Великая Отечественная война

Постов: 235 Рейтинг: 442291
7098

Великая отечественная война Ветераны Герои

Развернуть
Великая отечественная война Ветераны Герои

В понедельник, 24 июня, умерла Екатерина Дёмина (Михайлова) . Последняя женщина герой Советского союза. Единственная женщина служившая в разведке . Так совпала, что она стала прототипом песни "Катюша" В 1941 году окончила курсы медсестер и, приписав себе два года, ушла на фронт. В декабре 1944 года в битве за крепость Илок на границе Венгрии и Югославии Катя Михайлова была ранена, и ее, ослабевшую от потери крови и воспаления легких, почти в безнадежном состоянии переправили в госпиталь. После выздоровления она вновь вернулась в строй. В составе 369‑го батальона морской пехоты она сражалась за Имперский мост в австрийской столице Вене. Здесь она отпраздновала Победу 9 мая 1945 года.

Великая отечественная война Ветераны Герои

Екатерина Илларионовна была похоронена с воинскими почестями на Троекуровском кладбище

в городе Москва. Рядом со своими боевыми товарищами - фронтовиками-Героями Советского Союза.

10113

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Развернуть

В Ленинградской области в поле около дороги стоят побеленные русские печи. Едешь и думаешь, странно, печи в поле. И только когда осознаешь, где ты находишься и что это сохранившиеся печи домов сожженой в войну деревни, на тебя накатывает ужас событий этого места, ужас войны.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Печь, помнящая руки хозяйки. Печь, из которой доставали хлеб. Печь, у которой грелись. Печь, на которой спали. Печь из русской сказки. Печь из детства.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Печь, стоящая без дома на ветру и под дождем, нелепа, как нелепа война.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Само слово печь в связке с войной ассоциируется, скорее с Дахау или Освенцимом. Но здесь было не меньше ужаса.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

30 октября 1943 года немецкий карательный отряд сжег все дома деревни Большое Заречье в Волосовском районе. Заживо были сожжены шестьдесят шесть сельчан и беженцев из блокадного Ленинграда. Печи стоят с той поры в поле, которым стала эта деревня.

Ленинградская область Русская печь Великая Отечественная война

Спасибо, кто поддерживает эти печи в порядке как мемориал, приносит цветы...

По материалам блога "Россия, как она есть"

12527

РПЦ Атеизм Великая Отечественная война

Развернуть

В РПЦ заявили о том, в первые месяцы Великой Отечественной войны погибло 60% Красной армии, причиной тому было то, что они были безбожниками. "Это жертва, которая была принесена за безбожие".

Разумеется, они были безбожниками. Что было делать, если бог был в это время на стороне фашистов? Со стороны фашистов не было ни одного безбожника - Гитлер развернул против них кампанию ещё в 1933 году.

То, что творилось на планете в период с 39 по 45 годы - было таким лютым кошмаром, творимым людьми с лозунгами "С нами Бог", какого не было ни до, ни после.

РПЦ Атеизм Великая Отечественная война

РПЦ, вы там на чьей стороне-то вообще?

Хотите узнать, спасала ли религия? Тогда послушайте первоисточник, не надо придумывать отсебятину.

UPD^ https://lenta.ru/news/2019/06/25/bezbozhniki/

В общем, если они оскорбляют защитников отечества, бойцов Красной Армии - то это "мнение", а если кто-то "бога нет" скажет - уголовка.

6194

[моё] Великая Отечественная война Дед

Развернуть

Мой дед был белобилетник (частичный паралич). И поэтому он трудился в заготконторе, ездил на оленьей упряжке по северной Якутии и собирал у охотников - промысловиков пушнину. Для фронта, для Победы. Сейчас я тоже полупарализован, и не представляю,каково это - в таком состоянии преодолевать тысячи километров Белого Безмолвия одному, на оленьей, иногда собачьей упряжке...
Живым я его не застал...

8270

[моё] Великая Отечественная война Вторая мировая война

Развернуть

Сегодня зашел в секонд. Предложили пройти тест и заработать скидку. Вот что меня ждало:

[моё] Великая Отечественная война Вторая мировая война

Набрал я 3,5 плюса из 10 возможных. Получил купон на 2рубля. И вот такую памятку:

[моё] Великая Отечественная война Вторая мировая война

К слову из разговора с продавцом понял, что я еще нормально знаю историю. А заголовок - это возмущение продавца по поводу того, что творится в сознании наших людей (отсылка на наклейку "Можем повторить").

5776

«Был один, который не стрелял»

Развернуть

Как солдат вермахта стал Героем Советского Союза.

Невозможно поверить? Да, пожалуй. И тем не менее, это было...


…17 февраля 1942 года партизаны из отряда «Смерть фашизму!», вошедшие в деревню Курганово (Смоленская область), были изрядно удивлены, обнаружив запертого в одном из домов ефрейтора вермахта. Перепуганный староста объяснил: немец дезертир, с прошлого ноября он скрывался в соседнем селении, но там его поймал патруль, и доставил сюда. Завтра приедет охрана - немца отвезут в Смоленск, отдавать под трибунал. Командир отряда подумал, и решил забрать арестанта с собой – для выяснения обстоятельств.

Этим нацистским военным оказался 26-летний Фриц Шменкель – единственный солдат гитлеровской армии, награждённый впоследствии орденом Красного Знамени, удостоенный ордена Ленина и…звезды Героя Советского Союза.


Прятался в подполе у бабушки

…Фриц Ганс Вернер Шменкель (таково его полное имя) родился 14 февраля 1916 года в крохотном городке Варзово близ города Штеттин (сейчас это Щецин в Польше). Отец Фрица, будучи членом Коммунистической партии Германии, был убит в 1932 году при налёте нацистских штурмовиков на партийное собрание. Шменкель, к тому времени состоявший в молодёжной организации коммунистов, поклялся отомстить за гибель отца.

Парень работал на кирпичном заводе, пока в 1938 году не был призван на службу в вермахт. Фриц изобразил из себя больного, но опытные врачи быстро разгадали симуляцию: ввиду уклонения от призыва, Шменкеля осудили на два года исправительных работ. После нападения нацистской Германии на СССР он решил – вот и настало время помочь «советским трудящимся» в борьбе против Гитлера. «Симулянт» заявил, что готов к службе, и, окончив курсы «младшего командного состава», осенью 1941-го был направлен 186-ю пехотную дивизию вермахта в СССР.

