибо всем, кто уже поучаствовал. За первые четыре дня собраны более 20%, а значит есть большая надежда, что книга появится не только в библиотеках Беларуси, но и на книжных полках российских читателей.


Группа автора в ВК https://vk.com/public139245478

Ссылка на проект https://ulej.by/project?id=1425661

Он не получил наград, не был в высоком звании. Не осталось ни единой его фотографии, лишь имя на плите братской могилы под Кировоградом, где он погиб в ходе наступательной операции. Мы даже его отчества не знали, так как бабушка, вспоминая, называла его лишь по имени. Отчество узнали с той самой плиты на братской могиле.
Другого деда немцы угнали в Германию. Может, на работы. Может, в лагерь. С тех пор о нем ничего не известно.

И такие истории есть в семьях. Каждому, наверное, хотелось бы, чтобы его деды имели награды, звания, подвиги.
Но если их нет, то это не повод не гордиться своими дедами. Без погибших не было бы выживших, без ненагражденных не было бы отмеченных медалями и орденами.
Таких большинство, которые положили свою жизнь в битве с врагом, но не были отмечены посмертно.
Гордитесь вашими дедами, если они внесли свой вклад в Победу.

Деревня осталась далеко за спиной и даже дым от горящих изб был почти не виден, но ощущение страха не проходило, держало крепко. С самого начала, с самого первого дня деревня эта показалась неправильной, необычной. И вроде бы всё как везде: дома с бревен сложенные, сады, живность, дороги топтаные коровьими копытами с присохшими лепешками. Люди тоже вроде бы обычные: в заношенных серых одеждах, платки у баб замотаны под подбородком по осеннему, ребятня грязная, стриженные кто под горшок, кто на лысо, дедки с самосадной махоркой и мужики… Вот тут то и надо было сразу задуматься! Откуда в военное время в деревне мужикам взяться? Все на фронте должны быть, а если кто и останется, так разве что калеки или шишки партийные. А тут простое, крепкое мужичье.

Потом уже и другие странности замечать стали: в деревне не голодали, погреба полны были, скотина опять же не тощая, не порченная колхозами. Самое же необычное таилось в избах: ни в одном доме по всей деревне не было ни единого портрета, ни единой фотографии Сталина! Нигде не было ни единой газетной вырезки с Лениным, ни одного красного полотнища, кроме протертой скатерти с обтрепанными в бахрому краями.

Деревенские делились провиантом справно, даже угрожать не приходилось, будто бы по-соседски. Бабы солдатню не гоняли, но и особенно близко к себе не подпускали, да и вообще – народ деревенский вел себя так, словно не с оккупантами рядом жили, а с заезжим людом.

Плохое началось на второй день, после того, как весь личный состав расквартировался в нескольких домах стариков, живших на околицы деревни. Ефрейтор Розенберг блажить начал, мол де мяса ему хочется – говядинки, да так, чтобы от пуза натрескаться. А брать, вроде бы как и не хорошо, деревенские и без того посильную помощь оказывают: яйца, курей, молочком поят – живи, как сыр в масле катайся. Короче, когда возвращалось стадо с выпаса, вышел ефрейтор на дорогу, приглядел коровку одну пегую да и саданул ей промеж глаз с винтовки. Мальчишка пастушок в крик, бабье галдеж подняло, мужики на пришлых тоже недовольно поглядывают, а один, видать хозяин коровки, подошел к ефрейтору и сказал что-то громкое, и, наверняка, обидное. Ефрейтор отмахнулся, вытащил нож с пояса, и к корове двинулся, он все с бока больше мясо любил. Мужик его за грудки хватанул и, еще разок чего-то сказанул, да как даст зуботычину! Розенберг в грязь отлетел, глаза ошалелые, пальцы по луже шарят – нож ищет. А мужик развернулся, к корове подошел, погладил по простреленной голове, помощь кликнул и втроем они тушу в сторону дворов поволокли.

Ефрейтор соскочил, с кобуры пистолет дернул, заорал как блаженный, руку задрал и выстрелил. Мужики даже не оглянулись, будто и дела им не было до этого стрелка. Солдатня, что вокруг собралась, смотрят, смеются – Розенберга никто не любил, дурак он, даром что ефрейтор. А Розенберг приметился и мужику тому в спину, в аккурат промеж лопаток пулю всадил. Мужика вперед толкнуло, ноги подломились, и упал он. Все разом притихли, только Розенберг орал еще чего-то радостно.

Один дед, жившей в крайней хате, сплюнул самокрутку на землю, вошел в дом, вышел с двустволкой, и без единого слова выстрелил поочередно с обоих стволов в ефрейтора. Розенберг схватился за живот, уставился глупо на деда, и тоже в грязь упал

Дед, словно бы и не произошло ничего, приставил ружье к косяку, уселся на ступеньки крыльца, достал кисет, сыпанул махорки в обрывок газеты, послюнявил. Старика застрелил капитан Рейхерт, застрелил в упор, ни о чем не спрашивая, не допытываясь.

На следующий день не проснулось четверо солдат. Они были целые, никаких следов насильственной смерти, ни колотых ран, ни сизых синяков удушения – ничего, абсолютно ничего, будто бы спят. Даже лица их были не привычно заострившимися, как у обычных мертвецов, а спокойные, только бледноватые слегка.

Сразу решили, что их отравили. Вспомнили, где они вчера харчевались, в какой избе, и отправились туда четверо солдат с Рейхертом во главе. Они выволокли из дома женщину, ребенка, лет десяти, бородатого, с диковатым взглядом мужика. Двое солдат держали их на прицеле, другие двое ливанули на стены дома бензином, зажгли. Дом загорелся сразу, будто не из бревен был, а из просушенного хвороста сложен. Как ни странно, ни мужик, ни баба кричать не стали, - стояли спокойно, смотрели, как горит их дом, а ребенок, так тот и вовсе – поднял с земли прутик и бросил его в пламя.

Тем временем остальные солдаты согнали к горящему дому всех деревенских, даже бабы с младенцами и те тут стояли. Притащили и четверых мертвых солдат, уложили. Офицер знаками показал, что солдат этих вчера тут покормили, сказал со знанием дела: «курка кушат». Народ молча проследил за пантомимой, никто и слова не сказал. Тогда капитан дал отмашку, резко выстроилось трое молодцов со вскинутыми винтовками, раздался залп. Выстрел был хороший, по пуле во лбу, точнехонько в серединке.

Люди не галдели и не кричали, посмотрели на дом горящий, на мертвецов, да и разошлись, к расстрелянным никто не попытался подойти.

Утром не досчитались двенадцать человек. Не было их там, где вчера спать ложились, а оказались все на заднем дворе, вповалку, так же как и те, вчерашние, рядышком лежат, открытые глаза бессмысленно смотрят в небо. У каждого отметина на лбу, будто ворон клюнул.

И ладно бы, если пулей – так нет же! Выглядит так, словно гвоздик ко лбу приложили и молоточком аккуратно тюкнули. Да и из дома их как вытащили? Ночью, меж своих, таких же спящих, мимо выставленного у входа на ночь дозорного. Ни шума, ни звука не было.

Капитан долго рядом с телами ходил, но ничего не говорил, только ноздри его широко раздувались. Потом караульного подозвал, спросил про ночь, тот головой помотал, мол де не видел ничего, не слышал. И можно было бы ему разнос устроить за то, что тот проспал, прошляпил вот этих, двенадцать мертвецов, да вот ведь незадача – капитан и сам ночью не спал, бессонница его одолела. Выходил ночью покурить несколько раз, да и в окно частенько поглядывал, а расквартировался то он как раз напротив этого злосчастного дома и видел, как ночью ходил караульный из стороны в сторону, как присаживался на лавочку, как от нечего делать шмайсер свой разбирал и собирал, как курил… Исправно караульный отслужил, не придерешься. Только как в такое поверить? В такую чертовщину: ночью, без единого выстрела, без единого писка дюжину солдат положили!

Как на смотрины деревенские подтянулись. Правда никто близко не подходил, но издали смотрели, обсуждали, а кто-то даже посмеивался. Этого капитан выдержать не мог.

Быстро грянули команды, скоро метнулись солдаты к собравшимся, выловили в толпе мужиков сколько нашли, подогнали к дому. Толпа разом притихла, все ожидали, что будет дальше. Только где-то у кого-то в доме ребенок маленький заплакал громко.

Капитан ухватил одного из мужиков за шиворот, подтащил к мертвецу, толкнул с силой, мужик упал на колени едва не клюнув носом в мертвеца. Капитан вырвал из кобуры люггер, ткнул мужику в затылок и закричал на русском:

- Кто?

Мужик что-то затараторил сбивчиво, попытался оглянуться.

- Кто? – вновь закричал капитан, надавливая сильнее стволом в затылок.

Мужик примолк на секунду, а затем показал через плечо кукиш капитану. Рейхерт выстрелил. Никто не голосил, никто не кричал, все молча смотрели.

Быстрой, дерганной походкой, подошел к следующему мужику, ухватил его за ворот, ткнул пистолетом под подбородок, и в глаза закричал:

- Кто?

Мужик улыбнулся щербато, посмотрел на Рейхерта искоса, с хитрецой в глазах, и промолчал.

- Кто? – уже в бешенстве заорал капитан мужику прямо в лицо, отчего-то подумав, что мужик то выше него будет, а то что глаза у них на равных, так только из-за того, что Рейхерт выше по укосу стоит.

Мужик не ответил, только продолжал косить глазами и все так же щербато улыбаться. Рейхерт выстрелил, лицо заляпало кровью. Мужик упал прямо, как стоял, щербатая улыбка его с лица так и не сошла. Рейхерт утер лицо.

- На колени их! – приказал Рейхерт солдатам, те ударили прикладами по спинам, по ногам, деревенские мужики попадали на колени. Рейхерт прошел вдоль выстроенных в ряд людей, поглядывая им в лица. Все смотрели на него исподлобья, но вот что странно, никто не боялся, и вроде бы даже и не злился. Спокойные они были, а некоторые так и вовсе – веселые чуть. Улыбались ему, а может и щерились, кто их русских знает…

- Цельсь! – солдаты вскинули оружие, стволы уперлись в затылки людей. Никто, из тех, кто стоял на коленях, не вздрогнул, не закрыл глаз, Рейхерт не верил своим глазам. – Огонь!

Грянуло громко и многоголосо. Мужики мешками повалились вперед.

- Трупы убрать, - приказал капитан, пряча люггер в кобуру, увидев, что солдаты хватают мертвецов за ноги, распорядился брезгливо, - Да не вы, этих заставьте, - кивнул в сторону собравшихся.

Солдаты взялись за дело: бабы, под прицелом автоматов, по двое оттаскивали мертвецов в сторону, к тихой, с заболоченными берегами речке, и укладывали там. Кто-то из стариков уже подогнал туда длинную скрипучую телегу без бортов, и стоял, облокотившись о дерево и покуривая самокрутку. Никто не ревел, никто не голосил, никто не кричал. Все было спокойно, будто не мертвецов убирали, а мешки с мукой грузили.

- Странные они какие-то, - сказал капитану рядовой Райс, давая Рейхерту прикурить, - вы когда-нибудь таких видели?

- Нет, - покачал головой Рейхерт, - никогда.

- Вот и я тоже.

- Райс, а ты ведь тоже в этом доме спал?

- Да.

- А где?

- А у дверей, в сенях.

- Слышал хоть что?

- Ничего. Всю ночь как блаженный спал. Правда когда собака забрехала проснулся, и все.

- И все… - повторил капитан, затянулся еще раз, бросил курящийся бычок в траву.

- Знаете что, капитан, - панибратски обратился Райс к Рейхерту, - уходить отсюда надо.

- Тебе спать надо, - зло ответил Рейхерт, - тебе сегодня первому дежурить.

- Есть! – отчеканил Райс, развернулся на каблуках и строевым шагом отправился к дому. Спать.

Рейхарт злился. На себя в первую очередь. Он и сам понимал, что уходить отсюда надо, да что там уходить – бежать! Марш бросок в полной выкладке отсюда и до вечера, причем солдаты еще и спасибо потом за это скажут, вот только нельзя этого делать. Приказ был: деревню держать до подхода основных сил. По возможности сохранить население, для сохранения продуктовой базы. Так что даже если захочешь, нельзя всех к стенке поставить, нельзя…

А сегодня ночью он решил держать оборону. Сегодня ночью спать не будет никто! Все будут при оружие, а если кто носом клюнет, то под трибунал!

Мертвецов убрали к полудню, могилы для них бабы выкопали ближе к вечеру, землей засыпали, когда смеркалось, по домам по темноте разошлись.

Не редко можно услышать в адрес России, что русские, дескать, совершенно не умеют воевать, только и знают как трупами забрасывать. Особенно часто это любят говорить про Великую Отечественную или Советско-финскую войны.

Правда, они забывают упомянуть, что если сравнивать боевые потери СССР и Германии, с их союзниками, на восточном фронте, то цифра получится 1 к 1.3. А наши ужасные потери в 26 000 000 обусловлены тем, что нацисты вели на территории нашей страны геноцид.

Касательно Советско-финской войны тоже любят кричать, что у СССР потери в 126 000 человек, а у финов всего 23 000, трупами закидали!

Забывая сказать, что штурмовать укрепления всегда сложнее. Например, во время Русско-японской войны при обороне Порт-Артура Россия потеряла 15 000 убитыми, тогда как Япония все 110 000!

Почему никто не говорит, что Япония закидала Россию трупами?

[моё] Дед Война

Источники:
http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/KRIWOSHEEW/poteri.txt#w05.ht...
https://ru.wikipedia.org/wiki/Оборона_Порт-Артура

Принято говорить про героев, выдающихся солдатах, уничтоживших десятки, сотни фашистов, летчиках, одержавших десятки, сотни побед в воздушных боях, полководцах - победителях.


Но не принято говорить о сотнях тысяч, миллионах солдат, кто воевал всего один день...


Один день.


Возможно даже несколько минут, которые оканчивались выстрелом, разрывом гранаты или снаряда.


Секунда.


И нет солдата. Или сильно ранен.

И война для такого солдата закончилась.


Было бы здорово памятник таким солдатам установить. Бабочка - однодневка... Символ жизни, короткой жизни... Но за счёт своей короткой жизни она дают новому поколению шанс на продолжение рода...

Мой дед дошел до Берлина. Там жестокие бои были, в госпиталь попал с контузией, слух вернулся процентов на 20 наверное. Мать рассказывала, когда они деда про войну расспрашивали,да мы пару раз с сестрой подслушивали, когда типа "спали" в другой комнате. Почти ничего не рассказывал он, говорил, мол не надо это вам. Но кое что вытягивали из него. Как они в окружении были, как с болота через носовой платок пили, как страшна первая атака. На фильмы про ВОВ махал рукой, все не так было, и уходил со слезами на глазах. Не помню, чтоб он пил, матерился или кричал. Тихий, спокойный человек. Был заядлым рыбаком, бил белок прямо в глаз, чтоб не портить шкурки, из которых шил шапки "формовки". И очень сильно любил меня, своего внука, которого так редко видел. Вечная тебе память, дед Георгий, старший сержант- снайпер разведроты, надеюсь я когда нибудь стану хоть немного похожим на тебя, настоящим Человеком из Стали.

От моего деда осталась только строчка...

И не могу я выйти с его фото на Бессмертный полк...

И только путь его дивизии показывает ЕГО путь...

Светлая память павшим...

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Это вся информация про него...

Выпьем... помянем...

Чекунов Николай Васильевич 1925г.р.

Орден Отечественной войны I степени

Медаль «За отвагу»

Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Только что пришёл свежий номер газеты. На 10-й полосе материал про моего деда - Всеволода Александровича Малышева, гвардии полковника, боевого штурмана, мудрого политрука, настоящего героя.

Первые мои воспоминания - ясли. Дед шумно тянет воздух ноздрями силясь на корточках через свой большой живот завязать мне шнурки. По виску сползает струйка пота, волосы слиплись, очки в тумане. Душно оживает дух его любимого одеколона Карпаты. Утром после бритья он льёт его в могучие мозолистые пригоршни и зачем-то хлестко лупит себя по шее и щекам. Он потешно ходил, чуть расставив большие отёчные ноги, выбрасывая в стороны носки, как балерун. Близоруко смотрел на мир сквозь толстенные стёкла очков и вечно всем улыбался. Он укладывал меня спать, бубнил сказку и сидя всегда засыпал раньше. При этом храпел. Про войну почти не говорил, ордена и медали хранил в шкафу. И только два наградных золочёных кортика на настенном ковре не забывали о его доблести. Он рассказывал странные совсем не героические истории. Про самый вкусный и желанный за всю жизнь хлеб - в детстве во время голода в деревне, когда ешь не кусок, а причащаешься каждой хлебной прожилкой. Про настоящее счастье - проснуться в госпитале после боя, когда из тебя вынули девять осколков, а до двух так и не добрались, проснуться и смотреть, ещё не веря до конца в своё воскрешение, смотреть сквозь пелену блаженных слез на простой солнечный блик на стене. Иногда мы ворошили семейные фотоархивы, оттуда выпадали бравые портреты деда почти всегда в военной форме, как литой сидящей на его дюжих плечах и мощной груди. И это был совсем другой человек. Дед перебирал карточки своими толстыми медленными пальцами, смущенно улыбался и поправлял очки, а я смотрел украдкой на него и портреты и не мог поверить - как, куда пропал тот бравый всемогущий офицер, почему рядом сидит этот лысеющий добродушный пузан очкарик.

Прости, дед. Я не выполнил ни одного твоего завета. Я всё также ною и скулю от трудной жизни, прячусь от проблем, вечно выдаю себя не за того и поворачиваюсь красивым профилем, ищу добра от добра, предаю и лгу. Не смотри на меня, дед, не смотри, мне стыдно. Я карлик на твоих плечах великана. Знаю тебе хорошо там. Сегодня ты достал медовый закат, зефир облаков и круто заварил чёрную пахучую тучу. С Праздником!

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Расскажу вам историю, по которой можно снимать фильм.
Когда началась война, дед мой работал врачом возле Бреста, его жена и трое детей жили с ним вместе. Деда тут же призвали в армию, где он начал служить военным врачём в госпитале.

Его жену и детей отправили в эвакуацию на восток, как и других гражданских. На поезда, уходящие на восток, постоянно совершали налеты немецкие самолёты и поезд бабушки разбомбили, при этом погибла моя тетя, которой тогда было 10 месяцев. Бабушка бросила все пожитки и бежала со старшими детьми через леса, похоронив девочку на опушке леса голыми руками, копая веткой ямку. Похоронная команда, найдя среди кучи убитых взрослых и детей чемодан с документами бабушки, сочла, что их убило, написали похоронки родителям и деду на полевую почту.

