война

Постов: 496 Рейтинг: 705616
11139

Война Ужас Республика Беларусь

Развернуть

Этот фильм нам показали в армии

Во время просмотра, в самом начале, как и всегда, солдаты принялись комментировать фрагменты и героев ленты. Отпускали весёлые реплики. Шутки были ровно до того места, когда на экране задёргался широко раскрытый от ужаса глаз коровы, простреленной трассерами.

В зале повисла тягостная тишина.

Думается, животное не пожалели на съёмках. Было видно как пули прошивают её. Это была смерть. Нам намерено показали. И мы это увидели.

Когда фильм закончился, все также молча, гремя сапогами вышли из кинозала, опустив головы. Сказать, что были потрясены — ничего не сказать.

Что говорить, про тех, кто видел это воочию…

17 октября 1985 года в советский кинопрокат вышел фильм Элема Климова «Иди и смотри».

Повествование от режиссёра:

— Я несколько раз перечитал книгу «Я из огненной деревни» — документальные свидетельства людей, чудом переживших ужасы фашистского геноцида в Белоруссии.

Многие из них тогда были ещё живы, и некоторые рассказы — воспоминания белорусам удалось зафиксировать на киноплёнку.

Никогда не забуду лицо, глаза одного крестьянина, его тихий-тихий рассказ о том, как всю их деревню загнали в церковь и перед сожжением офицер из зондеркоманды предложил: «Кто без детей, выходи». И он не выдержал, вышел, оставив внутри жену и маленьких детишек…

Как сожгли, например, другую деревню: взрослых всех согнали в амбар, а детей оставили. А потом, пьяные, окружили их с овчарками и позволили собакам рвать детей.

Я тогда задумался: а ведь про Хатынь в мире не знают!

И я решил снять фильм об этой трагедии.

Прекрасно понимал, что фильм получится жёсткий. Решил при этом, что исполнителем центральной роли деревенского паренька Флёры будет не профессиональный актёр, который при погружении в тяжёлую роль мог бы защититься психологически наработанной актёрской техникой, мастерством.

Я хотел найти простого мальчика лет четырнадцати. Его надо было готовить к сложнейшим переживаниям, потом зафиксировать их на плёнку. И в то же время защитить его от стрессов (эта система психологической защиты была подробно разработана со специалистами), чтобы не в дурдом его после съёмок сдать, а маме живым и здоровым вернуть.

К счастью, с Лёшей Кравченко, сыгравшим в итоге Флёру и ставшим впоследствии хорошим актёром, всё прошло благополучно.

Я понимал, что это будет очень жестокий фильм и вряд ли кто-нибудь сможет его смотреть. Я сказал об этом соавтору сценария — белорусскому писателю Алесю Адамовичу.

Но он ответил: «Пусть не смотрят. Мы должны это оставить после себя. Как свидетельство войны, как мольбу о мире».

Работа над картиной началась. У Климова снималось много непрофессионалов — пожилых людей, крестьян, помнивших войну. Съёмочная группа работала как раз в тех местах, где всё это в войну и происходило. Климов признавался потом, что ему страшно жаль было этих людей, которым по его воле приходилось вновь переживать этот ужас.

Как-то снимали сцену сожжения деревни.

Массовку — местных жителей — согнали в амбар. Но нужного накала эмоций никак не удавалось добиться.

И тогда кто-то из актёров, игравших немцев, дал очередь холостыми в воздух. И тут же из амбара раздался такой человеческий вой, сымитировать который было бы не под силу ни одному актёру…

Наверное, кого-то раздражал фильм «Иди и смотри», его «шоковая терапия».

А вот немцы говорили: «Это мы должны были снять такой фильм!»

Сам Климов так вспоминал о реакции немецких зрителей: «Как-то на одном из обсуждений фильма встал пожилой немец и сказал: «Я солдат вермахта. Больше того — офицер вермахта. Я прошёл всю Польшу, Белоруссию, дошёл до Украины. Я свидетельствую: всё рассказанное в этом фильме — правда. И самое страшное и стыдное для меня — что этот фильм увидят мои дети и внуки».

Александр Ярошенко.

Война Ужас Республика Беларусь

Автор: Виталий Илинич.

Война Ужас Республика Беларусь

Офицерам мотопехотного полка иногда приходилось самим вступить в бой


Это вторая статья из цикла «Бронированные боевые группы и их составные части». С первой статьей: «Мотопехота на БТР и бой без спешивания» - вы можете ознакомиться по ссылке.


Что мы себе представляем, когда слышим о немецких боевых группах или бронегруппах, о немецких танковых дивизиях, или советских танковых корпусах? Все эти слова: танковый, броне- - намекают нам на танки, да и в целом внимание людей, интересующихся Второй Мировой (и более поздними конфликтами, вплоть до современности) очень сильно смещено в сторону танков. Однако правильно ли связывать успех маневренных действий и ударную мощь танковых дивизий/корпусов и боевых групп с одними лишь танками? Разумеется, нет. Подвижные соединения имеют большое количество разных частей, и не меньшую роль, а помимо этого большую численность (по количеству батальонов) в танковой дивизии имеет мотопехота. О мотопехоте, как основе боевой группы и танковой дивизии, и пойдет речь в этой статье.


Задачи мотопехоты


Для чего же нужна пехота в танковой дивизии? Разумеется, во многом, для того же, для чего нужна пехота в принципе – никакая боевая техника не может занимать местность, не может обезопасить поле боя, выбить противника из зданий или окопов, зачистить лес. Все это делает в танковой дивизии мотопехота. Однако это далеко не все. Помимо этого, мотопехота важна и при совместных действиях с танками, и даже более того – танки без мотопехоты действовать практически не могут (кроме совсем уж локальных задач). В бою танки обеспечивают пехоте возможность следовать вместе с ними, уничтожают вражеские бронированные цели, тяжелое оружие пехоты, и проникают глубоко в боевые порядки противника для уничтожения его артиллерии, командных пунктов и снабжения. Мотопехота обеспечивает действия танков, защищает их от противотанковых орудий и бронебойщиков (охотников на танки из числа пехоты противника), создает условия для ввода танков в бой (например занимает или отбивает удобные позиции для развертывания), занимает важные пункты, прикрывает фланги и защищает танки во время отдыха и пополнения припасов. Если в полосе действий танковой дивизии будет участок танконедоступной местности, на котором нужно действовать, то действовать там будет мотопехота.

Война Ужас Республика Беларусь

Немецкая пехота готовится наступать вместе с танками. На переднем плане группа тяжелого вооружения


Мотопехота танковой дивизии обеспечивает передовым частям и возможность снабжения, так как передовая группа (бронегруппа) не может задерживаться для полной зачистки местности, особенно если мотопехота на БТР передовой группы ведет бой без спешивания. Следующий за передовой группой батальон мотопехоты на грузовиках разберется с оставшимися разрозненными группами противника и зачистит пути для снабжения передовой группы, прикроет ее фланг при необходимости (если не стоит другой задачи). Когда боевая группа достигнет своей цели или остановится на промежуточном рубеже, именно мотопехота встанет в первую линию обороны, а танки и части на БТР по готовности оборонительных позиций будут отведены в ближайший тыл для обеспечения возможности подвижных действий (в том числе контратак). И наконец, при действиях в разрыве фронта мотопехота (в виде мотоциклистов и разведчиков) будет действовать на самом острие атаки, далеко отрываясь от основных боевых групп, а порой даже и от своего собственного тяжелого вооружения!


Краткая история


Однако, важность мотопехоты еще предстояло осознать. Создавая танковые дивизии, немцы не сразу нашли оптимальное соотношение танковых и пехотных батальонов: сначала дивизии были сильно перегружены танками, имея четыре танковых батальона, но при этом только три батальона пехоты (из них один – на мотоциклах). Затем количество танковых батальонов сократили до двух – трех, а позже – до двух (правда и танки в них уже были другие - мощнее), одновременно с этим добавив пехоты – уже летом 1941-го года в танковой дивизии по штату было аж пять пехотных батальонов (из них один – на мотоциклах). В дополнение к этому в качестве мотопехотного батальона мог использоваться разведывательный батальон. В 1942-м году произошел отказ от пятого батальона (на мотоциклах), и с этого времени до 1945-го года в немецкой танковой дивизии в общем случае было четыре батальона мотопехоты (из них по штату один на БТР) и разведывательный батальон. Помимо этого, имелось некоторое количество «мотопехотных дивизий», но с танками, – это были просто колоссального размера формирования. Например, летом 1943-го года дивизии СС «Лейбштандарт», «Рейх» и «Мертвая голова» (2-й танковый корпус СС) имели по шесть мотопехотных батальонов, из них один на БТР, а также дополнительно мотопехотную роту на мотоциклах в каждом из двух полков (а помимо этого еще тяжелую танковую роту и батальон штурмовых орудий в дополнение к двум танковым батальонам). Похожая дивизия была и в Вермахте – «Великая Германия». Оценивая результаты, достигнутые упомянутыми дивизиями, при попытке сравнить их с «обычными» танковыми стоит не упускать из виду их большую численность.

Война Ужас Республика Беларусь

Немецкая пехота готовится наступать при поддержке танка Pz.35(t). Сражения в лесу, в населенном пункте, на закрытой местности могут проходить на очень близкой дистанции, поэтому бойцы примкнули штыки


Но в чем же отличие мотопехоты от обычной пехоты? Казалось бы, ответ лежит на поверхности – у мотопехоты есть транспортные средства: грузовики, а то и БТР. Собственно, поэтому она называется «моторизованная пехота». Однако, если говорить о немецкой мотопехоте, то у нее имелись отличия и в вооружении. Начнем с того, что в мотопехотном отделении (десять человек) имелось целых два ручных пулемета, в то время как в обычном пехотном отделении – один. Это очень сильно повышало огневые возможности. Если переходить к более крупным формированиям – батальонам, то в 1942-м году мотопехотный батальон (очень примерно – 800 с лишним человек) на небронированном транспорте имел около 58 ручных и 14 станковых пулеметов, в то время как пехотный – около 27 ручных и 12 станковых пулеметов. Мотопехотный батальон на БТР мог к этому же числу прибавить пулеметы на своих боевых машинах, что в итоге давало ему примерно 107 легких пулеметов и 12 станковых (на самом деле еще больше, если посчитать пулеметы вообще всех боевых машин).


Но, разумеется, пехота – это не только пулеметы, это еще и тяжелое оружие. Если мы рассмотрим 1942-й год, то в пехотном батальоне (и обычном, и моторизованном, и бронированном) имеются и противотанковые ружья (тут у всех трех батальонов паритет – 9 штук), 81-мм минометы (по две штуки в каждой роте – итого шесть в батальоне). В 1941-м году в ротах были 50-мм минометы, а шесть 81-мм минометов имелось в пулеметной роте (роте тяжелого вооружения), но позже от 50-мм минометов отказались. Серьезные отличия начинаются в полковой артиллерии. Собственно, само ее название «полковая» подразумевало, что в батальоне ее быть не должно, поэтому в пехотном батальоне ее и не было. А вот в мотопехотном батальоне имелось две 75-мм полковые пушки на мехтяге, в батальоне на БТР в качестве тяги и подвозчика боеприпасов использовались БТР. Стоит отметить, что 81-мм минометы в батальоне на БТР были своеобразными САУ – могли стрелять прямо из БТР. Немаловажно, сколь большое отличие имел батальон на БТР в количестве 37-мм орудий – если в пехотном и мотопехотном батальоне их по штату нет вообще, то в батальоне на БТР имелось по одному 37-мм орудию в каждом мотопехотном взводе (машина командира взвода имела 37-мм пушку), что доводило количество таких орудий в батальоне на БТР до 9. Эти орудия использовались, например, для подавления пулеметных точек. Имели мотопехотные батальоны (на грузовиках и на БТР) и свой противотанковый огневой взвод из трех 50-мм орудий, чем пехотный батальон тоже похвастать не мог, а также взвод тяжелых противотанковых ружей с коническим стволом калибра 28/20-мм. Такой была в общих чертах ситуация на лето 1942-го года.

Война Ужас Республика Беларусь

БТР командира взвода с 37-мм пушкой. Орудийный щит порой снимали, так как он мешал командиру наблюдать за полем боя. Позже форму щита изменили с учетом этого нарекания


Однако, к началу Курской битвы ситуация начала меняться – вооружение частей усиливалось, появлялись новые технические средства, и теперь мотопехотный батальон на БТР стал сильно отрываться от своего небронированного коллеги уже и по тяжелому вооружению (отличаться стал также мотопехотный полк, содержащий батальон на БТР), да и количество пулеметов возросло. Давайте для общего понимания коротко рассмотрим части такого полка, а затем оба его батальона (на БТР и на грузовиках).


Мотопехотный полк танковой дивизии 1943-го года


Мотопехотный полк на БТР имел штаб и штабную роту на БТР (далеко не все полки танковых дивизий, разумеется, успели перейти на полный штат 1943-го года к началу Курской битвы, тем не менее оснащенные более-менее по этому штату части имелись, имелись и «переходные» варианты). В составе штаба и штабной роты имелись радиостанции на БТР, взвод мотоциклистов-разведчиков, взвод огнеметных машин на базе БТР, взвод противотанковых 75-мм орудий с БТР в качестве тяги (три орудия), БТР-ы для прокладки проводной связи, части обеспечения и обслуживания техники и обоз. В полку также имелась батарея из шести тяжелых полковых орудий (150-мм) на бронированных самоходных лафетах (Grille) и батарея зенитных 20-мм автоматов (взвод буксируемых, взвод самоходных на базе 1-тонного полугусеничного тягача и взвод счетверенных самоходных на базе 8-тонного полугусеничного тягача).

Война Ужас Республика Беларусь

Счетверенная 20-мм автоматическая зенитная пушка на шасси тягача


В полку было два батальона: батальон на БТР и батальон на грузовиках. В батальоне на БТР каждая мотопехотная рота (из трех имеющихся) имела два 81-мм миномета на БТР, три 37-мм орудия на БТР. Важным добавлением роты 1943-го года были два 75-мм полковых орудия на базе БТР. Помимо мотопехотных рот в батальоне имелась также рота тяжелого вооружения, в которой имелось три 75-мм противотанковых пушки с БТР в качестве тяги, шесть 75-мм полковых орудий на БТР, две 75-мм буксируемых полковых пушки (не совсем пойму, зачем они там, когда есть куча 75-мм самоходных пушек, но я точно не умнее тех, кто эти штаты составлял), а также взвод саперов на БТР, имеющий одну 37-мм пушку (главное не оценивать саперов по пушке, они вообще в первую очередь нужны для обеспечения наступления: разграждения, наведения переправ (на их БТР перевозятся небольшие готовые мосты), для проверки, разминирования и укрепления мостов, которые удалось захватить, укрепления рубежей обороны и т.д.). Итого батальон на БТР мог выставить 10 37-мм пушек на БТР, 12 75-мм САУ на базе БТР, две 75-мм буксируемых полковых пушки, шесть 81-мм самоходных миномета, три 75-мм противотанковых пушки и сильно больше, чем 100 пулеметов (если я правильно все посчитал, а данные разнятся, то получается порядка 153 легких и 12 станковых пулеметов, включая вооружение саперов). Машины проводной и радиосвязи тоже размещались на БТР (и еще не забудем про санитарный БТР для вывоза раненых).

Война Ужас Республика Беларусь

Вот что я имею ввиду, когда говорю о 75-мм САУ применительно к мотопехотному батальону на БТР


Второй мотопехотный батальон полка отличался вооружением и отсутствием БТР (передвигался на грузовиках, по возможности полноприводных). Каждая рота такого батальона имела вдвое меньше пулеметов, не имела 37-мм и 75-мм орудий в ротах (два 81-мм миномета оставались). В тяжелой роте имелось еще шесть 81-мм минометов, четыре буксируемых 75-мм пехотных орудия и три 75-мм противотанковых пушки (по штату, в реальности могли быть 50-мм), а также взвод саперов. Всего такой батальон насчитывал 60 легких пулеметов и 12 станковых.

Война Ужас Республика Беларусь

Минометчики мотопехотного батальона на БТР ведут стрельбу прямо с БТР


Все вооружение полка вместе составляет порядка 250 пулеметов (в полковых частях они тоже есть), 18 81-мм минометов, 10 37-мм пушек, 12 75-мм САУ (на базе БТР), шесть 75-мм буксируемых полковых орудий, девять 75-мм буксируемых противотанковых орудий, шесть 150-мм САУ и батарею 20-мм зениток. Довольно серьезно, прямо скажем, а ведь это все еще мотопехотный полк, без дивизионной артиллерии, без танков. Благодаря такому оснащению, полк был очень самостоятельным средством, имел свою разведку, своих саперов, свою бронетехнику (БТР), свою легкую и тяжелую артиллерию и очень большое количество автоматического оружия (пулеметов). Разумеется, это не значит, что у всех полков вот прям все это было, но, когда на Восточном фронте вступала в бой дивизия, переброшенная после пополнения и переформирования, она должна была иметь оснащение, близкое к штату. Иногда встречались ситуации, когда в дивизии имелось что-то сверх штата, как, например, в 5-й тд, где в мотопехотных полках было по четыре 150-мм орудия и в дополнение к этому еще шесть 150-мм САУ.


В июле 1943-го к началу Курской битвы 11 танковых дивизий Вермахта имели батальон на БТР (не все находились на Восточном фронте), еще несколько дивизий имело одну или две роты на БТР, 11 имели 75-мм САУ в роте тяжелого вооружения, а пять дивизий имели переформированные по штатам 1943-го года батальоны на БТР (например, 4-я танковая дивизия, участвовавшая в Курской битве). Помимо этого, батальон на БТР был в дивизии «Великая Германия» и в трех дивизиях 2-го ТК СС (но у дивизий СС была сильно другая организация батальона на БТР и полка, да и дивизии, чего уж там). В дальнейшем батальоны оставшихся дивизий оснащались по штату 43-го года, а некоторые уже имеющие такие батальоны дивизии перебрасывались на Восточный фронт, как, например 14-я, 16-я и 24-я дивизии, появившиеся осенью 1943-го года на Украине.

Война Ужас Республика Беларусь

Мотопехотный батальон на грузовиках мог иметь различный транспорт — это и самые обычные грузовики 4х2 или 6х4 (в те времена это уже считалось машиной повышенной проходимости), но могли быть также машины 4х4, 6х6, а порой мотопехоте временно могли дать полугусеничные тягачи, если нужно было действовать на очень сложной местности, или вообще погрузить бойцов на танки


Разумеется, на такой схеме вооружения полк мотопехоты не остановился. В 1944-м году произошло еще несколько интересных изменений – в пехотных и мотопехотных батальонах появились по четыре 120-мм миномета (вместо шести 81-мм минометов в роте тяжелого вооружения), при этом в батальоне на БТР в качестве тяги использовался БТР (но именно как тягач, 120-мм миномет не устанавливался внутрь БТР-а, как это было в случае с 81-мм минометом). Это значительно увеличило ударную силу батальона.


Не менее интересным было также появление в 1944-м году БТР с автоматической 20-мм пушкой (с баллистикой зенитного орудия) в качестве замены машин с полуавтоматической 37-мм пушкой. Для борьбы с наземными целями автоматическая пушка подходила лучше, и наличие такой машины в каждом взводе было хорошим подспорьем в атаке. Могла такая машина помочь и при налете штурмовиков. По штату 1944-го года таких машин имелось по семь в каждой мотопехотной роте на БТР и одна у саперов мотопехотного полка. Это довольно малоизвестная машина, и может возникнуть ощущение, что их толком и не успели построить, однако на 30 декабря 1944-го года больше десяти танковых дивизий отчитались о наличии таких машин, причем у многих в количестве более половины от штатного. Не менее интересной была и машина поддержки со строенной (три ствола в одной установке) 15 или 20-мм авиапушкой MG 151, присутствовавшая в некоторых мотопехотных батальонах на БТР в больших количествах (30 декабря 1944-го 9-я танковая, 25-я мотопехотная и Фельдхеррнхалле отчитались о наличии нескольких десятков таких машин, подробнее я рассмотрю эти машины в статье о БТР и их развитии).