Оказавшись на Восточном фронте, Фриц дезертировал, но перед ним встала проблема – а как перейти на сторону русских? Увидят в немецкой форме – застрелят, языка он не знает. Блуждая по лесам, и питаясь кореньями, Шменкель вышел к деревне Подмошье Ярцевского района Смоленской области, постучался в избу и сказал открывшей старушке – «Ленин! Сталин! Тельман!». Отсиделся в подполе 3 месяца, запланировал идти к партизанам: и попался «своим».


2000 рейхсмарок за голову

…Партизаны сначала Фрицу не доверяли, без конца допрашивали, даже угрожали расстрелять. Как такое вообще может быть – немец, и вдруг против своего фюрера? Притворяется, наверное, в доверие втирается, а сам втихую шпионит. Ефрейтор неустанно пытался объяснить – он за Советский Союз, против нацистов, ненавидит Гитлера. Учил русский язык, проводил «политинформации», рассказывая - в 1933 году за партию Эрнста Тельмана проголосовало 5 миллионов жителей Германии, не все немцы убеждённые фашисты.

В конце концов, пленник уговорил командира отряда выдать ему оружие. В первом же бою Фриц убил немецкого пулемётчика, который вёл по партизанам прицельный огонь. В августе 1942 года, переодевшись в форму вермахта, Шменкель в одиночку взял в плен и привёл в отряд 11 местных полицейских из «вспомогательных частей», служивших оккупантам. Когда зимой ударили сильнейшие морозы, и люди в отряде по причине недостатка продуктов стали голодать, Фриц из-под носа у немецких интендантов «увёл» подводы, груженные хлебом и картошкой.

Дошло до того, что командование вермахта отпечатало листовки – «Разыскивается изменник Фриц Шменкель. Взять живым или мёртвым. Русский за помощь в поимке награждается 8 гектарами земли, немецкий солдат – 2 000 рейхсмарок и двухмесячный отпуск домой». В 1943-м у Фрица взял интервью военный корреспондент газеты «Правда» Борис Полевой, будущий автор знаменитой «Повести о настоящем человеке». Он отмечал – Шменкель уже неплохо говорил по-русски, хотя ещё не всё понимал. В отряде немца уважали, и называли «Иван Иванович», объясняя: «за что хорошего человека Фрицем-то обзывать?».


«Я умираю за правое дело»

…»На лавке сидел молодой белокурый человек, - вспоминал Полевой. – Он был в партизанской справе, стеганой фуфайке и ватных штанах, но что-то в нём говорило, что он не русский. – Фриц Шменкель? – Так точно! Сказал он по-русски, но с таким шиком, с каким немецкие солдаты отчеканивают начальству «яволь!».

Советская пресса интервью с «партизаном, товарищем Ш.» не опубликовала. «Ваш герой пришёл на нашу землю с оружием, как оккупант» - заявило начальство Полевому. – А мы пишем в передовице – «Смерть фашистским оккупантам!», и не имеем право «размагничивать» этот лозунг».

В марте 1943-го партизанский отряд воссоединился с наступающими советскими войсками – к тому времени Шменкеля уже наградили орденом Красного Знамени. Пройдя обучение в разведшколе, он был назначен заместителем командира диверсионно-разведывательной группы «Поле». Фрица забросили в тыл войск вермахта, и он успел выполнить несколько важных заданий – со свойственной ему бесшабашностью и отвагой.

Увы, в январе 44-го Шменкеля схватили возле Минска – выдал предатель, затесавшийся в белорусское подполье. Фриц Шменкель предстал перед трибуналом, и 22 февраля был расстрелян на минском кладбище как «изменник фюрера и великой Германии». Из тюрьмы он смог передать письмо, доставленное затем его жене – «Извини меня за беспокойство, которое я причинил вам. Своему расстрелу я смело иду навстречу, так как умираю за правое дело».


«Один, который не стрелял»

…К сожалению, в суматохе войны о подвиге единственного в истории Великой Отечественной партизана – солдата вермахта забыли. Лишь в шестидесятых в архивах СССР обнаружились документы о его подвигах.

Указом президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1964 года Фриц Шменкель посмертно награждён звездой Героя Советского Союза и орденом Ленина «за активное участие в партизанском движении, и проявленные при этом геройство и мужество».

Именем храбреца назвали улицу в городе Нелидово, а также (в 1976-м) улицу в Восточном Берлине: после падения социализма в ГДР чиновники переименовали её в Райшштайнштрассе. В Минске на площади Свободы до сих пор можно видеть мемориальную доску на бывшем помещении СД (служба безопасности нацистов в годы оккупации), с профилем Фрица, и надписью – «В этом здании в феврале 1944 года был приговорён к смертной казни фашистскими палачами активный участник антифашистской борьбы немецкий гражданин Фриц Шменкель».


…Разумеется, мы навсегда запомним, сколько мирных жителей, женщин, детей и стариков было повешено, сожжено, заморено голодом, отравлено «душегубками» оккупантами на территории СССР в 1941-1945 годах.

Но следует помнить и другое: выражаясь словами из песни Высоцкого, «был один, который не стрелял». Случай Героя Советского Союза, ефрейтора вермахта Фрица Шменкеля, отдавшего жизнь за нашу страну – уникален. Именно поэтому имени этого человека нельзя забывать.


(с) Zотов

«Был один, который не стрелял»
1173

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Развернуть

Алексей Прохорович Волошин – человек уникальный. Он был одним из четверых советских офицеров, кто во время Великой Отечественной войны, в горячем 1944 году, уже будучи Героем Советского Союза, получил и высшую воинскую награду США – Серебряную Звезду.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

– Алексей Прохорович, где вас застало известие о начале войны?
– В Молдавии. Я к тому времени окончил третий курс механического факультета Одесского института водного транспорта и с приятелями поехал на виноградные плантации подзаработать. И вот в 12 часов 22 июня мы услышали по радио сообщение Молотова о начале войны. Это было как в страшном сне…
Мы вернулись в Одессу. Информации о положении на фронтах было очень мало. И когда 3 июля Сталин по радио произнес: «Братья и сестры, к вам обращаюсь я…», мы поняли, что дело худо. И сразу же решили идти в военкомат.
Узнав, что мы студенты механического факультета, военком нас определил в Одесское артиллерийское училище. А через полгода мы уже лейтенантами поехали на фронт.

– Вы помните свой первый выстрел по противнику?
– У нас был приказ: стрелять только по большому скоплению живой силы или по танкам. Или если будет прорыв. Я все ждал – ну когда же!
И вот со своего наблюдательного пункта увидел много немцев возле какой-то станицы на западном берегу Дона. И мне разрешили выпустить два снаряда. Бить надо было только на поражение. Снаряды мы очень экономили. В день получали всего по две штуки.
Вижу – попал. Прошу: «Дайте еще снарядов!» Не дали. Не положено.