Госпиталь деда, уже осенью, также подвергся бомбардировке, причем перед этим дед надел бушлат своего друга, чтобы пойти в туалет, свои документы у него остались в палате, куда попала бомба. Деда тяжело контузило, и его, раненного, увезли в другой госпиталь, и записали по документам, которые были у него в кармане, его же сочли убитым. Отправили похоронку на него родителям его жены в оренбургскую область, так как у самого деда родители уже умерли к тому времени. Пока он был в госпитале, он, очнувшись сообщил, как его на самом деле зовут и воинское звание. Восстановил документы и продолжил служить хирургом. Тут его нашла, наконец, полевая почта и вручила ему похоронку на жену и детей.


Бабушка и двое детей правдами и неправдами к весне вернулись в Оренбургскую область к родителям бабушки, где их уже ждала похоронка на моего деда. Таким образом, они умерли друг для друга.

Дед продолжил службу и в 44 году познакомился с медсестрой своего госпиталя, будучи уже начальником того самого госпиталя. Так как он был вдовец, а медсестра не замужем, они официально поженились и, через год у них родился сын. После войны дед с новой женой не захотел ехать в Оренбургскую область, так как его там ничего не держало, и поехал на родину своей новой жены в Саратов, где возглавил больницу.

Так он жил до 1950 года, пока в командировку из тех мест, где жила бабушка, в Саратов не поехал один мужик, у которого в Саратове случился приступ аппендицита, и он попал в больницу, где работал дед. Лично он деда не знал до этого, но в ходе лечения он купил газету, в которой была огромная фотография деда, и статья про него как о хирурге, который спас множество жизней. Тот командировочный почему-то сохранил газету, а так как фамилия у нас весьма редкая, решил показать бабушке, что у нее там есть однофамилец. Бабушка увидев фотографию, а также имя-отчество хирурга, приняла решение немедленно ехать в Саратов. Что самое интересное, в газете было указано, что дед женат, и воспитывает сына.

Приехав в Саратов, бабушка разыскала деда и пришла к нему домой. Какой там состоялся разговор теперь уже никому не известно, но результатом явилось то, что дед развелся с новой женой, и поехал со старой к ней на родину, где ещё через 6 лет у них родился мой отец.

Об этой истории никто никогда не рассказывал, и никто из наших родственников ничего не знал. Ровно до тех пор, пока я не нашел ВКонтакте девушку - однофамилицу и не начал с ней переписываться. Они жили в Белоруссии, в Могилёве. Так как фамилия у нас очень редкая, мы стали выяснять с ней, кто у кого какие родственники. Выяснилось, наши с ней деды полные тезки. А когда она прислала фотку деда, я ещё и понял, что они близнецы.

Меня пригласили в гости, как раз эта девушка, которая оказалась мне двоюродной сестрой, выходила замуж. И там то мой новый дядя, о котором я раньше ничего не знал, рассказал эту самую историю.
Так у меня появились новые родственники, и я понял, что по закрученности сюжета реальная жизнь может запросто заткнуть за пояс мексиканский сериал.

Будущий маршал авиации Александр Покрышкин вошёл в историю, как один из самых результативных лётчиков-истребителей Великой Отечественной войны. Однако не все знают, что его карьера могла завершиться трибуналом на самом взлёте – в первый день войны Покрышкин по ошибке подбил советский самолёт.


Трагическая случайность


К июню 1941 старший лейтенант Александр Покрышкин имел уже большой лётный опыт и служил на Южном фронте заместителем командира эскадрильи. Аэродром, на котором базировалась его часть, располагался недалеко от румынской границы, и был разбомблен. 22 июня. Подняв в воздух один из уцелевших самолётов МиГ-3, Покрышкин горел решимостью атаковать врага.


Во время вылета лётчик обнаружил в небе над Молдавией 2 лёгких бомбардировщика Су-2 и принял их за немецкие самолёты. Он подбил один из бомбардировщиков, на котором летел командир эскадрильи капитан Гудзенко. Самолёт задымился и начал снижаться. Пилот второго Су-2 Иван Пстыго, не растерявшись, повернулся на крыло, чтобы продемонстрировать истребителю опознавательные знаки – красные звёзды – которых Покрышкин поначалу не заметил, атакуя против солнца.


"Я быстро иду на сближение с крайним бомбардировщиком и даю короткую очередь. Чувствую, что попал. Еще бы: я так близко подошел к нему, что отбрасываемая им струя воздуха перевернула меня. Разворачиваю самолет вправо, вверх и оказываюсь выше бомбардировщиков. Смотрю на них с высоты и — о, ужас! — вижу на крыльях красные звезды. Наши! Обстрелял своего", - описывал этот случай сам Покрышкни в книге «Небо войны».


Когда Пстыго приземлился, выяснилось, что Гудзенко выжил, а вот летевший с ним вместе штурман Семёнов погиб, получив три пули в сердце.

Через несколько лет после войны, когда Пстыго и Покрышкин вместе учились в Академии Генштаба, виновник объяснил коллеге причину инцидента – он не знал, как выглядят силуэты самолётов Сухого, отличавшиеся необычным видом и появившиеся в частях лишь незадолго до войны.


Последствия


Поначалу обошлось без подробных разбирательств инцидента. В хаосе первых дней войны командованию было не до этого, а Покрышкин отделался лишь внушением от начальства. Командир эскадрильи, похоронив штурмана, также не стал разыскивать виновного, обвинив во всём чрезмерную засекреченность советской техники.

Свой первый вражеский самолёт Александр Покрышкин сбил уже через 4 дня после этого события, и с тех пор началась его победная серия воздушных боёв, продолжавшаяся до самого 9 мая 1945 года.


Впрочем, история с Су-2 все же не прошла для лётчика бесследно. Как писал военный юрист Вячеслав Звягинцев, это дело получило широкую огласку в 1942 году, когда Покрышкин в офицерском кафе в Махачкале подрался с подвыпившими старшими офицерами. После этого асу припомнили былой проступок, исключили его из партии и отозвали представление на получение звания Героя Советского Союза. Спасло Покрышкниа только заступничество комиссара полка Михаила Погребного.


Другие громкие случаи «огня по своим»


Во время Великой Отечественной войны не обошлось, к сожалению, и без других потерь, связанных с «огнём по своим».

24 июня 1941 года в Москве прозвучал первый сигнал воздушной тревоги. Как оказалось, ложный – советские ПВО атаковали собственные бомбардировщики, возвращавшиеся с выполнения боевого задания.


15 июля 1941 года погиб пилот истребителя И-153 «Чайка» Иван Козлов. Подбивший его лётчик Пётр Бринько думал, что сражается с противником, поскольку ранее два таких же истребителя было захвачено врагом в районе финского полуострова Ханко.

Сюжет популярной песни «На безымянной высоте» связан с событиями близ посёлка Рубеженка Калужской области. Здесь 14 сентября 1943 года погибли 16 красноармейцев, командир которых, не имея возможности продолжать сопротивление немцам, вызвал на себя огонь советской артиллерии.


Пользовавшийся не меньшей известностью, чем Покрышкин, советский ас Иван Кожедуб 22 апреля 1945 года на Ла-7 сбил два самолёта союзников P-51, которые напали на него. Причиной стало сходство советского истребителя с немецким самолётом «Фокке-Вульф 190». Один из американских лётчиков погиб.


https://russian7.ru/post/kak-as-aleksandr-pokryshkin-ubil-so...

Пишу это из-за вот этого поста:https://pikabu.ru/story/strelyal_vnuchki_strelyal_6906996?ut...


Ибо пробрало. История моего деда, Дмитрия Ефимовича.


Прадед мой по матери вернулся с первой мировой войны без ноги. Недолго прожил. Прабабка осталась одна с четырьмя детьми, два брата и две сестры, в деревне. В самый голод. Мёрзлую, полугнилую картошку ели, бывало даже просто ботву. Но выжили. В 36 году мой дед, чтобы хоть что-то заработать семье, поехал на Донбасс, уголь добывать. Оттуда был призван в армию, аккурат к финской войне. Может повезло, но дивизия прибыла к фронту к окончанию войны. Был он артиллеристом, кстати. Точно не знаю, каким именно, но скорее всего ПТ-расчёт. В общем остался в армии служить. Великую Отечественную встретил в 41-м, в Киевском военном округе.  Во время отступления был ранен в ногу, свои либо слишком спешили, либо таких было много, но попал в плен. Дальше почти ничего не знаю, знаю что было пять попыток побега, два из лагеря военно-пленных на территории СССР, дальше, по мере того как его увозили на запад, Болгария, Румыния, Австрия. После каждой попытки били и пытали так, что после возвращения домой у него все лёгкие были в гематомах, оттого и курить бросил только, что раком запугали. Не знаю, почему не расстреливали, может потому что блондин под 2 метра ростом был с голубыми глазами, может имена разные называл. Не знаю. Помню очень любил песню "Хороша страна Болгария". Лагеря, тюрьмы. Уже в Австрии их заперли в какой-то церкви или что-то вроде того, по факту люди от голода уже умирали. Если бы не пришли фермеры набирать пленных на работу, то  это был бы конец, скорее всего. Наши освободили моего деда в начале 45. Веса в нём при его росте было 50 килограмм. Немного покормили и отправили зачищать Вену в апреле. Тоже не знаю, что там было, но видимо ад, освобождённых не жалели точно. Вернулся он домой в 48 году. Вернулся, а мама его и полу года не прожила. И брат его не вернулся, погиб где-то под Белгородом. Эта история отрывками, которая рассказала мне уже его дочь, моя мама, потому что про войну мой дед не говорил, только если накрывало, только если выпивал или разговаривал с кем-то из ветеранов и мама подслушивала. Обрывки. Медали на 9 мая только надевал, шёл к памятнику победы в райцентре и там, вернувшиеся, поминали тех, кто не смог.

Что я помню сам, так это как он смотрит на меня и двоюродного брата и говорит так тихо маме, но я слышу: "Знаешь, я не верю, что у меня есть внуки". Даже тогда, в детстве, я понял, что он имел ввиду. Я не верю в чудеса, но что мой дед выжил - выше статистики и случая.

Дневник моего деда. Прибыл на фронт из Казахстана и встретил победу в Кёнигсберге. Это его рукой, двадцатилетнего парня, написано "Если погибну в боях за Родину...". Вопрос из заголовка встречается в тексте.

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

фото сделано 14 сентября 1945 года. Мой дедушка Зайков Григорий Васильевич второй слева во втором ряду. Кто остальные - не знаю. Вдруг тут кто-нибудь узнает своего родственника.

Дед был призван в армию 15 ноября 1941 года, с 30 сентября 1942 по 23 марта 1945 года был в плену. Как и многие фронтовики он не любил рассказывать о войне. У нас в семье сохранился черновик его автобиографии, где дедушка рассказывает как попал в плен и что было дальше.Если бы не этот черновик, который он почему-то сохранил, мы бы тоже почти ничего не знали. Бабушка его тщательно хранила, время от времени доставала, перечитывала и плакала.


Автобиография

Я Зайков Григорий Васильевич родился 1913 года 5 ноября в семье крестьянина средняка Кировской области, Опаринского р.на, Шадринского сельсовета д. Еловский

В 1922 году пошел учиться в 4-х летнюю школу, которую и окончил в 1926 году. В этом же году поступаю учиться в Семилетнюю школу, которую и кончаю в 1929 году.

В 1930 году еду учиться в В.Устюгский сельско-хозяйственный техникум Вологодской области, который окончил в мае 1933 года. По окончании сельхозтехникума был направлен на работу в Харовский р.н Вологодской области, где работал в качестве участкового агронома Рай Зо до 1935 года, в 1935 году Харовский р.н был реорганизован в два – Харовский и Сямтенский, в новь организованном Сямтенском р.не была в этом же году организовани МТС куда меня и направили работать. В Сямтенском МТС я работал в качестве уч. Агронома до 1937 года. В 1937 году, по собственному желанию я еду домой Кировскую область, где поступаю на работу агрономом Красносельской МТС Опаринского района, первый год работаю в качестве уч.агронома и последующие года старшим агрономом МТС в плоть до мобилизации в Армию 15 ноября 1941 года

Работая в МТС провожу большую общественную работу, находясь постоянно председателем Рабочкома профсоюза

Здесь поступаю сначала кандидатом в члены ВКП(б), а с ноября 1941 года член ВКП(б), принятый Опаринским Райкомом ВКП(б) Кировской области.

15 ноября 1941 года я был мобилизован в ряды Рабоче Красной Армии по линии Райкома. До января 1942 года прохожу военную подготовку при Львовском пехотном училище в качестве политбойца.

В январе 1942 года я приезжаю на Волховский фронт и работаю при политотделе 46 сд в качестве старшина-писарь. По истечении 3 месяцев меня аттестуют в старшину.

В марте м.це 1942 года мы были отрезаны противником и оказались в окружении вся Армия, все тыловые части. В окружении находились до июня 1942 года. Находясь в это время все под постоянной бомбежкой, в течении 2 месяцев не видали что такое хлеб – питались исключительно кониной и травой. Техника, склады вещевого снабжения все было уничтожено все документы политотдела дивизии, за исключением парт билетов (свободных). В ночь с 24 на 25 июня перед нами была поставлена задача выхода из окружения с (неразборчиво) Я был назначен связным одного из командиров рот. Всю ночь мы пробивались через укрепленные рубежи противника, блокировали дзоты, шли в рукопашный бой с криками ура. При этом мы понесли большие потери, от 1 ½ тысяч нас вышло несколько сот человек, остальные остались на поле боя. Я вышел из окружения не вредим. 2 месяца июль, август мы стояли на отдыхе и формировании, после чего нас перекинули на Синявский участок Волховского фронта с задачей прорыва блокады Ленинграда. С 1 сентября 1942 года мы пошли в наступление и целый почти месяц развивали безуспешные операции по прорыву блокады г. Ленина, враг усиленно сопротивлялся. В конце сентября м.ца мы снова были отрезаны немцами опять же со штабами дивизий. Остались в тылу 2-е эшелоны. Я же работаю снова при политотделе 289 сд. прибывший вместе с начальником п/о из 2-го эшелона на передовую для вручения парт. билетов, вновь вступающим в партию, оказался снова в окружении. После ураганного обстрела и бомбежки с воздуха противнику удалось оставшиеся наши части сжать до невозможности В течении двух ночей мы пытались вырваться из кольца и все безуспешно. Мы попали под ураганный острел артиллерии она била прямой наводкой и понесли большие потери. 30 сентября, находясь в одной из землянок в к.ве 3 человеи и рядом в другой землянке 2-х человек офицеров мы были закиданы немцем гранатами и взяты в плен, сопротивляться было бесполезно в силу того, что нас было 5 человек, а немцем чел. 100 с лишним.

Первые 6 месяцев я был в лагере военнопленных ст. Мга Ленинградской обл. После чего по болезни меня эвакуировали г. Красногвардейск Ленинградской области в лазарет военно-пленных. По истечении месяца – по выздоровлению меня я попадаю в лагерь военно-пленных в этом же Красногвардейске. Лагерь был расположен в лесу, кругом его в два ряда была натянута колючая проволока в середине этих рядов была спирально так же навита проволока. Охрана была усиленая, на каждых 6 человек был один часовой. Питание исключительно скверное 200 грам хлеба, 2 раза вода с брюквой по консервной банке – вот дневной паек, тогда как работать гнали ежедневно палками, кто падал от истощения ого добивали, ботинки у кого были поснимали и дали всем деревянные колодки. Лагерь среди военно-пленных и дани мест нас. каз. лиц смерти (? Не разобрала предложение) Здесь я узнал вкус многих, ранее не употребляемых продуктов – как лягушки, кошки, собаки и павшие картофел очист и т д

Побывши в этом лагере месяц, в силу невыносимых условий я решил бежать. Бежать можно было только с работы, и то выбрать момент для побега было дело трудное Стоял июнь месяц, погда одна погода убивала так тебя, так и и звала к себе под сень зелени. В один из дней я решил бежать. Работая в лесу от лагеря 12 км, я выбрал момент когда часовой отвернулся и скользнул в кустарник, все дальше и дальше, пока силы были я бежал бегом в глубь леса. Вот уже пересек одну речку бродом, еще прошел с километр как послышались сзади выстрелы После чего лес огласился лаем собак и криков криками немцев, у меня был один исход пока замаскироваться, нашел подходящее местечко сваленную ель и залез в вершину и лежу наблюдаю. Минут через 20 вдруг слышу хруст хвороста и через несколько секунд вижу, идут 2 немца с собаками, прошли они от меня всего метров в 10, собаки не обнаружили. Посидевши до темна, в ночь я двинулся по направлению на Красное Село, где тогда стоял фронт.