Война Ужас Республика Беларусь

Особенно сложно было действовать на грузовиках зимой и в распутицу — тут БТР были как нельзя кстати


Помимо полка, имеющего батальон на БТР, в дивизии был также второй мотопехотный полк, состоящий из двух батальонов на грузовиках (или трех, в случае «танково-мотопехотных» дивизий, например «Великая Германия» или «Рейх»). Каждый батальон этого полка соответствовал батальону на грузовиках, который был описан выше. Полковые части полка на грузовиках были несколько беднее, чем у полка с БТР-ами, и передвигались на грузовых и легковых автомобилях. Разумеется, не было у них и огнеметных БТР. Теоретически в полку могло быть шесть 150-мм САУ, однако на практике такие машины шли скорее в полки, имеющие батальон на БТР. Гумми-гренадерам (от немецкого Gummi – резина, так как грузовики двигались на резиновых шинах) чаще приходилось довольствоваться только четырьмя 150-мм пушками на механической тяге и всего лишь восемью (против восемнадцати) 75-мм полковыми пушками. Стоит отметить также, что на июль 1943-го немало мотопехотных батальонов на грузовиках не могли похвастать и 75-мм противотанковыми орудиями – такие орудия скорее шли в полковой взвод и взводы батальонов на БТР, оставляя гумми-гренадерам 50-мм пушки и тяжелые противотанковые ружья с коническим стволом калибра 28/20-мм. В целом, конечно же, реальное оснащение дивизий плавало, и порой совсем новые средства соседствовали с реально устаревшими, как в 19-й тд, которая имела в мотопехотной роте на БТР 75-мм САУ, а в тяжелой небронированной роте и 50-мм ПТО, и 28/20-мм ПТР, при этом все еще сохраняла там же 37-мм ПТО.

Война Ужас Республика Беларусь

Немецкие бойцы и тяжелое противотанковое ружье с коническим стволом калибра 28/20-мм


Особенности подготовки


Не будем забывать и о вопросах боевой подготовки. Мы порой слышим, что мотопехота отличается от обычной пехоты в том числе и тем, что имеет специальную подготовку для действий с танками. Что же это значит? Ну, разумеется, с одной стороны это значит, что бойцы и командиры отделений и взводов знают, как действовать на поле боя вместе с танками, как ездить на броне (нередко бойцов мотопехотного полка на грузовиках перевозили верхом на танках), а бойцы батальона на БТР, разумеется, обучаются бою без спешивания, однако это далеко не все. Очень важно обучить командный состав роты, батальона и полка подвижным действиям, быстрому принятию решений в условиях резкой смены обстановки, а помимо этого – совместным действиям с танками. Разумеется, это не означает, что командир батальона или роты будет бежать рядом с танком, нет. Командованию роты, батальона и полка мотопехоты нужно понимать, что требуется от мотопехоты в совместном с танками бою, что должна мотопехота обеспечить, что должны обеспечить танки, как они действуют, что могут и чего не могут. Что может и зачем нужен батальон пехоты на БТР, и как с ним взаимодействует батальон на грузовиках. Как в целом действует танковая дивизия. Совместные действия с самоходной дивизионной и полковой артиллерией, ее возможности. Особенности действий в составе подвижного передового отряда в разрыве фронта с захватом мостов и переправ. Обычные пехотные командиры не имеют таких средств и подготовки.


Последнее, что я хотел бы рассмотреть, это слабые стороны мотопехоты в сравнении с обычной пехотой. И здесь, конечно же, среди важнейших будет зависимость от поставок горюче-смазочных материалов. Не меньшую важность имеет и организация ремонта и обслуживания многочисленной техники мотопехотных батальонов. Поскольку мотопехота немыслима без своих транспортных средств, каждое из которых имеет довольно большой вес (ладно если это грузовик, а если БТР?!), это накладывает дополнительные требования на грузоподъемность переправ. Для маневра мотопехоты на грузовиках также есть существенные ограничения, накладываемые местностью и погодными условиями.

Война Ужас Республика Беларусь

Группа танков и мотопехоты на БТР


Мотопехота – это не просто пехота, посаженная на грузовики/БТР. Это особенный род войск со своими возможностями и проблемами, со своей тактикой и задачами, пересекающимися с тактикой и задачами обычной пехоты только частично. В Германской армии мотопехота выделялась своим цветом выпушки (окантовки) погон – светло-зеленым (обычная пехота имела белую выпушку). В лице мотопехоты немецкие подвижные соединения и боевые группы получили прочное основание для эффективных действий. Задачей этой статьи было познакомить читателя с историей мотопехоты, составом ее частей, отличиями от обычной пехоты, задачами и трудностями, стоящими перед ней. Это вторая статья из цикла «Бронированные боевые группы и их составные части». С первой статьей: «Мотопехота на БТР и бой без спешивания» - вы можете ознакомиться по ссылке. В статьях этого цикла мы подробно рассмотрим немецкую мотопехоту и ее боевые машины, моторизованную дивизионную артиллерию и бронеартиллерию, а также разведывательные батальоны танковых дивизий, составлявшие вместе с танками во второй половине войны полностью бронированные боевые группы. Некоторые следы этих объединений и описанной в статье тактики боя можно проследить в военном деле вплоть до настоящего времени.


Для подготовки материала я использовал источники:


1. Wolfgang Fleischer, Richard Eiermann – Die Motorisierten Schuetzen und Panzergrenadiere des deutschen Heeres 1935 - 1945;

2. Wolfgang Fleischer, Richard Eiermann – Die deutschen Panzeraufklaerer 1935 - 1945;

3. Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle – Mittlere Schuetzenpanzerwagen (sd.kfz 251) History of Variants, Production, Organization, Issue, Tactics, and Employment in Action from 1939 to 1942 (Panzer Tracts No.15-2)

4. Thomas L. Jentz, Hilary L. Doyle – Mittlerer Schuetzenpanzerwagen (sd.kfz 251) Ausf.C & D History of Production, Variants, Organization, and Employment in Action from 1943 to 1945 (Panzer Tracts No.15-3)

5. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 3/I. Mechanized Army Divisions (22 June 1941)

6. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 4/I. Mechanized Army Divisions (28 June 1942)

7. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 5/I. Mechanized Army Divisions (4 July 1943)

8. Leo W.G. Niehorster. «German WWII organizational series. Vol. 5/III. Waffen SS Higher Headquarters and Mechanized Formations (4 July 1943)

9. Материалы сайта WWIIdaybyday

10. Материалы сайта Память народа

11. Youtube канал Military History not Visualized

12. Книги и видео-лекции военного историка, к.и.н. Алексея Исаева


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_175530

Автор: Виталий Илинич. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_269606747

Личный хештег автора в ВК - #Илинич@catx2, а это наш Архив публикаций за май 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Одним из самых запоминающихся актеров в фильме "В Августе сорок четвертого" стал старший лейтенант в группе диверсанта Мищенко, которого в книге называют амбалом. "Недобрый у него взгляд, очень недобрый..."

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Сыграл амбала совсем не профессиональный актер, но профессионал в своем деле Юрий Пристром.

Юрий - командир подразделения белорусского спецназа по борьбе с терроризмом, имеющий боевые награды. В прошлом году ему присвоено звание генерал-майора МВД.

Война Ужас Республика Беларусь

Кроме того он кавалер-Ордена "За личное мужество", 2009

Медали "За отвагу", 2005

Медали "За отличие в охране общественного порядка", 2013.

Вот такие актеры в Белоруссии!

Война Ужас Республика Беларусь

Сегодня будет совсем короткая история, но лично для меня очень эмоциональная. В деревеньке Кражино Воложинского района есть достаточно необычный холм-курган.

Война Ужас Республика Беларусь

Он небольшой и заполнен множеством надмогильных памятников с крестами, причем кресты и православные, и католические вперемешку. Рядом монумент скорбящей женщине.

Война Ужас Республика Беларусь

На каждом памятнике несколько имен с одинаковыми фамилиями с разными датами рождения и одной датой смерти - 23 мая 1943 года. Это братская могила, где похоронены мирные жители, которых заживо сожгли фашисты за помощь партизанам.


Деревню, откуда родом моя мама, в войну немцы тоже сожгли практически полностью, серьезно не пострадали буквально несколько домов, остальные сгорели дотла, благо люди остались живы. Это Беларусь. И это ее и моя история. Это не забывается.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Российскому актеру Дмитрию Певцову пожелали «мучений в аду» из-за военного фильма «На Париж». Об этом он сообщил в своем Instagram-аккаунте.


Артиста раскритиковали после обзора на YouTube-канале BadComedian. Блогер Евгений Баженов посчитал, что картина оскорбляет ветеранов войны.


«Министерство культуры РФ в честь Дня Победы поддержало фильм, который, естественно, снят по документам и рассказывает правду о ветеранах, которые набухались и поехали к проституткам… В Париж 9 мая 1945 года. Как говорится #СпасибоДедуЗаШалаву», — написал Баженов в своем Twitter-аккаунте.


Певцов заявил, что не испытывает стыда за роль в проекте, потому что снятая история о любви, в том числе к Родине и к тем, кто победил в войне. Актер поблагодарил всех, кто желает ему смерти.


«И для тех, у кого глаза и уши еще не окончательно засорились дудями, познерами, навальными и прочими, сообщаю: фильм "На Париж" — о том, что произошло, когда наступила долгожданная победа, когда стало ясно, что — все, конец, победили», — отметил Певцов.


В декабре 2019 года актер в образе председателя Совета министров СССР Иосифа Сталина обратился к журналисту Владимиру Познеру и призвал его уехать из России. По мнению Певцова, телеведущего не волнует судьба страны

От моего деда осталась только строчка...

И не могу я выйти с его фото на Бессмертный полк...

И только путь его дивизии показывает ЕГО путь...

Светлая память павшим...

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Это вся информация про него...

Выпьем... помянем...

Вот фото моего прадеда Федора (о нем я писал в предыдущем посте) и прабабушки Оли в день ухода его на фронт в июне 1941 года

Война Ужас Республика Беларусь

А через несколько месяцев родился сын Саша, которого прадед Фёдор увидел только через 4 года. Это из жизни тех, которых мы называем «дети войны».

Война Ужас Республика Беларусь

Немецкие самолеты бомбили село, где жила их семья. Рвались бомбы. Маленький Саша в люльке спал в доме, а его мама, моя прабабушка, работала в огороде. Спасаясь, родственники ее силой затащили в подвал. Как она ни кричала, ни рвалась к сыну, ее не пускали. Совсем рядом раздался взрыв. Трудно представить, что пережила моя прабабушка! Только затих гул самолетов, она со страхом бросилась в дом. Там плакал маленький Саша. Окно было выбито взрывом, а рядом с ним в люльке лежал осколок бомбы и куски разбитого стекла. Он был живой! Чудо! И, казалось бы, он станет долгожителем… Детство Саши прошло в суровые военные и послевоенные годы.

Война Ужас Республика Беларусь

А потом он так же, как и отец, много лет проработал на этом же Фенольном заводе инженером, главным энергетиком. Но, к сожалению, рано, в 58 лет, он ушел из жизни.

Война Ужас Республика Беларусь

Трудная, но славная жизнь была у Александра Фёдоровича Пилипенко, как и у его отца - Фёдора Александровича Пилипенко, моего прадеда, участника и ветерана Великой Отечественной войны. Его жизнь продолжили двое детей, 4 внука и внучки, правнук и правнучка, и даже праправнучка.

С благодарностью поклонимся светлой их памяти…

Война Ужас Республика Беларусь

21 год

Наверное пришло время рассказать об одном из самых важных дел своей жизни.Говорят, что человек в своей  жизни должен сделать три дела. Но, я совершенно неожиданно для себя, сделал ещё одно.

75я годовщина Великой войны, 75 лет забвения лётчика Ивана Владимировича Дегтярёва.

Летом 2017 года произошло одно необычное событие, которое повлекло за собой целый ряд других, затронувших один небольшой эпизод Великой Отечественной войны. А может, и вся война состояла из таких маленьких эпизодов?

Но давайте обо всём по порядку. В июне 2017 года в нашей школе раздался телефонный звонок. Татьяна Александровна, наш учитель русского языка и литературы, с удивлением выслушала от Чердакова Евгения Александровича, жителя Тамбовской области, о поисках могилы родственника, погибшего в годы войны на территории нашего села. Это было настолько неожиданно, что Татьяна Александровна даже немного растерялась. Но потом дала мой номер(учителя истории). Получив этот запрос от родственника пропавшего лётчика, у меня  возникло желание помочь этим людям. Легко сказать помочь, но как? С момента гибели пилота прошло 75 лет. Очевидцев ,скорее всего, не осталось в живых, а те ,кто остались, вряд ли что-то помнят. Слухи, о похороненном на местном кладбище в годы войны военном лётчике ходили давно, но место захоронения точно было неизвестно. Я начал собирать информацию, опрашивать старожилов. Буквально первый человек, Саункин Владимир Андреевич дал очень ценную информацию. По его словам, в годы войны в районе Веряева был запасной военный аэродром, регулярно совершались учебные полеты. В декабре 1942 года, в Нестеровском лесу,(место Широкий Луг) совершая полёт, разбился самолет АН-2(«кукурузник») с двумя пилотами на борту. Пилот погиб, штурман выжил. Летчика ещё живого привезли в село, вызвали врача из Пителино. Но ему оставалось только констатировать смерть. Штурмана тут же арестовали особые органы для выяснения всех обстоятельств. Всё- таки падение самолета во время войны могло быть диверсией. Причины катастрофы Владимиру Андреевичу были неизвестны. Обломки самолета привезли к спиртзаводу, где они лежали ещё долгое время. Дальнейшие расспросы других жителей села (Александр Тамбовцев, Владимир Попов, Валентина Спиряева и многие другие), только дополняли картину. Хотя версии иногда отличались. По одним данным, крушение самолета произошло не на Широком лугу, а на Большом поле, тоже в Нестеровском лесу. А это два разных места. По поводу обломков самолёта есть так же некоторая путаница. Тогдашние мальчишки, которым сейчас за 70, рассказывают, что самолёт никто не вывозил, они сами на тачках перевозили металл на пункт приёма. Большое количество времени, прошедшего с тех пор, не позволяет точно выяснить все эти детали. В сборе информации, очевидно, помогали какие- то высшие силы. Оказавшись по своим делам на местном кладбище, я совершенно случайно (или не случайно?) встречаю трех ( !) людей, которые достаточно уверенно показывают место захоронения погибшего лётчика. Стела со звездой (которую ещё в 60х годах прошлого века сделали рабочие местного спиртзавода) была неухоженной, долгие годы никто за могилой не следил. Таблички с данными не было на месте. Сейчас, после проведенных дополнительных исследований, можно утверждать, что это именно та могила. Других вариантов просто нет. На кладбище в Веряево также есть захоронения летчиков, но все могилы подписаны, Дегтярёва там нет. Учащимися Нестеровской школы была проведена уборка, очистка могильной территории. Выяснилось, что памятник находится в очень плачевном состоянии, кирпичное основание полностью разрушено. Вся конструкция держится на кустах сирени. Вся информация передавалась родственникам погибшего летчика. Те, в свою очередь, многое рассказали о нем, прислали письма, документы, фотографии. Местный краевед Василий Валентинович Кашаев, который достаточно хорошо знает историю района (собственно говоря, он один ей и занимается) был просто шокирован этой невероятной историей. Он и представить не мог что на Нестеровском кладбище уже 75 лет похоронен безвестный военный летчик. Он провел свое расследование и написал два очерка в местную газету . Вот некоторые выдержки из этой статьи.

Любимый первенец большой семьи

Иван Дегтярев родился 21 сентября 1921 года в селе Ново-Козмодемьянское (ныне Первомайского района Тамбовской области), в обычной крестьянской семье. Для молодоженов Владимира Моисеевича и Марии Степановны он стал желанным первенцем. Они уделяли ему все тепло сердец, пестовали и берегли, как только могли. «Что ж такого?» – возразят иные.

Дело в том, что после рождения первенца, семью словно преследовало роковое заклятье: все последующие дети умирали в грудном либо годовалом возрасте. Поэтому родители с таким трепетом и любовью относились к Ванюше. Только шестой по счету ребенок избежал роковой участи. А в итоге из 13 детей выжили пятеро сыновей: Иван, Виктор, Леонид, Николай и Василий. Но, увы, и из них ныне никого уже нет – все отошли в мир иной.

Ваню призвали на армейскую службу в 1940 году. Через несколько месяцев направили в Кировобадскую военную школу пилотов, где он стал осваивать управление многоцелевым бипланом У–2. Но тут грянула война. Грозный и беспощадный враг вероломно напал на нашу страну. Доучиваться курсантам авиашколы пришлось в ускоренном порядке.

Из архивных документов выясняется, что комсомолец Иван Дегтярев пошел на фронт добровольцем. Его зачислили в 172-й смешанный авиационный полк. Молодой летчик на переделанном под легкий бомбардировщик У–2 вылетал на разведки вражеских позиций и ночные бомбометания, защищал подступы к Москве. Но главные бои ждали впереди.

Получить медаль не успел…

К январю 1942 года немецко-фашистские полчища удалось отбросить на 100–250 километров от столицы нашей Родины. Перед советскими войсками ставилась задача окружить и разгромить главные сила группы армий «Центр», для чего были разработаны и проведены Ржевско-Вяземская (8.01–20.04) и Ржевско-Сычевская (30.07–23.08) наступательные операции.

В то время 172-й авиаполк входил в состав 33-й армии Западного фронта. Наш земляк участвовал в обеих операциях, но особенно отличился во второй.

Замысел советского командования предусматривал ударами войск левого крыла Калининского фронта и правого крыла Западного фронта на сычевском направлении разгромить основные силы врага, удерживающие стратегически важный плацдарм – так называемый Ржевский выступ. Частям Красной Армии не удалось добиться заметного продвижения, однако они сорвали контрудар противника, нанесли ему поражение и за¬ставили перейти к обороне.

Летал в тыл противника, говорится далее в документе, к частям Красной Армии, несмотря на ураганный обстрел и плохие метеоусловия, доставлял советским бойцам продукты питания, боеприпасы, медикаменты, эвакуировал раненых. Шесть раз ночью садился на не¬оборудованные площадки.

Два раза летал на разведку. Несмотря на сложность полета и обстрел орудиями 3-й армии противника, задания выполнил: зафиксировал огневые точки и передвижения войск.

А в одном из боевых вылетов на бомбометание самолет Дегтярева получил серьезные повреждения мотора и плоскости крыла. Экипажу грозила вынужденная посадка на территории врага, но применяя все пилотное мастерство, Иван дотянул самолет до линии фронта и благополучно посадил его. После замены мотора и необходимой починки крылатая машина снова встала в строй.

Командование представило отважного летчика к ордену Красной Звезды, но на самом верху – в Президиуме Верховного Совета СССР приняли иное решение и заменили орден на медаль «За отвагу». Кстати, Иван об этом знал, но получить награду не успел – помешала смерть, подкараулившая его весьма далеко от линии фронта. Вот что он писал в последнем своем письме домой:

«5.12.42 г. Добрый день! Здравствуйте дорогие папа, мама, братишки Леня, Витя, Коля, Вася. Пишу я вам письмо и посылаю горячий привет и с ним массу наилучших пожеланий в вашей жизни и работе…

Папа, вы пишите, что может, мне нужны теплые вещи: носки и т.д. Спасибо, но этого не надо. Здесь дали все. Папа, вы также просили, чтобы я написал, долго ли буду на этом месте. Сообщаю, что недолго, а подробно не могу сообщить. Как только переучусь, так снова поеду на фронт. А пока больше писать нечего. Пишите, я жду ваших писем. С приветом и горячим поцелуем ваш (подпись).

Начал 5.12.42, кончил 8.12.42 г. Смех.

Могу сообщить предварительно. Меня наградили медалью «За отвагу», а посылали на звезду. Но что-то не вышло. Я жду ваших писем».

Правительственную награду за сына получил в военкомате отец.

Последний полет

Несмотря на десятки боевых вылетов, пилотных навыков лейтенанту Ивану Дегтяреву не хватало. Особенно учитывая ускоренное (ввиду начавшейся войны) прохождение курса в Кировобадской школе пилотов. И вот в конце 1942 года его направили на переподготовку в 3-й отдельный учебно-тренировочный смешанный авиаполк, базировавшийся на аэродроме села Алешино Сасов¬ского района.