– Алексей Прохорович, а к званию Героя Советского Союза за что вас представили?
– За танки. В сентябре 1943 года в ночном бою за Чернигов я их пять штук уничтожил. За это и представили. А потом, буквально через неделю, был еще один бой. Там я подбил уже одиннадцать танков. За это командир представил меня ко второй Золотой Звезде.
Правда, первую Звезду мне вручили только через несколько месяцев, в апреле 44-го. А вторую я так и не получил. Представление, наверное, где-то затерялось в армейских канцеляриях. Зато вместо нее меня наградили американской Серебряной Звездой.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Дело было так. В 1944 году президент США Рузвельт подписал указ, согласно которому награждал четырех советских младших офицеров-сухопутчиков высшей воинской наградой своей страны. Причем это должны были быть только те, кого ранее наградили высшей советской наградой. В октябре 44-го нас пригласили в Кремль, где представитель американского президента Гопкинс и вручил Серебряную Звезду.

– А что она из себя представляет?
– По форме Серебряная Звезда очень похожа на нашу Золотую. Примерно такого же размера, только прикреплена она к вертикальной красно-бело-синей ленточке. Помните фильм «В осаде» со Стивеном Сигалом в главной роли? Вот там такую же звездочку показывают крупным планом, во время вручения ее герою Сигала. Он как бы спас мир от ядерных террористов. Моя заслуга скромнее. Я всего лишь «укротил» двух «тигров» и девять средних фашистских танков…

– Алексей Прохорович, давайте вернемся к фронтовым будням. Что на войне было для вас самым трудным?
– Прятаться… В Сталинграде «юнкерсы» летали над нами на высоте всего метров двести. Искали нашу артиллерию и огневые точки. И бросали гранаты, мины, небольшие бомбочки. А ты все это видишь, ищешь для себя какое-нибудь углубление, и стараешься продавить грудью асфальт, чтобы спрятаться. Думаешь, что в маленькой ямке тебе удастся укрыться.
Уже после войны, когда я сам летал на самолете, с высоты двести метров видел колодец, на нем ведро стоит и кружка. А мы пушки маскировали хворостом, бурьяном и думали, что их никто не заметит.

– Я понимаю, на войне вообще мало приятного. Но о чем бы вы хотели, да не можете забыть?
– Как ходил в штыковую атаку.
На момент формирования наша 10-я дивизия НКВД имела пять полков. В каждом – около двух тысяч солдат. Через месяц непрерывных боев в полках насчитывалось по двадцать-тридцать человек. Остальные остались в Сталинграде. Навечно…
В 271-м полку я был командиром батареи. В районе Ельшанки – раньше это была южная окраина Сталинграда, сейчас почти центр – немцы прорвали линию фронта. И я как раз там находился вместе со своей батареей. Начальник штаба капитан Золотев приказал выбить немецких автоматчиков с этого участка.
У меня в батарее осталось шестнадцать человек. Поднимаю их в атаку. Примкнули штыки и: «За Родину! За Сталина! Бей фашистов!» Мат-перемат, все кричат, друг друга подбадривают, чтобы не так было страшно.
Немцы уже расположились в окопах и готовились к следующему броску. Все с автоматами, с винтовками и штыками-тесаками. А у нас в руках винтовки Мосина. Эта винтовка с примкнутым штыком раза в полтора выше человеческого роста. Я специально на этом заостряю ваше внимание, потом поймете почему.
Ворвались мы на позицию к фашистам. Они бежать. Мы за ними. Несколько раз я штыком кого-то проткнул. Помните, как у Толстого в «Хождении по мукам»: «Я колю, а он мягкий»?! Вот то же самое и я почувствовал. Очень неприятное ощущение.
Пробежали мы метров двести-триста. Смотрю, а немцев-то уже и нет.
Атака закончилась. Я своим артиллеристам кричу: «Назад! Всем к пушкам!» А они разгоряченные, глаза горят. Готовы дальше наступать. А не на кого.
По пути подобрали своих раненых и убитых. Восемь человек мы тогда потеряли. Из шестнадцати.
Вернулись. Золотов нас похвалил. Пригласил меня на обед. А я никак не могу в себя прийти, успокоиться. Страшное перевозбуждение, трясет всего. У Золотова был бочонок водки. Он мне говорит: «Возьми кружку, черпани». Взял я алюминиевую кружку, выпил, и тут меня рвать начало. Принес старшина обед, а меня при виде еды опять рвет. И так целый день.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Позже я все прикидывал: как же так, у немцев автоматы, они сидят в окопах, их больше – и они побежали!? Потом смекнул, что фашисты, увидев нас с этими длиннющими винтовками со штыками, бегущих с дикими криками, наверное, подумали, будто на них нападают какие-то аборигены с пиками. Варвары.