Шел только ночами ориентируясь по деревьям, а днем по солнцу таким образом я пробирался лесами 3-е суток и добрался до передовой линии немцев Пробираюсь в ночь ползком, миновав пулеметные точки, которые выдавали себя стрельбой, я попал в разрушенные траншеи, никаких признаков жизни в них не было заметно. Стал я пробираться по этим траншеям все ближе к своим, перелез не одно проволочное заграждение, как вдруг Траншея резко загибала и выходила к рядом шоссе, рядом проходящей от меня в правой стороне, я выбрался из траншеи и резким броском, перебежал открытую поляну, как вдруг меня обнаружили и открыли огонь и потом в миг около меня оказался немецкий часовой. Таким образом я снова попал в лапы немцев. Меня направила в немецкую жандармерию, допросили и снова вернули в тот же лагерь. Там мне всыпали 25 розог и поставили на каторжную работу. В лагере для провинившихся специально были привезены сосновые пни диаметром в обхват и толще, вот эти эти пни меня заставили колоть на дрова, поставив одновременно и часового, который подгонял прикладом На этой работе меня держали целый месяц, потом пустили на работу, сменили мой обычный лагерный номер на 77 на красный, (мой № был 77) как неблагонадежный. И вот снова начинаются мои мучения, ни одной минуты нельзя было остановиться, сзади стоял немец с палкой и с прикладом. Не было дня, чтобы я не был бит и в лагерь шел еле таща ноги. Осенью 1943 года нас вывозят в Эстонию о. Эвва под Нарвой. Там о побеге думать не приходилось, все даже не с целью побега, а ушедшие как мы выражались подшакалить (?)Достать, что либо пожрать, задерживались эстонцами и расстреливались на месте с разными издевательствами и пытками, немцы их за что вознаграждали несколько было у нас случаев, когда пленные сумевшие пойти по картошку за 200-300 м от места работы были растреляны эстонцами, у них у трупов были выколоты глаза, обрезаны уши, исколоты все штыками. В начале 1944 года нас вывозят в город Верро – Эстония, из Верро в Лугу, из Луги вновь в Верро и так начинаются наши скитания. В пути все время был усиленная охрана, если везли в вагонах, то вагоны были закручены снаружи проволокой, окна забиты проволокой, при остановках перед каждым вагоном стоял часовой, кроме того ставили по сторонам один два пулемета. Весь 1944 год проходит в таскании нас немцами по прибалтике. Постоим день месяц два, как снова везут все дальше не запад. В начале 1945 года, когда нас немце не возили, а гнали, потому что им самим ездить было не начем, на одной косе берега балтийского моря ночью нас разбомбил наш У-2, при чем было ранено 24 человека и убило 5 чел пленных, я так же был ранен легко. Мы в этот момент смогли разбежаться и стали выбираться с полуострова на материк, потому что полуостров был без жителей, один сыпучий песок и сосна, по одну сторону балтийское море, по другую пролив. При выходе с полуострова нас задержали и снова направили в лагерь. В лагере было несколько тысяч человек и всех они гнали по направлению к Висле Пригнали на Вислу, заставили рыть траншеи. Здесь условия были исключительно скверные. Конвой попал больше поляки, которые били нас не за что до полусмерти, забили нас в сарай, ветер, холод, голод, вшей было столько, что хоть сметай метлой. Побыли мы там недели две три как снова нас гонят дальше, пригнали под Данци, там разместили в одном кирпичном заводе, здесь мы ночью стали воровать с полу картофель и ночами там же в заводе варить. Прошло несколько дней, как снова пошел слух среди ребят что завтра снимаемся. Я вместе с 2-мя товарищами, один из них земляк одного р.на Лесников Николай Васильевич, решаемся запрятаться в развалинах этого завода, что и делаем. Находим машинное отделение, залезаем в печь и там решаем остаться На завтра утром все снялись и ушли, кроме нас в заводе еще остались чел 10 но они действовали очень не осторожно и их всех кроме нас троих выловили эссесовцы с собаками, мы же остались. Вопрос упирался в питание, из завода буквально днем даже и мыслить о выходе не приходилось, фронт приближался в плотную, слышны были пулеметные очереди нашего максимки, во дворе стояли немецкие войска. Мы ночью ползком лазили в поле за 1 ½ км за картошкой, притаскивали ее на своей спине, на четвереньках, варили там же в печи без воды и кушали без соли. Так мы сумели там высидеть 5 суток, обессилев и даже уже не в состоянии были ползать за картошкой Грозила нам голодная смерть, фронт проходил стороной. На 6-е сутки в завод пришлен один гражданский лагерь, мы выползли и присоединились к ним, с тем чтобы не сдохнуть с голоду, с ними нас погнали в Данциг, а от туда в цепной на работу, где нас встретили русские самолеты и массивный сильный обстрел нашей артиллерии при этом кого убило, мы же чел 16 воспользовались моментом, опять подались, забрались в один подвал дома г. Цонпот (?)там были русские женщины, которые нас запрятали и там мы просидели всего ночь, а на утро – это было 23 марта 1945 года были освобождены войсками нашей доблестной Красной Армией. День моего освобождения, день 23 марта для меня явился днем для меня вновь рождения на свет. Мечта, которой я жил в течении всего плена – как бы попасть к своим – сбылась, я снова после всех невзгод, лишений, голода, холода оказался в своей родной семье, снова мог взять оружие в руки и мстить, мстить каждому немцуам за наши слезы, за наше горе, за мучения, за десятки и сотни тысяч погибших от голода, побоев братовей.

4 апреля я пришел из запасного полка в мин роту, участвовал в последних боях по форсированию р. Одер

Теперь работаю не штатным писарем при штабе полка

Г.Зайков

19/8 1945 г.

[моё] Дед Война

Я плохо помню деда, мне было около 5 лет, когда он умер. Остались смутные образы и общее ощущение чего-то большого. Мои воспоминания — это скорее воспоминания о воспоминаниях. Что-то рассказывала бабушка, которая на счастье прожила с нами довольно долго, что-то родители. Дедушка умер 14 июня 1982 года от инфаркта. После его смерти бабушка переехала к нам, помогала растить и воспитывать троих внуков. Она очень любила дедушку и эта любовь передалась и мне.

Я плакала, пока перепечатывала эти листки, это тяжело. По почерку видно, что и деду было тяжело. Аккуратный вначале почерк потом ползет, множатся исправления и зачеркивания.

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Действительно 20 января 1944 г. в ходе Новгородско-Лужской операции (14 января — 15 февраля 1944) войсками Волховского фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Ленинградского фронта от немецко-фашистских захватчиков был освобождён город Новгород. Великий Новгород, а не Нижний Новгород. Неужели нельзя такие вещи без ошибок давать в новости.

[моё] Дед Война

Навеяло постом http://pikabu.ru/story/problema_sapog_4633209


В спорткомплексе на гардеробе объявление: "Уважаемые родители и дети, кто 19 числа одел сапоги такойтофирмы 34 размера? Позвоните ххх-хх-хх, верхнем ваш 36"


Вчера значения не придал, а сегодня дошло.

18474

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Развернуть

Сначала не поверил своим глазам. Потом перепроверил. Ошибки быть не может.

Впрочем, начну с начала. К Дню Победы вышел в свет фильм "На Париж!". Серьезный бюджет, логотип министерства культуры(!) в начале и громкая заявка на "показ исторической правды". Сама же картина это история о том, как советские солдаты безостановочно пьют, матерятся и зависают с проститутками. Ведь именно это - суть нашей Победы, верно? Но самое страшное не это.

Вместо того, чтобы признать свою больную фантазию художественным вымыслом, команда, ответственная за данный "киношедевр", прикрылась именем реального человека. Так и написали - лента, дескать, снята по реальным эпизодам жизни Героя Советского Союза Милюкова Александра Ивановича. О подлости такого подлога хорошо рассказал в своем обзоре BadComedian.

Но когда я увидел это имя, внутри что - то екнуло. Где - то я это видел. Где - то я это слышал. Открыл список Героев Советского Союза и понял, что ошибки быть не может. Александр Иванович - танковый ас из Пензенской области. На его танке было начертано "Пенза мстит!", а свои и враги звали его просто "Пенза". Но знаменит он, конечно, не только своим прозвищем.

Во время боев на Курской дуге экипаж обычной Т - 34 под его командованием вышел на поединок с супер - современной на тот момент "пантерой". И в перестрелке, которую назовут "рыцарской", наш танк одолел немецкую машину. А затем тридцатьчетверка встретилась с тремя "тиграми", сожгла их, а затем раздавила вместе несколько артиллерийских орудий. Об этом снят фильм "Экипаж машины боевой", а надпись "Пенза мстит" даже доступна для изображения на танке в игре World of tanks. В родном Наровчате герою установлен бюст.

То есть понятна ли глубина морального падения наших киноделов? В советское время снимается фильм, в котором прославляется танковое мастерство человека. В путинской России снимается фильм о том, как он без остановки пьет и ругается с НКВДшником.

Радует лишь одно. Несмотря на надписи в титрах, этот фильм - он не о Александре Ивановиче. Этот фильм о самом режиссере и его команде, о министерстве культуры и всей нашей власти. Той самой, в которой не осталось ни капли героического от предков, спасших нашу Родину от коричневой чумы.

И о современной России. Той самой, в которой медали выдают за взятки. В которой пьяный Ефремов не играет уже , а живет в своем образе.

Впрочем, когда - нибудь Пенза обязательно снова отомстит.

Александр Рогожкин.

Взято с ВК.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Поэт

- Указом постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР от 18 ноября 1998 присвоено звание Героя Советского Союза.*

- Кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени (7 февраля, за большие заслуги в развитии отечественной литературы)

- Кавалер ордена Почёта (1998, за большой вклад в отечественную литературу)

- Кавалер ордена Дружбы Народов (1993, за заслуги в развитии отечественной литературы и укрепление межнациональных культурных связей)

- Кавалер ордена Ленина

- Кавалер ордена Отечественной войны I степени

- Кавалер ордена Красной Звезды

- Кавалер двух орденов «Знак Почёта»

- Награжден медалью «За оборону Ленинграда»

- Награжден медалью «За оборону Севастополя»

- Награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Я могу тебя очень ждать,

Долго-долго и верно-верно,

И ночами могу не спать

Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря

Облетят, как листва у сада,

Только знать бы, что все не зря,

Что тебе это вправду надо!

Я могу за тобой идти

По чащобам и перелазам,

По пескам, без дорог почти,

По горам, по любому пути,

Где и черт не бывал ни разу!

Все пройду, никого не коря,

Одолею любые тревоги,

Только знать бы, что все не зря,

Что потом не предашь в дороге.

Я могу для тебя отдать

Все, что есть у меня и будет.

Я могу за тебя принять

Горечь злейших на свете судеб.

Буду счастьем считать, даря

Целый мир тебе ежечасно.

Только знать бы, что все не зря,

Что люблю тебя не напрасно!

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

"Самое трудное — приговор врачей: "Впереди будет всё. Всё, кроме света". Э. Асадов.


Эдуард Асадов родился 7 сентября 1923 года в туркменском городе Мерв (ныне Мары).

В 1971 году Эдуард Асадов так описывал свою биографию: "Родился 7 сентября 1923 года в Туркмении. По национальности я армянин. Родители мои были учителями. Отец в гражданскую воевал с дашнаками на Кавказе. Был политруком роты. В мои первые детские впечатления навсегда вошли узкие пыльные улочки среднеазиатского городка, пестрые шумные базары и стан голубей над плоскими раскаленными белесыми крышами. И еще очень много золотисто-оранжевого цвета: солнце, пески, фрукты. После смерти моего отца в 1929 году семья наша переехала в Свердловск. Здесь жил второй мой дедушка, тоже армянин, врач по профессии, Иван Калустович Курдов. Дедушка этот в какой-то степени был личностью "исторической".


В юности он два года был секретарем у Чернышевского в Астрахани после того, как Николай Гаврилович вернулся из ссылки. Знакомство это оказало решающее влияние на формирование духовного мира юноши. И на всю свою жизнь дед мой сохранил горячую, почти восторженную любовь к Чернышевскому. В Свердловске мы с мамой оба "пошли в первый класс". Только она учительницей, а я учеником. Здесь, на Урале, прошло все мое детство. Тут я вступил в пионеры, здесь в восьмилетнем возрасте написал свое первое стихотворение, бегал во Дворец пионеров на репетиции драмкружка; здесь я был принят в комсомол. Урал - это страна моего детства!


Много раз бывал я с мальчишками на уральских заводах и никогда не забуду красоты труда, добрых улыбок и удивительной сердечности рабочего человека. Когда мне было пятнадцать лет, мы переехали в Москву. После спокойного и деловитого Свердловска Москва казалась шумной, яркой и торопливой. С головой ушел в стихи, споры, кружки. Колебался, куда подавать заявление: в Литературный или Театральный институт? Но события изменили все планы. И жизнь продиктовала совсем иное заявление. Выпускной бал в нашей, 38-й московской школе был 14 июня 1941 года, а через неделю - война! По стране прокатился призыв: "Комсомольцы - на фронт!". И я пошел с заявлением в райком комсомола, прося отправить меня на фронт добровольцем. В райком пришел вечером, а утром был уже в воинском эшелоне.


Всю войну провоевал я в подразделениях гвардейских минометов ("катюши"). Это было замечательное и очень грозное оружие. Сначала воевал под Ленинградом. Был наводчиком орудия. Потом офицером, командовал батареей на Северо-Кавказском и 4-м Украинском фронтах. Воевал неплохо, мечтал о победе, а в перерывах между боями писал стихи. В битве за освобождение Севастополя в ночь с 3 на 4 мая 1944 года был тяжело ранен. Потом - госпиталь. Стихи между операциями... В 1946 году поступил в Литературный институт имени Горького. Первыми литературными учителями моими были: Чуковский, Сурков, Светлов, Антокольский. Институт окончил в 1951 году. Это был "урожайный" для меня год. В этом году вышла первая книга моих стихов "Светлые дороги", и я был принят в члены партии и в члены Союза писателей. Всего пока у меня выпущено одиннадцать поэтических сборников. Темы для стихов беру из жизни. Много езжу по стране. Бываю на заводах, фабриках, в институтах. Без людей жить не могу. И высшей задачей своей почитаю служение людям, то есть тем, для кого живу, дышу и работаю".


Отец Эдуарда Асадова - Асадов Аркадий Григорьевич, окончил Томский университет, в годы Гражданской войны - комиссар, командир 1-й роты 2-го стрелкового полка, в мирное время работал учителем в школе. Мать - Асадова (Курдова) Лидия Ивановна, работала учительницей.

В 1929 году умер отец Эдуарда, и Лидия Ивановна переехала с сыном в Свердловск (ныне Екатеринбург), где жил дедушка будущего поэта, Иван Калустович Курдов, которого Эдуард Аркадьевич с доброй улыбкой называл своим "историческим дедушкой". Живя в Астрахани, Иван Калустович с 1885 по 1887 год служил секретарем-переписчиком у Николая Гавриловича Чернышевского после его возвращения из Вилюйской ссылки и навсегда проникся его высокими философскими идеями. В 1887 году по совету Чернышевского он поступил в Казанский университет, где познакомился со студентом Владимиром Ульяновым и вслед за ним примкнул к революционному студенческому движению, участвовал в организации нелегальных студенческих библиотек. В дальнейшем, окончив естественный факультет университета, он работал на Урале земским врачом, а с 1917 года - заведующим лечебным отделом Губздрава.

Глубина и неординарность мышления Ивана Калустовича оказали огромное влияние на формирование характера и мировоззрения внука, воспитание в нем силы воли и мужества, на его веру в совесть и доброту, горячую любовь к людям. Рабочий Урал, Свердловск, где Эдуард Асадов провел детство и отроческие годы, стали второй родиной для будущего поэта, а свои первые стихи он написал в восьмилетнем возрасте. За эти годы он объехал едва ли не весь Урал, особенно часто бывая в городе Серове, где жил его дядя. Он навсегда полюбил строгую и даже суровую природу этого края и его жителей. Все эти светлые и яркие впечатления найдут впоследствии отражение во многих стихах и поэмах Эдуарда Асадова: "Лесная река", "Свидание с детством", "Поэма о первой нежности" и др.

Театр привлекал его не меньше, чем поэзия, - учась в школе, он занимался в драмкружке во Дворце пионеров, которым руководил прекрасный педагог, режиссер Свердловского радио Леонид Константинович Диковский. В 1939 году Лидию Ивановну как опытную учительницу перевели на работу в Москву, где Эдуард продолжал писать стихи - о школе, о недавних событиях в Испании, о пеших лесных походах, о дружбе, о мечтах. Он читал и перечитывал любимых поэтов: Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Петефи, Блока и Есенина.

Когда началась война, он, не дожидаясь призыва, пришел в райком комсомола с просьбой отправить его добровольцем на фронт. Просьба эта была удовлетворена. Он был направлен под Москву, где формировались первые подразделения знаменитых гвардейских минометов. Его назначили наводчиком орудия в 3-й дивизион 4-го гвардейского артиллерийского минометного полка. После полутора месяцев интенсивной учебы дивизион, в котором служил Асадов, был направлен под Ленинград, став 50-м отдельным гвардейским артминометным дивизионом. Произведя первый залп по врагу 19 сентября 1941 года, дивизион сражался на самых трудных участках Волховского фронта. Жгучие 30-40-градусные морозы, сотни и сотни километров туда и обратно вдоль изломанной линии фронта: Вороново, Гайтолово, Синявино, Мга, Волхов, деревня Новая, Рабочий поселок № 1, Путилово... Всего за зиму 1941/42 года орудие Асадова дало 318 залпов по неприятельским позициям. Кроме должности наводчика он в короткое время изучил и освоил обязанности других номеров расчета.

Весной 1942 года в одном из боев в районе деревни Новая был тяжело ранен командир орудия сержант Кудрявцев. Асадов вместе с санинструктором Василием Бойко вынес сержанта из машины, помог перебинтовать и, не ожидая распоряжений непосредственного командира, взял на себя командование боевой установкой, одновременно выполняя обязанности наводчика. Стоя возле боевой машины, Эдуард принимал подносимые солдатами снаряды-ракеты, устанавливал на направляющих и закреплял фиксаторами. Из-за облаков появился немецкий бомбардировщик. Развернувшись, он начал пикировать. Бомба упала в 20-30 метрах от боевой машины сержанта Асадова. Заряжающий Николай Бойков, несший на плече снаряд, не успел выполнить команду "Ложись!". Осколком снаряда ему оторвало левую руку. Собрав всю волю и силы, солдат, покачиваясь, стоял в 5 метрах от установки. Еще секунда-две - и снаряд ткнется в землю, и тогда на десятки метров вокруг не останется ничего живого.

Асадов оценил ситуацию, вскочил с земли, подскочил к Бойкову и подхватил падающий снаряд. Заряжать его было некуда - боевая машина горела, из кабины валил густой дым. Зная, что один из бензобаков находится под сиденьем в кабине, он осторожно опустил снаряд на землю и бросился помогать водителю Василию Сафонову бороться с огнем. Пожар был побежден. Несмотря на обожженные руки, отказавшись от госпитализации, Асадов продолжал выполнять боевую задачу. С тех пор он выполнял две обязанности: командира орудия и наводчика. А в коротких перерывах между боями продолжал писать стихи. Некоторые из них ("Письмо с фронта", "На исходный рубеж", "В землянке") вошли в первую книгу его стихов.

В то время гвардейские минометные части испытывали острую нехватку офицерских кадров. Лучших младших командиров, имеющих боевой опыт, по приказу командования отправляли в военные училища. Осенью 1942 года Эдуард Асадов был срочно командирован во 2-е Омское гвардейское артминометное училище. За 6 месяцев учебы надо было пройти двухлетний курс обучения. Занимались днем и ночью, по 13-16 часов в сутки. В мае 1943 года, успешно сдав экзамены, получив звание лейтенанта и грамоту за отличные успехи (на государственных выпускных экзаменах он получил по 15 предметам тринадцать "отлично" и только два "хорошо"), Эдуард Асадов прибыл на Северо-Кавказский фронт. В должности начальника связи дивизиона 50-го гвардейского артминометного полка 2-й гвардейской армии он принимал участие в боях под станицей Крымской.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Вскоре последовало назначение на 4-й Украинский фронт, где Асадов служил сначала помощником командира батареи гвардейских минометов, а когда комбат Турченко под Севастополем "пошел на повышение", был назначен командиром батареи. В его жизни снова были дороги, и снова бои: Чаплино, Софиевка, Запорожье, Днепропетровщина, Мелитополь, Орехов, Аскания-Нова, Перекоп, Армянск, Совхоз, Кача, Мамашаи, Севастополь. Когда началось наступление 2-й гвардейской армии под Армянском, то самым опасным и трудным местом на этот период оказались "ворота" через Турецкий вал, по которым враг бил непрерывно.