Конечно, пареньку очень хотелось побывать в отчем краю, повидать родителей, братишек, друзей – ведь до дома всего-то чуть более ста километров. Но не в меньшей степени тянуло побыстрее вернуться в действующую армию на фронт, бить и гнать ненавистного крага до самого его логова.

Увы, ни первое, ни второе желания не исполнились. Их перечеркнула черная дата 17 декабря 1942 года.

О гибели Ивана родные узнали из скупых строк официального извещения. Не смог сообщить причин и обстоятельств крушения самолета и друг пилота Алексей Агишев. Вот выдержки из его письма от 24.01.43 г.

«Здравствуйте, Владимир Моисеевич! Шлю Вам пламенный красноармей-ский привет и желаю успехов в вашей работе. Я давно собирался Вам написать, но в связи с некоторыми изменениями в нашей жизни задержался, за что, прошу Вас, извините.

Я неизвестный Вам, но близкий друг нашего всеми уважаемого Вани по боевой работе. Считаю своим долгом написать Вам письмо и сообщить более подробно о его боевой работе. С Ваней я около 6 месяцев находился в действующей армии, где часто летали на пару на бомбардировку объектов врага. И жили вместе на одной квартире, и спали на одной койке. Таким образом, мы стали неразлучными друзьями.

О его боевой работе можно судить из того, что по приказу Западного фронта Ваня был награжден правительственной наградой медалью «За отвагу», которой при жизни не мог получить…

Когда ехали в г. Сасово, в Москве вместе сфотографировались: я, Ваня и мой штурман Петя. Если удастся получить, то постараюсь вам выслать. После приезда в Сасово ездили в командировку в г. Алатырь, где 15 суток жили вместе. Оттуда перегнали машины в Сасово – куда прибыли 4-го декабря. 17 декабря в 3 часа дня не стало нашего любимого боевого друга Ивана Владимировича Дегтярева. Очень тяжела нам, Владимир Моисеевич, утрата нашего любимого друга, еще очень молодого Сталинского сокола. Он еще много-много сделал бы полезного…».

А вот строки из второго письма от 20.02.43 г.

«Причина гибели Ивана Владимировича, как предполагает комиссия (а лично никто не видел): во время полета по маршруту с штурманом шли очень низко и при этом против солнца, которое сильно мешает смотреть вперед. Вследствие этого крылом ударились об дерево, и машина упала. На место катастрофы летал командир части капитан Шмаков. Он собрал вещи, привез в Сасово, откуда выслали Вам…

Иван Владимирович погиб в 20–25 км севернее города Сасово, в д. Пителино, где и похоронен. Мы просили командование, чтобы привезли тело покойного в г. Сасово и похоронили там, но командование отказало.

Вот вкратце его последний путь… Все, конечно, трудно передать через письмо. Если останусь живым, то будет возможность встретиться, так как на родину ехать мне через Тамбов».

Увы, встреча Алексея Агишева и Владимира Моисеевича Дегтярева не состоялась. Что стало с другом летчика, неизвестно.

Родственники погибшего лётчика выясняли, как можно увековечить память героя. Бюрократическую машину очень сложно разогнать, но у нас получилось. Совместными усилиями собрали деньги, договорись с рабочими. В мае 2018 го был установлен памятник. Родственники летчика на День Победы приехали на торжественное открытие.Ещё одним тёмным пятном в истории стало меньше. Мой маленький вклад в Великую войну)

Война Ужас Республика Беларусь

Дегтярёв с товарищем.

Война Ужас Республика Беларусь

За два месяца до гибели.

Война Ужас Республика Беларусь

Родители

Война Ужас Республика Беларусь

Первоначальное состояние памятника

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Привели в нормальное состояние.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Благоустройство памятника 9 мая 2018 года

Война Ужас Республика Беларусь

В нашей семье, к сожалению, не осталось фотографий погибших родственников.
Когда началась война моей маме было пять лет, а сестре её- два года.
Четверо мужчин из семьи ушли на фронт: отец мамы Павел и старшие братья - Павел и Федор.
Михаил был намного моложе, но старше мамы на 10 лет.Во время окупации его прятали по соседям, чердакам и сараям, чтобы не попал в руки к немцам.Но в Красной Армии ему удалось всё же повоевать с18 лет, а в общей сложности он отслужил 10 лет.
Он единственный из наших мужчин
вернулся с войны живой, лишь на руках у него недоставало фалангов на нескольких пальцев.

Последние годы мы много говорили с мамой о войне, но она слишком мало помнила.Говорила, что все время хотелось есть.Вместо лакомства моя бабушка запекала детям сахарную свеклу в русской печи.
Еще она помнила, что в то время, когда
они выкапывали картошку на огороде со своей мамой и бабушкой, то во двор вошли немцы, зарезали свинью и все мясо забрали с собой.
А когда немцев уже погнали с нашей земли и они отступали, то всю оставшуюся после себя еду побросали в печь и сожгли.

Два Павла - отец и сын с войны не вернулись.Федор пришел очень больным после контузии.Он привез из Германии два красивых платья, которые вскоре отнесли на базар, чтобы купить еды.
Федор прожил не долго после победы. Его отвезли в краевую больницу. Бабушка долго не могла вырваться, чтобы навестить его, а когда приехала- он был уже похоронен и даже могилы его она не смогла найти.А было моему дяде Федору лет двадцать шесть.

Сколько помню свою бабушку- она всегда была сгорбленная не по возрасту, в белом платочке с непокорными седыми прядками и с грубыми натруженными руками.
Много горя принесла война на нашу землю.
Давайте будем помнить и хранить свою историю.

Сегодня, как и в каждый день победы во второй мировой 8 мая (из-за подписания документов в полночь, когда в Москве уже было 9-е мая), в нашей деревне Očihov в северозападной Чехии (бывшие Судеты) состоялся митинг и возложение венка к памятнику чешскословенским солдатам, воевавшим в частях советской армии.

Этот памятник один из трёх, находящихся в скверике перед мэрией. Рядом правее находится самый первый памятник нашей деревни, так называемый Моровой столб в форме часовенки. Память всем погибшим во временая чумы, Когда фактически вымершая старая деревня Очигов была сожжена и снова отстроена уже здесь.
Третий памятник, но по времени установления второй, это обелиск немцам, выходцам из деревни Очигов, погибшим в Первой мировой войне.

На памятнике имена погибших.

После второй мировой, большинство Судетских немцев выселили в Германию, а в опустевшие дома вселились чехи. Но я, например, живу с мужем в новостройке, около двадцати новых домов мой муж, будучи главой с/х фирмы, отстроил для сотрудников. Часть домиков видно на заднем плане панорамной фотки с немецким обелиском.

За всеми тремя памятниками, как и за старыми могилами на местном кладбище, ухаживают работники нашей мэрии.

Я рада, что живу в маленькой деревеньке (сейчас тут всего 235 жителей), но с достаточной памятью о поколениях людей, живших, умиравших и оставшихся в этой земле и памяти несмотря на политические или экономические режимы.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Завтра День Победы. При одной мысли о тех днях наворачиваются слезы. Накануне 75-летнего юбилея Победы хочется вспомнить о фотографах, которые снимали Великую Отечественную войну. В журналистике это самая сложная часть профессии. Писать и снимать войну страшно во всех смыслах. Расскажу вам о знаковых фотографах тех лет. Многих вы знаете. Если не по имени, то точно по их работам.


Макс Альперт

Один из самых знаменитых фотографов Великой Отечественной войны. Работал как в тылу, так и на фронте. Снимок "Комбат" стал одним из символов тех лет. Альперт снимал Парад Победы в Москве. Был награжден орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной звезды, медалью "За боевые заслуги", медалью "За оборону Кавказа", медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

"Комбат"

Война Ужас Республика Беларусь

Макс Альперт находился вместе с солдатами на передовой.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

И снимал Парад Победы 1945 года в Москве.

Война Ужас Республика Беларусь

Евгений Халдей

1 мая 1945 года Знамя Победы над рейхстагом установили Михаил Егоров и Мелитон Кантария, а на знаменитой фотографии Евгения Халдея красное знамя устанавливают Алексей Ковалёв, Абдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев. Дело в том, что Халдей отправился снимать Берлин 2 мая, причем взяв с собой Знамя. Бойцов встретил на улице и попросил повторить то, что сделали Егоров и Кантария. Советская пресса предпочла выдать снимок за репортажный, поэтому многие до сих пор думают, что на нем изображены Егоров и Кантария.

Война Ужас Республика Беларусь

Однако история с постановочным кадром не умоляет репортерских заслуг Евгения Халдея. Он является выдающимся военным фотографом тех времен. Вместе с камерой Халдей прошел путь от Мурманска до Берлина. Именно он снимал Нюрнбергский процесс.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Дмитрий Бальтерманц

Автор всемирно известного снимка "Горе". Дмитрий Бальтерманц снял его в январе 1942 года. Поле после расстрела мирных жителей фашистами. По нему ходят шокированные люди и ищут родных. Один из самых трагичных кадров Великой Отечественной войны.

Война Ужас Республика Беларусь

Бальтерманц умел передать ужас и динамику военных лет. Его снимки завораживают.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Анатолий Гаранин

Классик военного репортажа. Фотография "Смерть солдата" входит в золотой фонд фотожурналистики.

Война Ужас Республика Беларусь

Гаранин не любил постановку и снимал только репортаж. За это его называли лучшим советским фотографом. Посмотрите как он передает атмосферу войны в своей работе "Атака".

Война Ужас Республика Беларусь

Снимки этого фотографа показывали реализм войны. От самого страшного, до трогательного.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

А еще Анатолий Гаранин показывал будни в тылу. И, кончено же, знаменитый Парад Победы.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Павел Трошкин

Молодой и бесстрашный фотограф. К 35 годам Павел Трошкин успел отработать на трех войнах. И погиб не дожив до Дня Победы всего несколько месяцев. Трошкин снимал под пулями, успевал проявлять пленку в экстремальных условиях и ничего не боялся. Удивительно, но ему удавалось снять не только ужасы войны, но и мирных людей. Павел много раз снимал Георгия Жукова, но одной из самых знаменитых фотографий стала девочка с котенком.

Война Ужас Республика Беларусь

Устав от ужаса войны, люди хотели видеть нечто доброе. Однако большинство фотоархива Павла Трошкина состоит из снимков боевых действий.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

К сожалению это максимальное количество фотографий, что можно разместить в один пост. Великую Отечественную войну снимали еще множество достойных фотографов. Не поленитесь поискать их. Спасибо им, что не боялись документировать хронику тех лет. Низкий поклон всем, кто подарил нам мирное время и вечная память ветеранам, кто погиб во время Великой Отечественной войны, а так же не дожил до наших дней. Всех с наступающим Днем Победы!

Мой канал продолжает радовать бесплатными и полезными уроками и советами по фотосъемке. Тыкаем тут и прокачиваем свои знания. Все с любовью и специально для пикабушников.

Был у нас сосед, жил двумя этажами ниже. Старенький, перекособоченный, низкорослый. Звали его все – деда Ваня. Замечательный, добрый человек. Я, по детству своему, частенько то ключи забывал, а то и терял, и ждал прихода родителей в подъезде. Выйдет деда Ваня на лестничную площадку, глянет, меня на подоконнике увидит, да и в гости зовет – чаи погонять, в карты поиграть, но в карты – это мы уже в подъезде играли, больно его жена не любила карточные игры.

Ходили про этого деда Ваню легенды во дворе, что он повоевал так, что просто ужас. Что с самого первого дня войны и до последнего в боях участвовал, разведчиком был, и что фрицев на его счету, что фантиков у дурачка. Вот только на девятое мая никогда он не выходил с «иконостасом», не было у него на пиджаке ни единого ордена, а только орденская планка. А мы, шкеты, разве что в этой планке понимали? Само собой ничего не понимали. Вот я и докапывался до деда Вани: «а покажите ордена», «а расскажите про войну», «а вы много фашистов убили», «а вы…» - короче расспрашивал и не раз. И все деда Ваня от вопросов уходил, а один раз разозлился и сказал: «ненужно вам, малышам, про войну знать – фильмы смотрите, там все красиво показано» - матом, или вообще с бранными словами, он никогда не ругался, а только эмоционально начинал этак высказываться – быстро и резко.

С тех пор не стал я его про войну расспрашивать, а сам для себя заметочку в мозгах сделал: брешут все во дворе о его подвигах, не воевал он похоже, а если и воевал, то самую малость – надо меньше народной молве верить.

Умер он, когда мне было уже лет четырнадцать. Хоронили его всем двором, родни слетелось изо всех краев, друзей сослуживцев тоже было море. Размещали их всем подъездом (действительно во многих квартирах его и родственники и сослуживцы ночевали – у нас тоже, трое или больше – не помню). Хоронили с оркестром, проводили всем миром. И за ним, за гробом, несли на подушечках все его награды, и наград тех было… и ордена и медали и все на свете – много их было. И оказалось, что все правда, это уже жена его рассказала, и что воевал он и то что в разведке был, и то что языков брал и много-много еще подвигов, вот только даже жене своей он о настоящей войне не рассказывал, только говорил, что мирным это знать не положено – было и было.

И хоть и не говорил я об этом ни разу деду Ване, но по сей день немного стыдно, что усомнился в нем. И все же – насколько жутко там было, что даже о подвигах своих рассказать – это страшно, это ранить другого, неподготовленного и все держать в себе.

Война Ужас Республика Беларусь

Моя бабушке не было 12 лет, когда началась война. Она часто рассказывала мне о том военном детстве. Сегодня она протянула мне тетрадь и спросила, могу ли я поделиться её воспоминаниями в интернете. Думаю, в преддверии 9 мая (да и в нелегкий для всех период пандемии) это будет особенно актуально. Я также буду благодарен всем, кто поделиться этими заметками с другими людьми. Ниже привожу оригинальный текст, написанный моей бабушкой, без каких-либо правок и комментариев.

Сейчас очень много пишут о войне. Это и понятно - приближается день нашего главного праздника - День Победы. Можно много говорить об этом и, наверное, все будет правильно. Я же хочу рассказать об обыкновенных мальчиках и девочках, которые жили в городе Чкалове (тогда так назывался г. Оренбург). Ведь я одна из них.

Известие о войне мы услышали теплым июньским днем. У родителей нас было трое и в этот день мы возвращались из цирка. Шли веселые, ели мороженое (а оно было тогда очень вкусным). С нами был папа. В это время из громкоговорителей мы услышали, что в 4 часа утра на нас напали немцы и что началась война. Первое, что мы испытали - это страшную растерянность и ужас.

Папа сразу же ушел на работу (он работал в отделе уголовного розыска г. Чкалова). На фронт его не отпустили - у него была бронь,потому как работы у милиции с приходом войны прибавилось. Сразу же было много дезертиров, бандитов, появлялись всякие “черные кошки” (преступные банды). Наш отец приходил только ночью, на один час, а то и меньше. Он будил нас и давал нам “деликатес” - им давали на ужин два бутерброда - иногда с сыром, иногда с колбасой. Иногда просто давали два кусочка черного хлеба, из которого мы делали “тюрю”: вода, хлеб, немного растительного масла, соль. Для нас в те моменты вкуснее ничего не было.

У нас в квартире было три комнаты. Две занимали мы (нас было пять человек) и одну комнату занимала другая семья из семи человек. Буквально с первых дней войны в город стали приезжать эвакуированные. К нам подселили семью из г. Днепропетровска, с Украины - четыре человека. Как сейчас помню, фамилия - Петровские, двое детей, их мама и бабушка. Маму их звали Бэлла. Им мы отдали одну комнату, а сами остались впятером во второй. Мы жили одной семьей, делились друг с другом чем могли.

Моя мама с двумя младшими (сестрой и братом) уехала к своей маме в Ульяновскую область (так они ездили пока мы жили в г. Чкалове). Оттуда мама привозила мешок муки, картошки, лук, пшено. Чтобы это заработать, все лето она работала в поле. И вот так каждый год я оставалась на все лето одна. Иногда забегал папа - раз в три дня, и то, ночью.

Потом начались школьные занятия. Я училась в школе №33, которая была на ул. Советской. Но мы в нее уже не попали, так как в ней (как и во многих других школах) разместили госпиталь, куда постоянно поступали раненые. Мы (нам было кому 12 лет, кому чуть больше) постоянно ходили в этот госпиталь. Там мы читали стихи, пели песни, танцевали для раненых - конечно, это трудно назвать концертами, но нас там привечали. Иногда нам даже давали конфеты или пряники. Раненые, глядя на нас, видимо, вспоминали свои семьи, своих детей. Я теперь понимаю, как это все было нежно и трогательно.

Продукты в то время выдавали по карточкам. На этих карточках было мясо, сахар, масло и другие продукты - точно я уже и не помню. Помню одно: что по карточкам вместо всех этих продуктов отоваривали пряниками. Мама брала наволочку и приносила ее полную пряников. С тех пор мы: я, сестра, брат - любим пряники. Даже когда мой брат служил на Дальнем Востоке, я ему посылала 20 рублей (тогда это были деньги), а он мне писал: “только что получил деньги, побежал и купил пряников”. Но таких пряников, какие мы ели в войну - я больше не ела. Но как сейчас помню ту наволочку, полную розовых пряников.

Осенью нас регулярно (каждый день) возили в Учхоз - убрать морковь, свеклу, капусту - в общем, все что можно было собрать съестного. Мы очень любили ездить в Учхоз - нас там хорошо встречали. К сожалению, я не помню как звали тех замечательных людей, но если кто-то остался в живых - низкий вам поклон за ваше сострадание и заботу к этим вечно голодным детям. Каждый день нас там очень вкусно кормили. Был мясной суп (дома мы тогда такого не видели), даже второе блюдо было и обязательно компот.

С какого времени начинался учебный год, я не помню но было это точно поздней осенью.. Возможно, что и раньше, но в Учхоз мы ездили еще долго. Школу нашу перевели в здание на ул. Советской, где размещался областной финотдел. В классах было очень холодно, на стенах даже был иней. На уроках мы сидели в зимних пальто. Но на уроки мы ходили нормально, не помню, чтобы прекращали занятия в школе - все шло по расписанию.

Как и любые дети, мы безобразничали, но в пределах разумного - все понимали: война. И у многих на войне были отцы, братья. Интересно, что никакого мата тогда не было, он вообще тогда не культивировался. Самое страшное ругательство в то время было “фашист”, из-за него случались драки.

Несмотря на то, что в стране была карточная система, в школе ежедневно всем давали по стакану сладкого чая (вкуснее этого чая я больше не пила). В свободное время мы, дети, развлекались как могли. Сейчас вспоминаю: мы взрослели, но детские игры долго от нас не уходили. Зимой любимым развлечением было катание на коньках. Мы жили рядом с улицей Пролетарской, как раньше она называлась я не помню, да это и не так важно. То был дом №54 на улице Советской, где жили работники милиции. На другой стороне улицы стояли сарайчики сотрудников, в которых содержали коров, свиней, кур (это что у нас было). Так вот, про катание на коньках. На валенки веревками привязывали коньки “снегурочка”, а с собой мы брали какие-то крючья - я вот уже не помню откуда. Потом мы выходили на улицу Пролетарскую во всей этой экипировке. На этой улице было автомобильное движение, но в основном ездили там грузовики. Легковых автомобилей тогда почти не было, только поштучно у самого высокого начальства. Так вот, выходили мы на дорогу во время движения машин (они ездили там не часто), мы цеплялись за эти машины крючьями и ехали, пока не заканчивалась улица, а потом так же возвращались обратно.

В снежки играли, строили снежные крепости (двор при доме был большой). Играли в войну, но никто не хотел быть фашистом. Война вообще долгое время из наших игр не уходила, но мы все были дети, хотя уже и взрослели. Бывали и разбитые носы - словом, все как у обычных детей. Но вот не помню, чтобы были у нас какие-то проблемы со здоровьем. Мы не знали, что такое ангина (даже не слышали), а уж про грипп и говорить нечего, мы даже такого слова не знали. Еще одна любимая игра - классики. Прыгалка была главным гимнастическим “снарядом”.
Летом ходили на беловку, к реке Урал. Целыми днями бывали там. Урал тогда был глубокий, вода была чистая, сквозь нее можно было разглядеть было песчаное дно. Там же мы ловили рыбу, майками. В основном, помню, пескарей. Тогда мы не боялись, ходили одни - через всю улицу Советскую.