– Алексей Прохорович, а можно говорить о везении на войне, о счастливом стечении обстоятельств?
– Сплошь и рядом. Расскажу только один случай.
Дело в Сталинграде было. В разбитом доме я нашел, как сейчас помню, 10-й том медицинской энциклопедии. Во время затишья прилег на землю, поставил книгу на живот и начал ее листать. И вдруг налет. А на самолеты мы уже перестали обращать внимание. Свыклись. Мы реагировали только тогда, когда каким-то седьмым чувством ощущали, что бомба летит на тебя. И тут я проморгал бомбу. Наверное, зачитался. Она рядом ухнула и осколками в клочья разорвала всю эту энциклопедию. Если бы не книга, то мне бы живот разворотило. Один осколок, правда, ногу мне все-таки перебил. Потерял я сознание. Прихожу в себя, вижу, мне ногу своей косынкой перевязывает какая-то совсем молоденькая девочка, лет двенадцати. А вокруг стоят женщины и платками меня обмахивают. Видят, что я глаза открыл, говорят: «Все, слава Богу, пришел в себя лейтенантик…»
Мои солдаты и ординарец командира полка перетащили меня к командному пункту дивизии. Почти километр несли. Вечером меня отправили на другой берег Волги. А на следующий день Чуйков принял командование 62-й армией, в которую входила наша дивизия, и приказал никого не переправлять на левый берег. Вышел известный приказ «Ни шагу назад». Раненым давали по стакану водки и приказывали обозначать передовые позиции. Некоторые из них не могли даже винтовку поднять. Заживо сгнивали на поле боя.
Стали меня готовить к операции. Лежу я на соломе, врач спрашивает:
– Когда ранили?
– Вчера, – отвечаю.
– У нас приказ: если сутки прошли, то ампутация. Гангрена может быть. Умрешь.
А у меня пистолет на боку. Я руку положил на кобуру и говорю:
– Если ногу отрежете – застрелюсь…
И тогда хирург решил рискнуть. Только сразу предупредил, что никакого наркоза не будет. Надо терпеть. Дали чего-то выпить, может, водки. И все.
Врач говорит:
– Ты мне только что-нибудь рассказывай, чтобы я слышал, что ты сознание не потерял.
И начал я ему читать начало десятой главы «Евгения Онегина». Читаю, читаю и вдруг – резкая боль, аж сердце сжалось. В глазах потемнело, и я куда-то провалился.
Не знаю, через какое время пришел в себя. Осмотрелся. Лежу уже не на соломе, а на простыне. Ощупал себе бок – нет кобуры с пистолетом. У меня все внутри оборвалось. Спрашиваю у соседа:
– Браток, скажи, пожалуйста, у меня обе ноги на месте?
– Обе.
Я приподнялся на локтях. Вижу, лежу я безо всего, в одной только коротенькой рубашечке. Обе ноги на месте. Правая забинтована. У меня от сердца отлегло.
Перевязку мне делали так. С одной стороны в рану вставляли бинт, с другой его вынимали -рана же сквозная была – и как двуручной пилой начинали чистить. Вверх-вниз, вверх-вниз. Боль адская. В глазах темнеет, сердце опять сжимается, и теряешь сознание. Но чистить нужно было обязательно, чтобы не было гангрены. Гноя очень много скапливалось.
Через недельку, когда дело пошло на поправку, отправили меня в тыл. Погрузили нас в телячьи вагоны, и поехали мы в Саратов.
Двигались очень медленно. Иногда по километру в час. Все время над нами кружили немецкие самолеты и, не обращая никакого внимания на красные кресты на крышах вагонов, обстреливали из пулеметов, бомбили.
Я ехал на втором «этаже» возле маленького окошечка. Мой сосед попросил поменяться с ним местами:
– Слушай, – говорит, – я задыхаюсь. Дай немножко полежу на твоем месте.
– А перелезть через меня сможешь? – спрашиваю.
Он кивнул, с трудом перебрался, и лег возле самого окошка.
– Хорошо-то как! – говорит.
И тут очередной налет. Снова засвистели пули и осколки. И вдруг слышу: мой сосед, которому я место уступил, как вскрикнет, выгнулся неестественно и затих. Готов. Наповал. Судьба…

– Говорят, на войне трагическое и комическое ходят рядом. Было над чем посмеяться?
– Переправлялись мы через Дон в районе Калача. Переплыть надо было метров 300-350. Начальник штаба приказал нам ломать тын, плетени из лозы, укладывать на них свое обмундирование и плыть. Сверху по нам били пулеметы, минометы. То и дело то справа, то слева раздавались крики, и ребята шли на дно. А ты плывешь. И только когда совсем рядом пули свистят – ныряешь. Ушел я под воду в очередной раз. Смотрю, а у меня ноги и самый низ живота как-то неестественно раздулись. Ну, думаю, все. Конец. Изрешетило, думаю, очередями.
И только потом до меня дошло, что это вода наполнила кальсоны, которые были на щиколотках завязаны, и ей просто некуда было деваться. После всегда с улыбкой вспоминал свой подводный страх…

– О чем вы вспоминали на войне? Во время затишья, в промежутках между боями.
– В основном о детстве, юности. О том, как пас в колхозе коров, телят, жеребят. Когда после ранения тащились семь суток до Саратова, я вспоминал о своем деревенском роднике. Думал, промыть бы той водой мою рану – она сразу бы зажила.
Вспоминал свою одесскую подругу, которая мне говорила, что я целоваться не умею. «Почему это я не умею?» – спрашиваю. «А кто же в щечку-то целует?!» А мы были комсомольцами, нам это было не надо. Для нас главным была учеба…
Вспоминал, как мама первый раз пекла хлеб. Это было в 34-м году. До этого хлеба у нас не было. А мука была плохо размолотой, и буханки расползались. Получались коржи. Мама вытащила этот хлеб из печи, – а нас семь детей, – в руках его подержала, поцеловала и разломила на несколько частей. «Каждый, – говорит, – обязательно попробуйте». Голод был страшный. Я только в четырнадцать лет первый раз хлеб покушал…

– А о чем мечтали?
– Вернуться в Одессу, закончить институт. Стать помощником капитана дальнего плавания, а потом и капитаном. Мечтал встретить красивую девушку.
Когда в 43–44-м годах начали наступление, было уже другое настроение, не так тяжело на душе. И мечтали уже о чем-то другом. Возвышенном. Самый ад был в Сталинграде. Там я мечтал грудью продавить асфальт, чтобы спрятаться от бомб.

– Домой с фронта писали?
– Родители мои почти сразу попали под оккупацию на Украине. Куда им напишешь?!
Только в конце 42-го года мне удалось разыскать свою родную сестру. Она была в Ташкенте медсестрой в госпитале. Ей начал писать.
Переписывался с товарищами, с которыми лежал в госпитале. Нельзя же было писать о дислокации, поэтому приходилось хитрить: «В деревне Черчик услышал хорошую песню. Выучил ее. Может, ты ее тоже знаешь?» Это для того, чтобы товарищ знал, где я нахожусь.
У меня был специальный блокнот для донесений – «Книжка командира батареи». Так я в него записывал песни, а после делал приписку: «Услышал в деревне такой-то…» Таким образом я отмечал маршрут нашего следования. На память. До сих пор этот блокнот храню.

– От многих ветеранов неоднократно приходилось слышать такую фразу: «Этому человеку я обязан жизнью». У вас такой человек есть?
– Да. Это мой ординарец Володя Тимошенко. Сибиряк. На два года моложе меня, а уже был женат, и дома у него росли две дочки. Настоящий герой…
Дело было на плацдарме за Днепром. На нашу линию обороны прорвались танки. Раздавили наблюдательный пункт вместе с командиром полка. Он погиб. В тот район срочно перебросили мою батарею. Мы сразу вступили в бой. Один из танков прорвался, и пошел прямиком на пушку, рядом с которой я находился. И тогда Володя оттолкнул меня в сторону, я упал, и он прикрыл меня своим телом. А танк раздавил пушку и четверых моих бойцов, которые были рядом.
И второй такой случай был. На Курской дуге. Две мои пушки стояли чуть впереди, две – сзади. Немецкий танк из засады подбил мои передние пушки. Я увидел, как разлетаются в разные стороны руки-ноги моих артиллеристов, и бросился туда. Только потом сообразил: а чем бы я им помог?! А танк продолжал стрелять. И тут кто-то мне подножку подставил. Я со всего маху падаю на землю, а меня своим телом прикрывает мой ординарец.