Артиллеристам провозить через "ворота" технику и боеприпасы было чрезвычайно сложно.

Этот самый тяжелый участок командир дивизиона майор Хлызов поручил лейтенанту Асадову, учитывая его опыт и мужество.

Асадов высчитал, что снаряды падают в "ворота" точно через каждые три минуты. Он принял рискованное, но единственно возможное решение: проскакивать с машинами именно в эти краткие интервалами между разрывами. Подогнав машину к "воротам", он после очередного разрыва, не дожидаясь даже, пока осядут пыль и дым, приказал шоферу включить максимальную скорость и рвануться вперед. Прорвавшись через "ворота", лейтенант взял другую, пустую, машину, вернулся обратно и, став перед "воротами", вновь дождался разрыва и вновь повторил бросок через "ворота", только в обратном порядке. Затем снова пересел в машину с боеприпасами, опять подъехал к проходу и таким образом провел сквозь дым и пыль разрыва следующую машину. Всего в тот день он совершил более 20 таких бросков в одну сторону и столько же в другую.

После освобождения Перекопа войска 4-го Украинского фронта двинулись в Крым. За 2 недели до подхода к Севастополю лейтенант Асадов принял командование батареей. В конце апреля заняли село Мамашаи. Поступило распоряжение разместить 2 батареи гвардейских минометов на взгорье и в лощине у деревни Бельбек, в непосредственной близости от врага. Местность насквозь просматривалась противником. Несколько ночей под беспрерывным обстрелом готовили установки к бою. После первого же залпа на батареи обрушился шквальный огонь врага. Главный удар с земли и с воздуха пришелся на батарею Асадова, которая к утру 3 мая 1944 года была практически разбита.

Однако многие снаряды уцелели, в то время как наверху, на батарее Ульянова, была резкая нехватка снарядов. Было решено передать уцелевшие ракетные снаряды на батарею Ульянова, чтобы дать решающий залп перед штурмом укреплений врага.

На рассвете лейтенант Асадов и шофер В. Акулов повели груженную до отказа машину вверх по гористому склону. Наземные части врага сразу заметили движущуюся машину: разрывы тяжелых снарядов то и дело сотрясали землю. Когда выбрались на плоскогорье, их засекли и с воздуха. Два "юнкерса", вынырнув из облаков, сделали круг над машиной - пулеметная очередь наискось прошила верхнюю часть кабины, а вскоре где-то совсем рядом упала бомба. Мотор работал с перебоями, изрешеченная машина двигалась медленно. Начинался самый тяжелый участок дороги. Лейтенант выпрыгнул из кабины и пошел впереди, показывая водителю путь среди камней и воронок. Когда батарея Ульянова была уже недалеко, рядом взметнулся грохочущий столб дыма и пламени - лейтенант Асадов был тяжело ранен и навсегда потерял зрение.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Cпустя годы командующий артиллерией 2-й гвардейской армии генерал-лейтенант И. С. Стрельбицкий в своей книге об Эдуарде Асадове "Ради вас, люди" так написал о его подвиге: "Эдуард Асадов совершил удивительный подвиг. Рейс сквозь смерть на старенькой грузовой машине, по залитой солнцем дороге, на виду у врага, под непрерывным артиллерийским и минометным огнем, под бомбежкой - это подвиг. Ехать почти на верную гибель ради спасения товарищей - это подвиг... Любой врач уверенно бы сказал, что у человека, получившего такое ранение, очень мало шансов выжить. И он не способен не только воевать, но и вообще двигаться. А Эдуард Асадов не вышел из боя. Поминутно теряя сознание, он продолжал командовать, выполнять боевую операцию и вести машину к цели, которую теперь он видел уже только сердцем. И блестяще выполнил задание. Подобного случая я за свою долгую военную жизнь не помню...".

Решающий перед штурмом Севастополя залп был дан вовремя, залп ради спасения сотен людей, ради победы. За этот подвиг гвардии лейтенант Асадов был награжден орденом Красной Звезды, а спустя многие годы Указом постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР от 18 ноября 1998 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Он также удостоен звания почетного гражданина города-героя Севастополя. А подвиг продолжался. Предстояло вновь поверить в себя, мобилизовать все силы и волю, суметь вновь полюбить жизнь, полюбить так, чтобы рассказать о ней в своих стихах во всем многообразии красок. В госпитале между операциями он продолжал писать стихи.

Чтобы беспристрастно оценить их достоинство, а его стихов тогда еще не читал ни один профессиональный поэт, он решил послать их Корнею Чуковскому, которого знал не только как автора веселых детских книг, но и как жесткого и беспощадного критика. Через несколько дней пришел ответ. По словам Эдуарда Аркадьевича, "от посланных им стихов остались, пожалуй, только его фамилия и даты, почти каждая строка была снабжена пространными комментариями Чуковского".

Самым же неожиданным для него оказался вывод: "...однако, несмотря на все сказанное выше, с полной ответственностью могу сказать, что Вы - истинный поэт. Ибо у вас есть то подлинное поэтическое дыхание, которое присуще только поэту! Желаю успехов. К. Чуковский".

Значение этих искренних слов для молодого поэта было трудно переоценить.

Осенью 1946 года Эдуард Асадов поступил в Литературный институт имени Горького. В эти годы его литературными наставниками стали Алексей Сурков, Владимир Луговской, Павел Антокольский и Евгений Долматовский.

Еще будучи студентом, Эдуард Асадов сумел заявить о себе как о самобытном поэте ("Весна в лесу", "Стихи о рыжей дворняге", "В тайге", поэма "Снова в строй"). В конце 1940-х годов в Литературном институте вместе с ним учились Василий Федоров, Расул Гамзатов, Владимир Солоухин, Евгений Винокуров, Константин Ваншенкин, Наум Гребнев, Яков Козловский, Маргарита Агашина, Юлия Друнина, Григорий Поженян, Игорь Кобзев, Юрий Бондарев, Владимир Тендряков, Григорий Бакланов и многие другие известные в дальнейшем поэты, прозаики и драматурги. Однажды по институту был объявлен конкурс на лучшее стихотворение или поэму, на который откликнулось большинство студентов. Решением строгого и беспристрастного жюри под председательством Павла Григорьевича Антокольского первая премия была присуждена Эдуарду Асадову, вторая - Владимиру Солоухину, третью разделили Константин Ваншенкин и Максим Толмачев.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

1 мая 1948 года в журнале "Огонек" состоялась первая публикация его стихов. А еще через год его поэма "Снова в строй" была вынесена на обсуждение в Союзе писателей, где получила самое высокое признание таких именитых поэтов, как Вера Инбер, Степан Щипачев, Михаил Светлов, Александр Коваленков И Ярослав Смеляков.

За 5 лет учебы в институте Эдуард Асадов не получил ни одной тройки, а институт окончил с "красным" дипломом. В 1951 году после выхода в свет его первой книги стихов "Светлые дороги" он был принят в Союз писателей СССР. Начались многочисленные поездки по стране, беседы с людьми, творческие встречи с читателями в десятках больших и малых городов.

С начала 1960-х годов поэзия Эдуарда Асадова приобрела широчайшее звучание. Его книги, выходившие 100-тысячными тиражами, моментально исчезали с прилавков книжных магазинов. Литературные вечера поэта, организованные по линии Бюро пропаганды Союза писателей СССР, Москонцерта и различных филармоний, на протяжении почти 40 лет проходили с неизменным аншлагом в крупнейших концертных залах страны, вмещавших до 3000 человек. Их постоянной участницей была супруга поэта - замечательная актриса, мастер художественного слова Галина Разумовская. Это были поистине яркие праздники поэзии, воспитывавшие самые светлые и благородные чувства. Эдуард Асадов читал свои стихи, рассказывал о себе, отвечал на многочисленные записки из зала. Его долго не отпускали со сцены, и нередко встречи затягивались на 3, 4 и даже более часов.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Впечатления от общения с людьми ложились в основу его стихов. К настоящему времени Эдуард Аркадьевич является автором 50 поэтических сборников, в которые в разные годы вошли такие широко известные его поэмы, как "Снова в строй", "Шурка", "Галина", "Баллада о ненависти и любви".

Одна из основополагающих черт поэзии Эдуарда Асадова - обостренное чувство справедливости. Его стихи покоряют читателя огромной художественной и жизненной правдой, самобытностью и неповторимостью интонаций, полифоничностью звучания. Характерной особенностью его поэтического творчества является обращение к самым животрепещущим темам, тяготение к остросюжетному стиху, к балладе. Он не боится острых углов, не избегает конфликтных ситуаций, напротив, стремится решать их с предельной искренностью и прямотой ("Клеветники", "Неравный бой", "Когда друзья становятся начальством", "Нужные люди", "Разрыв"). Какой бы темы ни касался поэт, о чем бы он ни писал, это всегда интересно и ярко, это всегда волнует душу. Это и горячие, полные эмоций стихи на гражданские темы ("Реликвии страны", "Россия начиналась не с меча!", "Трусиха", "Моя звезда"), и пронизанные лиризмом стихи о любви ("Они студентами были", "Моя любовь", "Сердце", "Ты не сомневайся", "Любовь и трусость", "Я провожу тебя", "Я могу тебя очень ждать", "На крыле", "Судьбы и сердца", "Ее любовь" и др.).

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Одна из основных тем в творчестве Эдуарда Асадова - это тема Родины, верности, мужества и патриотизма ("Дым отечества", "Двадцатый век", "Лесная река", "Мечта веков", "О том, чего терять нельзя", лирический монолог "Родине"). Со стихами о Родине теснейшим образом связаны стихи о природе, в которых поэт образно и взволнованно передает красоту родной земли, находя для этого яркие, сочные краски. Таковы "В лесном краю", "Ночная песня", "Таежный родник", "Лесная река" и другие стихотворения, а также целая серия стихов о животных ("Медвежонок", "Бенгальский тигр", "Пеликан", "Баллада о буланом Пенсионере", "Яшка", "Зорянка" и одно из самых широко известных стихотворений поэта - "Стихи о рыжей дворняге"). Эдуард Асадов - поэт жизнеутверждающий: всякая даже самая драматическая его строка несет в себе заряд горячей любви к жизни.


Россия начиналась не с меча,

Она с косы и плуга начиналась.

Не потому, что кровь не горяча,

А потому, что русского плеча

Ни разу в жизни злоба не касалась…


Умер Эдуард Асадов 21 апреля 2004 года. Он был похоронен в Москве на Кунцевском кладбище. Свое сердце он завещал захоронить на Сапун-горе в Севастополе, где 4 мая 1944 года он был ранен и потерял зрение.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

7 сентября 1923 года – 21 апреля 2004 года

Текст подготовил Андрей Гончаров

chtoby-pomnili.com


* Постоя́нный Прези́диум Съе́зда наро́дных депута́тов СССР (ППСНД СССР) — российская политическая общественная организация, созданная в марте 1992 года, претендующая (наряду с некоторыми другими)[1][2] быть высшим органом власти распавшегося СССР. В органах юстиции Российской Федерации не зарегистрирована (https://ru.wikipedia.org/wiki/Постоянный_Президиум_Съезда_народных_депутатов_СССР)


Источник: https://www.liveinternet.ru/users/stewardess0202/post3738440...

25.10.1924 - 03.03.2020

Даты указов:

19.04.1945 -  Медаль № 6276, Орден Ленина № 39593


Булатов Михаил Алексеевич – командир отделения 369-го отдельного сапёрного батальона 235-й стрелковой дивизии 43-й армии 3-го Белорусского фронта, старший сержант.


Родился 25 октября 1924 года в деревне Верхняя Санарка Пластовского района Челябинской области в семье Алексея Филипповича и Марии Андреевны Булатовых. Русский. До начала военной службы в течение двух лет работал радиотелефонным мастером в городе Чимбай Каракалпакской АССР в Узбекистане. В 1942 году был призван в армию Чимбайским райвоенкоматом Каракалпакской АССР и направлен на учёбу в Орловское пехотное училище, находившее в эвакуации в городе Чарджоу Туркменской ССР. Полученная до войны специальность определила его военную специализацию – сапёр.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

В конце марта 1943 года, вместе с новым пополнением, ещё совсем молодым солдатом, впервые попал на фронт в сапёрное подразделение 235-й стрелковой дивизии. В составе этой дивизии и прошёл всю войну. У деревни Вяжи на реке Зуша Новосильского района Орловской области (сейчас это место называют северным фасом Курской дуги) и началась его солдатская биография. Когда шли оборонительные бои под Курском, в районе города Новосиль Орловской области, вместе с товарищами ему довелось устанавливать проволочно-минные заграждения, вести инженерную разведку. С началом контрнаступления приходилось под огнём противника наводить штурмовые мостики через реку Зушу. За эти боевые действия он был награждён орденом Красной Звезды.


Участвуя в Белорусской операции, под Витебском, в июне 1944 года батальон продолжительное время вёл разведку боем. За храбрые и решительные боевые действия Булатов был удостоен ордена Славы 3-й степени. Чуть позже инженерно-сапёрный батальон в составе танкового десанта успешно выполнил боевую задачу. Булатов был награждён орденом Славы 2-й степени.


За сопровождение танков при форсировании реки Лиелупе в Латвии в октябре 1944 года Булатов был награждён вторым орденом Красной Звезды.


Главный подвиг Булатова был впереди – в Восточной Пруссии, у Кёнигсберга (ныне – Калининград). Это была первоклассная крепость со 130-тысячным гарнизоном и огромным арсеналом оружия. Её опоясали мощные оборонительные сооружения. 235-я Витебская стрелковая дивизия в составе войск 3-го Белорусского фронта прорывала оборону противника в северо-западном секторе города. Путь к нему с этой стороны был лишь один – по узкой ленте шоссе, которое с двух сторон окружали топи. Командир 369-го отдельного сапёрного батальона капитан Тищенко приказал отделению старшего сержанта Булатова произвести инженерную разведку шоссе Кенигсберг – Раушен. Ранним утром, когда над землей стелился густой туман, командир отделения и с ним трое бойцов по-пластунски проползли к шоссе и начали его обследовать. Гитлеровцы обнаружили разведчиков. Раздались ружейные выстрелы, застрочил пулемёт. Одного солдата убило, двух ранило. Булатов остался один. Вернуться назад за помощью?


Но перевязав товарищей, он продолжил ползти по придорожному кювету. Незаметно выбравшись на шоссе, он огляделся. Намётанный глаз заметил: в одном месте асфальт как будто вспорот – зазубренные куски неплотно прилегали друг к другу. Отвалив один из них, сапёр на миг замер – в насыпь была вкопана авиационная бомба весом не менее ста килограммов. От неё шли электропровода. Саперу стало ясно: это управляемый фугас. Раньше ему уже приходилось иметь дело с такими ловушками. Вывернув взрыватель бомбы и обрезав провода, пополз дальше. Метрах в двадцати та же картина – взрыт асфальт, а под ним – фугас. И его Булатов тоже обезвредил.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Гитлеровцы стали вести огонь по живой мишени, но клочковатый туман мешал бить прицельно – это и спасло смельчака. В труднейшей обстановке на виду у противника молодой сапёр сумел вывести из строя 24 авиабомбы. Как потом прикинули, в них находилось 2,5 тонны взрывчатки. Взорвись хотя бы одна бомба, и путь нашим войскам на этом участке был бы на какое-то время преграждён. Вернувшись в часть, Булатов, смертельно уставший, проспал беспробудно сутки – разминирование фугасов отняло у него все силы.


Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство старшему сержанту Булатову Михаилу Алексеевичу  присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».


Через несколько дней Булатов принимал высшую воинскую награду из рук командующего 3-м Белорусским фронтом Маршала Советского Союза А.М.Василевского. В то время герою было всего 20 лет. Прославленный маршал, по натуре сдержанный, увидев перед собой молодого, ладного бойца, не по-уставному похлопал его по плечу и обнял, словно родного.



Почётные жители Курска, Герои Советского Союза, полковники Михаил Алексеевич Булатов (слева) и Яков Митрофанович Киселёв
Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

После Великой Отечественной войны Булатов продолжил военную службу. В 1948 году он окончил Львовское высшее военно-политическое училище. Через 12 лет после войны, в 1957 году, уже в 33 года, имея свою семью, он окончил вечернюю школу рабочей молодежи и получил среднее образование, чтобы иметь возможность поступить в военную академию. Пять лет он учился заочно и продолжал выполнять свои обязанности по службе. В 1963 году окончил Военно-политическую академию имени В.И.Ленина.


Из армии уволился в 1973 году с должности заместителя командира мотострелкового полка по политической части в звании полковника. После этого переехал в Курск, где 23 года работал старшим инспектором по кадрам Курской областной базы «Росгалантерея» (1973-1996). С 1987 по 1992 год являлся председателем Курского городского совета ветеранов войны и труда, в 1984-1985 годах был председателем Всесоюзного штаба похода комсомольцев и молодёжи по местам боевой славы. Возглавлял секцию Героев Советского Союза и полных кавалеров ордена Славы Курского областного совета ветеранов войны, труда, Вооружённых Сил и правоохранительных органов.


Неоднократно избирался депутатом городских советов во Львове, Южно-Курильске, Новозыбкове и Курске.


Жил в Курске. Умер 3 марта 2020 года.


Полковник. Награждён советскими орденами Ленина (19.04.1945), Отечественной войны 1-й степени (11.03.1985), 2 орденами Красной Звезды (29.12.1943, 1944), орденом Славы 2-й (18.02.1945) и 3-й (30.06.1944) степени, российскими орденами Почёта (9.05.2007), Дружбы (17.05.2003), медалями, в том числе «За боевые заслуги». Удостоен благодарности Президента РФ (25.01.2020).


Почётный гражданин Курска (21.09.2005).


В городе Калининград в его честь установлен обелиск, а в марте 2010 года его именем названа улица. В 2012 году средней общеобразовательной школе № 50 Калининграда было присвоено его имя. В Курске на доме, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.

Мемориальная доска в Курске. Установлена в Курске (улица Радищева) на доме, в котором живёт М.А.Булатов. Фото А.А.Симонова, 18.09.2007.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Бюст в Пласте.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Источник: http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=11633

Яков Студенников в одиночку сдерживал наступление немцев, лично уничтожив более 300 гитлеровцев.