Спустя какое-то время папу перевели в город Бузулук. Чем запомнился он мне - так это школой, а именно учителями. Там они были просто изумительные. К сожалению, я не помню ни имен, ни фамилий. У нас было два обязательных иностранных языка. Также был обязательный предмет “военное дело”, где мы изучали гранаты, пулемет и “знаменитую” маршировку.
Еще помню, у нас во многих семьях работали пленные немцы. В основном, они кололи дрова и развозили их. Мама варила им большую кастрюлю борща, который они с жадностью ели и хвалили, при этом, маму: “спасибо, матка”. А “матке” этой тогда было всего 35 лет. Я помню в Бузулуке был городской сад, кажется, имени Пушкина. Вечерами играл духовой оркестр - слышно его было на весь город. И какая была музыка! Мы ходили только слушать. Хотя это был 1944 год и я была уже довольно взрослая, но на танцы мы не ходили - не знаю почему. наверное, просто потому что не умели.

Не помню в каком году, но в Бузулуке во время войны формировался чешский батальон “СвОбода”. Правда, это уже другая история, о которой написано много, а Чехия об этом “благополучно” стала забывать. Сейчас там громят памятники тех, кто принес свободу. В Бузулуке мы жили, кажется, на улице Кирова, на той же улице батальон как раз и формировался.
В те времена канализация была убогая и имелась не везде, но кругом были колонки. Одна стояла недалеко от нашего дома и, конечно, мы ходили за водой туда. Всегда там было много людей.

Однажды я была дома и услышала по радио, что закончилась война. Тогда я быстро побежала к колонке. Пока бежала, все время кричала: “война закончилась!”. Что тогда было - не передать словами. Женщины (а у колонки были одни женщины) начали меня обнимать и целовать, с криками “ты мне спасла мужа/сына/брата/деда” - в общем радости не было конца…
Сейчас я “дитя войны”, которых становится все меньше с каждым годом. Да это не так важно. Главное, что у меня есть дочь, внук и мои воспоминания. И если вас что-то затронуло - ответьте, буду благодарна. Меня зовут Соляева Валентина Николаевна, 1929 г.р. Может кто-то меня и помнит - в прошлом пенсионер республиканского значения (теперь это не приветствуется).

Василёк был любимчиком в родном брянском селе. Веселый, ласковый сиротка-пастушок всегда помогал старикам, для плачущих находил доброе слово, мастерил ребятишкам  игрушки из бересты. Вся деревня вечером выходила встречать своих коров и овечек, которых гнал с пастбища из-за речки черноглазый Василек, и с каждым пастушок перекидывался приветливым словом. Люди подкармливали пастушка, который жил у замужней старшей сестры, был для ее детей любимым дядькой, а для нее, словно старшим ребенком.

Наступил май 41 го - как радовался Василек - скоро у него день рождения - 18 лет - наконец-то сестра вручит ему собственноручно ею изготовленные - от ниточки на прялке - до выбеленного на солнце полотна - его первые штаны. Ткань была дорогим удовольствием и , поэтому, парни до 18 лет ходили в длинных рубашках и только в день совершеннолетия надевали, наконец, свою первую мужскую одежду.

Но грянула война, и первыми штанами Василька стали не льняные, пахнущие вешним солнцем, с любовно вышитыми сестрой инициалами возле пояска, пастушьи порты, а грубые солдатские шаровары, которые ему выдали на призывном пункте.

А потом Василька отправили вместе с такими же желторотыми юнцами, не успевшими научиться стрелять из стареньких винтовок, прямо навстречу стремительно наступающему врагу, обученному, уверенному, вооруженному до зубов.

Наши командиры понимали. что хлопцы, которых первыми привезли с ближайших к фронту районов - это пушечное мясо. Пушечное мясо с испуганными глазами, с первыми светлыми усиками над губами, с робкой надеждой на жизнь в молодых сердцах.

Сестра не получила от Василька ни одного письма, почти всю войну она прожила в оккупации, после войны отправляла запросы, но так и не нашла брата. Через 70 лет после Победы ее внучка отыскала на сайте "Мемориал" запись о том, что красноармеец Емельяненко Василий Григорьевич был убит в бою в декабре 43 го, в Белоруссии и похоронен в братской могиле в Гомельской области, 300 м восточнее села Гелин, в саду . В своих первых мужских штанах, в форме защитника Родины...


Этот рассказ о брате моей бабушки я написала год назад.  Бабушка всю жизнь переживала, что не знает, как погиб и где похоронен ее младший братик. Место рождения на Мемориале указано с двумя ошибками, поэтому и не находили его, видимо, по запросам родственников. Очень хотелось бы ради памяти бабушки и ради памяти молодого солдата, который отдал жизнь за Родину, узнать хоть что-то, почтить его память. Ведь никто никогда не возложил именно ему цветы.

Дорогие Пикабутяне! Может, кто-то из вас живет не далеко и мог бы доехать, посмотреть, есть ли братская могила, обелиск воинам погибшим возле села Гелин. Может, кто знает, что за бой там был в 43-м.

Это мой первый пост, надеюсь, вы его увидите)))

Всем добра!

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Оригинал: http://wumo.com/wumo/2020/04/04

В английском каталоге спецслужб ХХ века советская ДРГ «Джек» признана одной из лучших за все столетие. Во время пятимесячного рейда бойцы погибали в перестрелках, подрывали себя гранатами, а те, кто выжил, продолжали выполнять задание.

Все не как в кино

Из фильмов мы знаем, что группа диверсантов глубинной разведки – спаянный боевой отряд, который перед заданием проходит серьезные тренировки. В реальности это не так. Один из переживших рейд разведчиков Геннадий Юшкевич вспоминал, что перед выходом они не знали даже имена друг друга. Подтверждается это и документально. ДРГ сформировали 25 июля 1944 года, а забросиили в немецкий тыл 27 июля 1944 года.

Одеты диверсанты были не в советскую или немецкую форму, а в гражданскую одежду. О том, что их забрасывают в Восточную Пруссию джековцы узнали только в самолете. Командиру отряда 27-летнему лейтенанту Павлу Крылаты с позывным «Джек» приказали собрать данные о дислокации войск противника, наличии оборонительных рубежей и готовности немцев к ведению химической войне.

Группа должна была стать «глазами» 3-го Белорусского фронта в предстоящем наступлении на Восточную Пруссию.  Для связи с «центром» в отряде были две рации и радистки – 23-летняя сержант Анна «Лебедь» Морозова и старшина Зинаида «Сойка» Бардышева, которой исполнилось 20 лет.

Всего в ДРГ числилось 10 бойцов. Старшему 29 лет, а младшему 16 лет. На вооружении числилось шесть автоматов ППШ и по два диска к ним, 9 пистолетов ТТ, ножи-финки, гранаты, мины, компасы, бинокли, карты местности за 1914 год. Продпаек состоял из 25 кг. муки, концентратов, тушенка, сало и три килограмма махорки.

Первая потеря

В ночь с 27 на 28 июля 1944 года ДРГ десантировалось в еловый лес рядом с поселком Ляукнен (Громово, Славского района). Первая потеря произошла через сутки. Джековцы переходили мост через речку Парве (Луговая). Диверсантов засекла охрана концлагеря Хохенбрух. Немцы выпустили несколько очередей наугад. Шальная пуля попала в сердце капитан Крылатых. «Джек» погиб на месте, а командование взял на себя 24-летний лейтенант Николай «Еж» Шпаков.

Немцы устроили облаву, но группа вышла из «коробочки», которая вот-вот должна была захлопнуться. Весь август и сентябрь они рыскали по прусским лесам и следили за железнодорожными перевозками на маршруте Кенигсберг (Калининград) — Тильзит (Советск). Информация о количестве вагонов с танками и солдатами три раза в день передавали в «центр». После каждого радиоконтакта бойцы меняли позицию.

«Так будет с каждым из вас»

Все это время они устраивали засады, брали «языков», выходили из окружений, отстреливались от наседающих «фрицев». От немецких овчарок их спали дожди, табак, которыми сбивали след и мины-ловушки. В последние дни августа джековцам сбросили дополнительные боеприпасы, провиант и теплые вещи. Ночью 10 сентября диверсанты услышали вдалеке свист звуковых ракет, которые использовались немцами для координации движения цепей, прочесывающих лес.

В смертельном бою погиб 29-летней разведчик Иосиф Зварика с позывным «Морж». В радиограмме Николай Шпаков докладывал, что из-за плотности цепей врага группа прорывалась из окружения мелкими группами. Утром 11 сентября нацисты засекли Зварика и хотели взять его живьем. «Морж» отстреливался и оттянул немцев на себя. В бою его убили. Позднее джековцы обнаружили истерзанный труп товарища. На его шею немцы повесили табличку с надписью: «Так будет с каждым из вас!»

Остатки группы продолжали выполнение задание. Благодаря радиосвязи джековцы наладили контакт с бойцами из диверсионных групп «Максим» и «Орион». Они несколько раз объединялись для нападения на немецкие объекты. 28 октября отряд «Джек» попал в очередную засаду. В перестрелке без вести пропал командир Шпаков. Выяснилось, что он получил ранение и застрелился.

В этот же день подвернул ногу переводчик группы 24-летний Наполеон Ридевский. Командование взял на себя красноармеец Иван «Крот» Мельников, которому было 24 года. Он разделил группу на две части. Мельников, две радистки, разведчики Иван Овчаров (26 лет) и Иван Целиков (22 года) шли на прорыв. В это время 16-летний Геннадий «Орел» Юшкевич должен был вынести раненого Ридевского.

«Не люди, а тени»

Юшкевич и Ридевский так и не смогли соединиться с основным отрядом. Их спасет семья немецкого антифашиста Августа Шиллята. До января 1945 года крестьяне укрывали советских диверсантов на своем хуторе Минхельвальде. Остальная часть ДРГ прорвались до Велау (поселок Знаменск). Ночью 1 октября им на парашюте скинули контейнер с продуктами, боеприпасами и приказ вести наблюдение и передавать данные о переброске немецких войск по шоссе Инстербург – Норденбург.

Ночью 11 ноября к джековцам присоединился новый командир – 22-летний лейтенант Анатолий «Гладиатор» Моржин, а 19 ноября погиб разведчик Иван Овчаров. Во время боя 29 ноября боец Иван Целиков оказался отрезан от джековцев и присоединился к группе «Максим». Воевал до февраля 1945 года и предположительно умер в 1999 году.

За месяцы рейдов и боев джековцы не разу не развели костра и пробегали за день по 20 километров. Моржин послал командованию радиограмму: «…это не люди, а тени. За последние недели они настолько изголодались, промерзли и продрогли в своей летней экипировке, что у них нет сил держать автоматы».

«Гладиатор» запросил разрешения прекратить операцию и прорываться в Польшу. «Центр» – разрешил. Бойцы пережили полтора десятка облав, а 27 декабря группа попала в засаду. Зинаида «Сойка» Бардышева получила ранение и застрелилась, Иван «Крот» Мельников погиб во время контратаки. Лейтенант Моржин в этом бою пропал без вести. По неподтвержденным данным, был взят в плен, после войны репрессирован СМЕРШем.

«Умерла хорошо»

Уйти от карателей удалось только Анне «Лебедь» Морозовой. Она сохранила рацию, и 30 декабря 1944 года передала в «центр» подробности последнего боя и предсмертные слова Зинаиды Бардышевой: «Передай маме. Сделала все, что смогла, умерла хорошо». Радистка Морозова погибла на следующий день. Оказавшись в окружении, она уничтожила шифры передатчика и подорвала себя гранатой.

Юшкевич и Ридевский дождались прихода Красной армии и попали в поле зрение СМЕРШа.  Ветеран живет в Минске и говорит, что не любит ходить на 9 мая в школу. Правда войны очень жестока, а врать детям он не хочет.

Мой телеграм-канал Мертвая голова.

Еще школьником я прочел повесть Юрия Бондарева "Горячий снег", спустя какое-то время посмотрел художественный фильм. Меня поразила тогда и в книге, и в фильме сцена, когда почти сразу после решающего боя командующий армией генерал Бессонов ходит по разбитой артиллерийской позиции и оставшимся в живых солдатам прямо из вещмешка адъютанта достает и вручает боевые ордена.

Юрий Васильевич знал о войне не понаслышке. В составе минометного расчета он воевал под Сталинградом, практически в тех местах, которые описал в своем знаменитом романе. Дважды был ранен, дважды награжден медалью "За отвагу", закончил войну в 1944 на границе с Чехословакией. Все его послевоенная жизнь была связана с советской литературой, из-под его пера вышло немало художественных произведений о войне, ставших класси4кой и вошедших в учебники, сняты художественные картины...

Сегодня Юрия Васильевича Бондарева не стало. Светлая память.

Война Ужас Республика Беларусь
Война Ужас Республика Беларусь

Автор: Михаил Ломако

Война Ужас Республика Беларусь

21 марта 1918 года, 102 года назад Германия перешла в своё последнее наступление, чтобы последним ударом добить врага, который четвёртый год морил её блокадой. Давайте мы вспомним прекрасные дни, как против Антанты сражались они.


Со школы все знают, что войну проиграли ещё в 14-м, но тогда об этом не знали. Всё было хорошо. Восточный фронт рухнул. Италия после разгрома у Капоретто из войны не вышла, но держалась на французских дивизиях, занявших изрядный кусок фронта. На Салоникском фронте большая часть 600-тысячной группировки союзников вымирала от холеры, не доставляя особых беспокойств врагу. Даже на море дела шли неплохо — только за 17-й год потопили 6,5 млн. тонн при том, что у британцев на начало войны было 20.


Хуже дела шли и турок, но они пока держались. Главное, что на западном фронте наконец-то можно победить! После нивелевской бойни французская армия деморализована, воевать больше не хочет, а британцы в наступлениях 17-го года обескровлены. Что ещё нужно?

Нужно ещё уметь прорывать позиционную оборону. Весь предыдущий опыт западного фронта говорил, что задача неразрешимая. Только опыт этот был антантовский, а у тех никогда ничего не получалось.


До появления танков главной тактикой было долбать немецкие окопы неделями артиллерией с надеждой, что на их месте образуется свободная дорога. Немцы спокойно ждали на запасных позициях, а потом отбивались от тех, кто не переломает ноги в воронках от своих же снарядов. С появлением танков появился шанс на успех внезапной атаки, но общая картина изменилась не сильно. Если наступление, значит десятки тысяч орудий и двухнедельная артподготовка, а значит, тевтоны 100% и резервы подтянут и запасные позиции подготовят.

Война Ужас Республика Беларусь

Немцам так не хотелось, и они придумали бета-версию блицкрига под названием “Гутьеровская тактика”. Смысл в том, чтоб не шуметь и быстро подтянуть к нужному месту ударные части с мощной артиллерией. Пусть не так много, зато внезапно. Артподготовка короткая, но мощная — мы их замочить успеваем, а они что-то понять нет. Дальше в атаку идут штурмовики, добивая вконец офигевших защитников. Артиллерия бьёт вглубь, создавая огненный вал. Если где-то сильно сопротивляются, то плевать на них. Обходим и идём дальше — недобитками займутся другие.


Под Ригой и на реке Капоретто тактику отрепетировали, сработало на ура. Чтоб совсем удивить, Эрих Люддендорф придумал маятниковую стратегию — побеждаем в одном месте и пока враг туда резервы перебрасывает, бьём в другом. Планировалось за несколько атак раскачать фронт, перейти в общее наступление и отрезать британцев, отступающих к портам Ла-Манша от французов, защищающих Париж. Через 20 лет сработает.


21-го марта немецкие 3-я и 5-я армии начали первое наступление — операцию “Михаэль”. Ударили как раз в стык между англичанами и французами и пробили между ними изрядную брешь. Шло всё прекрасно — англичане отходят к Ла-Маншу, французы на юг, в плен сдаются десятками тысяч, множество трофеев. Вышло всё слишком хорошо — как в 14-м году немцы увлеклись избиением дрогнувших врагов и забыли про стратегию. Наступление затянулось, внезапность сошла на нет, выводить штурмовиков для следующих атак начали с опозданием. В качестве конфетки — у врага минус четверть миллиона бойцов, 1300 орудий и 200 танков.

9-го апреля началось второе наступление в районе реки Лис. В качестве цели были порты Кале, Булонь и Дюнкерк, захват которых отрезал бы британцев. Наступать начали на фронте, где стояла всего одна португальская дивизия, которую прошли ножом сквозь масло, а резервов свежих не было — все уехали отбивать “Михаэль”. Началось опять всё прекрасно, до портов не дошли всего двадцать километров, но «не шмогла». Наступать через опустошённую местность было трудно, подкрепления и припасы подвозить не успевали, а врага снабжали по ровным дорогам, которые до этого тысячами орудий не утюжили. Через 3 недели пришлось остановиться. Потери с обеих сторон по 110 тысяч.


Через месяц началось третье наступление “Блюхер-Йорк”, в этот раз на Париж, хотя цель была отвлечь резервы, чтобы оголить Фландрию и разбить наконец-то англичан. Место для удара выбрали опять удачно, по традиции всех разбили и 3-го июня с расстояния в 56 километров уже обстреливали столицу из пушки “Колоссаль”. 6-го числа остановились на реке Марна, но задачу выполнили — переполох был знатный, резервов отвлекли изрядно. Союзники потеряли 137 тысяч бойцов, немцы — 130, но штурмовиков всё меньше, а заменить сложно. Туда брали лучших. Сказывалась и нехватка снабжения — наступления тормозились грабежом союзных складов, которые манили оголодавших немцев куда сильнее, чем вражеские пулемёты.


4-е наступление “Гнейзенау” (с 9 по 13 июня) закончилось уже ничем. Внезапности не добились, оборону не прорвали, 30 тысяч солдат потеряли напрасно. Враг тоже лишился 35 тысяч, но к ним ежемесячно прибывало 300 тысяч свежих американцев, вести войну на истощение бесполезно. В качестве последнего рывка до 6-го августа шла 3-я битва на Марне, которая тоже завершилась ничем. Хотя союзники опять потеряли больше войск — 165 тысяч против 139 тысяч немцев. Дальше только оборона, борьба на истощение и капитуляция.


Сложно сказать, был ли у Германии хоть какой-то шанс. Генералы слишком долго наступали вместо того, чтобы вывести войска и бить в новом месте, как того требовал план. Солдаты не могли сделать всё, что от них требовали, т.к. ждали от них слишком много. Союзники сражались лучше, чем ожидалось. Американцы приплыли слишком быстро и воевали лучше, чем ожидалось от новобранцев.


Главной же бедой было то, что прорвав фронт, немцы не могли развить успех из-за недостаточной мобильности. Кавалерия осталась на востоке, танков единицы, да и те еле ездят. Наступающие шли и снабжались через воронки и траншеи, выйти врагу в тыл и разгромить его на марше просто не успевали. Всё это привело к созданию моторизованных частей, которые в 40-м сделают с союзниками всё то, что не смогли их отцы в 18-м. Но это уже совсем другая история.

Война Ужас Республика Беларусь

Источник: https://vk.com/wall-162479647_143989

Автор: Михаил Ломако (@StarLom).

Личный хештег автора в ВК - #Ломако@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Автор: Дмитрий Зайцев.


Люди пытаются мыслить экономно и этим искажают историю до потери смысла. С одной стороны, им нравятся простые образы. Если герой, то герой во всём. Если машина, то замечательно устроена до последнего болта или же абсурдно неудачна. С другой стороны, люди тиражируют одни и те же образы. Когда по сотому кругу пережёвывается одно и то же, критика теряет связь с фактами и складывается традиция ругать или хвалить. Так и сложился положительный образ немецкой самоходки Jagdpanzer 38(t) - проворной, компактной, массовой, недорогой, с хорошей пушкой и крепким лбом. Но сегодня я предлагаю посмотреть на любимого многими бронегероя без грима.