– Алексей Прохорович, где вы встретили Победу?
– В 1944 году, когда был пятый раз ранен, я попал в Москву. В госпиталь. Подлечился. После этого героев-артиллеристов пригласил к себе на прием маршал Воронов и тем, у кого уже было высшее образование, предложил поступить в Артиллерийскую академию. Для меня это было как сон.
Начал учиться. 9 мая 1945 года я пошел куда-то в гости. И там услышал сообщение о победе. Вечером мы вышли на улицу Горького. Возле Центрального телеграфа меня окружила толпа девушек. Все кричат: «Смотрите, Герой!», хватают за руки. Как какого-то киноартиста. Еле от них вырвался. Мне один приятель говорит: «Смотри, оторвут тебе Звезду». Я тогда ее снял, завернул в платочек и в карман гимнастерки положил.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

– Американскую Звезду вы тоже носили?
– Сразу после войны не особо. Только на парады да на праздники. Вообще с этой Серебряной Звездой связано несколько малоприятных эпизодов.
Как-то один генерал из наших, из артиллеристов, у меня спросил:
– А ты не шпион случайно, что тебе американцы Звезду дали?!
Такой вопрос в те времена дорого мог стоить…
В начале 1960-х, после Карибского кризиса, я поехал на курсы в Ленинград. На какой-то праздник надел американскую Звезду. И один офицер, тоже Герой Советского Союза, меня «пристыдил»:
– Зачем ты ее носишь? Это же наши враги номер один!..

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Американцы на каком-то торжественном мероприятии увидели меня со своей Звездой и после этого стали приглашать к себе в посольство. И сразу же какой-то «доброжелатель» накатал на меня донос в КГБ. Пришлось ходить, объяснять, что к чему.
Один генерал из КГБ мне тогда сказал:
– Запомните на всю оставшуюся жизнь, что человеческой натуре свойственна такая черта, как зависть. Зачем вы носите американскую Звезду? И так многие завидуют, что вы Герой Советского Союза. Многие считают, что на войне совершили не меньшие подвиги, чем вы. А вам просто повезло.
И я тогда вспомнил, что еще на фронте командиры других батарей нашей дивизии говорили, будто мне в том бою повезло, потому что именно на меня пошли танки. Мол, пойди они на них, они бы их тоже подбили и тоже стали бы Героями.

© журнал "Братишка", выпуск 5 от 2003 года.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

В настоящее время Герою Советского Союза полковнику запаса Алексею Прохоровичу Волошину 98 лет. Проживает в г.Москва.

Алексей Волошин - герой двух сверхдержав.

Супруги Алексей и Нинель Волошины.

2346

Портсигар времен второй мировой ищет хозяина.

Развернуть

Дорогие друзья, мой дядя живет в городе Верея в Подмосковье, недавно копал огород и наткнулся на такой портсигар времен второй мировой войны.

Теперь хочет вернуть его родственникам владельца, но с интернетом очень не дружит, по этому попросил меня поискать.

Вводные данные, на портсигаре выгравировано ФИО владельца:  Владимир Васильевич Кирилловский, на внутренней стороне выгравировано "В память великой Отечественной войны 1941.-2.-3. г. 22/V м."

Портсигар времен второй мировой ищет хозяина.
Портсигар времен второй мировой ищет хозяина.

UPD: завтра напишу запрос в красный крест, у них есть база данных людей в эвакуации, может от туда что то придет из инфы...

2152

Вот за что давали Звезду Героя во времена ВОВ

Развернуть
Вот за что давали Звезду Героя во времена ВОВ
8515

Лётчик вернулся домой.

Развернуть

В конце летней экспедиции 2017 года бойцами Нижегородского поискового отряда "Курган" была найдена яма,  в которой, при начале раскопа, стали попадаться части самолёта. Из-за того, что времени выкопать её уже не оставалось, яму решили оставить на будущий год.

В ходе летней экспедиции 2018 года бойцы отряда взялись за эту яму, и она дала  результат.

уже начиная с первого дня стали попадаться куски дельта древесины, алюминия, части топливных баков и др.

Лётчик вернулся домой.

Когда из земли показалась бронеспинка, весь отряд воодушевился! Кабина! А это значит что скорее всего будет результат.

Лётчик вернулся домой.

(Бронеспинка самолёта)

Саму бронеспинку вытащили совместными усилиями, её вес ~60 кг.

И тут началось... кости,кости, кости. Ура! Боец! Лётчик!

При нём было несколько личных вещей - нож-финка, магазин от пистолета ТТ, маленький ключик.

Сохранилась и одежда лётная куртка, галифе, свитер, перчатки, унты.

Самая главная находка оказалась именно в лётной куртке - портмоне с Красноармейской книжкой и талонами на питание.

Так - же был найден парашют в идеальном состоянии

Лётчик вернулся домой.
Лётчик вернулся домой.

( книжка, после того как её развернули)

Изначально надписи не проявлялись, но после просушки на остатке фотографии (белый квадратик см. фото выше) проявилась надпись Тумасов Маргос Манук...

Начались поиски, в ОБД "Мемориал" нашли такую запись


Фамилия  Тумасов
Имя Маргос
Отчество Мануилович
Дата рождения/Возраст __.__.1920
Место рождения Ростовская обл., Мясниковский р-н, с. Несвангай
Дата и место призыва __.__.1940
Последнее место службы 7 гв. иад 12 иап
Воинское звание сержант
Причина выбытия пропал без вести
Дата выбытия 08.12.1942

Пропал без вести в районе г. Белый тогда ещё Смоленской области.

Его самолёт Як-7Б был выпущен в июле 1942 года. (штампы на приборах)

В донесениях люфтваффе за этот день было сбито 2 МиГ-3, но, говоря объективно, по форме они были похожи, поэтому немцы могли и перепутать их в воздухе.

Начались поиски родных, очень долгие и конфликтные, не буду всё расписывать.

Самое главное - нашлась родная сестра и племянник бойца! и в начали сентября Маргоса повезли домой.

Лётчик вернулся домой.
Лётчик вернулся домой.

Сестра лётчика

Лётчик вернулся домой.

Родители Маргоса - Манук Авдеевич и Ольга Керагосовна

Лётчик вернулся домой.

Отец

Лётчик вернулся домой.

Церковь, где служил дед Маргоса Мануковича - Дртат Тумасян

Лётчик вернулся домой.

Маргос - пионер. 13 лет.

Лётчик вернулся домой.
Лётчик вернулся домой.