Телеканал «Звезда» в рамках проекта «История награды» рассказывает о беспрецедентном подвиге пулеметчика Якова Студенникова, который был совершен во время боев на Орлово-Курском направлении.

Яков Студенников родился 15 марта 1910 года в деревне Моховое (ныне - Орловская область). После школы он работал трактористом, а в 1941 году ушел на фронт.

В июле 1943 года шла ожесточенная борьба на Орлово-Курском направлении. После неудач на флангах 13-й армии немцы бросили огромные силы на то, чтобы взять станцию Поныри. Она занимала важное положение, прикрывая железную дорогу Орел - Курск.

Кровавый бой за Поныри

Станция была хорошо подготовлена к обороне. Ее опоясывали управляемые и неуправляемые минные поля, в землю были зарыты танки, у красноармейцев было достаточно много противотанковой артиллерии. Но против них было 170 немецких танков и САУ, в том числе 40 тяжелых «Тигров», пехота 86-й и 292-й дивизий.

Бои были ожесточенными. 6 июля немцы захватили 1-е Поныри и продвинулись в южном направлении, ко второй полосе обороны, но все три попытки ворваться на станцию были отбиты. 7 июля немцы уже не могли наступать на широком фронте и бросили все свои силы против узла обороны станции. В атаке участвовали в том числе до 40 танков «Тигр».

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Плотный артиллерийский огонь и «нахальное минирование» пять раз заставляли немцев отходить в исходное положение. В 10 утра двум батальонам немецкой пехоты со средними танками и штурмовыми орудиями все же удалось ворваться на северо-западную окраину 2-х Понырей.

Но введенный резерв командира 307-й дивизии позволил уничтожить прорвавшуюся группу и восстановить положение. Затем последовало множество атак, каждая из которых была отбита.

Один против сотен

Чего это стоило советским солдатам, можно узнать из представления к высшей государственной награде Якова Студенникова. В нем говорится:


«При ожесточенных и непрерывных атаках немецкой пехоты, поддерживаемых танками типа «Тигр», из расчета тов. Суденникова выбыли все номера. Оставшись у станкового пулемета один, раненный, он продолжал вести по противнику губительный огонь. Неоднократные попытки немцев окружить и взять его живым оставались безуспешными. Тов. Студенников, не оставляя занятой позиции, двое суток самоотверженно сражался с атакующим противником. За это время он был трижды ранен. Истекая кровью, он отбил свыше десяти атак немцев. Уничтожил больше 300 солдат и офицеров противника».


Во время контратаки советских войск потерявшего сознание Студенникова подобрали красноармейцы. За проявленный героизм в боях за Поныри ему было присвоено звание Героя Советского Союза

После войны

В больнице красноармеец провел целый год, после чего снова вернулся на фронт. Врачи были готовы демобилизовать солдата, но он потребовал отправить его на фронт, заявив, что уйдет из армии не раньше, чем прозвучит победный салют. Обещание он сдержал.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Несмотря на тяжелейшие ранения, Студенников смог прожить после войны долгую жизнь. Он поселился в городе Макеевка Украинской ССР, женился, работал в колхозе, органах внутренних дел. Ушел из жизни 8 января 1987 года.

В 2020 году Яков Студенников увековечен в мультимедийной галерее Минобороны РФ «Дорога памяти». ■


Источник:  https://tvzvezda.ru/news/vstrane_i_mire/content/20204301822-...

Призван в армию в 1941 году. В 1943 году служил в 12-м гвардейском артиллерийском полку 3-го контрбатарейного артиллерийского корпуса Ленинградского фронта. Орудие Корзуна неоднократно заставляло замолкать немецкие батареи. 5 ноября 1943 года обозлённый противник обрушил на советскую батарею град огня. Дежуривший возле орудия Корзун был тяжело ранен, однако заметил, что осколком были подожжены пороховые заряды, невдалеке от которых находились и снаряды. Доползти до огня наводчик смог, но снять с себя шинель, чтобы потушить пламя, сил уже не было. Тогда он лёг на огонь сам. Взрыва удалось избежать, но сам Корзун погиб. 21 февраля 1944 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза
Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза
Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Штурман экипажа младший лейтенант Г.И. Джунковская, командир экипажа старший лейтенант М.И. Долина и стрелок-радист старший сержант И.Г. Солёнов возле бомбардировщика Пе-2 из состава 587-го бап (125 гбап).

Галина Ивановна Джунковская - 62 боевых вылета, 5 воздушных боёв, в составе группы сбила 2 самолёта противника, Герой Советского Союза.

Мария Ивановна Долина - 63 боевых вылета, 6 воздушных боёв, в составе группы сбила 3 самолёта противника, Герой Советского Союза.

Первый дважды Герой Советского Союза (27 лет), летчик-ас, комдив КРАВЧЕНКО Григорий Пантелеевич. /1912-1943/

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза
Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза
Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

В разгар боев за Севастополь разведчица Мария Карповна Байда своей отчаянной атакой спасла от плена 9 израненных советских солдат. В этом сражении русская девушка лично убила 15 немецких бойцов, а четверых из них в рукопашной схватке забила прикладом автомата. После наступления ночи Мария провела раненных товарищей через минное поле.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Из санитарки и разведчицы Уроженка Крыма 20-летняя Мария Байда с первых дней войны пошла добровольцем в истребительный батальон. Осенью 1941 года она санитарка, а позднее санитарный инструктор, однако во время обороны Крыма от наступающих немецких подразделений девушка попросила перевод в разведку. После войны Мария Карповна вспоминала: Я видела столько крови и страданий, что просто у меня окаменело сердце...! Вот и пришло решение уйти с медицинской работы в строй. Сила и ловкость у меня были. Стрелять я умела..., Могла двигаться незаметно и бесшумно, свободно ориентироваться по местности — ведь нередко, разыскивая раненых, приходилось ползать по „ничейной“ полосе, в нескольких десятках метров от немецких окопов...». Наравне с мужчинами-разведчиками девушка уходила вглубь немецких позиций, занималась разведкой и поиском «языков».

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

7 июня 1942 года силы вермахта в третий раз пошли на приступ Севастополя. В этот день подразделение Марии, освобожденное от специальных заданий, направили на оборону позиций в районе Мекензиевых гор. До этого боя девушка получила осколочное ранение в руку и голову, но сбежала из госпиталя, чтобы сражаться рядом с товарищами. В этом бою она отличилась отчаянной храбростью и даже выскакивала из окопа, чтобы добыть оружие и взять боеприпасы у убитых немцев. Во время очередной атаки врага, рядом с Марией разорвалась граната, от которой она потеряла сознание. Очнулась разведчица под вечер с контузией и очередной кровоточащей раной на голове. Оценив обстановку девушка поняла, что немцы прорвали оборону и поползла прочь от позиции. Неподалеку Мария увидела, два десятка нацистов и взятых в плен израненных красноармейцев. Девушка подобрала автомат, и открыло стрельбу по собравшимся в кучу немцам. Раненые разведчики также бросились на ошеломленного врага, после чего завязалась рукопашная схватка. Впоследствии товарищи утверждали, что Мария лично убила 14 немецких солдат и одного офицера. Четверых противников она забила прикладом автомата во время рукопашного боя. Когда немцев перебили Байда, знавшая схемы минных полей вывела товарищей к своим.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза
Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

20 июня 1942 года старший сержант Байда получила Героя Советского Союза, орден Ленина и «Золотую Звезду». Весть об этом она получила, находясь в госпитале, размещенном в Инкерманской штольне. 12 июля 1942 года разведчица попала в немецкий плен.
В Ровно удалось бежать из лагеря военнопленных в гражданский — «цивильный». Там она уже не была разведчицей, защитницей Севастополя, а просто бесплатной рабочей силой. Их угнали в Австрию. На какой-то станции высадили, пересортировали, повесили номерки. Ее купил зажиточный бауэр. Которого она чуть не заколола вилами.

За это отправили ее в лагерь, в Альпийские леса. Почти год там пробыла. Участвовала в группе Сопротивления. Выдал провокатор. За ней приехал сам начальник гестапо города Зальцбурга. Вся округа знала: у него пощады не жди. Начал допрос по-немецки, а закончил по-русски. Господин начальник гестапо родом был с Украины. Земляки, выходит…

Для начала «земляк» выбил ей зубы. Не выдала товарищей. Бросили в тюрьму. Сидела в цементном подвале, который постепенно заполняли ледяной водой, потом выводили к горящему камину. Пытка холодом и жарой казалась нестерпимой. Но не сказала ничего. Свалилась с крупозным воспалением легких.

Зальцбург освобождали американцы. Лежала у них в госпитале. Потом встреча со своими, долгий путь на Родину, разоренную, спаленную, измученную недугами, голодом. Звезду Героя Советского Союза Мария Байда получила позже…

И еще четыре года прошло на больничной койке. Такое даром не проходит. Резали, латали ее доктора, извлекали осколки после старых ранений. И все-таки она действительно родилась в сорочке. Даже после всего состоялась ее жизнь. Вышла замуж, вырастила двоих детей — сына и дочку.

В 1946 г. она вернулась в Джанкой. Спустя некоторое время переехала на постоянное жительство в Севастополь. Первое время М.К. Байда работала в системе общественного питания. Затем городской комитет партии направил ее руководить «Дворцом бракосочетания». С 1961 по 1987 год заведовала Севастопольским городским ЗАГСом. За 28 лет она дала напутствия и вручила свидетельства о регистрации браков примерно 60 000 молодых пар, зарегистрировала более 70 000 новорожденных.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

UPD Уточнение к посту

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

1 февраля 1930 года родился Валентин Александрович Котик (Валя Котик) - юный партизан-разведчик партизанского отряда имени Кармелюка, действовавшего на временно оккупированной территории Каменец-Подольской области Украинской ССР; самый младший по возрасту Герой Советского Союза.


Времена не выбирают, гласит известная мудрость. Кому-то достаётся детство с пионерскими лагерями и сбором макулатуры, кому-то — с игровыми приставками и аккаунтами в социальных сетях.


Поколению детей 1930-х годов досталась жестокая и страшная война, отнимавшая родных, близких, друзей и само детство. И вместо детских игрушек самые стойкие и отважные брали в руки винтовки и автоматы. Брали, чтобы мстить врагу и сражаться за Родину.


Война — не детское дело. Но, когда она приходит в твой дом, привычные представления меняются кардинально.


В 1933 году писатель Аркадий Гайдар написал «Сказку о Военной тайне, Мальчише-Кибальчише и его твёрдом слове». Этому произведению Гайдара, написанному за восемь лет до начала Великой Отечественной, было суждено стать символом памяти обо всех юных героях, павших в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.


Валя Котик, как и все советские мальчишки и девчонки, конечно, слышал сказку о Мальчише-Кибальчише. Но вряд ли он думал, что ему придётся оказаться на месте отважного героя Гайдара.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Валя Котик родился 11 февраля 1930 года на Украине, в селе Хмелевка Каменец-Подольской области, в крестьянской семье.


У Вали было обычное детство мальчишки той поры, с обычными шалостями, секретами, порой плохими отметками. Всё изменил июнь 1941 года, когда в жизнь шестиклассника Вали Котика ворвалась война.


Стремительный гитлеровский блицкриг лета 1941-го, и вот Валя, живший к тому времени в городе Шепетовка, вместе с семьёй уже на оккупированной территории.


Победоносная мощь вермахта вселяла страх во многих взрослых, но не напугала Валю, который вместе со своими друзьями решил бороться с фашистами. Для начала они стали собирать и припрятывать оружие, оставшееся на местах боёв, кипевших вокруг Шепетовки. Потом осмелели до того, что стали красть автоматы у зазевавшихся гитлеровцев.


А осенью 1941 года отчаянный мальчишка совершил настоящую диверсию — устроив засаду у дороги, он гранатой подорвал машину с гитлеровцами, уничтожив нескольких солдат и командира отряда полевой жандармерии.


О делах Вали узнали подпольщики. Остановить отчаянного мальчика было почти невозможно, и тогда его привлекли к подпольной работе. Ему поручали собирать сведения о немецком гарнизоне, расклеивать листовки, выступать в качестве связного.


До поры до времени шустрый паренёк подозрения у гитлеровцев не вызывал. Однако чем больше становилось на счету подпольщиков успешных акций, тем внимательнее начинали гитлеровцы искать их помощников среди местных жителей.


Летом 1943 года над семьёй Вали нависла угроза ареста, и он вместе с матерью и братом ушёл в лес, став бойцом партизанского отряда имени Кармелюка.


Командование старалось беречь 13-летнего парня, но он рвался в бой. К тому же Валя показал себя как умелый разведчик и человек, способный найти выход из самой сложной ситуации.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

В октябре 1943 года Валя, находившийся в партизанском дозоре, напоролся на карателей, готовившихся атаковать базу партизанского отряда. Мальчика скрутили, но, решив, что он не представляет угрозы и не может дать ценных разведданных, оставили под охраной здесь же, на опушке леса.


Каратели двинулись дальше, но Вале удалось вырваться, сорвать с пояса конвоира гранату и бросить её в сторону врагов. Взрыв убил на месте двоих карателей, а поднятый шум не дал застать партизан врасплох.


Сам Валя был ранен, но сумел добраться до избушки лесника, помогавшего партизанам. После выздоровления он продолжил воевать в отряде.


Валя участвовал в подрыве шести вражеских эшелонов, уничтожении кабеля стратегической связи гитлеровцев, а также ещё в целом ряде успешных акций, за которые он был отмечен орденом Отечественной войны I степени и медалью «Партизану Отечественной войны II степени».


11 февраля 1944 года Вале исполнилось 14 лет. Фронт стремительно катился на Запад, и партизаны, как могли, помогали регулярной армии. Шепетовку, где жил Валя, уже освободили, но отряд двинулся дальше, готовясь к своей последней операции — штурму города Изяслава.


После неё отряд должен был быть расформирован, взрослым предстояло влиться в регулярные части, а Вале — вернуться в школу.



Сражение за Изяслав 16 февраля 1944 года получилось жарким, но оно уже завершалось в пользу партизан, когда шальной пулей Валя был тяжело ранен.


На помощь партизанам в город ворвались советские войска. Раненого Валю срочно отправили в тыл, в госпиталь. Однако ранение оказалось смертельным — 17 февраля 1944 года Вали Котика не стало.


Валю похоронили в селе Хоровец. По просьбе его матери, прах сына перенесли в город Шепетовку и перезахоронили в городском парке.



Большая страна, пережившая страшную войну, не могла сразу оценить по достоинству подвиги всех, кто сражался за её свободу и независимость. Но со временем всё встало на свои места.


За проявленный героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1958 года Котику Валентину Александровичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.


В истории он так и не стал Валентином, оставшись просто Валей. Самым юным Героем Советского Союза.

Великая Отечественная война Текст Герой Советского Союза

Его имя, как имена других пионеров-героев, о чьём подвиге рассказывали советским школьникам послевоенной поры, подверглось шельмованию и ерничанью в постсоветский период.


Но время всё расставляет на свои места. Подвиг есть подвиг, а предательство есть предательство. Валя Котик в тяжёлую годину испытаний для Родины оказался мужественнее многих взрослых, и по сей день ищущих оправдания своей трусости и малодушию.


Вечная ему память!


Советские дети, пионеры и не только, сражавшиеся наравне со взрослыми за свободу нашей страны, погибшие в борьбе с врагом, дожившие до Победы - все они в Бессмертном полку тысячелетней русской истории.

10904

[моё] Жизнь Великая Отечественная война

Развернуть

Дедушка был ветераном войны. Его при жизни часто приглашали на мероприятия, а он никуда не ходил, отказывался. Когда я был маленький его спрашивал по поводу этого и он мне рассказал почему не идет на праздники.

Его призвали в армию в 1945 году. После учебки в г. Чита его направили на фронт поездом. Он рассказывал, что многие солдаты плакали, что война кончается, а их везут на передовую. И среди солдат были случаи дезертирства прямо на ходу спрыгивали с поезда и убегали в лес. Пока из сибири они ехали до Германии война закончилась.  Победа застала их в Европе. Очень радовались победе. Потом они поехали обратно домой. Но поезд проехал мимо домашней станции не останавливаясь на Восток. Им обьявили что они едут воевать против японцев. Тоже многие плакали,  там не погибли, уж с японцами точно погибнем. И опять были случаи дезертирства. Но пока дедушка доехал до японии снова война кончилась. В итоге дедушка очень стыдился звания ветеран. Не ходил на мероприятия. Говорил какой же я ветеран туда сюда покатался и все.

4158

[моё] Жизнь Великая Отечественная война

Развернуть

Дедушка был ветераном войны. Его при жизни часто приглашали на мероприятия, а он никуда не ходил, отказывался. Когда я был маленький его спрашивал по поводу этого и он мне рассказал почему не идет на праздники.

Его призвали в армию в 1945 году. После учебки в г. Чита его направили на фронт поездом. Он рассказывал, что многие солдаты плакали, что война кончается, а их везут на передовую. И среди солдат были случаи дезертирства прямо на ходу спрыгивали с поезда и убегали в лес. Пока из сибири они ехали до Германии война закончилась.  Победа застала их в Европе. Очень радовались победе. Потом они поехали обратно домой. Но поезд проехал мимо домашней станции не останавливаясь на Восток. Им обьявили что они едут воевать против японцев. Тоже многие плакали,  там не погибли, уж с японцами точно погибнем. И опять были случаи дезертирства. Но пока дедушка доехал до японии снова война кончилась. В итоге дедушка очень стыдился звания ветеран. Не ходил на мероприятия. Говорил какой же я ветеран туда сюда покатался и все.

9295

Великая Отечественная война Северные олени Стихи

Развернуть

Наткнулась в твиттере. Больше самой картинки понравился комментарий

Великая Отечественная война Северные олени Стихи
Великая Отечественная война Северные олени Стихи

Нужно ники замазывать, как думаете?

24 июня 1945 года десять тысяч воинов прошли в Параде Победы по Красной Площади.

Они прошли за 30 минут.

Парадным шагом. В парадной форме. Все с орденами и медалями. Все самые достойные.

И если только представить, что все, кто не вернулся с этой проклятой войны, и только тем, что отдал самое ценное, что у него было – жизнь, заслужил бы право пройти в этом Параде Победы, то воины шли бы двадцать дней и ночей, парадным шагом – сто двадцать шагов в минуту, парадными «коробками» десять на двадцать бойцов... правда шли бы они в том, в чем воевали и погибли… в буденовках и бескозырках, в обмотках и валенках, в сапогах и ботинках, в шинелях, танковых комбезах и морских бушлатах, в шлемах танкистов и фуражках……

Девять миллионов погибших на войне солдат и офицеров, матросов и старшин, политруков и медсестер, и еще два миллиона военнослужащих сгинувших в плену…

Параду Победы 1945 года, и всем, кто по нему не прошел, посвящается…

Стихотворение «Огни...»