В годы Второй мировой войны немцы восполняли дефицит танков более дешёвыми самоходками. Не зря StuG III со StuH 42 выпустили даже больше, чем Panzer IV. В октябре 1943 года заводы Alkett и MIAG совместно построили почти 400 StuG III, выйдя на рекорд, а в ноябре завод Alkett разбомбили. Немцы развернули сборку StuG IV, однако шасси четвёрки требовались и для производства самих Panzer IV. Alkett пыталась продолжать выпуск StuG III, но американцы снова сбросили бомбы.


Немцам срочно была нужна замена StuG III. Производство решили развернуть на чешском заводе BMM, который выпускал самоходки на базе Pz.Kpfw.38(t). Проблема в том, что оборудование этого завода годилось только для сборки лёгких машин, поэтому Jagdpanzer 38(t) пришлось в спешке разрабатывать на переделанном шасси лёгкого разведчика Pz.Kpfw.38 nA. И это не пошло ему на пользу. Узкая база вынудила сместить орудие к правому борту, так что влево оно наводилось всего лишь на 5 градусов. В StuG III и Jagdpanzer IV заряжающий сидел справа, но в Jagdpanzer 38(t) он мог находиться только слева от орудия, поэтому процесс перезарядки был очень неудобным. Боекомплект был невелик - 41 выстрел распихали во всех свободных местах. Что и говорить, от заряжающего требовались способности акробата. Командиру пришлось не сильно лучше, с его места был очень плохой обзор, а вторая створка люка уехала на надмоторную плиту.


Изначально немцы хотели лёгкую самоходку весом 13 тонн с максимальной скоростью в 50-60 км/ч. Но как чехи ни ужимали корпус, вес Jagdpanzer 38(t) всё равно дошёл до 16 тонн. Это было пределом шасси, трансмиссия работала на честном слове. Центр тяжести сместился вперёд, поэтому самоходка «клевала» носом. Наконец, вместо перспективно 220-сильного дизеля пришлось поставить старый форсированный мотор на 160 л.с., из которого дожали последние капли. С таким больным сердцем Jagdpanzer 38(t) еле разгонялся до 40 км/ч. Читатель спросит: ну хоть броня, броня-то была хорошей? Да, на бумаге лобовые плиты толщиной 60 мм под углами в 60 и 40 градусов смотрятся здорово. Но на самоходки шла броня самого низкого качества, поэтому от снарядов они защищали очень условно.


Дело было не только в крайне сжатых сроках и в отсутствии подходящей базы. Коллектив конструкторов под руководством Алексея Сурина потихоньку саботировал работы, намеренно ухудшая конструкцию. Например, у первых Jagdpanzer 38(t) были буксирные крюки по типу Pz.Kpfw.38(t), которые рассчитывались под 13 тонн, поэтому их пришлось переделывать. Хотя перегруз носовой части был очевиден, передние узлы подвески усилили не сразу. Вместо этого Сурин предложил для облегчения вырезать куски лобовой брони и закрыть их 5-мм заглушками. Пока немцы чесали затылки в раздумиях, что же делать с перегрузом, чехи порезали первые 20 самоходок, фактически сделав их небоеспособными. Вообще немцы с самого начала не доверяли коллективу BMM, поэтому долго такой саботаж продолжаться не мог. Однако Сурин симулировал тяжёлый приступ и ушёл от наказания.


Симпатичный гробик с тесным корпусом, бронёй низкого качества, небольшим боекомплектом, ужасными условиями работы, плохим обзором, чахоточным мотором, ненадёжной трансмиссией и подвеской на последнем издыхании. Был ли Jagdpanzer 38(t) хорош сам по себе? Конечно, нет. Это эрзац-самоход, созданный в спешке командой саботажников. И одновременно с этим Jagdpanzer 38(t) был большой удачей для немцев. При том же орудии он стоил вдвое дешевле Jagdpanzer IV и мог массово производиться на скромном оборудовании. В войсках новинка скорее понравилась, ведь лучше плохо ехать, чем хорошо идти. При всех недостатках у Jagdpanzer 38(t) было одно неоспоримое достоинство - сам факт их наличия.

Война Ужас Республика Беларусь

Источник: https://vk.com/wall-162479647_141781

Автор: Дмитрий Зайцев. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_260288627

Личный хештег автора в ВК - #kedoki@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

Автор: Виталий Илинич.

Война Ужас Республика Беларусь

Танк Pz.III ausf.N с короткоствольной 75-мм пушкой


Немецкая армия за короткий промежуток времени с 39-го до 43-го сменила несколько калибров орудий основных танков. Наверное больше, чем любая другая армия. Начав с 20-мм пушек немцы последовательно прошли через калибры 37-мм и 50-мм, пока не дошли до 75-мм орудий как основных. Нужно сказать, что обычно в литературе сравниваются показатели бронепробиваемости этих орудий, данные же их противопехотного могущества обычно даже толком не указаны. Максимум указывается наличие осколочного снаряда, иногда его вес и начальная скорость, редко что-то большее. А ведь танки как минимум в не меньшей степени борются с пехотой. Наверное люди считают, что с пехотой уж танки как-то разберутся, нет смысла это даже и рассматривать. Я придерживаюсь иного мнения и решил этот вопрос немного изучить.

Война Ужас Республика Беларусь

Каким бы смешным ни казался нам танк Pz.I, оказаться под огнем двух его пулеметов вряд ли кто захочет


Стоит отметить, что немцы начали войну (Вторую Мировую в 39-м), имея одним из основных танков пулеметный Pz.I. Многие полагают его вообще бесполезным, однако я с этим не согласен. Конечно же он не был способен поражать укрепленные огневые точки и танки противника, а также пехоту в окопах, однако это далеко не всегда самые главные цели. Во многом танкам приходится поражать неукрепленные огневые точки, орудия и открытую пехоту, а после прорыва обороны — вообще практически только неукрытые цели — пехоту на марше, артиллерию общего назначения, колонны снабжения, штабы. Во многих случаях пулеметов вполне может хватить. Ведь для воспрещения стрельбы орудий и огневых точек совершенно необязательно всех убивать, достаточно подавить расчеты огнем. То же самое и с пехотой в окопах. Что толку от того, что пехота на дне окопа будет жива, если из-за пулеметного огня она головы не может показать? Что толку от огневой точки, если она не может стрелять, подавленная пулеметным огнем? Орудия тоже не обладают полноценной защитой (если только их совсем уж не окопать), щит орудия довольно мал и толщина его невелика, более того, порой щиты орудий складывались или снимались для целей маскировки. Плотный пулеметный огонь вполне способен подавить огневые точки, хотя обеспечить плотное подавление, находясь в движущемся танке, дело непростое, будет страдать кучность стрельбы. Конечно всех подавить не получится, да и цели бывают укрепленные, немцы это понимали, потому в батальонах помимо основных танков (пока они не обладали достаточной мощностью вооружения) присутствовали танки поддержки Pz.IV с 75-мм орудием, способным поражать легкие укрепления. Однако большое количество пулеметных танков в частях было все же следствием неготовности промышленности к производству полноценных танков, а не хитроумной задумкой.

Война Ужас Республика Беларусь

20-мм пушка разведмашины не даст укрыться за стеной дома


Переходным вариантом был Pz.II. Этот танк, помимо пулемета, имел также 20-мм автоматическую пушку с магазинным питанием. Схожие по мощности пушки имелись на вооружении разведывательных машин. Это уже совершенно другое средство. Во первых оно обладает бронебойным снарядом с довольно высокой начальной скоростью в 780 м/с, который способен уверенно пробивать орудийные щиты и некоторые укрепления, недоступные для 7,92-мм пулеметов (например стены некоторых домов, в том числе кирпичные, мешки с песком, и т.д). Понятное дело, что при таком малом калибре требуется еще во что-то за преградой попасть, но способность пробить защиту кардинально меняет отношения с укреплениями противника. Теперь их можно и подавить эффективнее, и при определенном везении — уничтожить укрывшихся в них бойцов. Обычный бронебойный снаряд этой 20-мм пушки имел заряд в 3 г взрывчатки и теоретически взрывался после пробития преграды, поражая цели осколками. Важным было также наличие осколочного снаряда. Такой снаряд содержал 6 г взрывчатки (сам весил порядка 120 г), а один из вариантов без трассера — 17 г, но я не уверен, что именно этот снаряд использовался в танках. Осколочные снаряды имели взрыватель мгновенного действия. В сравнении с пулеметами это существенно повышало возможности борьбы с пехотой противника. Неукрытая пехота поражалась осколками рядом упавших снарядов, засевших в зданиях стрелков можно было поразить огнем по оконным проемам (снаряд сталкивался со стенами или потолком внутри здания и взрывался, поражая бойцов внутри здания осколками), при некоторой подготовке можно было даже влепить осколочный в открытую амбразуру огневой точки. Для 20-мм орудий был и чисто фугасный снаряд, содержащий аж 20 г взрывчатки, но он использовался только в авиапушках.

Тут я должен сразу сделать отступление и объяснить, какие бывают «противопехотные» снаряды. В первую очередь это осколочные и фугасные. Осколочный отличается большей толщиной стенок корпуса и меньшей массой взрывчатки, его задача — сформировать больше осколков. Фугасный же снаряд будет иметь большую массу ВВ и меньшую толщину стенок. Его основное действие — это энергия взрыва. Чтобы не иметь в боекомплекте два разных снаряда, был создан осколочно-фугасный снаряд, который был чем-то средним между ними двумя. Все три снаряда технически можно использовать с взрывателями как мгновенного (осколочного), так и замедленного (фугасного) действия. В первом случае лучше будет поражаться неукрытая пехота, во втором — пехота за укрытием и укрепления. Замедленное действие взрывателя нужно для того, чтобы снаряд проник глубже в преграду или за преграду до того, как произойдет взрыв. Однако многие снаряды калибра до 75-мм использовались только с взрывателями мгновенного действия и были осколочными. Важнейшим показателем ОФ снаряда является вес взрывчатых веществ в нем. Сам по себе калибр далеко не всегда говорит нам об эффективности ОФС, так как могущество снаряда в пределах калибра гуляет в существенных пределах, нередко уменьшаясь с увеличением начальной скорости. В частности, американские 76-мм снаряды для длинноствольной пушки танка Шерман имели вес ВВ 0,41 кг, в то время как 75-мм снаряды для короткоствольной пушки Шермана же содержали уже 0,68 кг. И американцы отмечали разницу их эффективности как очень заметную. В то же время увеличение баллистики далеко не обязательно сказывается отрицательно на весе ВВ в ОФС. Например для немецких короткоствольных и длинноствольных 75-мм орудий (с длиной ствола 24, 43 и 48 калибров) ОФС был одинаковый с весом ВВ 0,68 кг. Только для орудия с длиной ствола 70 калибров снаряд был несколько слабее — 0,62 кг. С 88-мм пушками почему-то обратная ситуация: там у длинноствольных орудий вес ВВ даже увеличился с 0,9 до 1,0 кг.

Война Ужас Республика Беларусь

На этом фото видны танки Pz.II с 20-мм пушкой, Pz.38(t) с 37-мм пушкой и танки поддержки Pz.IV с 75-мм пушкой


Однако танки Pz.I и Pz.II считались «временными», «полноценным» танком считался уже Pz.III с 37-мм пушкой. Это орудие имело осколочный снаряд, содержащий 26, а позже 44 г взрывчатки, который сам весил около 620 г. Соответственно этому выросло осколочное действие. Примерно такими же характеристиками обладали и чешские орудия танков 35(t) и 38(t) (они тоже были калибра 37-мм, но я не знаю точно, какими снарядами они стреляли). Эти танки считались «заменителями» Pz.III с 37-мм пушкой. Однако несмотря на рост массы осколочного снаряда, его могущества все еще было недостаточно для действий по укреплениям, тем более он не имел взрывателя с задержкой (я думаю, в этом калибре в нем нет особого смысла). Для сопровождения этих «полноценных» танков требовалось некоторое количество машин с 75-мм пушками с относительно мощным ОФС. В дальнейшем немцы так и будут иметь два типа линейных танков (основной танк и танк поддержки) вплоть до момента перехода на единый танк с 75-мм пушкой. Но до этого у нас будет рассмотрено еще одно орудие.

Понимая слабость своих 37-мм пушек (в первую очередь против танков), немцы стали оснащать основной танк 50-мм орудием. Оно также не имело осколочно-фугасного снаряда, но осколочный был уже существенно мощнее предшественника — 170 г взрывчатки при весе снаряда в 1,8 кг. Это больше осколков и дальше их разлет, это большее фугасное действие - как-никак 170 г взрывчатки создают какую-то взрывную волну, но я не могу сказать, насколько значимым будет воздействие. Однако имея в качестве основного линейного танка машину с 50-мм пушкой, казалось бы существенно более мощной, чем былые 37-мм и 20-мм, немцам все равно требовались дополнительные машины с 75-мм пушками, способные бороться с огневыми точками и полевыми укреплениями. Как и со всеми предыдущими танками, их роль выполняли «танки поддержки» Pz.IV, в небольших количествах имеющиеся в танковых батальонах линейных танков.

Война Ужас Республика Беларусь

Летом 41-го 50-мм пушки у линейных танков встречались уже очень часто


Все изменилось, когда немцы поняли, что основному танку требуется орудие, способное эффективно бороться с массовым советским танком Т-34 (надо сказать, немцы и раньше понимали, что линейный танк должен быть способен бороться с танками противника, 37-мм пушка в свое время вполне это обеспечивала, 50-мм пушка появилась после осознания того, что в 40-м году некоторые танки 37-мм пушкой уже пробиваются плохо). В целом несмотря на установку на тройку 50-мм пушки с увеличенной длиной ствола, способную довольно неплохо поражать бортовую броню Т-34 и броню его башни (хотя ее лоб — довольно сложная цель), было ясно, что для поражения танка в лоб, а особенно для борьбы с танком КВ требовалась 75-мм пушка, установить которую на тройку не получалось. Поначалу она оказалась на танке поддержки Pz.IV, однако в 43-м году от тройки, как основного танка, отказались, переведя производственные мощности на танки Пантера и штурмовые орудия. Закончился период разделения линейных танков на «основной танк» и «танк поддержки». Теперь все линейные танки должны были иметь 75-мм пушку.

Война Ужас Республика Беларусь

К концу 1943-го основная масса линейных танков уже имела 75-мм пушку, "танки поддержки" стали линейными


Это резко изменило мощность воздействия танков на оборону, занятую пехотными частями (естественно на борьбу с танками это тоже оказало серьезнейшее воздействие, но оно рассмотрено как раз достаточно широко). Теперь каждый танк Pz.IV был сам себе «танк поддержки», обладая осколочно-фугасным снарядом массой 5,75 кг (против 1,8 кг у 50-мм пушки) с зарядом взрывчатки массой в 680 г (против 170 г). При этом снаряд обладал возможностью установки взрывателя замедленного действия. Теперь не 20 - 40 танков в дивизии, а сразу более сотни машин обладали возможностью поражать полевые укрепления и огневые точки, а каждый взрыв снаряда имел существенное фугасное действие и мог, теоретически (да и практически), поражать взрывной волной оказавшихся рядом и не попавших под осколочное поражение бойцов. Стала возможной и стрельба на рикошетах, когда снаряд (с взрывателем, поставленным на задержку), выпущенный под небольшим углом к земле, после удара отскакивал и взрывался уже в воздухе, например, над окопами (хотя такой способ не очень прост и работает не везде). В дивизии теперь должен был быть батальон танков Pz.IV и батальон танков Pz.V Пантера, оба с 75-мм пушками. Стоит отметить, что снаряд 75-мм пушки Пантеры имел несколько меньшее снаряжение ВВ — 620 г.

Понимая важность мощи 75-мм ОФС для танковых частей, немцы оснащали короткоствольными 75-мм пушками (подобными тем, что ранее стояли на Четверках) некоторые тройки — Pz.III ausf. N. Это увеличивало количество 75-мм пушек в дивизии, оснащенной танками Pz.III с 50-мм пушками, и в целом немцы были очень довольны новым вариантом тройки, но он был неуниверсален — плохо подходил для борьбы с броневыми целями.

Война Ужас Республика Беларусь

Так выглядело штурмовое орудие со 105-мм гаубицей


Разумеется немцы не остановились на калибре 75-мм. Немецкие тяжелые танки Тигр имели на вооружении 88-мм пушку с мощным ОФС, снаряженным 900 г взрывчатки, более поздний вариант тяжелого танка Тигр 2 имел 88-мм орудие с весом ВВ в 1 кг (при весе снаряда в 9 — 9,4 кг). В частях штурмовых орудий была ограниченно внедрена машина с 105-мм гаубицей, имеющей около 1,4 — 1,75 кг взрывчатки (при весе самого снаряда в 14,8 кг). Тяжелые штурмовые орудия имели 150-мм пушку с мощнейшим ОФС массой 38 кг (с безумным зарядом ВВ в 8,3 кг тротила, заметно больше, чем в снаряде ИСУ-152). Однако в первую очередь важно вооружение именно самых массовых боевых машин, состоящих на вооружении танковых дивизий, так как именно они определяют силу ее танкового удара.

Война Ужас Республика Беларусь

Осколочно-фугасный снаряд 150-мм штурмовых САУ обладал просто поразительной мощностью


Начав с пулеметных машин немцы постепенно перебрали все калибры орудий, дойдя ко второй половине 43-го года до 75-мм калибра, как основного калибра танкового орудия. Стоит отметить, что в РККА 76,2-мм орудие стало основным несколько раньше с утверждением Т-34 в качестве основного линейного танка.

Источник: https://vk.com/wall-162479647_119727

Автор: Виталий Илинич. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_269606747

Личный хештег автора в ВК - #Илинич@catx2, а это наш Архив публикаций за февраль 2020

12394

Война Фотография

Развернуть
Война Фотография

Уточнение к посту #comment_173425361

11956

[моё] Дед Война

Развернуть
[моё] Дед Война

Пленные солдаты РККА 1941 года. Фото с сайта soldat1941.narod.ru

Когда 9 мая мы с прадедушкой смотрели военные фильмы, его больше всего возмущало то, что актеры носят сапоги. Как он мне рассказывал, сапоги солдаты носили очень редко. Главной обувью советских воинов были ботинки с обмотками (дедушка их называл онучами). Обмотки изготовлялись из хлопчатобумажной, льняной или конопляной ткани (летние), и из шинельного сукна (зимние), были длиной от 2 до 3 метров, и шириной до 10 см. Как рассказывал прадед, после длинных маршей, пройденных в ботинках, ноги почти не страдали.

[моё] Дед Война

Фото с сайта https://zen.yandex.ru/media/id/5bcb27f11389be00aa688ecd/zach...

Что странно, во многих источниках (http://samlib.ru/n/nagaew_w_m/14.shtml) указывается, что обмотки носили только в начале войны, хотя прадедушка был призван в армию в 1943, и по его словам в сапогах ходили разве что офицеры.

[моё] Дед Война

Мой прадед, Виталий Александрович Гаргола родился и жил в Севастополе. До войны работал на швейной фабрике Военпорта. С фабрики ушёл на фронт в 1943 году (в 18 лет). Служил артиллерийским разведчиком гаубичного полка. Сержант.1 мая 1945 года во время фашистского налета погибли командир батареи и многие артиллеристы. От взвода управления осталось всего 3 человека. Среди них и мой прадед. В 1945 году встречался на Эльбе с американцами. Брал Берлин. После демобилизации вернулся к любимой работе на фабрику, где и проработал 46 лет. Был награждён орденом «Славы» за спасение жизни командира, медалью «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За взятие Берлина», и многими другими наградами.

[моё] Дед Война

Дедушка умер в 2008 году. Спасибо тебе за всё.

Мой дед тоже. Это конечно, совсем не тот случай как Вы описали, но не могу не поделиться. Мне мой дедушка рассказывал как он выступая перед детьми в школе поведал им за что его наградили орденом Славы III степени

[моё] Дед Война

На что один мальчик ответил деду моему что он злой и людей убивал.

Дедушка умер в декабре, я надеюсь он в раю.