Лётчик вернувшийся домой.

76

Иваново детство.

Развернуть

Один из лучших фильмов в истории мирового кино о войне, и о детстве. Этот фильм принес всемирную известность Андрею Тарковскому. Эту картину высоко оценил великий французский писатель ХХ века Жан-Поль Сартр. Неоднозначные отклики приходили и от крупных деятелей культуры многих стран. Они признавали, что такого фильма о войне в истории мирового кинематографа еще не было…

Иваново детство.

Рассказ «Иван», написанный Владимиром Богомоловым в 1957 году, стал уже хрестоматийным и был переведён более чем на двадцать языков, когда опытный драматург Михаил Папава по-своему переложил для кино его сюжет. Первая половина сценария рассказывала о маленьком разведчике; во второй части лейтенант Гальцев уже после войны случайно встречал его в поезде.


Оказывается, фашисты не расстреляли Ваню, а отправили в Майданек, который вскоре освободили части Советской армии. Таким образом, сценарист изменил основной мотив рассказа, подарив герою жизнь; он так и назвал эту историю — «Вторая жизнь».


Фильм «Иван» начинал снимать молодой режиссёр Эдуард Абалов. Материал оказался неудачным. Как говорил Михаил Ромм, «может быть, самая его большая неудача состояла в той обыденности происходящего, когда взрослые посылают ребёнка в разведку посылают на гибель. Эта простота производила гнетущее впечатление бесчеловечности».

Иваново детство.

Тарковский прочитал повесть и уже через пару дней сказал Ромму: «Мне пришло в голову решение картины. Если студия и объединение пойдут на это, я буду снимать; если нет — мне там делать нечего».


Ромм спросил его: «В чём же твоё решение?»

Тарковский объяснил: «Иван видит сны. Ему снится та жизнь, которой он лишён, обыкновенное детство. В снах должно быть обыкновенное счастливое детство. В жизни — та страшная нелепость, которая происходит, когда ребёнок вынужден воевать».


Предложение Тарковского было принято, и оно повлекло за собой коренную перестройку сценария, потому что сразу возник вопрос о контрасте между сном и действительностью. Сразу выявилось, что действительность эта неестественна, бесчеловечна, и по-иному повернулся характер мальчика, он стал совершенно другим.

Иваново детство.

31 мая 1961 года состоялось заседание художественного совета по обсуждению литературного сценария «Иваново детство».


Тарковский обосновывает свой план: " Я абсолютно убеждён, что антивоенная тема будет потрясать, если мы сделаем финал на оборванном сне. У нас был замысел снять такой эпизод: бежит мальчишка за своим детством и догоняет его"


Был и такой вариант: Иван играет в прятки и находит самого себя в военных сапогах и свитере. Этот второй мальчик бежит за тем, первым, и пытается его догнать, и на этой погоне мы обрываем. Но нам показалось, что это тяжеловато и следует дать какой-то светлый, радостный сон… Видим в первую очередь необходимость „снов“ и идею финала: фотографии измордованного мальчика. Потом обрыв и… Это продолжается первый сон, который был в начале картины… Мысль такая, что это не должно повториться… то есть проблема расстрелянного детства».

Иваново детство.

Группа выехала на съёмки в Канев, на Днепр, на места подлинных событий. Даже то, что предполагалось первоначально снимать в декорациях павильона — КП батальона и разведотдела, — было снято на натуре. Лишь один эпизод фильма — свидание Холина и Маши в берёзовой роще — снят был под Москвой.

Жили в современной гостинице на высоком берегу Днепра. Над гостиницей, на самой вершине горы, был похоронен Тарас Шевченко.


Погода была неважная, шли дожди. Исполнитель роли Ивана не отличался крепостью, матери Коли Бурляева пришлось испрашивать длительный отпуск, чтобы в трудных условиях съёмок следить за его здоровьем. Как часто водится в кино, в первый съёмочный день снимали заключительные кадры фильма: «Последний сон Ивана», игру с детьми в прятки около вкопанного в песчаную днепровскую косу уродливого, чёрного, обгорелого дерева.


Выдался солнечный день. С юмором, весело, легко отсняли за день довольно большой метраж, в том числе сцену с матерью Ивана, роль которой исполняла Ирма Тарковская, первая жена режиссёра. Но это было только начало. Николай Бурляев вспоминал о своей работе с Тарковским: "Он добивался полной правды, а не игры"

Иваново детство.

Один из самых кинематографически неотразимых эпизодов фильма — переправа — переход через реку, долгий, медленный, мучительный. Как удалось все это снять? Вадим Юсов говорил: "Однажды, ещё в начале экспедиции, мы ехали, уже зная, что снимать будем в этих местах, но ещё не зная, как снимать этот эпизод, — и из окна автобуса я заметил на горизонте этот мёртвый лес…"


Фильм Тарковского по отношению к рассказу снят с обратной точки: не Иван на войне увиден глазами лейтенанта, а лейтенант и война — все увидено как бы глазами Ивана. У Богомолова лейтенант обрывает историю юного разведчика на середине, потому что больше ничего не знает о нём. Эпилог рассказа. Рейхстаг как опознавательный знак победы, немецкая хроника… Лейтенант Гальцев, единственный уцелевший из героев фильма, листает «дела» убитых в гестапо и видит на одной фотографии — чёрное и ненавидящее, с кровоподтёком под глазом, лицо Ивана…


История героя завершается в гестапо, но фильм кончается сном Ивана. Снова улыбающееся материнское лицо, белый песок, девочка и мальчик, вбегающие в светлую водную гладь, и чёрное дерево, входящее в кадр как грозный, предупредительный знак…


Андрей Тарковский объяснял:

"Иван — это ребёнок, снедаемый страстью взрослого. Он потерял детство на войне и погиб, потому что жил как взрослый. Картина должна строиться на характере мальчика, но должны быть эпизоды, где выясняются его детские черты. В рассказе найдена точная деталь — игра в войну — что может быть страшнее!

Здесь все очень глубоко, страшно и правдиво, здесь нет места приключенческой романтике."

Иваново детство.

В июне 1962 года — выпуск картины в свет. Экономия к первоначальной смете составила 24000 рублей, так что даже материальный урон, нанесённый незадачливыми предшественниками, Тарковский отчасти возместил. Фильм получил первую категорию, которой удостаиваются мастера. Тираж более 1500 копий!

«Запомните это имя: Андрей Тарковский», — возвестил Михаил Ромм, представляя в Доме кино только что законченную на «Мосфильме» первую полнометражную картину выпускника своей вгиковской мастерской.