---------------------

Парад Победы, в сорок пятом

Чеканя шаг, прошли они

Плечом к плечу, как брат за братом

В глаза сынок ты им взгляни

В них ты увидишь боль утраты

Любовь и верность сохранив

Шли офицеры и солдаты….

Храня в сердцах своих огни

Огни, бойцов, что не дожили,

детей своих недолюбили

Домой письмо недописали

Но трусами их не считали

За сына, Родину и маму

За поцелуй любимой самой

В атаку сотню раз ходили

Фашистов в бегство обратили

Их было много, всех не счесть

Но, если б выпала им честь

В Москве, в июне, в сорок пятом

Парадным строем, брат за братом

Могли б пройти, пройти без стонов

И вот, их девять миллионов

Погибших, павших, но в строю

Чеканя шаг свой – как в бою

Идут полки и роты гордо

Со знаменем, в руках их твердых

Без вести пропавшим и с именами

И без медалей, и с орденами

Идут тенями в тишине

Как боль и память о войне

…Двадцатый день уже идут…

Те, кого дома уж не ждут…

------

Геннадий Веретельников

Нашёл замечательное стихотворение, хочу поделиться. Пост без рейтинга.


"Папа, смотри: солдаты, матросы -

Полк их по полке шагает в ряд!"

Папа и сын - лет пяти, в матроске.

Тридцать девятый. "Пассаж". Ленинград...


"Папа, возьми! Чтоб матрос оловянный

Вместе с тобою фашистов побил!"

Так Оловянный в нагрудном кармане

Вместе с живыми на фронт уходил.


Шли ленинградцы, и шел Оловянный

В ярость атак и в сырость болот.

"Слышишь, Большой, ты не дрейфь, все нормально.

Помнишь, кто дома всегда тебя ждет?"


Город в блокаде. В городе голод.

Вновь прорываться идет батальон.

"Сыну напишешь? Пиши: ждать недолго.

И от меня оловянный поклон".


В хмурой ночи под неистовой силой

Небо мешалось с землей и огнем.

Тесный окоп стал Большому могилой.

И Оловянный остался при нем.


"Слышишь, Большой? А, Большой?

Нет... Не слышишь.

Ты полежи, ты поспи, я с тобой.

Взрывы помалу становятся тише,

Видимо, скоро закончится бой".


Пламя войны к могилам - сурово.

Многих теперь не найти уж и след.

"Без вести" - в списках напротив Большого.

А Оловянного вовсе в них нет.


"Слышишь? Вдали словно громы пробили?

Крики "Ура" - то Победы салют.

Верю, Большой - про нас не забыли.

Нас ведь найдут? Нас, конечно, найдут!"


"Слышишь, Большой? Это звуки лопаты,

Кто-то снимает с нас комья земли.

Семьдесят лет мы вас ждали, ребята.

Скоро вернемся домой. Нас - нашли."


Фейсбук автора:

https://www.facebook.com/Yesaul/posts/10213031282691802


Ссылка на новость:

https://rg.ru/2020/01/22/reg-szfo/v-muzee-suvorova-poiavitsi...

Великая Отечественная война Северные олени Стихи
Великая Отечественная война Северные олени Стихи

Со слов мамы:

Лето, год эдак 2003, мне пять лет. Отдыхаю с родителями в Крыму, настроение чудесное!

Потащили, значит, родители на детское шоу: малыши пляшут, стихи читают, развлекаются, мне тоже хотелось быть в центре внимания, хотелось, чтобы все аплодировали, ну, я недолго думая и выскочила на сцену! Стоит отметить, что ни петь, ни танцевать я не умела, но зато часами могла читать стихи на табуретке - причем как детские (а-ля Агния Барто), так и вполне серьезные "взрослые стихотворения" Ахматову там, Цветаеву, Симонова!
Так вот! Я уже на сцене, все замерли в волнующем ожидании, и я в микрофон выпалила:

- КАКОЙ-ТО МАЛЕНЬКИЙ ЗВЕРЕК ПО ЗАВАЛИНКЕ ПРОБЕГ, Я - ХОП - ЕГО ПО ЯЙЦАМ -ГЛЯЖУ, ЗВЕРЕК ВАЛЯЕТСЯ!!

*гробовая тишина*

Куда из моей памяти уплыли цветаевские строки - не известно никому; почему я не рассказала классическое "Наша Таня громко плачет" - тоже тайна, покрытая мраком!

В памяти осталось лишь одно - покрасневшие то ли от стыда, то ли от истерического хохота лица родителей.

А стишку, оказывается, научила бабушка, но об этом я уже потом узнала)

Поэт Михаил Исаковский написал эти свои пронзительные строки, что называется, по горячим следам – в 1945 году, когда война закончилась, и фронтовики начали возвращаться домой. А там их ждали не только ликование по поводу победы. А еще и слезы. У кого-то слезы радости от встречи с родными и близкими, дождавшимися своих отцов и сыновей. А у кого-то – слезы горя и потери тех, кому не суждено было выжить даже в глубоком тылу.


Враги сожгли родную хату,

Сгубили всю его семью.

Куда теперь идти солдату?

Кому нести печаль свою?

Великая Отечественная война Северные олени Стихи

Пошел солдат в глубоком горе

На перекресток двух дорог,

Нашел солдат в далеком поле

Травой заросший бугорок.


Впервые стихотворение было опубликовано в 1946 году в журнале «Знамя». Автор и думать не мог, что его простые стихи могут стать песней, а песня так полюбится народу. Композитору Матвею Блантеру сочинение Исаковского показал знаменитый поэт Александр Твардовский со словами: «Замечательная песня может получиться!» Как в воду глядел: к проникновенным словам Блантер написал такую проникновенную музыку, что практически все редактора – и музыкальные, и литературные, слушавшие песню, сходились во мнении: произведение замечательное!


Никто солдату не ответил,

Никто его не повстречал,

И только тихий летний ветер

Траву могильную качал.


Своим вторым рождением песня обязана была замечательному Марку Бернесу. В 1960-м году он решил исполнить ее на большом концерте во Дворце спорта в Лужниках. Это был настоящий риск: спеть запрещенную песню, да еще на развлекательном бравурном мероприятии. Но случилось чудо - после первых строчек, произнесенных речитативом глуховатым «непевческим «голосом артиста, 14-тысячный зал встал, наступила мертвая тишина. Это молчание продолжалось еще несколько мгновений, когда отзвучали последние аккорды песни. А потом зал взорвался овацией. И это была овация со слезами на глазах…

Вот несколько отрывков из их писем, которые получал певец:


«Сегодня я слушал по радио не впервые в Вашем исполнении песню, которая для меня – моя биография. Да, я так приехал! “Я три державы покорил!”. Вот на столе лежат медали и ордена. И среди них – медаль за город Будапешт. И наградой мне будет, если Вы пришлете мне текст песни, которая кончается словами: “И на груди его светилась медаль за город Будапешт”».


«Услышал я в Вашем исполнении песню, как возвратился солдат с фронта, а у него никаких близких не оказалось, - так было и у меня. Мне так же пришлось со слезами на глазах выпить чарку вина в яме разбитой землянки, где погибла в бомбежку моя мама».


«Напишите мне, пожалуйста, слова песни. Я Вас век помнить буду и поминать добрым словом. Начинается она так: “спалили хату на деревне…” В общем, пришел солдат, а дома всех уничтожи-ли. Я уже, дорогой товарищ, не молод, но песню твою забыть не могу».


А вот что написал Марку Бернесу Михаил Васильевич Исаковский:

«Я уже давно собирался написать Вам, но, как видите, собрался только сейчас.


Дело в том, что еще в дни, когда у нас отмечалось двадцатилетие Победы над фашистской Германией, я слышал в Вашем исполнении песню Матвея Блантера, написанную на мои слова, - “Враги сожгли родную хату“.


Исполняли Вы великолепно – с большим талантом, с большим вкусом, с глубоким проникновением в саму суть произведения. Вы просто потрясли миллионы телезрителей, заставили их пережить все то, о чем говорится в спетой Вами песне…


И мне хотелось бы выразить Вам самую искреннюю свою благодарность за отличное исполнение песни, за понимание ее, за очень правильную трактовку содержания, за то, что Вы донесли смысл песни до каждого слушателя…»


Исполнение Марком Бернесом считается эталонным. Именно в его интерпретации песня звучит до сих пор. Но лично меня потрясло другое исполнение – Михаилом Пуговкиным. Если Марк Бернес выступает в песне как рассказчик, как свидетель человеческого горя, то Михаил Пуговкин ведет свое повествование от первого лица, от лица того самого солдата, что пил «из горькой кружки вино с печалью пополам».


Мы, зрители, привыкли видеть этого замечательного артиста в комических ролях, и мало кто знает, что печаль его - настоящая, выстраданная. Уже через два дня после начала Великой Отечественной войны начинающий тогда артист Михаил Пуговкин добровольцем ушел на фронт. Служил в 1147-м стрелковом полку, разведчиком! Осенью 1942 года был тяжело ранен в ногу. Под Ворошиловградом (ныне это Луганск – удивительны повороты истории!). Из-за начавшейся гангрены едва не остался без ноги. Награжден орденом Отечественной войны II степени.

Этот рассказ о песне хочется закончить словами Александра Твардовского:

"Удивительно послевоенное стихотворение Исаковского, ставшее широко известной песней “Враги сожгли родную хату”, сочетанием в нем традиционно-песенных, даже стилизованных приемов с остросовременным трагическим содержанием. С какой немногословной и опять-таки негромогласной силой передана здесь в образе горького солдатского горя великая мера страданий и жертв народа-победителя в его правой войне против вражеского нашествия."


https://zhiznteatr.mirtesen.ru/blog/43969205539/Istoriya-odn....


https://www.liveinternet.ru/users/3886875/post354808224

Великая Отечественная война Северные олени Стихи

Когда умерла бабушка, моя мама разбирала её бумаги и нашла на пожелтевших от времени листочках стихотворение. Этот стих бабушка посвятила своему брату Саше, защищавшему рубежи нашей Родины в Великую Отечественную войну и павшему в боях на смоленщине.
***
Браток, я в память о тебе, сама себе стихи сложила.
Ты в 41 уходил на фронт, ох как давно все это было.
Был ростом мал и неказист, без шевелюры, наголо острижен,
Всем сердцем рвался ты на фронт- к врагам ненавистью движен.
В ту пору было, брат, тебе всего семнадцатьь с половиной,
Ты хилый мальчик, но хотел казаться этаким детиной.
Твой образ в памяти храню, хотя и много позабыла...
Но по порядку расскажу как в 41 это было.
С одной девчонкой мы в Москву пешком отправились по шпалам.
Два дня, две ночи мы в пути брели под бомбовым ударом.
Нас не пугал проклятый фриц, что он в московском небе кружит,
Лишь одного боялись мы, что вдруг патруль нас обнаружит.
Мы Тимирязевку прошли и парк старинный миновали,
Лишь три березки в стороне спокойно, ласково кивали.
Мы опустились на траву, ведь притомила нас дорога,
А тут опять сирена, вой, воздушная тревога.
Москву стервятники бомбили, вокруг пылал пожар,
А мы все шли судьбе на встречу, где нас тогда никто не ждал.
Мы в заводское общежитие попали рано утром, чуть заря.
Ребята очень удивились -"Мария, ты ли это?", "да это я!"
"А Саши нету",- мне сказали, - "к отцу уехал он вчера,
Отец вступает в ополченье, вам провожать его пора".
До остановки проводили ребята в ранний час,
В трамвай "пятерку" посадили, назвав "сестреночками" нас.
Придя на фабрику "Дзержинку" и очутившись в проходной,
Вахтеру коротко сказала "Отец мой здесь живет родной".
Вахтер фамилию спросил, потом куда-то позвонил.
Я жду. И вдруг отец явился, к тому же сильно удивился-
"Откуда , дочка, ты взялась? И как в Москву ты пробралась?"
Я объяснила все как было, как шли, как прятались в кустах,
Что мы девчонки-недоростки, патрульным было не до нас.
Мужчины все вокруг смеялись "Счастливый, Вася, ты отец"
И все меня потом хвалили: "Ну что за дочка-молодец!"
Я, прислонясь к стене, стояла и ничего не понимала,
Не сон же это- наяву, вдруг поняла, как зареву:
"Папаня, родненький, уходишь?"
"Ну полно, доченька реветь, отца на сборный пункт проводишь,
Нам надо вовремя поспеть.
Пойдем, разбудем с тобой Сашу и вещмешок мне соберем,
И все втроем - на сборный пункт пойдём".
Вот так отца мы проводили Сашенька с тобой,
А уж тебя ждала повестка в твоей общаге заводской.
И ты ничуть не удивился, был рад и горд сам за себя,
И лишь немного прослезился, когда в вагон сажал меня.
"Смотри, сестренка, не робей, ты нашу маму пожалей.
Прошу ее всегда беречь, а я вернусь! До скорых встреч!"
Вот так простились мы с тобой, и возвратилась я домой,
И лишь ступила на порог, как горло мне сдавил комок,
Ведь мама ночи не спала, все из Москвы меня ждала:
"А, ты явилась наконец. Ну как там Саша, как отец?"
И было нам неведомо тогда, что мы осиротели навсегда.
-------
Отец пропал без вести где-то под Мало Ярославцем.

Великая Отечественная война Северные олени Стихи

Саша погиб под Вязьмой, и похоронен в братской могиле.

Великая Отечественная война Северные олени Стихи
Великая Отечественная война Северные олени Стихи
Вот как прошло моё первое апреля, сначала предыстория:
Мне давно приглянулась одна девушка, вообщем узнал что она обожает литературу, особенно лирическую (поэзию). Собрал все свои мысли и написал ей стих, здоровый, выразил там свои чувства (не судите что старомодно, человеку же нравится)
Ну вообщем позвал её погулять и вот дошло дело, зачитал своё творение. Далее следующий диалог (Я - Я, Девушка Д):
Я: Я слышал тебе по душе стихи... тебе понравилось?
Д: Ну.... дд-ддда...
Я: А почему с таким сомнением?
Д: Да я просто поражена от того, на что парни могут пойти ради первоапрельского розыгрыша, даже что-то умное сотворить.
После последней фразы она развернулась и ушла, а я остался один в парке... Последний, сука, романтик.

П.С.
Всем календарь!
10637

Скульптура Мемориал Памятник

Развернуть
Скульптура Мемориал Памятник
Скульптура Мемориал Памятник
Скульптура Мемориал Памятник
Скульптура Мемориал Памятник
7098

Великая отечественная война Ветераны Герои

Развернуть
Великая отечественная война Ветераны Герои

В понедельник, 24 июня, умерла Екатерина Дёмина (Михайлова) . Последняя женщина герой Советского союза. Единственная женщина служившая в разведке . Так совпала, что она стала прототипом песни "Катюша" В 1941 году окончила курсы медсестер и, приписав себе два года, ушла на фронт. В декабре 1944 года в битве за крепость Илок на границе Венгрии и Югославии Катя Михайлова была ранена, и ее, ослабевшую от потери крови и воспаления легких, почти в безнадежном состоянии переправили в госпиталь. После выздоровления она вновь вернулась в строй. В составе 369‑го батальона морской пехоты она сражалась за Имперский мост в австрийской столице Вене. Здесь она отпраздновала Победу 9 мая 1945 года.

Великая отечественная война Ветераны Герои

Екатерина Илларионовна была похоронена с воинскими почестями на Троекуровском кладбище

в городе Москва. Рядом со своими боевыми товарищами - фронтовиками-Героями Советского Союза.

10113

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Развернуть

В Ленинградской области в поле около дороги стоят побеленные русские печи. Едешь и думаешь, странно, печи в поле. И только когда осознаешь, где ты находишься и что это сохранившиеся печи домов сожженой в войну деревни, на тебя накатывает ужас событий этого места, ужас войны.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Печь, помнящая руки хозяйки. Печь, из которой доставали хлеб. Печь, у которой грелись. Печь, на которой спали. Печь из русской сказки. Печь из детства.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Печь, стоящая без дома на ветру и под дождем, нелепа, как нелепа война.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Само слово печь в связке с войной ассоциируется, скорее с Дахау или Освенцимом. Но здесь было не меньше ужаса.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

30 октября 1943 года немецкий карательный отряд сжег все дома деревни Большое Заречье в Волосовском районе. Заживо были сожжены шестьдесят шесть сельчан и беженцев из блокадного Ленинграда. Печи стоят с той поры в поле, которым стала эта деревня.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Спасибо, кто поддерживает эти печи в порядке как мемориал, приносит цветы...

По материалам блога "Россия, как она есть"

12527

РПЦ Атеизм Великая Отечественная война

Развернуть

В РПЦ заявили о том, в первые месяцы Великой Отечественной войны погибло 60% Красной армии, причиной тому было то, что они были безбожниками. "Это жертва, которая была принесена за безбожие".

Разумеется, они были безбожниками. Что было делать, если бог был в это время на стороне фашистов? Со стороны фашистов не было ни одного безбожника - Гитлер развернул против них кампанию ещё в 1933 году.

То, что творилось на планете в период с 39 по 45 годы - было таким лютым кошмаром, творимым людьми с лозунгами "С нами Бог", какого не было ни до, ни после.

РПЦ Атеизм Великая Отечественная война

РПЦ, вы там на чьей стороне-то вообще?

Хотите узнать, спасала ли религия? Тогда послушайте первоисточник, не надо придумывать отсебятину.

UPD^ https://lenta.ru/news/2019/06/25/bezbozhniki/

В общем, если они оскорбляют защитников отечества, бойцов Красной Армии - то это "мнение", а если кто-то "бога нет" скажет - уголовка.

6194

[моё] Великая Отечественная война Дед

Развернуть

Мой дед был белобилетник (частичный паралич). И поэтому он трудился в заготконторе, ездил на оленьей упряжке по северной Якутии и собирал у охотников - промысловиков пушнину. Для фронта, для Победы. Сейчас я тоже полупарализован, и не представляю,каково это - в таком состоянии преодолевать тысячи километров Белого Безмолвия одному, на оленьей, иногда собачьей упряжке...
Живым я его не застал...