Несколько раз начинал писать эти строки и всякий раз бросал. Даже не знаю зачем пишу, наверное просто надо выговориться. Очень сложно передать всю ту гамму эмоций, чувств и сомнений что я тянул с собой с малых лет, когда случайно подслушал разговор родителей.

Почти сразу после войны мой дед по отцовской линии, был осуждён в убийстве. Это не афишировалось, даже в семейном кругу тема была табу. Просто бабушка, прсто дед, родители отца которые жили достаточно далеко и виделись мы с ними в лучшем случае раз в неделю а то и раз в месяц. Я невольно подслушал разговор и что то надломилось. В детском воображении - убийца это нечто запредельно аморальное и неокрепшее сознание поставило какой то блок к дальнейшим отношениям. Дед и бабушка пережившие все тяготы Великой Отечественной, тянулись к нам с братом, что то видя в нас, но я почти все время был с ними натянуто холоден сам не контролируя себя.
Сейчас это вспоминать ужасно стыдно, но прошлого уже давно не вернуть.
Совсем недавно, была дальняя дорога с отцом, мы с ним слово за слово, разговорились "по душам" и он рассказал как все было.

После войны дед как толковый водитель был определен на работу в мехколонну. Современным языком - завод на колесах, едут на целину, поднимают поселок, производство, иногда восстанавливают и едут дальше. Огромный парк техники, скарб на прицепах и санях-волокушах. Дед лихо водил гусеничные трактора, технику любого тоннажа, итд, за что был ценим в мех колонне. С определённого времени к ним были приставлены немецкие военнопленные на грубую работу.
Сейчас много пишут всякого, но дед особо сетовал что несмотря на общий недостаток в провизии, довольствие немцев всегда было грамм в грамм. Хлеб, рыба, мясо, овощи, все что предписывалось военнопленным, и что вызывало тихое непонимание среди наших рабочих.
На одной из точек работы, среди немцев бегали наши дети. Они носили с ключа воду в жаркие дни в случайной посуде и предлагали немцам в обмен на "брот", хлеб по нашему. Большинство немцев конечно такой бартер устраивал.
Но не в тот день. Несколько немцев тихо разговаривали между собой, когда подбежала девочка с кастрюлькой воды. "-Брод-брод", один из немцев резко развернулся и ударил ее наотмашь.
Дед был почти рядом, ковыряясь со своей машиной, он прошедший весь кошмар войны не выпускал немцев из вида. Когда он увидел удар, метнулся рефлекторно с тем что было в руках.
В руках был колёсный гаечный ключ от полуторки. Один удар в голову, удар в который он вложил всю ненависть и пережитую за годы войны боль.
Немец упал. Суд был скорым, дед получил срок за убийство по неосторожности. Война закончена, немец пленный, таков закон.

Недостаток мужчин в послевоенном СССР сделал свое странное анное дело, малозначимые или спорные дела рассматривались НКВД в особом порядке. Дед через пару лет был переведен в подобную строительную колонну со строгим контролем содержания, аналог современной колоннии-поселения, только мобильной.
Позже вернулся в свою родную мехколонну где и познакомился с моей бабушкой - новенькой работницей столовой, жизнь пошла своим чередом.

Эта история внезапно перевернула все мое представление о деде, все с чем я жил много лет было глубочайшей нелепостью, из за неведения и недопонимания из за опрометчивых и глупых детских выводов. Я хотел бы попросить у него прощения но уже слишком поздно, давно поздно.
Этот груз теперь будет со мной до конца жизни. В этом году я хотел бы пройти с его фотографией на марше, хоть неного очистив свою совесть. Если бы не этот ковид-19
Надеюсь в следующем году, мы пройдем там с женой и детьми, незаслуженно забытый, маленький человек огромной страны - он должен быть там.

Моя бабушка....

В июне 1943 года в возрасте 17 лет по распоряжению вместе с другими молодыми девчатами была направлена  на торфоразработки. В годы Великой Отечественной войны торф являлся стратегическим ресурсом. Давал тепло и энергию городам, а также промышленным предприятиям. На торфоразработках работали в основном женщины. Нам не понять, как же тяжело им было - по суткам стоять в болотной жиже по колено, вручную добывать торф, таскать его в корзинах, сушить, грузить в составы…Нередко и под бомбежки фашистских самолетов попадали - им, проклятым, на ровном месте все труженицы как на ладони. А молодые девчонки, не щадя себя, старались из всех сил обеспечить страну торфом. Жили в землянках да бараках, с продуктами плохо, со спецодеждой тоже не густо, все истощенные, но жили и работали, потому что знали – трудом своим помогают стране выстоять, выдержать, победить. После войны моя бабушка Петрова Татьяна Дмитриевна продолжала трудиться рабочей на торфопредприятии «Щеглово» и в других организациях Ленинградской области, а почти весь 1953 год была стрелком 9-й роты 6-го Ленинградского объединенного отрада ВОХР МЭС СССР


26.04.2020 в возрасте 94 лет её не стало.... и похоронили в день рождение моей мамы, (которая является её дочерью) так себе подарок на день рождение...  Не дожила до 9 мая две недели...

Бабушка, спасибо тебе за детство! За парное молоко и калитки из печи. За сбор клюквы на болоте и потерянный сапог. За малину за баней. За обещание "напихать крапиву в штаны" когда я шкодничала... Спасибо за жизнь!

Я помню! Я горжусь!

[моё] Дед Война

Автор: Дима Шуман.

Дата написания: 27.07.2019

[моё] Дед Война

16 августа 1942 г. из фьордов Нарвика в Баренцево море вышел немецкий корабль «Адмирал Шеер» под командованием капитана-цур-зее Вильгельма Меендсен-Болькена. Спущенный на воду в 1933 году, он относился к классу так называемых «карманных линкоров» или, по официальной классификации, тяжелых крейсеров. Это был мощный корабль водоизмещением 11.5 тысяч тонн с основным вооружением из шести 283-мм орудий в бронированных башнях на носу и корме и восьми 150-мм орудий, размещенных в восьми башнях вдоль бортов. Он считался самым результативным рейдером Германии в ходе Второй Мировой и уже прославился успешным походом по Атлантике, в ходе которого потопил 16 кораблей противника. В рамках операции «Вундерланд» крейсер должен был проследовать в Карское море для перехвата конвоев союзников, следовавших по Северному морскому пути в СССР, а также разрушения советских портов в этом регионе.


21 августа запущенный с крейсера гидросамолет «Арадо» обнаружил советский Третий Арктический конвой из 10 судов без боевого охранения. Четыре дня «Шеер» рыскал по морским волнам, пытаясь подобраться к конвою. Однако безрезультатно, мешало движение льдов, самолет потерял конвой из-за тумана. Длительное ожидание у мыса Ермака в надежде засечь советские корабли радиолокатором тоже не дало результатов. Как выяснилось позже, летчики ошиблись в определении курса конвоя и он ушел в северо-восточном направлении. Наконец, утром 25 августа гидросамолет потерпел аварию при посадке. Летчик выжил, но не подлежащую ремонту машину пришлось затопить. Оставшись по сути «без глаз», капитан «Шеера» принял решение двигаться на юго-запад в район порта Диксон. Примерно в час дня недалеко от острова Белуха он столкнулся с советским ледоколом «Александр Сибиряков».

[моё] Дед Война

Тяжелый крейсер «Адмирал Шеер»


Ледокольный пароход «Александр Сибиряков» к 1942 году уже прожил долгую и насыщенную передрягами жизнь. Он был спущен со стапелей британской компании Bellaventure Steamship Co Ltd в 1909 году под именем Bellaventure. В 1915 году был перекуплен Министерством торговли и промышленности Российской империи и переименован в честь исследователя Сибири Александра Михайловича Сибирякова. Проводил рейсы в Белом море, в Первую Мировую возил военные грузы Антанты.


В 1932 году под командованием капитана Воронина и академика Шмидта осуществил первое сквозное плавание из Белого моря в Берингово за одну навигацию (до этого в 1914 году такое плавание проделала экспедиция Вилькицкого, но с зимовкой). Правда завершающую часть пути ледокол прошел сначала на самодельных парусах, а потом на буксире — винт своротило смещением льдов. За этот поход «Александр Сибиряков» получил орден Трудового Красного Знамени. В 1936 году у берегов Новой Земли пароход попал в сложную ледовую обстановку, получил огромную пробоину возле машинного отделения, но сумел выброситься на скалы. Для его спасения потребовалась сложнейшая техническая операция, а целиком восстановить корабль удалось только в 1939 году — по сути полкорабля пришлось собирать заново. С началом Великой Отечественной войны «Сибиряков» был приписан к Беломорской Военной флотилии с обозначением «ЛД-6». Пароход вооружили двумя безнадежно устаревшими трехдюймовками Лендера времен Первой Мировой, двумя 45-мм орудиями и двумя зенитными «эрликонами».

[моё] Дед Война

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков». Он же — под парусами.

[моё] Дед Война

В тот день, 25 августа 1942 года, «Сибиряков» держал курс на Северную Землю (архипелаг в Северном Ледовитом океане) для пополнения запасов и замены персонала размещенных там полярных станций. На борту находило 104 человек (команда, военные, полярники) и 349 тонн груза. Командовал кораблем капитан Качавара, Анатолий Алексеевич.


Сигнальщик «Сибирякова» первым заметил неизвестный крейсер. Чтобы ввести в заблуждение советских моряков, «Шеер» поднял американский флаг и с помощью семафорной азбуки запросил ледовую обстановку. Настолько примитивная маскировка не обманула капитана Качавару — никаких американский крейсеров к этом регионе быть не могло. На «Сибирякове» пробили боевую тревогу, пароход начал на полной скорости уходить к острову Белуха. В эфир ушла радиограмма «Встретили иностранный крейсер. Наблюдайте за нами». На «Адмирале Шеере» был поднят военно-морской флаг Германии. Крейсер включил аппаратуру радиопомех, потребовал немедленно прекратить радиопередачу и лечь в дрейф. После первого предупредительного выстрела «Сибиряков» начал ставить дымовую завесу, но это мало помогло. С дистанции около 10 км в дело вступил главный калибр крейсера. Советские моряки пытались отвечать из установленных на пароходе орудий, но силы были совершенно неравны — ни одного попадания по «Шееру» артиллеристам «Сибирякова» добиться не удалось. Радист Шаравин безостановочно стучал по ключу: «Началась канонада», «Нас обстреливают», но все радиопередачи глушились специальной аппаратурой крейсера.


«Адмирал Шеер» выпустил по пароходу 27 снарядов, добившись 4 попаданий. Мощные фугасные «чемоданы» Kz.37 рвали пароход на куски. Первым же попаданием снесло фок-мачту, повредило надстройку, вывело из строя радиостанцию (Шаравин продолжил работать на резервной). Второй снаряд накрыл корму, разорвав на куски орудия вместе с расчетом. Третий взорвался на носу, загорелся груз, пароход затянуло густым дымом пожара. Капитан Качавара получил тяжелое ранение в руку и потерял сознание, командование кораблем принял комиссар Зелик Абрамович Элимелах. Люди десятками гибли в огне, в разрывах снарядов, падали в ледяную воду, но экипаж продолжал борьбу за живучесть. Каждая минута жизни корабля давала радисту лишний шанс пробиться через радиопомехи, предупредить, что в регионе действует немецкий рейдер. Наконец четвертый снаряд разорвался в котельном отделении, «Сибиряков» лишился хода и начал зарываться носом в волны. В 14.05 радист Шаравин отправил в эфир последнюю радиограмму «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте». Из 104 человек на борту в спасательной шлюпке собралось 22 человека (в разных источниках цифра почему-то плавает с 19 до 28), включая раненого капитана. Комиссар Элимелах и старший механик Бочурко открыли кингстоны и ушли на дно вместе с кораблем. Флаг «Александр Сибиряков» не спустил.

[моё] Дед Война

Гибель «Сибирякова». Фото с борта «Шеера»

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

К шлюпке с выжившими подошел катер с «Шеера». Капитану крейсера были нужны сведения о ледовой обстановке в регионе, коды, шифры, хоть что-нибудь. Советские моряки отказались сдаваться в плен, в катер их загоняли пинками и прикладами. Матрос Матвеев с голыми руками набросился на немцев и был застрелен на месте. Необходимых сведений немцы всё равно не получили — капитан Качарава был тяжело ранен, остальные члены экипажа убедительно делали вид, что ничего не знают. Не будучи уверенным, что сообщения с «Сибирякова» не пробились в эфир капитан Меендсен-Болькен вынужден был прекратить охоту на конвои. Он ограничился обстрелом порта на острове Диксон, незначительно повредив инфраструктуру порта и стоящие в гавани корабли, после чего крейсер вернулся в Нарвик.


Неудачные в целом действия надводного флота Германии вынудили Эриха Редера покинуть пост главнокомандующего ВМФ. Его место занял Карл Дениц, сторонник неограниченной подводной войны. Остаток Второй Мировой «Адмирал Шеер» провел вблизи берегов. В 1944 году прикрывал своей артиллерией отступающие немецкие войска. В ночь с 9 на 10 апреля 1945 года во время массированного налета британской авиации на Киль он получил несколько попаданий 5-тонных бетонобойных «толбоев», перевернулся и затонул в доке. Погибло 32 человека, большая часть экипажа в тот момент находилась на берегу. Капитан Вильгельм Меендсен-Болькен в 1942 году ушел на повышение и закончил войну как вице-адмирал Кригсмарине. В 1945 году был захвачен в плен войсками США, освобожден в 1946.

[моё] Дед Война

Арест. Вице-адмирал Вильгельм Меендсен-Болькен сопровождается к месту заключения.


Капитан Качарава остаток войны провел в немецком плену. Он и еще 13 членов экипажа «Сибирякова» выжили в лагерях для военнопленных и были освобождены наступающими советскими войсками. После войны он продолжил командовать кораблями Главсевморпути. С 1967 по 1979 год возглавлял Грузинское морское пароходство.

[моё] Дед Война

Два капитана

[моё] Дед Война

Капитан и члены экипажа «Александра Сибирякова» были представлены к различным наградам, в честь Бочурко, Элимелаха, Дунаева, Никифоренко, Иванова, Матвеева, Вавилова, Прошина были названы небольшие острова в районе Диксона.


Отдельно стоит упомянуть историю машиниста Павла Ивановича Вавилова. Самостоятельно спасаясь с тонущего «Сибирякова» он сумел забраться в проплывающую мимо шлюпку. Там обнаружился нетронутый аварийный запас — пресная вода, галеты, спички, набор инструментов и револьвер с патронами. Кроме этого, из воды ему удалось выловить мешок с отрубями и спальный мешок. На острове Белуха Вавилов нашел необитаемый деревянный маяк. «Робинзонада» Вавилова длилась чуть больше месяца. Он жег костры, бегал по берегу, стараясь привлечь внимание проходящих судов, спасался от белых медведей, которых на острове оказалось множество.

[моё] Дед Война

Павел Иванович Вавилов


Наконец, когда продовольствие подходило к концу и Вавилов уже собирался идти с наганом на медведя, его заметили с проплывающего мимо парохода «Сакко». К острову был отправлен гидросамолет, но не смог сесть из-за сильного волнения. Однако летчики смогли сбросить Вавилову мешок с припасами, а самое главное — дать долгожданную надежду на спасение. Эвакуировать моряка смогли только на четвертый день. После войны Павел Иванович вернулся к прежней работе, служил ледокольном пароходе «Георгий Седов», ледоколах «Ленин» и «Капитан Мелехов».


Останки «Сибирякова» были обнаружены в 2014 году, координаты его гибели объявлены местом воинской славы, всем проходящим в этом месте кораблям предписывается приспускать флаги и салютовать гудками.

[моё] Дед Война

Затонувший «Александр Сибиряков» на экране эхолота


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_90117

Автор: Дима Шуман. Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_262090534

Личный хештег автора в ВК - #Шуман@catx2, а это наш Архив публикаций за апрель 2020


Администрация Пикабу предложила мотивировать авторов не только добрым словом, но и материально.

Поэтому теперь вы можете поддержать наше творчество рублем через Яндекс-деньги: 4100 1623 736 3870 (прямая ссылка: https://money.yandex.ru/to/410016237363870) или по другим реквизитам, их можно попросить в комментах. Пост с подробностями и список пришедших нам донатов вот тут.

Надежда Филипповна Зубович (Кузнецова) (д. Слобода-Кучинка, 9 лет)

(отрывки из рассказа, сборник "Война за нашими окнами")


Я родилась в деревне Московка Аленинского района Калининской области. До 1939 года родители Филипп Яковлевич и Прасковья Яковлевна трудились в колхозе, воспитывали 7 детей. Отец – инвалид Первой Мировой войны, правая рука его, перебитая осколком, висела плетью, совсем не работала. В городе Нелидово ему удалось устроиться сторожем на лесопильный завод. Появились деньги, разрешили строить дом. Но все надежды наши на нормальную жизнь разбились в один страшный летний день.


По радио объявили, что началась война. Мой старший брат Николай, который работал трактористом, тут же собрался и ушёл на призывной пункт. До нас доходили его короткие письма. Переучился на танкиста, едет на фронт. Потом письма доходить перестали. И только после войны мы узнали, что Николай погиб под Ржевом, сгорел в танке.


***

В начале октября 1941-го года мать с отцом решили перебираться к каким-то родственникам. Зима на носу, куча детишек, морозы в землянке не переждёшь. Погрузили всё оставшееся добро на телегу, впряглись сами и покатили по дороге, прочь от пепелища. На телеге ехали младшие близнецы Сашка и Таисия. Им тогда по пять лет было. Мы с сестрой Любой несли котомки с одеждой, брат Пётр тащил самое главное наше богатство – самовар, а сзади тянулся брат Сергей. Он нёс часы с кукушкой. Телега почти пустая, по дороге катится легко. День солнечный. Мне, помню, даже почти весело стало. Путешествие какое-никакое.


Выехали из деревни на дорогу, а там таких беженцев как мы – целые толпы. Кто пешком, кто на лошадях, кто с тачкой. У кого узел в руках, а кто чуть не босой идёт. Дети толпами, какие-то серьёзные дядьки в пиджаках, с папками бумаг. Только к лесу подошли – самолёт немецкий летит. И прямо по колонне беженцев! Стреляет, кружится. Бомбы бросает.


Все разбежались, а мы растерялись, стоим у телеги нашей, плачем. И стоять страшно, и с дороги бежать страшно – родителей потеряем. Мать крикнула нам:

- Тихо! Это гром гремит! Что вы, грома не слышали никогда?!

И мы поддались на эту наивную ложь, успокоились. Отец потащил телегу дальше, глубже в лес. А самолёт всё кружил и кружил у опушки, преследуя и добивая тех, кому не повезло.


***

Уехали мы недалеко. У села Знаменского нас и многих других беженцев остановили немецкие мотоциклисты, завернули в деревню, расселили по домам. Взрослых заставили нашить номера на одежду и выходить на перекличку утром и вечером. Брата Петра, которому на его беду исполнилось шестнадцать, сразу отправили в Германию. Вокруг деревни была натянута колючая проволока, стояла охрана. Наружу нас не выпускали, держали в деревне. И непонятно было, что с нами сделают.


Еды давали совсем мало, чтоб только ноги не протянуть. Чтоб выжить, мы собирали крапиву, щавель, перерывали поле в поисках картофеля. Так дотянули до весны 1942 года. В этих ужасных условиях, без всякой медицинской помощи и в голоде мама родила сестричку Евдокию.


Весной к деревне снова приехали немцы. Открыли ворота в ограде, велели собираться. Отвели на станцию Аленино, загнали в вагоны-телятники. Двое суток простояли мы в тупике, немцы со всех сторон свозили и свозили людей, заталкивали их в вагоны, как скот. Потом повезли в Германию.


Прошёл слух, что взрослых будут использовать, как рабочую силу, а детей отвезут в специальный лагерь в Беларуси, где они станут донорами для немецких солдат. Мать чуть с ума не сошла от этих новостей. Сидела в углу, прижимая к груди Евдокию и плакала бесконечно.