Зрительский приём был самым добрым. После великих отечественных фильмов конца 1950-х («Летят журавли», «Баллада о солдате», «Судьба человека»), даже после них, это было новое видение войны, очень жестокое, душераздирающее. В августе 1962 года фильм «Иваново детство» был отправлен на кинофестиваль в Венецию, где получил «Золотого льва».


https://www.liveinternet.ru/users/4231626/post278919894/

5447

Дело о «демонстрации нацистской символики»

Развернуть

Суд признал, что на фотографии с Парада Победы 1945 года, где изображены поверженные фашистские штандарты, нет пропаганды нацизма.

Дело о «демонстрации нацистской символики»

Архангельский областной суд отменил решение нижестоящего суда, который 19 января оштрафовал жителя Архангельска Михаила Листова за «публичную демонстрацию нацистской символики». На деле же Листова осудили за размещение в своем блоге фотографии Парада Победы 1945 года. Речь идет о всемирно известном снимке фотокора ТАСС Евгения Халдея, запечатлевшего поверженные знамена и штандарты фашистской Германии у подножия Мавзолея.


Архангельский облсуд признал очевидный факт:


«На фото изображены поверженные штандарты, в этом нет пропаганды нацизма».


Одновременно стало известно о том, что в Госдуму был внесен законопроект, который позволит избежать неадекватной реакции на «демонстрацию свастики». Предлагается отменить административную ответственность за демонстрацию нацистской символики или атрибутики, но при одном условии – такая демонстрация не должна преследовать целей пропаганды.

5837

О мирном применении военных вещей

Развернуть

Навеяно постом https://pikabu.ru/story/chto_yeto_za_shtuka_6107138

У деда в деревне как-то летом на заброшенном соседском дворе я, будучи мелким, нашел в кустах ржавую немецкую каску с приваренной непонятной металлической фигней. Да и хрен с ней, фигнёй, каска же! Настоящая, немецкая! носился радостный с находкой целый день... А потом показал деду...
- О, дак это Мишка после войны нашел за огородом, приварил к ней ухват для печи и говно черпал из ямы! лет 50 она ему прослужила точно, всякое повидала...

4084

Первый начальник Мурманской ЧК умер от голода в 1942 году в блокадном Ленинграде, работая заведующим продовольственным складом

Развернуть
Первый начальник Мурманской ЧК умер от голода в 1942 году в блокадном Ленинграде, работая заведующим продовольственным складом
http://lexicon.dobrohot.org/index.php/%D0%9F%D0%95%D0%A1%D0%...
5025

История...

Развернуть
История...

В преддверии дня Победы. Эта табличка сильно зацепила в своё время. В 2005 году ее сняли, но  Сергей Загацкий и Баир Иринчеев нашли понимание в администрации по поводу возвращения таблички на место.

P.S. Место установки таблички п. Лебяжье, Ленинградская область.

История...
2121

В Латвии во время ремонта дороги обнаружили останки 145 советских солдат.

Развернуть
В Латвии во время ремонта дороги обнаружили останки 145 советских солдат.

Останки 145 советских солдат, погибших во время Великой Отечественной войны, были обнаружены в ходе ремонта дороги в населённом пункте Пампали Салдусского края Латвии.


«Человеческие останки нашли при рытье канавы возле дороги, используемой для сельскохозяйственных нужд», — заявил глава организации Талис Эшмитс.


Он отметил, что члены отряда в течение воскресенья, 22 апреля, прибыли на место и эксгумировали 145 скелетов. Также были найдены пять военных медалей, в том числе Орден Надежды, Орден Славы и Орден Красной Звезды, которые помогут установить личности погибших.


По словам Эшмитса, на другой стороне дороги в 2003 году были найдены 140 человеческих останков.


В ближайшее время совместно с российской стороной будет проведена научно-историческая экспертиза, после которой останки солдат перезахоронят.


link


Возможно кто-то получил шанс найти родственников.

2222

Первое воспоминание из детства

Развернуть

Вспомнилось после прочтения истории о спасшейся из Освенцима девочке.


Лучший друг моего отца – белорус Андрей Тихомиров. Вот как они в начале шестидесятых познакомились, так и дружат. Отличный веселый мужик, даже сейчас, когда уже под 80 лет.


Память – странная штука. Я как-то вспоминал себя в начальных классах, и не справился. Смутно все, с трудом. Из раннего – вообще какие-то обрывки. Например, помню желтые сандалии с порванным хлястиком на пятке. Просто образ. Как будто в воздухе висят. Мама не помнит, а у меня крепко в мозгу отпечаталось.


А вот первые воспоминания о детстве у д. Андрея мрачные и довольно четкие, вплоть до ощущений. Помнит он сумерки, лес, тишину и собственные всхлипы. Помнит, что очень страшно, и незнакомая горбатая бабка ведет его через лес, завязав ему платком рот, чтобы громко не плакал. При этом он и сам откуда-то знает, что нужно идти тихо.


Потом помнит незнакомых мужчин и женщин, обступивших его со всех сторон. Все с ним говорят. Кто-то сует сладкий сухарь, кто-то приносит кашу, вкуснее которой никогда больше не ел. А ему, маленькому, страшно от них от всех и хочется к маме.


Эти его воспоминания касаются спасения из сожженной немцами деревни. Каким-то чудом бабка и маленький Андрей вышли на небольшую группу партизан, позднее его вывезли с территории Белоруссии на «Большую землю». Он до сих пор не знает, что это была за бабка, родственница или односельчанка, и куда она делась потом. Следы большей части партизан затерялись. После войны Андрея усыновил дядька. Приехал в интернат и сказал:


- Я по отцу дядька тебе. Мы далеко жили, так что ты не помнишь.


Конечно, не помнил. У «дядьки» ни фото родителей не было, ни воспоминаний о них, да и родившийся в Тамбове «дядька» по Белоруссии не ориентировался. Но это д. Андрею не мешало любить его и считать отцом.

3068

«Если летишь стрелком на «Иле» первый раз – ничего не трогай»

Развернуть
«Если летишь стрелком на «Иле» первый раз – ничего не трогай»
Книги об авиации Великой Отечественной, в которой воздушные стрелки наших штурмовиков и бомбардировщиков без проблем сбивали немецкие истребители чуть ли не сразу после взлета смело можно относить к плохим и не совсем правдивым.