8270

[моё] Великая Отечественная война Вторая мировая война

Развернуть

Сегодня зашел в секонд. Предложили пройти тест и заработать скидку. Вот что меня ждало:

[моё] Великая Отечественная война Вторая мировая война

Набрал я 3,5 плюса из 10 возможных. Получил купон на 2рубля. И вот такую памятку:

[моё] Великая Отечественная война Вторая мировая война

К слову из разговора с продавцом понял, что я еще нормально знаю историю. А заголовок - это возмущение продавца по поводу того, что творится в сознании наших людей (отсылка на наклейку "Можем повторить").

5776

«Был один, который не стрелял»

Развернуть

Как солдат вермахта стал Героем Советского Союза.

Невозможно поверить? Да, пожалуй. И тем не менее, это было...


…17 февраля 1942 года партизаны из отряда «Смерть фашизму!», вошедшие в деревню Курганово (Смоленская область), были изрядно удивлены, обнаружив запертого в одном из домов ефрейтора вермахта. Перепуганный староста объяснил: немец дезертир, с прошлого ноября он скрывался в соседнем селении, но там его поймал патруль, и доставил сюда. Завтра приедет охрана - немца отвезут в Смоленск, отдавать под трибунал. Командир отряда подумал, и решил забрать арестанта с собой – для выяснения обстоятельств.

Этим нацистским военным оказался 26-летний Фриц Шменкель – единственный солдат гитлеровской армии, награждённый впоследствии орденом Красного Знамени, удостоенный ордена Ленина и…звезды Героя Советского Союза.


Прятался в подполе у бабушки

…Фриц Ганс Вернер Шменкель (таково его полное имя) родился 14 февраля 1916 года в крохотном городке Варзово близ города Штеттин (сейчас это Щецин в Польше). Отец Фрица, будучи членом Коммунистической партии Германии, был убит в 1932 году при налёте нацистских штурмовиков на партийное собрание. Шменкель, к тому времени состоявший в молодёжной организации коммунистов, поклялся отомстить за гибель отца.

Парень работал на кирпичном заводе, пока в 1938 году не был призван на службу в вермахт. Фриц изобразил из себя больного, но опытные врачи быстро разгадали симуляцию: ввиду уклонения от призыва, Шменкеля осудили на два года исправительных работ. После нападения нацистской Германии на СССР он решил – вот и настало время помочь «советским трудящимся» в борьбе против Гитлера. «Симулянт» заявил, что готов к службе, и, окончив курсы «младшего командного состава», осенью 1941-го был направлен 186-ю пехотную дивизию вермахта в СССР.

Оказавшись на Восточном фронте, Фриц дезертировал, но перед ним встала проблема – а как перейти на сторону русских? Увидят в немецкой форме – застрелят, языка он не знает. Блуждая по лесам, и питаясь кореньями, Шменкель вышел к деревне Подмошье Ярцевского района Смоленской области, постучался в избу и сказал открывшей старушке – «Ленин! Сталин! Тельман!». Отсиделся в подполе 3 месяца, запланировал идти к партизанам: и попался «своим».


2000 рейхсмарок за голову

…Партизаны сначала Фрицу не доверяли, без конца допрашивали, даже угрожали расстрелять. Как такое вообще может быть – немец, и вдруг против своего фюрера? Притворяется, наверное, в доверие втирается, а сам втихую шпионит. Ефрейтор неустанно пытался объяснить – он за Советский Союз, против нацистов, ненавидит Гитлера. Учил русский язык, проводил «политинформации», рассказывая - в 1933 году за партию Эрнста Тельмана проголосовало 5 миллионов жителей Германии, не все немцы убеждённые фашисты.

В конце концов, пленник уговорил командира отряда выдать ему оружие. В первом же бою Фриц убил немецкого пулемётчика, который вёл по партизанам прицельный огонь. В августе 1942 года, переодевшись в форму вермахта, Шменкель в одиночку взял в плен и привёл в отряд 11 местных полицейских из «вспомогательных частей», служивших оккупантам. Когда зимой ударили сильнейшие морозы, и люди в отряде по причине недостатка продуктов стали голодать, Фриц из-под носа у немецких интендантов «увёл» подводы, груженные хлебом и картошкой.

Дошло до того, что командование вермахта отпечатало листовки – «Разыскивается изменник Фриц Шменкель. Взять живым или мёртвым. Русский за помощь в поимке награждается 8 гектарами земли, немецкий солдат – 2 000 рейхсмарок и двухмесячный отпуск домой». В 1943-м у Фрица взял интервью военный корреспондент газеты «Правда» Борис Полевой, будущий автор знаменитой «Повести о настоящем человеке». Он отмечал – Шменкель уже неплохо говорил по-русски, хотя ещё не всё понимал. В отряде немца уважали, и называли «Иван Иванович», объясняя: «за что хорошего человека Фрицем-то обзывать?».


«Я умираю за правое дело»

…»На лавке сидел молодой белокурый человек, - вспоминал Полевой. – Он был в партизанской справе, стеганой фуфайке и ватных штанах, но что-то в нём говорило, что он не русский. – Фриц Шменкель? – Так точно! Сказал он по-русски, но с таким шиком, с каким немецкие солдаты отчеканивают начальству «яволь!».

Советская пресса интервью с «партизаном, товарищем Ш.» не опубликовала. «Ваш герой пришёл на нашу землю с оружием, как оккупант» - заявило начальство Полевому. – А мы пишем в передовице – «Смерть фашистским оккупантам!», и не имеем право «размагничивать» этот лозунг».

В марте 1943-го партизанский отряд воссоединился с наступающими советскими войсками – к тому времени Шменкеля уже наградили орденом Красного Знамени. Пройдя обучение в разведшколе, он был назначен заместителем командира диверсионно-разведывательной группы «Поле». Фрица забросили в тыл войск вермахта, и он успел выполнить несколько важных заданий – со свойственной ему бесшабашностью и отвагой.

Увы, в январе 44-го Шменкеля схватили возле Минска – выдал предатель, затесавшийся в белорусское подполье. Фриц Шменкель предстал перед трибуналом, и 22 февраля был расстрелян на минском кладбище как «изменник фюрера и великой Германии». Из тюрьмы он смог передать письмо, доставленное затем его жене – «Извини меня за беспокойство, которое я причинил вам. Своему расстрелу я смело иду навстречу, так как умираю за правое дело».


«Один, который не стрелял»

…К сожалению, в суматохе войны о подвиге единственного в истории Великой Отечественной партизана – солдата вермахта забыли. Лишь в шестидесятых в архивах СССР обнаружились документы о его подвигах.

Указом президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1964 года Фриц Шменкель посмертно награждён звездой Героя Советского Союза и орденом Ленина «за активное участие в партизанском движении, и проявленные при этом геройство и мужество».

Именем храбреца назвали улицу в городе Нелидово, а также (в 1976-м) улицу в Восточном Берлине: после падения социализма в ГДР чиновники переименовали её в Райшштайнштрассе. В Минске на площади Свободы до сих пор можно видеть мемориальную доску на бывшем помещении СД (служба безопасности нацистов в годы оккупации), с профилем Фрица, и надписью – «В этом здании в феврале 1944 года был приговорён к смертной казни фашистскими палачами активный участник антифашистской борьбы немецкий гражданин Фриц Шменкель».


…Разумеется, мы навсегда запомним, сколько мирных жителей, женщин, детей и стариков было повешено, сожжено, заморено голодом, отравлено «душегубками» оккупантами на территории СССР в 1941-1945 годах.

Но следует помнить и другое: выражаясь словами из песни Высоцкого, «был один, который не стрелял». Случай Героя Советского Союза, ефрейтора вермахта Фрица Шменкеля, отдавшего жизнь за нашу страну – уникален. Именно поэтому имени этого человека нельзя забывать.


(с) Zотов

«Был один, который не стрелял»
1173

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Развернуть

Алексей Прохорович Волошин – человек уникальный. Он был одним из четверых советских офицеров, кто во время Великой Отечественной войны, в горячем 1944 году, уже будучи Героем Советского Союза, получил и высшую воинскую награду США – Серебряную Звезду.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

– Алексей Прохорович, где вас застало известие о начале войны?
– В Молдавии. Я к тому времени окончил третий курс механического факультета Одесского института водного транспорта и с приятелями поехал на виноградные плантации подзаработать. И вот в 12 часов 22 июня мы услышали по радио сообщение Молотова о начале войны. Это было как в страшном сне…
Мы вернулись в Одессу. Информации о положении на фронтах было очень мало. И когда 3 июля Сталин по радио произнес: «Братья и сестры, к вам обращаюсь я…», мы поняли, что дело худо. И сразу же решили идти в военкомат.
Узнав, что мы студенты механического факультета, военком нас определил в Одесское артиллерийское училище. А через полгода мы уже лейтенантами поехали на фронт.

– Вы помните свой первый выстрел по противнику?
– У нас был приказ: стрелять только по большому скоплению живой силы или по танкам. Или если будет прорыв. Я все ждал – ну когда же!
И вот со своего наблюдательного пункта увидел много немцев возле какой-то станицы на западном берегу Дона. И мне разрешили выпустить два снаряда. Бить надо было только на поражение. Снаряды мы очень экономили. В день получали всего по две штуки.
Вижу – попал. Прошу: «Дайте еще снарядов!» Не дали. Не положено.

– Алексей Прохорович, а к званию Героя Советского Союза за что вас представили?
– За танки. В сентябре 1943 года в ночном бою за Чернигов я их пять штук уничтожил. За это и представили. А потом, буквально через неделю, был еще один бой. Там я подбил уже одиннадцать танков. За это командир представил меня ко второй Золотой Звезде.
Правда, первую Звезду мне вручили только через несколько месяцев, в апреле 44-го. А вторую я так и не получил. Представление, наверное, где-то затерялось в армейских канцеляриях. Зато вместо нее меня наградили американской Серебряной Звездой.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Дело было так. В 1944 году президент США Рузвельт подписал указ, согласно которому награждал четырех советских младших офицеров-сухопутчиков высшей воинской наградой своей страны. Причем это должны были быть только те, кого ранее наградили высшей советской наградой. В октябре 44-го нас пригласили в Кремль, где представитель американского президента Гопкинс и вручил Серебряную Звезду.

– А что она из себя представляет?
– По форме Серебряная Звезда очень похожа на нашу Золотую. Примерно такого же размера, только прикреплена она к вертикальной красно-бело-синей ленточке. Помните фильм «В осаде» со Стивеном Сигалом в главной роли? Вот там такую же звездочку показывают крупным планом, во время вручения ее герою Сигала. Он как бы спас мир от ядерных террористов. Моя заслуга скромнее. Я всего лишь «укротил» двух «тигров» и девять средних фашистских танков…

– Алексей Прохорович, давайте вернемся к фронтовым будням. Что на войне было для вас самым трудным?
– Прятаться… В Сталинграде «юнкерсы» летали над нами на высоте всего метров двести. Искали нашу артиллерию и огневые точки. И бросали гранаты, мины, небольшие бомбочки. А ты все это видишь, ищешь для себя какое-нибудь углубление, и стараешься продавить грудью асфальт, чтобы спрятаться. Думаешь, что в маленькой ямке тебе удастся укрыться.
Уже после войны, когда я сам летал на самолете, с высоты двести метров видел колодец, на нем ведро стоит и кружка. А мы пушки маскировали хворостом, бурьяном и думали, что их никто не заметит.

– Я понимаю, на войне вообще мало приятного. Но о чем бы вы хотели, да не можете забыть?
– Как ходил в штыковую атаку.
На момент формирования наша 10-я дивизия НКВД имела пять полков. В каждом – около двух тысяч солдат. Через месяц непрерывных боев в полках насчитывалось по двадцать-тридцать человек. Остальные остались в Сталинграде. Навечно…
В 271-м полку я был командиром батареи. В районе Ельшанки – раньше это была южная окраина Сталинграда, сейчас почти центр – немцы прорвали линию фронта. И я как раз там находился вместе со своей батареей. Начальник штаба капитан Золотев приказал выбить немецких автоматчиков с этого участка.
У меня в батарее осталось шестнадцать человек. Поднимаю их в атаку. Примкнули штыки и: «За Родину! За Сталина! Бей фашистов!» Мат-перемат, все кричат, друг друга подбадривают, чтобы не так было страшно.
Немцы уже расположились в окопах и готовились к следующему броску. Все с автоматами, с винтовками и штыками-тесаками. А у нас в руках винтовки Мосина. Эта винтовка с примкнутым штыком раза в полтора выше человеческого роста. Я специально на этом заостряю ваше внимание, потом поймете почему.
Ворвались мы на позицию к фашистам. Они бежать. Мы за ними. Несколько раз я штыком кого-то проткнул. Помните, как у Толстого в «Хождении по мукам»: «Я колю, а он мягкий»?! Вот то же самое и я почувствовал. Очень неприятное ощущение.
Пробежали мы метров двести-триста. Смотрю, а немцев-то уже и нет.
Атака закончилась. Я своим артиллеристам кричу: «Назад! Всем к пушкам!» А они разгоряченные, глаза горят. Готовы дальше наступать. А не на кого.
По пути подобрали своих раненых и убитых. Восемь человек мы тогда потеряли. Из шестнадцати.
Вернулись. Золотов нас похвалил. Пригласил меня на обед. А я никак не могу в себя прийти, успокоиться. Страшное перевозбуждение, трясет всего. У Золотова был бочонок водки. Он мне говорит: «Возьми кружку, черпани». Взял я алюминиевую кружку, выпил, и тут меня рвать начало. Принес старшина обед, а меня при виде еды опять рвет. И так целый день.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Позже я все прикидывал: как же так, у немцев автоматы, они сидят в окопах, их больше – и они побежали!? Потом смекнул, что фашисты, увидев нас с этими длиннющими винтовками со штыками, бегущих с дикими криками, наверное, подумали, будто на них нападают какие-то аборигены с пиками. Варвары.

– Алексей Прохорович, а можно говорить о везении на войне, о счастливом стечении обстоятельств?
– Сплошь и рядом. Расскажу только один случай.
Дело в Сталинграде было. В разбитом доме я нашел, как сейчас помню, 10-й том медицинской энциклопедии. Во время затишья прилег на землю, поставил книгу на живот и начал ее листать. И вдруг налет. А на самолеты мы уже перестали обращать внимание. Свыклись. Мы реагировали только тогда, когда каким-то седьмым чувством ощущали, что бомба летит на тебя. И тут я проморгал бомбу. Наверное, зачитался. Она рядом ухнула и осколками в клочья разорвала всю эту энциклопедию. Если бы не книга, то мне бы живот разворотило. Один осколок, правда, ногу мне все-таки перебил. Потерял я сознание. Прихожу в себя, вижу, мне ногу своей косынкой перевязывает какая-то совсем молоденькая девочка, лет двенадцати. А вокруг стоят женщины и платками меня обмахивают. Видят, что я глаза открыл, говорят: «Все, слава Богу, пришел в себя лейтенантик…»
Мои солдаты и ординарец командира полка перетащили меня к командному пункту дивизии. Почти километр несли. Вечером меня отправили на другой берег Волги. А на следующий день Чуйков принял командование 62-й армией, в которую входила наша дивизия, и приказал никого не переправлять на левый берег. Вышел известный приказ «Ни шагу назад». Раненым давали по стакану водки и приказывали обозначать передовые позиции. Некоторые из них не могли даже винтовку поднять. Заживо сгнивали на поле боя.
Стали меня готовить к операции. Лежу я на соломе, врач спрашивает:
– Когда ранили?
– Вчера, – отвечаю.
– У нас приказ: если сутки прошли, то ампутация. Гангрена может быть. Умрешь.
А у меня пистолет на боку. Я руку положил на кобуру и говорю:
– Если ногу отрежете – застрелюсь…
И тогда хирург решил рискнуть. Только сразу предупредил, что никакого наркоза не будет. Надо терпеть. Дали чего-то выпить, может, водки. И все.
Врач говорит:
– Ты мне только что-нибудь рассказывай, чтобы я слышал, что ты сознание не потерял.
И начал я ему читать начало десятой главы «Евгения Онегина». Читаю, читаю и вдруг – резкая боль, аж сердце сжалось. В глазах потемнело, и я куда-то провалился.
Не знаю, через какое время пришел в себя. Осмотрелся. Лежу уже не на соломе, а на простыне. Ощупал себе бок – нет кобуры с пистолетом. У меня все внутри оборвалось. Спрашиваю у соседа:
– Браток, скажи, пожалуйста, у меня обе ноги на месте?
– Обе.
Я приподнялся на локтях. Вижу, лежу я безо всего, в одной только коротенькой рубашечке. Обе ноги на месте. Правая забинтована. У меня от сердца отлегло.
Перевязку мне делали так. С одной стороны в рану вставляли бинт, с другой его вынимали -рана же сквозная была – и как двуручной пилой начинали чистить. Вверх-вниз, вверх-вниз. Боль адская. В глазах темнеет, сердце опять сжимается, и теряешь сознание. Но чистить нужно было обязательно, чтобы не было гангрены. Гноя очень много скапливалось.
Через недельку, когда дело пошло на поправку, отправили меня в тыл. Погрузили нас в телячьи вагоны, и поехали мы в Саратов.
Двигались очень медленно. Иногда по километру в час. Все время над нами кружили немецкие самолеты и, не обращая никакого внимания на красные кресты на крышах вагонов, обстреливали из пулеметов, бомбили.
Я ехал на втором «этаже» возле маленького окошечка. Мой сосед попросил поменяться с ним местами:
– Слушай, – говорит, – я задыхаюсь. Дай немножко полежу на твоем месте.
– А перелезть через меня сможешь? – спрашиваю.
Он кивнул, с трудом перебрался, и лег возле самого окошка.
– Хорошо-то как! – говорит.
И тут очередной налет. Снова засвистели пули и осколки. И вдруг слышу: мой сосед, которому я место уступил, как вскрикнет, выгнулся неестественно и затих. Готов. Наповал. Судьба…

– Говорят, на войне трагическое и комическое ходят рядом. Было над чем посмеяться?
– Переправлялись мы через Дон в районе Калача. Переплыть надо было метров 300-350. Начальник штаба приказал нам ломать тын, плетени из лозы, укладывать на них свое обмундирование и плыть. Сверху по нам били пулеметы, минометы. То и дело то справа, то слева раздавались крики, и ребята шли на дно. А ты плывешь. И только когда совсем рядом пули свистят – ныряешь. Ушел я под воду в очередной раз. Смотрю, а у меня ноги и самый низ живота как-то неестественно раздулись. Ну, думаю, все. Конец. Изрешетило, думаю, очередями.
И только потом до меня дошло, что это вода наполнила кальсоны, которые были на щиколотках завязаны, и ей просто некуда было деваться. После всегда с улыбкой вспоминал свой подводный страх…

– О чем вы вспоминали на войне? Во время затишья, в промежутках между боями.
– В основном о детстве, юности. О том, как пас в колхозе коров, телят, жеребят. Когда после ранения тащились семь суток до Саратова, я вспоминал о своем деревенском роднике. Думал, промыть бы той водой мою рану – она сразу бы зажила.
Вспоминал свою одесскую подругу, которая мне говорила, что я целоваться не умею. «Почему это я не умею?» – спрашиваю. «А кто же в щечку-то целует?!» А мы были комсомольцами, нам это было не надо. Для нас главным была учеба…
Вспоминал, как мама первый раз пекла хлеб. Это было в 34-м году. До этого хлеба у нас не было. А мука была плохо размолотой, и буханки расползались. Получались коржи. Мама вытащила этот хлеб из печи, – а нас семь детей, – в руках его подержала, поцеловала и разломила на несколько частей. «Каждый, – говорит, – обязательно попробуйте». Голод был страшный. Я только в четырнадцать лет первый раз хлеб покушал…

– А о чем мечтали?
– Вернуться в Одессу, закончить институт. Стать помощником капитана дальнего плавания, а потом и капитаном. Мечтал встретить красивую девушку.
Когда в 43–44-м годах начали наступление, было уже другое настроение, не так тяжело на душе. И мечтали уже о чем-то другом. Возвышенном. Самый ад был в Сталинграде. Там я мечтал грудью продавить асфальт, чтобы спрятаться от бомб.