***

Со станции отогнали в лагерь. Лагерь располагался в бывшем военном городке. Несколько двухэтажных казарм, огороженных рядами колючей проволоки. За проволокой все вперемешку. Беженцы из Калининской, Смоленской, Псковской, Могилёвской областей. Пленные красноармейцы, мирные жители. Было много больных, раненых.

Так в один из дней немцы прошлись по лагерю, собирая всех этих больных, говорили, что привезут врачей, лекарства, будут лечить. Отвели всех в отдельный барак. А потом заперли двери и подожгли со всех сторон.


Кормили нас очень плохо. Раз в день давали вонючую баланду, иногда хлеб с опилками. В баланду ради смеха кидали червей, насекомых, даже лягушек. А может они сами туда попадали, потому что картофель и свёклу в котлы для баланды загружали прямо с земли шуфельными лопатами. Добавят каких-то отбросов – вот и готова отличная еда для лагерных жителей.

От такой «заботы» многие умирали. Спали мы на трёхъярусных нарах, укрывались каким-то тряпьём. Постоянно было холодно, хотелось есть. Люди опять стали болеть.


Я бегала по лагерю, выпрашивала у людей крошки хлеба, чтоб положить в тряпочку и дать вместо соски сестричке. У мамы давно не было молока, малышка совсем похудела, постоянно плакала. Занемогла и моя сестра Люба. Лежала ко всему безразличная, угасала на глазах. От голода у неё обострились все чувства. В наш лагерь на работу пригоняли из города каких-то женщин. Так вот идёт мимо наших нар эта женщина, а Люба вдруг голову поднимает, носом воздух втягивает:

- Мама, мама, я огурчика хочу!

Какой огурчик? Мы который месяц на баланде и хлебе с опилками. Откуда огурчик?

А оказывается, эта женщина взяла с собой обед, и в тряпице у неё был завернут огурец. Как Люба его унюхала?


Мать бросилась к женщине, уговорила её выменять огурец на свой последний платочек. Упросила, мол, дочь умирает. Женщина отдала, хотя, наверняка, это тоже была её последняя еда. Целую неделю по тонкому ломтику мать отрезала и давала эту прозрачную пластиночку Любе. Это была не еда, а какая-то психологическая поддержка. Зато в глазах Любы появился блеск, мы стали надеяться, что она выживет.

***

Наш брат Сергей смог найти место, где проволока проходила над небольшой впадинкой. Вылезал ночью, пробирался в город, выпрашивал у местных еду, приносил и подкармливал нас. Однажды его заметили, когда он возвращался. Открыли стрельбу. Брат убежал обратно. Самое плохое было то, что немцы нашли его перелаз, сторожили именно там. Три дня Сергей метался вокруг лагеря, не мог пробраться обратно. Днём подходил к самой проволоке, уговаривал охранников-полицаев.


Нашёлся один человек, у которого в глубине души осталось что-то хорошее. Он открыл ворота, пустил Сергея к семье. Ещё и шепнул ему:

- Я буду дежурить через два дня, приходи, буду выпускать и впускать в лагерь.

Этот охранник тоже помог нам выжить. Через некоторое время мы упросили его выпускать не только Сергея, но и нашего отца. В деревне Уречье отец случайно встретил своего знакомого по Первой Мировой. Тот накормил отца и брата, дал им продуктов из своих скудных запасов. Обещал спрятать, если мы сумеем выбраться всей семьёй.

Но не сложилось.


Немцам надоели постоянные побеги. В лагере ужесточили режим и брату всё тяжелее было выходить на свободу. Часто он всю ночь проводил возле проволоки, ожидая благоприятного момента, но возвращался ни с чем, так и не сумев выбраться. «Нашего» охранника куда-то перевели.


Зимой от истощения умерли отец и маленькая Евдокия. Завернули мы их в одеяло и положили в яму, где лежали другие умершие. Мама постояла над могилой, помолилась. И ушла молча. После смерти Евдокии она вообще мало говорила.

Сергей нашёл новый лаз, уходил на несколько дней, нанимался на работы к крестьянам. В деревне Крушники Слуцкого района познакомился с семьёй Антоновых (Иосиф Фомич и Мария Архиповна), у которых не было детей. Рассказал, что в лагере у него погибают мать и сестрички.

Антоновы попросили, привести им девочку, которую будут смотреть как родную. На семейном совете решили, что надо спасать Любу, но та чего-то испугалась, категорически отказалась идти. Я сказала, что пойду и ничего не боюсь. Мама очень просила запомнить своё имя, фамилию, адрес, где жили. На прощание крепко обняла и поцеловала.


Так осенью 1943 года я оказалась в крестьянской семье Антоновых. Жили мы на хуторе, где прятали меня от полицаев. Это были добрые, душевные люди, отдавали мне лучшее, называли «доченька». Я пасла коров, научилась печь хлеб, ткать полотно, вязать, вышивать. Запах золотистой корочки хлеба ощущаю и сегодня. Не передать тех слов, как я благодарна этой семье и всему белорусскому народу. Соседи наши, все деревенские знали, что у Антоновых на хуторе чужая девочка из лагеря. И никто, ни один человек не проговорился полицаям.

[моё] Дед Война

Уважаемые читатели. Как я и обещал, в начале мая стартовал проект нового сборника по воспоминаниям детей и подростков с оккупированных территорий "Война за нашими окнами".


Книга - продолжение сборника "Война девочки Саши".


В проекте так же можно будет заказать и первую книгу.

Мои соавторы по данному сборнику - Богдана Потехина и Борис Денисюк.


Спасибо всем, кто уже поучаствовал. За первые четыре дня собраны более 20%, а значит есть большая надежда, что книга появится не только в библиотеках Беларуси, но и на книжных полках российских читателей.


Группа автора в ВК https://vk.com/public139245478

Ссылка на проект https://ulej.by/project?id=1425661

Он не получил наград, не был в высоком звании. Не осталось ни единой его фотографии, лишь имя на плите братской могилы под Кировоградом, где он погиб в ходе наступательной операции. Мы даже его отчества не знали, так как бабушка, вспоминая, называла его лишь по имени. Отчество узнали с той самой плиты на братской могиле.
Другого деда немцы угнали в Германию. Может, на работы. Может, в лагерь. С тех пор о нем ничего не известно.

И такие истории есть в семьях. Каждому, наверное, хотелось бы, чтобы его деды имели награды, звания, подвиги.
Но если их нет, то это не повод не гордиться своими дедами. Без погибших не было бы выживших, без ненагражденных не было бы отмеченных медалями и орденами.
Таких большинство, которые положили свою жизнь в битве с врагом, но не были отмечены посмертно.
Гордитесь вашими дедами, если они внесли свой вклад в Победу.

Деревня осталась далеко за спиной и даже дым от горящих изб был почти не виден, но ощущение страха не проходило, держало крепко. С самого начала, с самого первого дня деревня эта показалась неправильной, необычной. И вроде бы всё как везде: дома с бревен сложенные, сады, живность, дороги топтаные коровьими копытами с присохшими лепешками. Люди тоже вроде бы обычные: в заношенных серых одеждах, платки у баб замотаны под подбородком по осеннему, ребятня грязная, стриженные кто под горшок, кто на лысо, дедки с самосадной махоркой и мужики… Вот тут то и надо было сразу задуматься! Откуда в военное время в деревне мужикам взяться? Все на фронте должны быть, а если кто и останется, так разве что калеки или шишки партийные. А тут простое, крепкое мужичье.

Потом уже и другие странности замечать стали: в деревне не голодали, погреба полны были, скотина опять же не тощая, не порченная колхозами. Самое же необычное таилось в избах: ни в одном доме по всей деревне не было ни единого портрета, ни единой фотографии Сталина! Нигде не было ни единой газетной вырезки с Лениным, ни одного красного полотнища, кроме протертой скатерти с обтрепанными в бахрому краями.

Деревенские делились провиантом справно, даже угрожать не приходилось, будто бы по-соседски. Бабы солдатню не гоняли, но и особенно близко к себе не подпускали, да и вообще – народ деревенский вел себя так, словно не с оккупантами рядом жили, а с заезжим людом.

Плохое началось на второй день, после того, как весь личный состав расквартировался в нескольких домах стариков, живших на околицы деревни. Ефрейтор Розенберг блажить начал, мол де мяса ему хочется – говядинки, да так, чтобы от пуза натрескаться. А брать, вроде бы как и не хорошо, деревенские и без того посильную помощь оказывают: яйца, курей, молочком поят – живи, как сыр в масле катайся. Короче, когда возвращалось стадо с выпаса, вышел ефрейтор на дорогу, приглядел коровку одну пегую да и саданул ей промеж глаз с винтовки. Мальчишка пастушок в крик, бабье галдеж подняло, мужики на пришлых тоже недовольно поглядывают, а один, видать хозяин коровки, подошел к ефрейтору и сказал что-то громкое, и, наверняка, обидное. Ефрейтор отмахнулся, вытащил нож с пояса, и к корове двинулся, он все с бока больше мясо любил. Мужик его за грудки хватанул и, еще разок чего-то сказанул, да как даст зуботычину! Розенберг в грязь отлетел, глаза ошалелые, пальцы по луже шарят – нож ищет. А мужик развернулся, к корове подошел, погладил по простреленной голове, помощь кликнул и втроем они тушу в сторону дворов поволокли.

Ефрейтор соскочил, с кобуры пистолет дернул, заорал как блаженный, руку задрал и выстрелил. Мужики даже не оглянулись, будто и дела им не было до этого стрелка. Солдатня, что вокруг собралась, смотрят, смеются – Розенберга никто не любил, дурак он, даром что ефрейтор. А Розенберг приметился и мужику тому в спину, в аккурат промеж лопаток пулю всадил. Мужика вперед толкнуло, ноги подломились, и упал он. Все разом притихли, только Розенберг орал еще чего-то радостно.

Один дед, жившей в крайней хате, сплюнул самокрутку на землю, вошел в дом, вышел с двустволкой, и без единого слова выстрелил поочередно с обоих стволов в ефрейтора. Розенберг схватился за живот, уставился глупо на деда, и тоже в грязь упал

Дед, словно бы и не произошло ничего, приставил ружье к косяку, уселся на ступеньки крыльца, достал кисет, сыпанул махорки в обрывок газеты, послюнявил. Старика застрелил капитан Рейхерт, застрелил в упор, ни о чем не спрашивая, не допытываясь.

На следующий день не проснулось четверо солдат. Они были целые, никаких следов насильственной смерти, ни колотых ран, ни сизых синяков удушения – ничего, абсолютно ничего, будто бы спят. Даже лица их были не привычно заострившимися, как у обычных мертвецов, а спокойные, только бледноватые слегка.

Сразу решили, что их отравили. Вспомнили, где они вчера харчевались, в какой избе, и отправились туда четверо солдат с Рейхертом во главе. Они выволокли из дома женщину, ребенка, лет десяти, бородатого, с диковатым взглядом мужика. Двое солдат держали их на прицеле, другие двое ливанули на стены дома бензином, зажгли. Дом загорелся сразу, будто не из бревен был, а из просушенного хвороста сложен. Как ни странно, ни мужик, ни баба кричать не стали, - стояли спокойно, смотрели, как горит их дом, а ребенок, так тот и вовсе – поднял с земли прутик и бросил его в пламя.

Тем временем остальные солдаты согнали к горящему дому всех деревенских, даже бабы с младенцами и те тут стояли. Притащили и четверых мертвых солдат, уложили. Офицер знаками показал, что солдат этих вчера тут покормили, сказал со знанием дела: «курка кушат». Народ молча проследил за пантомимой, никто и слова не сказал. Тогда капитан дал отмашку, резко выстроилось трое молодцов со вскинутыми винтовками, раздался залп. Выстрел был хороший, по пуле во лбу, точнехонько в серединке.

Люди не галдели и не кричали, посмотрели на дом горящий, на мертвецов, да и разошлись, к расстрелянным никто не попытался подойти.

Утром не досчитались двенадцать человек. Не было их там, где вчера спать ложились, а оказались все на заднем дворе, вповалку, так же как и те, вчерашние, рядышком лежат, открытые глаза бессмысленно смотрят в небо. У каждого отметина на лбу, будто ворон клюнул.

И ладно бы, если пулей – так нет же! Выглядит так, словно гвоздик ко лбу приложили и молоточком аккуратно тюкнули. Да и из дома их как вытащили? Ночью, меж своих, таких же спящих, мимо выставленного у входа на ночь дозорного. Ни шума, ни звука не было.

Капитан долго рядом с телами ходил, но ничего не говорил, только ноздри его широко раздувались. Потом караульного подозвал, спросил про ночь, тот головой помотал, мол де не видел ничего, не слышал. И можно было бы ему разнос устроить за то, что тот проспал, прошляпил вот этих, двенадцать мертвецов, да вот ведь незадача – капитан и сам ночью не спал, бессонница его одолела. Выходил ночью покурить несколько раз, да и в окно частенько поглядывал, а расквартировался то он как раз напротив этого злосчастного дома и видел, как ночью ходил караульный из стороны в сторону, как присаживался на лавочку, как от нечего делать шмайсер свой разбирал и собирал, как курил… Исправно караульный отслужил, не придерешься. Только как в такое поверить? В такую чертовщину: ночью, без единого выстрела, без единого писка дюжину солдат положили!

Как на смотрины деревенские подтянулись. Правда никто близко не подходил, но издали смотрели, обсуждали, а кто-то даже посмеивался. Этого капитан выдержать не мог.

Быстро грянули команды, скоро метнулись солдаты к собравшимся, выловили в толпе мужиков сколько нашли, подогнали к дому. Толпа разом притихла, все ожидали, что будет дальше. Только где-то у кого-то в доме ребенок маленький заплакал громко.

Капитан ухватил одного из мужиков за шиворот, подтащил к мертвецу, толкнул с силой, мужик упал на колени едва не клюнув носом в мертвеца. Капитан вырвал из кобуры люггер, ткнул мужику в затылок и закричал на русском:

- Кто?

Мужик что-то затараторил сбивчиво, попытался оглянуться.

- Кто? – вновь закричал капитан, надавливая сильнее стволом в затылок.

Мужик примолк на секунду, а затем показал через плечо кукиш капитану. Рейхерт выстрелил. Никто не голосил, никто не кричал, все молча смотрели.

Быстрой, дерганной походкой, подошел к следующему мужику, ухватил его за ворот, ткнул пистолетом под подбородок, и в глаза закричал:

- Кто?

Мужик улыбнулся щербато, посмотрел на Рейхерта искоса, с хитрецой в глазах, и промолчал.

- Кто? – уже в бешенстве заорал капитан мужику прямо в лицо, отчего-то подумав, что мужик то выше него будет, а то что глаза у них на равных, так только из-за того, что Рейхерт выше по укосу стоит.

Мужик не ответил, только продолжал косить глазами и все так же щербато улыбаться. Рейхерт выстрелил, лицо заляпало кровью. Мужик упал прямо, как стоял, щербатая улыбка его с лица так и не сошла. Рейхерт утер лицо.

- На колени их! – приказал Рейхерт солдатам, те ударили прикладами по спинам, по ногам, деревенские мужики попадали на колени. Рейхерт прошел вдоль выстроенных в ряд людей, поглядывая им в лица. Все смотрели на него исподлобья, но вот что странно, никто не боялся, и вроде бы даже и не злился. Спокойные они были, а некоторые так и вовсе – веселые чуть. Улыбались ему, а может и щерились, кто их русских знает…

- Цельсь! – солдаты вскинули оружие, стволы уперлись в затылки людей. Никто, из тех, кто стоял на коленях, не вздрогнул, не закрыл глаз, Рейхерт не верил своим глазам. – Огонь!

Грянуло громко и многоголосо. Мужики мешками повалились вперед.

- Трупы убрать, - приказал капитан, пряча люггер в кобуру, увидев, что солдаты хватают мертвецов за ноги, распорядился брезгливо, - Да не вы, этих заставьте, - кивнул в сторону собравшихся.

Солдаты взялись за дело: бабы, под прицелом автоматов, по двое оттаскивали мертвецов в сторону, к тихой, с заболоченными берегами речке, и укладывали там. Кто-то из стариков уже подогнал туда длинную скрипучую телегу без бортов, и стоял, облокотившись о дерево и покуривая самокрутку. Никто не ревел, никто не голосил, никто не кричал. Все было спокойно, будто не мертвецов убирали, а мешки с мукой грузили.

- Странные они какие-то, - сказал капитану рядовой Райс, давая Рейхерту прикурить, - вы когда-нибудь таких видели?

- Нет, - покачал головой Рейхерт, - никогда.

- Вот и я тоже.

- Райс, а ты ведь тоже в этом доме спал?

- Да.

- А где?

- А у дверей, в сенях.

- Слышал хоть что?

- Ничего. Всю ночь как блаженный спал. Правда когда собака забрехала проснулся, и все.

- И все… - повторил капитан, затянулся еще раз, бросил курящийся бычок в траву.

- Знаете что, капитан, - панибратски обратился Райс к Рейхерту, - уходить отсюда надо.

- Тебе спать надо, - зло ответил Рейхерт, - тебе сегодня первому дежурить.

- Есть! – отчеканил Райс, развернулся на каблуках и строевым шагом отправился к дому. Спать.

Рейхарт злился. На себя в первую очередь. Он и сам понимал, что уходить отсюда надо, да что там уходить – бежать! Марш бросок в полной выкладке отсюда и до вечера, причем солдаты еще и спасибо потом за это скажут, вот только нельзя этого делать. Приказ был: деревню держать до подхода основных сил. По возможности сохранить население, для сохранения продуктовой базы. Так что даже если захочешь, нельзя всех к стенке поставить, нельзя…

А сегодня ночью он решил держать оборону. Сегодня ночью спать не будет никто! Все будут при оружие, а если кто носом клюнет, то под трибунал!

Мертвецов убрали к полудню, могилы для них бабы выкопали ближе к вечеру, землей засыпали, когда смеркалось, по домам по темноте разошлись.

Не редко можно услышать в адрес России, что русские, дескать, совершенно не умеют воевать, только и знают как трупами забрасывать. Особенно часто это любят говорить про Великую Отечественную или Советско-финскую войны.

Правда, они забывают упомянуть, что если сравнивать боевые потери СССР и Германии, с их союзниками, на восточном фронте, то цифра получится 1 к 1.3. А наши ужасные потери в 26 000 000 обусловлены тем, что нацисты вели на территории нашей страны геноцид.

Касательно Советско-финской войны тоже любят кричать, что у СССР потери в 126 000 человек, а у финов всего 23 000, трупами закидали!

Забывая сказать, что штурмовать укрепления всегда сложнее. Например, во время Русско-японской войны при обороне Порт-Артура Россия потеряла 15 000 убитыми, тогда как Япония все 110 000!

Почему никто не говорит, что Япония закидала Россию трупами?

[моё] Дед Война

Источники:
http://lib.ru/MEMUARY/1939-1945/KRIWOSHEEW/poteri.txt#w05.ht...
https://ru.wikipedia.org/wiki/Оборона_Порт-Артура

Принято говорить про героев, выдающихся солдатах, уничтоживших десятки, сотни фашистов, летчиках, одержавших десятки, сотни побед в воздушных боях, полководцах - победителях.


Но не принято говорить о сотнях тысяч, миллионах солдат, кто воевал всего один день...


Один день.


Возможно даже несколько минут, которые оканчивались выстрелом, разрывом гранаты или снаряда.


Секунда.


И нет солдата. Или сильно ранен.

И война для такого солдата закончилась.


Было бы здорово памятник таким солдатам установить. Бабочка - однодневка... Символ жизни, короткой жизни... Но за счёт своей короткой жизни она дают новому поколению шанс на продолжение рода...

Мой дед дошел до Берлина. Там жестокие бои были, в госпиталь попал с контузией, слух вернулся процентов на 20 наверное. Мать рассказывала, когда они деда про войну расспрашивали,да мы пару раз с сестрой подслушивали, когда типа "спали" в другой комнате. Почти ничего не рассказывал он, говорил, мол не надо это вам. Но кое что вытягивали из него. Как они в окружении были, как с болота через носовой платок пили, как страшна первая атака. На фильмы про ВОВ махал рукой, все не так было, и уходил со слезами на глазах. Не помню, чтоб он пил, матерился или кричал. Тихий, спокойный человек. Был заядлым рыбаком, бил белок прямо в глаз, чтоб не портить шкурки, из которых шил шапки "формовки". И очень сильно любил меня, своего внука, которого так редко видел. Вечная тебе память, дед Георгий, старший сержант- снайпер разведроты, надеюсь я когда нибудь стану хоть немного похожим на тебя, настоящим Человеком из Стали.