На самом деле в первом вылете стрелок чаще всего толком даже не понимал, что и где вообще происходит. К примеру, Владимир Местер рассказывая о своем первом вылете так. Его посадили в кабину, он пристегнулся и ему дали пулемет. Причем пулемет был в чехле и летчик строго запретил его открывать, велев просто сидеть и смотреть по сторонам. Новых стрелков всегда сажали на головные самолеты, а на замыкающие – самых опытных, потому что он был самым важным – так как прикрывал всю группу с тыла. Так вот – Местер в первом полете толком не понял, что группа попала в сложный бой, что был сбит один из шестерки «Илов». Даже страха тогда не было. Вообще стрелки также как и летчики больше всего погибали именно в первых полетах. После десяти вылетов можно было надеяться, что стрелок будет жить, но при этом, конечно, от не него зависело совсем не все и не всегда. По сути стрелок начинал что-то понимать примерно через пять-семь вылетов. Но при этом все и всегда друг друга прикрывали – иначе было не выжить.

Десять вылетов стрелка Местер упомянул не просто так. После них стрелок «Ил-2» получал медаль «За отвагу», а через 15-ть – орден «Красной звезды». К тому моменту уже вырабатывался профессионализм и стрелок нередко просто не доверял оружейнику обслуживание своего пулемета, ведь от него напрямую зависела жизнь. Даже патронные ленты набивали сами, ставя разрывные и трассирующие патроны.

Ну а тем, кто выживал в первых вылетах потом доводилось стать опытными бойцами и добиваться неплохих результатов.

Вот как описывал один из вылетов воздушный стрелок Георгий Литвин:

«Стремлюсь взять в прицел истребитель. Ничего не выходит! Немец атакует под большим углом, вертикальный угол обстрела моего пулемета не позволяет стрелять по нему.
Я мгновенно сбрасываю сиденье, становлюсь коленями на пол кабины, доворачиваю пулемет вверх. Теперь истребитель противника попадает в прицел. Но огня не открываю умышленно. Решаю подпустить поближе, надеясь, что противник не поймет мои действия. Истребитель все ближе и ближе... 800 метров, 600, 400... Тщательно прицеливаюсь и выпускаю длинную очередь, огненная трасса упирается в самолет противника, тот не успевает открыть ответный огонь, вспыхивает и, объятый пламенем, несется на наш «ил». У меня мороз по спине: «фоккер» хочет таранить нас?! Но Коновалов (летчик), услышав мою очередь, резко рванул самолет вправо, и горящий «фокке-вульф» пронесся рядом»
Вот что значит опытный стрелок штурмовика, способный мгновенно придумать, что делать, даже если ничего не выходит.

https://zen.yandex.ru/media/valerongrach/esli-letish-strelko...
623

Эхо Великой Отечественной.

Развернуть
Эхо Великой Отечественной.
3509

Дедушка месяц играл на гармошке на пляже, чтобы заработать на обелиск товарищу, погибшему на Курской дуге

Развернуть
Дедушка месяц играл на гармошке на пляже, чтобы заработать на обелиск товарищу, погибшему на Курской дуге
В Челябинской области, в поселке Кропачево живет дедушка — Владимир Васильевич Григорьев. Сейчас ему уже 90 лет, а в 86 — то есть, летом 2014 года — он совершил подвиг.

Все началось в 1973 году, когда страна отмечала 30-летие Курской битвы. По странному стечению обстоятельств, на памятной стеле, открытой по такому поводу в Кропачево, не было одной единственной фамилии — Нурмухамедова Петра. Из-за бюрократической коллизии бойца просто не внесли в список героев: формально этот парень призывался из Златоуста, где на тот момент учился в училище, а перечень павших земляков для стелы составляли на основе документов призыва из Кропачево.
Дедушка месяц играл на гармошке на пляже, чтобы заработать на обелиск товарищу, погибшему на Курской дуге
Более всех это недоразумение рассердило Владимира Григорьева, который сам на фронт не попал (в 1945 году ему только исполнилось 17 лет), но проводил на войну Петра. Тот был старшим товарищем не только для него, но и для большинства поселковых мальчишек: ставил пацанам боксерский удар, играл с ними футбол, учил ухаживать за девочками, а когда ему исполнилось 18 — пошел на фронт. В боях прославился, даже имел прозвище Укротитель тигров за подбитые немецкие танки, однако на Курской дуге погиб.
Отсутствие фамилии Нурмухамедова заставило бойкого труженика-передовика Владимира обить сотни порогов, он просил исправить недоразумение, уважить забытого солдата, но везде либо разводили руками, либо обещали "подумать". С распадом СССР "хождение по мукам" приобрело еще более странный характер, в некоторых кабинетах странного старичка вообще не хотели слушать. И вот, наступил 2014 год, а воз и ныне там. Владимиру на тот момент уже исполнилось 86 лет. Он перешагивает принципы — думал, мол, государство должно позаботиться о своем защитнике — и принимает решение все сделать за собственные деньги. А денег-то нет. В одной из мемориальных компаний дедушка узнал стоимость памятной доски – 30 тысяч рублей. Определившись с суммой, пенсионер расчехлил старую гармонь и засобирался в Самару. По плану Владимира он должен был играть на гармошке и собирать деньги на пляже, чтобы исполнить мечту.

Я сам долгое время жил в Самаре, знаю этот город отлично, а теперь там у меня живут родственники, у них и остановился, - рассказал Владимир Григорьев. – Я знаю много военных и просто старых песен, решил, что если на пляжу буду петь, то народ откликнется и мы вместе соберем на обелиск герою.

Целый месяц Владимир Васильевич выступал на самарских пляжах. Он ходил сквозь ряды отдыхающих и, аккомпанируя себе на гармошке, пел легендарную "Катюшу", "Туман, туман", "Эх, дороги" и другие шлягеры сороковых. Слушатели с удивлением смотрели на пожилого музыканта, а когда узнавали о целях концерта, то с радостью жертвовали на обелиск. Впрочем, не обошлось и без эксцессов.

- Как-то ко мне подошли местные, скажем так, бизнесмены. Говорят, дескать у нас тут все поделено, а ты дед тут играешь незаконно, - поделился Владимир Васильевич. – А я им ответил, показывая на фотографию Петра, что деньги мне не нужны, мне же помирать скоро, я хочу памятник вот этому парню поставить. Они сразу успокоились и больше с претензиями не подходили.
Дедушка месяц играл на гармошке на пляже, чтобы заработать на обелиск товарищу, погибшему на Курской дуге
Заработав нужную сумму, дедушка все-таки исполнил свою мечту, к которой шел более сорока лет. Обелиск с улыбающимся Укротителем Тигров — солдатом Петром Нурмухаметовым — занял свое законное место – у той самой стелы, которую много лет назад установили в память о павших воинах. Теперь о подвиге Укротителя будут рассказывать местным школьникам – уверен Владимир Васильевич.
Источник