– Домой с фронта писали?
– Родители мои почти сразу попали под оккупацию на Украине. Куда им напишешь?!
Только в конце 42-го года мне удалось разыскать свою родную сестру. Она была в Ташкенте медсестрой в госпитале. Ей начал писать.
Переписывался с товарищами, с которыми лежал в госпитале. Нельзя же было писать о дислокации, поэтому приходилось хитрить: «В деревне Черчик услышал хорошую песню. Выучил ее. Может, ты ее тоже знаешь?» Это для того, чтобы товарищ знал, где я нахожусь.
У меня был специальный блокнот для донесений – «Книжка командира батареи». Так я в него записывал песни, а после делал приписку: «Услышал в деревне такой-то…» Таким образом я отмечал маршрут нашего следования. На память. До сих пор этот блокнот храню.

– От многих ветеранов неоднократно приходилось слышать такую фразу: «Этому человеку я обязан жизнью». У вас такой человек есть?
– Да. Это мой ординарец Володя Тимошенко. Сибиряк. На два года моложе меня, а уже был женат, и дома у него росли две дочки. Настоящий герой…
Дело было на плацдарме за Днепром. На нашу линию обороны прорвались танки. Раздавили наблюдательный пункт вместе с командиром полка. Он погиб. В тот район срочно перебросили мою батарею. Мы сразу вступили в бой. Один из танков прорвался, и пошел прямиком на пушку, рядом с которой я находился. И тогда Володя оттолкнул меня в сторону, я упал, и он прикрыл меня своим телом. А танк раздавил пушку и четверых моих бойцов, которые были рядом.
И второй такой случай был. На Курской дуге. Две мои пушки стояли чуть впереди, две – сзади. Немецкий танк из засады подбил мои передние пушки. Я увидел, как разлетаются в разные стороны руки-ноги моих артиллеристов, и бросился туда. Только потом сообразил: а чем бы я им помог?! А танк продолжал стрелять. И тут кто-то мне подножку подставил. Я со всего маху падаю на землю, а меня своим телом прикрывает мой ординарец.

– Алексей Прохорович, где вы встретили Победу?
– В 1944 году, когда был пятый раз ранен, я попал в Москву. В госпиталь. Подлечился. После этого героев-артиллеристов пригласил к себе на прием маршал Воронов и тем, у кого уже было высшее образование, предложил поступить в Артиллерийскую академию. Для меня это было как сон.
Начал учиться. 9 мая 1945 года я пошел куда-то в гости. И там услышал сообщение о победе. Вечером мы вышли на улицу Горького. Возле Центрального телеграфа меня окружила толпа девушек. Все кричат: «Смотрите, Герой!», хватают за руки. Как какого-то киноартиста. Еле от них вырвался. Мне один приятель говорит: «Смотри, оторвут тебе Звезду». Я тогда ее снял, завернул в платочек и в карман гимнастерки положил.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

– Американскую Звезду вы тоже носили?
– Сразу после войны не особо. Только на парады да на праздники. Вообще с этой Серебряной Звездой связано несколько малоприятных эпизодов.
Как-то один генерал из наших, из артиллеристов, у меня спросил:
– А ты не шпион случайно, что тебе американцы Звезду дали?!
Такой вопрос в те времена дорого мог стоить…
В начале 1960-х, после Карибского кризиса, я поехал на курсы в Ленинград. На какой-то праздник надел американскую Звезду. И один офицер, тоже Герой Советского Союза, меня «пристыдил»:
– Зачем ты ее носишь? Это же наши враги номер один!..

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Американцы на каком-то торжественном мероприятии увидели меня со своей Звездой и после этого стали приглашать к себе в посольство. И сразу же какой-то «доброжелатель» накатал на меня донос в КГБ. Пришлось ходить, объяснять, что к чему.
Один генерал из КГБ мне тогда сказал:
– Запомните на всю оставшуюся жизнь, что человеческой натуре свойственна такая черта, как зависть. Зачем вы носите американскую Звезду? И так многие завидуют, что вы Герой Советского Союза. Многие считают, что на войне совершили не меньшие подвиги, чем вы. А вам просто повезло.
И я тогда вспомнил, что еще на фронте командиры других батарей нашей дивизии говорили, будто мне в том бою повезло, потому что именно на меня пошли танки. Мол, пойди они на них, они бы их тоже подбили и тоже стали бы Героями.

© журнал "Братишка", выпуск 5 от 2003 года.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

В настоящее время Герою Советского Союза полковнику запаса Алексею Прохоровичу Волошину 98 лет. Проживает в г.Москва.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Супруги Алексей и Нинель Волошины.

2346

Портсигар времен второй мировой ищет хозяина.

Развернуть

Дорогие друзья, мой дядя живет в городе Верея в Подмосковье, недавно копал огород и наткнулся на такой портсигар времен второй мировой войны.

Теперь хочет вернуть его родственникам владельца, но с интернетом очень не дружит, по этому попросил меня поискать.

Вводные данные, на портсигаре выгравировано ФИО владельца:  Владимир Васильевич Кирилловский, на внутренней стороне выгравировано "В память великой Отечественной войны 1941.-2.-3. г. 22/V м."

Портсигар времен второй мировой ищет хозяина.
Портсигар времен второй мировой ищет хозяина.

UPD: завтра напишу запрос в красный крест, у них есть база данных людей в эвакуации, может от туда что то придет из инфы...

2152

Вот за что давали Звезду Героя во времена ВОВ

Развернуть
Вот за что давали Звезду Героя во времена ВОВ
8515

Лётчик вернулся домой.

Развернуть

В конце летней экспедиции 2017 года бойцами Нижегородского поискового отряда "Курган" была найдена яма,  в которой, при начале раскопа, стали попадаться части самолёта. Из-за того, что времени выкопать её уже не оставалось, яму решили оставить на будущий год.

В ходе летней экспедиции 2018 года бойцы отряда взялись за эту яму, и она дала  результат.

уже начиная с первого дня стали попадаться куски дельта древесины, алюминия, части топливных баков и др.

Лётчик вернулся домой.

Когда из земли показалась бронеспинка, весь отряд воодушевился! Кабина! А это значит что скорее всего будет результат.

Лётчик вернулся домой.

(Бронеспинка самолёта)

Саму бронеспинку вытащили совместными усилиями, её вес ~60 кг.

И тут началось... кости,кости, кости. Ура! Боец! Лётчик!

При нём было несколько личных вещей - нож-финка, магазин от пистолета ТТ, маленький ключик.

Сохранилась и одежда лётная куртка, галифе, свитер, перчатки, унты.

Самая главная находка оказалась именно в лётной куртке - портмоне с Красноармейской книжкой и талонами на питание.

Так - же был найден парашют в идеальном состоянии

Лётчик вернулся домой.
Лётчик вернулся домой.

( книжка, после того как её развернули)

Изначально надписи не проявлялись, но после просушки на остатке фотографии (белый квадратик см. фото выше) проявилась надпись Тумасов Маргос Манук...

Начались поиски, в ОБД "Мемориал" нашли такую запись


Фамилия  Тумасов
Имя Маргос
Отчество Мануилович
Дата рождения/Возраст __.__.1920
Место рождения Ростовская обл., Мясниковский р-н, с. Несвангай
Дата и место призыва __.__.1940
Последнее место службы 7 гв. иад 12 иап
Воинское звание сержант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 08.12.1942

Пропал без вести в районе г. Белый тогда ещё Смоленской области.

Его самолёт Як-7Б был выпущен в июле 1942 года. (штампы на приборах)

В донесениях люфтваффе за этот день было сбито 2 МиГ-3, но, говоря объективно, по форме они были похожи, поэтому немцы могли и перепутать их в воздухе.

Начались поиски родных, очень долгие и конфликтные, не буду всё расписывать.

Самое главное - нашлась родная сестра и племянник бойца! и в начали сентября Маргоса повезли домой.

Лётчик вернулся домой.
Лётчик вернулся домой.

Сестра лётчика

Лётчик вернулся домой.

Родители Маргоса - Манук Авдеевич и Ольга Керагосовна

Лётчик вернулся домой.

Отец

Лётчик вернулся домой.

Церковь, где служил дед Маргоса Мануковича - Дртат Тумасян

Лётчик вернулся домой.

Маргос - пионер. 13 лет.

Лётчик вернулся домой.
Лётчик вернулся домой.

Лётчик вернувшийся домой.

76

Иваново детство.

Развернуть

Один из лучших фильмов в истории мирового кино о войне, и о детстве. Этот фильм принес всемирную известность Андрею Тарковскому. Эту картину высоко оценил великий французский писатель ХХ века Жан-Поль Сартр. Неоднозначные отклики приходили и от крупных деятелей культуры многих стран. Они признавали, что такого фильма о войне в истории мирового кинематографа еще не было…

Иваново детство.

Рассказ «Иван», написанный Владимиром Богомоловым в 1957 году, стал уже хрестоматийным и был переведён более чем на двадцать языков, когда опытный драматург Михаил Папава по-своему переложил для кино его сюжет. Первая половина сценария рассказывала о маленьком разведчике; во второй части лейтенант Гальцев уже после войны случайно встречал его в поезде.


Оказывается, фашисты не расстреляли Ваню, а отправили в Майданек, который вскоре освободили части Советской армии. Таким образом, сценарист изменил основной мотив рассказа, подарив герою жизнь; он так и назвал эту историю — «Вторая жизнь».


Фильм «Иван» начинал снимать молодой режиссёр Эдуард Абалов. Материал оказался неудачным. Как говорил Михаил Ромм, «может быть, самая его большая неудача состояла в той обыденности происходящего, когда взрослые посылают ребёнка в разведку посылают на гибель. Эта простота производила гнетущее впечатление бесчеловечности».

Иваново детство.

Тарковский прочитал повесть и уже через пару дней сказал Ромму: «Мне пришло в голову решение картины. Если студия и объединение пойдут на это, я буду снимать; если нет — мне там делать нечего».


Ромм спросил его: «В чём же твоё решение?»

Тарковский объяснил: «Иван видит сны. Ему снится та жизнь, которой он лишён, обыкновенное детство. В снах должно быть обыкновенное счастливое детство. В жизни — та страшная нелепость, которая происходит, когда ребёнок вынужден воевать».


Предложение Тарковского было принято, и оно повлекло за собой коренную перестройку сценария, потому что сразу возник вопрос о контрасте между сном и действительностью. Сразу выявилось, что действительность эта неестественна, бесчеловечна, и по-иному повернулся характер мальчика, он стал совершенно другим.

Иваново детство.

31 мая 1961 года состоялось заседание художественного совета по обсуждению литературного сценария «Иваново детство».


Тарковский обосновывает свой план: " Я абсолютно убеждён, что антивоенная тема будет потрясать, если мы сделаем финал на оборванном сне. У нас был замысел снять такой эпизод: бежит мальчишка за своим детством и догоняет его"


Был и такой вариант: Иван играет в прятки и находит самого себя в военных сапогах и свитере. Этот второй мальчик бежит за тем, первым, и пытается его догнать, и на этой погоне мы обрываем. Но нам показалось, что это тяжеловато и следует дать какой-то светлый, радостный сон… Видим в первую очередь необходимость „снов“ и идею финала: фотографии измордованного мальчика. Потом обрыв и… Это продолжается первый сон, который был в начале картины… Мысль такая, что это не должно повториться… то есть проблема расстрелянного детства».

Иваново детство.

Группа выехала на съёмки в Канев, на Днепр, на места подлинных событий. Даже то, что предполагалось первоначально снимать в декорациях павильона — КП батальона и разведотдела, — было снято на натуре. Лишь один эпизод фильма — свидание Холина и Маши в берёзовой роще — снят был под Москвой.

Жили в современной гостинице на высоком берегу Днепра. Над гостиницей, на самой вершине горы, был похоронен Тарас Шевченко.


Погода была неважная, шли дожди. Исполнитель роли Ивана не отличался крепостью, матери Коли Бурляева пришлось испрашивать длительный отпуск, чтобы в трудных условиях съёмок следить за его здоровьем. Как часто водится в кино, в первый съёмочный день снимали заключительные кадры фильма: «Последний сон Ивана», игру с детьми в прятки около вкопанного в песчаную днепровскую косу уродливого, чёрного, обгорелого дерева.


Выдался солнечный день. С юмором, весело, легко отсняли за день довольно большой метраж, в том числе сцену с матерью Ивана, роль которой исполняла Ирма Тарковская, первая жена режиссёра. Но это было только начало. Николай Бурляев вспоминал о своей работе с Тарковским: "Он добивался полной правды, а не игры"

Иваново детство.

Один из самых кинематографически неотразимых эпизодов фильма — переправа — переход через реку, долгий, медленный, мучительный. Как удалось все это снять? Вадим Юсов говорил: "Однажды, ещё в начале экспедиции, мы ехали, уже зная, что снимать будем в этих местах, но ещё не зная, как снимать этот эпизод, — и из окна автобуса я заметил на горизонте этот мёртвый лес…"


Фильм Тарковского по отношению к рассказу снят с обратной точки: не Иван на войне увиден глазами лейтенанта, а лейтенант и война — все увидено как бы глазами Ивана. У Богомолова лейтенант обрывает историю юного разведчика на середине, потому что больше ничего не знает о нём. Эпилог рассказа. Рейхстаг как опознавательный знак победы, немецкая хроника… Лейтенант Гальцев, единственный уцелевший из героев фильма, листает «дела» убитых в гестапо и видит на одной фотографии — чёрное и ненавидящее, с кровоподтёком под глазом, лицо Ивана…


История героя завершается в гестапо, но фильм кончается сном Ивана. Снова улыбающееся материнское лицо, белый песок, девочка и мальчик, вбегающие в светлую водную гладь, и чёрное дерево, входящее в кадр как грозный, предупредительный знак…


Андрей Тарковский объяснял:

"Иван — это ребёнок, снедаемый страстью взрослого. Он потерял детство на войне и погиб, потому что жил как взрослый. Картина должна строиться на характере мальчика, но должны быть эпизоды, где выясняются его детские черты. В рассказе найдена точная деталь — игра в войну — что может быть страшнее!

Здесь все очень глубоко, страшно и правдиво, здесь нет места приключенческой романтике."

Иваново детство.

В июне 1962 года — выпуск картины в свет. Экономия к первоначальной смете составила 24000 рублей, так что даже материальный урон, нанесённый незадачливыми предшественниками, Тарковский отчасти возместил. Фильм получил первую категорию, которой удостаиваются мастера. Тираж более 1500 копий!

«Запомните это имя: Андрей Тарковский», — возвестил Михаил Ромм, представляя в Доме кино только что законченную на «Мосфильме» первую полнометражную картину выпускника своей вгиковской мастерской.


Зрительский приём был самым добрым. После великих отечественных фильмов конца 1950-х («Летят журавли», «Баллада о солдате», «Судьба человека»), даже после них, это было новое видение войны, очень жестокое, душераздирающее. В августе 1962 года фильм «Иваново детство» был отправлен на кинофестиваль в Венецию, где получил «Золотого льва».


https://www.liveinternet.ru/users/4231626/post278919894/

5447

Дело о «демонстрации нацистской символики»

Развернуть

Суд признал, что на фотографии с Парада Победы 1945 года, где изображены поверженные фашистские штандарты, нет пропаганды нацизма.

Дело о «демонстрации нацистской символики»

Архангельский областной суд отменил решение нижестоящего суда, который 19 января оштрафовал жителя Архангельска Михаила Листова за «публичную демонстрацию нацистской символики». На деле же Листова осудили за размещение в своем блоге фотографии Парада Победы 1945 года. Речь идет о всемирно известном снимке фотокора ТАСС Евгения Халдея, запечатлевшего поверженные знамена и штандарты фашистской Германии у подножия Мавзолея.


Архангельский облсуд признал очевидный факт:


«На фото изображены поверженные штандарты, в этом нет пропаганды нацизма».


Одновременно стало известно о том, что в Госдуму был внесен законопроект, который позволит избежать неадекватной реакции на «демонстрацию свастики». Предлагается отменить административную ответственность за демонстрацию нацистской символики или атрибутики, но при одном условии – такая демонстрация не должна преследовать целей пропаганды.

5837

О мирном применении военных вещей

Развернуть

Навеяно постом https://pikabu.ru/story/chto_yeto_za_shtuka_6107138

У деда в деревне как-то летом на заброшенном соседском дворе я, будучи мелким, нашел в кустах ржавую немецкую каску с приваренной непонятной металлической фигней. Да и хрен с ней, фигнёй, каска же! Настоящая, немецкая! носился радостный с находкой целый день... А потом показал деду...
- О, дак это Мишка после войны нашел за огородом, приварил к ней ухват для печи и говно черпал из ямы! лет 50 она ему прослужила точно, всякое повидала...

4084

Первый начальник Мурманской ЧК умер от голода в 1942 году в блокадном Ленинграде, работая заведующим продовольственным складом

Развернуть
Первый начальник Мурманской ЧК умер от голода в 1942 году в блокадном Ленинграде, работая заведующим продовольственным складом
http://lexicon.dobrohot.org/index.php/%D0%9F%D0%95%D0%A1%D0%...