От моего деда осталась только строчка...

И не могу я выйти с его фото на Бессмертный полк...

И только путь его дивизии показывает ЕГО путь...

Светлая память павшим...

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Это вся информация про него...

Выпьем... помянем...

Чекунов Николай Васильевич 1925г.р.

Орден Отечественной войны I степени

Медаль «За отвагу»

Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Только что пришёл свежий номер газеты. На 10-й полосе материал про моего деда - Всеволода Александровича Малышева, гвардии полковника, боевого штурмана, мудрого политрука, настоящего героя.

Первые мои воспоминания - ясли. Дед шумно тянет воздух ноздрями силясь на корточках через свой большой живот завязать мне шнурки. По виску сползает струйка пота, волосы слиплись, очки в тумане. Душно оживает дух его любимого одеколона Карпаты. Утром после бритья он льёт его в могучие мозолистые пригоршни и зачем-то хлестко лупит себя по шее и щекам. Он потешно ходил, чуть расставив большие отёчные ноги, выбрасывая в стороны носки, как балерун. Близоруко смотрел на мир сквозь толстенные стёкла очков и вечно всем улыбался. Он укладывал меня спать, бубнил сказку и сидя всегда засыпал раньше. При этом храпел. Про войну почти не говорил, ордена и медали хранил в шкафу. И только два наградных золочёных кортика на настенном ковре не забывали о его доблести. Он рассказывал странные совсем не героические истории. Про самый вкусный и желанный за всю жизнь хлеб - в детстве во время голода в деревне, когда ешь не кусок, а причащаешься каждой хлебной прожилкой. Про настоящее счастье - проснуться в госпитале после боя, когда из тебя вынули девять осколков, а до двух так и не добрались, проснуться и смотреть, ещё не веря до конца в своё воскрешение, смотреть сквозь пелену блаженных слез на простой солнечный блик на стене. Иногда мы ворошили семейные фотоархивы, оттуда выпадали бравые портреты деда почти всегда в военной форме, как литой сидящей на его дюжих плечах и мощной груди. И это был совсем другой человек. Дед перебирал карточки своими толстыми медленными пальцами, смущенно улыбался и поправлял очки, а я смотрел украдкой на него и портреты и не мог поверить - как, куда пропал тот бравый всемогущий офицер, почему рядом сидит этот лысеющий добродушный пузан очкарик.

Прости, дед. Я не выполнил ни одного твоего завета. Я всё также ною и скулю от трудной жизни, прячусь от проблем, вечно выдаю себя не за того и поворачиваюсь красивым профилем, ищу добра от добра, предаю и лгу. Не смотри на меня, дед, не смотри, мне стыдно. Я карлик на твоих плечах великана. Знаю тебе хорошо там. Сегодня ты достал медовый закат, зефир облаков и круто заварил чёрную пахучую тучу. С Праздником!

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Расскажу вам историю, по которой можно снимать фильм.
Когда началась война, дед мой работал врачом возле Бреста, его жена и трое детей жили с ним вместе. Деда тут же призвали в армию, где он начал служить военным врачём в госпитале.

Его жену и детей отправили в эвакуацию на восток, как и других гражданских. На поезда, уходящие на восток, постоянно совершали налеты немецкие самолёты и поезд бабушки разбомбили, при этом погибла моя тетя, которой тогда было 10 месяцев. Бабушка бросила все пожитки и бежала со старшими детьми через леса, похоронив девочку на опушке леса голыми руками, копая веткой ямку. Похоронная команда, найдя среди кучи убитых взрослых и детей чемодан с документами бабушки, сочла, что их убило, написали похоронки родителям и деду на полевую почту.

Госпиталь деда, уже осенью, также подвергся бомбардировке, причем перед этим дед надел бушлат своего друга, чтобы пойти в туалет, свои документы у него остались в палате, куда попала бомба. Деда тяжело контузило, и его, раненного, увезли в другой госпиталь, и записали по документам, которые были у него в кармане, его же сочли убитым. Отправили похоронку на него родителям его жены в оренбургскую область, так как у самого деда родители уже умерли к тому времени. Пока он был в госпитале, он, очнувшись сообщил, как его на самом деле зовут и воинское звание. Восстановил документы и продолжил служить хирургом. Тут его нашла, наконец, полевая почта и вручила ему похоронку на жену и детей.


Бабушка и двое детей правдами и неправдами к весне вернулись в Оренбургскую область к родителям бабушки, где их уже ждала похоронка на моего деда. Таким образом, они умерли друг для друга.

Дед продолжил службу и в 44 году познакомился с медсестрой своего госпиталя, будучи уже начальником того самого госпиталя. Так как он был вдовец, а медсестра не замужем, они официально поженились и, через год у них родился сын. После войны дед с новой женой не захотел ехать в Оренбургскую область, так как его там ничего не держало, и поехал на родину своей новой жены в Саратов, где возглавил больницу.

Так он жил до 1950 года, пока в командировку из тех мест, где жила бабушка, в Саратов не поехал один мужик, у которого в Саратове случился приступ аппендицита, и он попал в больницу, где работал дед. Лично он деда не знал до этого, но в ходе лечения он купил газету, в которой была огромная фотография деда, и статья про него как о хирурге, который спас множество жизней. Тот командировочный почему-то сохранил газету, а так как фамилия у нас весьма редкая, решил показать бабушке, что у нее там есть однофамилец. Бабушка увидев фотографию, а также имя-отчество хирурга, приняла решение немедленно ехать в Саратов. Что самое интересное, в газете было указано, что дед женат, и воспитывает сына.

Приехав в Саратов, бабушка разыскала деда и пришла к нему домой. Какой там состоялся разговор теперь уже никому не известно, но результатом явилось то, что дед развелся с новой женой, и поехал со старой к ней на родину, где ещё через 6 лет у них родился мой отец.

Об этой истории никто никогда не рассказывал, и никто из наших родственников ничего не знал. Ровно до тех пор, пока я не нашел ВКонтакте девушку - однофамилицу и не начал с ней переписываться. Они жили в Белоруссии, в Могилёве. Так как фамилия у нас очень редкая, мы стали выяснять с ней, кто у кого какие родственники. Выяснилось, наши с ней деды полные тезки. А когда она прислала фотку деда, я ещё и понял, что они близнецы.

Меня пригласили в гости, как раз эта девушка, которая оказалась мне двоюродной сестрой, выходила замуж. И там то мой новый дядя, о котором я раньше ничего не знал, рассказал эту самую историю.
Так у меня появились новые родственники, и я понял, что по закрученности сюжета реальная жизнь может запросто заткнуть за пояс мексиканский сериал.

Будущий маршал авиации Александр Покрышкин вошёл в историю, как один из самых результативных лётчиков-истребителей Великой Отечественной войны. Однако не все знают, что его карьера могла завершиться трибуналом на самом взлёте – в первый день войны Покрышкин по ошибке подбил советский самолёт.


Трагическая случайность


К июню 1941 старший лейтенант Александр Покрышкин имел уже большой лётный опыт и служил на Южном фронте заместителем командира эскадрильи. Аэродром, на котором базировалась его часть, располагался недалеко от румынской границы, и был разбомблен. 22 июня. Подняв в воздух один из уцелевших самолётов МиГ-3, Покрышкин горел решимостью атаковать врага.


Во время вылета лётчик обнаружил в небе над Молдавией 2 лёгких бомбардировщика Су-2 и принял их за немецкие самолёты. Он подбил один из бомбардировщиков, на котором летел командир эскадрильи капитан Гудзенко. Самолёт задымился и начал снижаться. Пилот второго Су-2 Иван Пстыго, не растерявшись, повернулся на крыло, чтобы продемонстрировать истребителю опознавательные знаки – красные звёзды – которых Покрышкин поначалу не заметил, атакуя против солнца.


"Я быстро иду на сближение с крайним бомбардировщиком и даю короткую очередь. Чувствую, что попал. Еще бы: я так близко подошел к нему, что отбрасываемая им струя воздуха перевернула меня. Разворачиваю самолет вправо, вверх и оказываюсь выше бомбардировщиков. Смотрю на них с высоты и — о, ужас! — вижу на крыльях красные звезды. Наши! Обстрелял своего", - описывал этот случай сам Покрышкни в книге «Небо войны».


Когда Пстыго приземлился, выяснилось, что Гудзенко выжил, а вот летевший с ним вместе штурман Семёнов погиб, получив три пули в сердце.

Через несколько лет после войны, когда Пстыго и Покрышкин вместе учились в Академии Генштаба, виновник объяснил коллеге причину инцидента – он не знал, как выглядят силуэты самолётов Сухого, отличавшиеся необычным видом и появившиеся в частях лишь незадолго до войны.


Последствия


Поначалу обошлось без подробных разбирательств инцидента. В хаосе первых дней войны командованию было не до этого, а Покрышкин отделался лишь внушением от начальства. Командир эскадрильи, похоронив штурмана, также не стал разыскивать виновного, обвинив во всём чрезмерную засекреченность советской техники.

Свой первый вражеский самолёт Александр Покрышкин сбил уже через 4 дня после этого события, и с тех пор началась его победная серия воздушных боёв, продолжавшаяся до самого 9 мая 1945 года.


Впрочем, история с Су-2 все же не прошла для лётчика бесследно. Как писал военный юрист Вячеслав Звягинцев, это дело получило широкую огласку в 1942 году, когда Покрышкин в офицерском кафе в Махачкале подрался с подвыпившими старшими офицерами. После этого асу припомнили былой проступок, исключили его из партии и отозвали представление на получение звания Героя Советского Союза. Спасло Покрышкниа только заступничество комиссара полка Михаила Погребного.


Другие громкие случаи «огня по своим»


Во время Великой Отечественной войны не обошлось, к сожалению, и без других потерь, связанных с «огнём по своим».

24 июня 1941 года в Москве прозвучал первый сигнал воздушной тревоги. Как оказалось, ложный – советские ПВО атаковали собственные бомбардировщики, возвращавшиеся с выполнения боевого задания.


15 июля 1941 года погиб пилот истребителя И-153 «Чайка» Иван Козлов. Подбивший его лётчик Пётр Бринько думал, что сражается с противником, поскольку ранее два таких же истребителя было захвачено врагом в районе финского полуострова Ханко.

Сюжет популярной песни «На безымянной высоте» связан с событиями близ посёлка Рубеженка Калужской области. Здесь 14 сентября 1943 года погибли 16 красноармейцев, командир которых, не имея возможности продолжать сопротивление немцам, вызвал на себя огонь советской артиллерии.


Пользовавшийся не меньшей известностью, чем Покрышкин, советский ас Иван Кожедуб 22 апреля 1945 года на Ла-7 сбил два самолёта союзников P-51, которые напали на него. Причиной стало сходство советского истребителя с немецким самолётом «Фокке-Вульф 190». Один из американских лётчиков погиб.


https://russian7.ru/post/kak-as-aleksandr-pokryshkin-ubil-so...

Пишу это из-за вот этого поста:https://pikabu.ru/story/strelyal_vnuchki_strelyal_6906996?ut...


Ибо пробрало. История моего деда, Дмитрия Ефимовича.


Прадед мой по матери вернулся с первой мировой войны без ноги. Недолго прожил. Прабабка осталась одна с четырьмя детьми, два брата и две сестры, в деревне. В самый голод. Мёрзлую, полугнилую картошку ели, бывало даже просто ботву. Но выжили. В 36 году мой дед, чтобы хоть что-то заработать семье, поехал на Донбасс, уголь добывать. Оттуда был призван в армию, аккурат к финской войне. Может повезло, но дивизия прибыла к фронту к окончанию войны. Был он артиллеристом, кстати. Точно не знаю, каким именно, но скорее всего ПТ-расчёт. В общем остался в армии служить. Великую Отечественную встретил в 41-м, в Киевском военном округе.  Во время отступления был ранен в ногу, свои либо слишком спешили, либо таких было много, но попал в плен. Дальше почти ничего не знаю, знаю что было пять попыток побега, два из лагеря военно-пленных на территории СССР, дальше, по мере того как его увозили на запад, Болгария, Румыния, Австрия. После каждой попытки били и пытали так, что после возвращения домой у него все лёгкие были в гематомах, оттого и курить бросил только, что раком запугали. Не знаю, почему не расстреливали, может потому что блондин под 2 метра ростом был с голубыми глазами, может имена разные называл. Не знаю. Помню очень любил песню "Хороша страна Болгария". Лагеря, тюрьмы. Уже в Австрии их заперли в какой-то церкви или что-то вроде того, по факту люди от голода уже умирали. Если бы не пришли фермеры набирать пленных на работу, то  это был бы конец, скорее всего. Наши освободили моего деда в начале 45. Веса в нём при его росте было 50 килограмм. Немного покормили и отправили зачищать Вену в апреле. Тоже не знаю, что там было, но видимо ад, освобождённых не жалели точно. Вернулся он домой в 48 году. Вернулся, а мама его и полу года не прожила. И брат его не вернулся, погиб где-то под Белгородом. Эта история отрывками, которая рассказала мне уже его дочь, моя мама, потому что про войну мой дед не говорил, только если накрывало, только если выпивал или разговаривал с кем-то из ветеранов и мама подслушивала. Обрывки. Медали на 9 мая только надевал, шёл к памятнику победы в райцентре и там, вернувшиеся, поминали тех, кто не смог.

Что я помню сам, так это как он смотрит на меня и двоюродного брата и говорит так тихо маме, но я слышу: "Знаешь, я не верю, что у меня есть внуки". Даже тогда, в детстве, я понял, что он имел ввиду. Я не верю в чудеса, но что мой дед выжил - выше статистики и случая.

Дневник моего деда. Прибыл на фронт из Казахстана и встретил победу в Кёнигсберге. Это его рукой, двадцатилетнего парня, написано "Если погибну в боях за Родину...". Вопрос из заголовка встречается в тексте.

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

фото сделано 14 сентября 1945 года. Мой дедушка Зайков Григорий Васильевич второй слева во втором ряду. Кто остальные - не знаю. Вдруг тут кто-нибудь узнает своего родственника.

Дед был призван в армию 15 ноября 1941 года, с 30 сентября 1942 по 23 марта 1945 года был в плену. Как и многие фронтовики он не любил рассказывать о войне. У нас в семье сохранился черновик его автобиографии, где дедушка рассказывает как попал в плен и что было дальше.Если бы не этот черновик, который он почему-то сохранил, мы бы тоже почти ничего не знали. Бабушка его тщательно хранила, время от времени доставала, перечитывала и плакала.


Автобиография

Я Зайков Григорий Васильевич родился 1913 года 5 ноября в семье крестьянина средняка Кировской области, Опаринского р.на, Шадринского сельсовета д. Еловский

В 1922 году пошел учиться в 4-х летнюю школу, которую и окончил в 1926 году. В этом же году поступаю учиться в Семилетнюю школу, которую и кончаю в 1929 году.

В 1930 году еду учиться в В.Устюгский сельско-хозяйственный техникум Вологодской области, который окончил в мае 1933 года. По окончании сельхозтехникума был направлен на работу в Харовский р.н Вологодской области, где работал в качестве участкового агронома Рай Зо до 1935 года, в 1935 году Харовский р.н был реорганизован в два – Харовский и Сямтенский, в новь организованном Сямтенском р.не была в этом же году организовани МТС куда меня и направили работать. В Сямтенском МТС я работал в качестве уч. Агронома до 1937 года. В 1937 году, по собственному желанию я еду домой Кировскую область, где поступаю на работу агрономом Красносельской МТС Опаринского района, первый год работаю в качестве уч.агронома и последующие года старшим агрономом МТС в плоть до мобилизации в Армию 15 ноября 1941 года

Работая в МТС провожу большую общественную работу, находясь постоянно председателем Рабочкома профсоюза

Здесь поступаю сначала кандидатом в члены ВКП(б), а с ноября 1941 года член ВКП(б), принятый Опаринским Райкомом ВКП(б) Кировской области.

15 ноября 1941 года я был мобилизован в ряды Рабоче Красной Армии по линии Райкома. До января 1942 года прохожу военную подготовку при Львовском пехотном училище в качестве политбойца.

В январе 1942 года я приезжаю на Волховский фронт и работаю при политотделе 46 сд в качестве старшина-писарь. По истечении 3 месяцев меня аттестуют в старшину.

В марте м.це 1942 года мы были отрезаны противником и оказались в окружении вся Армия, все тыловые части. В окружении находились до июня 1942 года. Находясь в это время все под постоянной бомбежкой, в течении 2 месяцев не видали что такое хлеб – питались исключительно кониной и травой. Техника, склады вещевого снабжения все было уничтожено все документы политотдела дивизии, за исключением парт билетов (свободных). В ночь с 24 на 25 июня перед нами была поставлена задача выхода из окружения с (неразборчиво) Я был назначен связным одного из командиров рот. Всю ночь мы пробивались через укрепленные рубежи противника, блокировали дзоты, шли в рукопашный бой с криками ура. При этом мы понесли большие потери, от 1 ½ тысяч нас вышло несколько сот человек, остальные остались на поле боя. Я вышел из окружения не вредим. 2 месяца июль, август мы стояли на отдыхе и формировании, после чего нас перекинули на Синявский участок Волховского фронта с задачей прорыва блокады Ленинграда. С 1 сентября 1942 года мы пошли в наступление и целый почти месяц развивали безуспешные операции по прорыву блокады г. Ленина, враг усиленно сопротивлялся. В конце сентября м.ца мы снова были отрезаны немцами опять же со штабами дивизий. Остались в тылу 2-е эшелоны. Я же работаю снова при политотделе 289 сд. прибывший вместе с начальником п/о из 2-го эшелона на передовую для вручения парт. билетов, вновь вступающим в партию, оказался снова в окружении. После ураганного обстрела и бомбежки с воздуха противнику удалось оставшиеся наши части сжать до невозможности В течении двух ночей мы пытались вырваться из кольца и все безуспешно. Мы попали под ураганный острел артиллерии она била прямой наводкой и понесли большие потери. 30 сентября, находясь в одной из землянок в к.ве 3 человеи и рядом в другой землянке 2-х человек офицеров мы были закиданы немцем гранатами и взяты в плен, сопротивляться было бесполезно в силу того, что нас было 5 человек, а немцем чел. 100 с лишним.

Первые 6 месяцев я был в лагере военнопленных ст. Мга Ленинградской обл. После чего по болезни меня эвакуировали г. Красногвардейск Ленинградской области в лазарет военно-пленных. По истечении месяца – по выздоровлению меня я попадаю в лагерь военно-пленных в этом же Красногвардейске. Лагерь был расположен в лесу, кругом его в два ряда была натянута колючая проволока в середине этих рядов была спирально так же навита проволока. Охрана была усиленая, на каждых 6 человек был один часовой. Питание исключительно скверное 200 грам хлеба, 2 раза вода с брюквой по консервной банке – вот дневной паек, тогда как работать гнали ежедневно палками, кто падал от истощения ого добивали, ботинки у кого были поснимали и дали всем деревянные колодки. Лагерь среди военно-пленных и дани мест нас. каз. лиц смерти (? Не разобрала предложение) Здесь я узнал вкус многих, ранее не употребляемых продуктов – как лягушки, кошки, собаки и павшие картофел очист и т д

Побывши в этом лагере месяц, в силу невыносимых условий я решил бежать. Бежать можно было только с работы, и то выбрать момент для побега было дело трудное Стоял июнь месяц, погда одна погода убивала так тебя, так и и звала к себе под сень зелени. В один из дней я решил бежать. Работая в лесу от лагеря 12 км, я выбрал момент когда часовой отвернулся и скользнул в кустарник, все дальше и дальше, пока силы были я бежал бегом в глубь леса. Вот уже пересек одну речку бродом, еще прошел с километр как послышались сзади выстрелы После чего лес огласился лаем собак и криков криками немцев, у меня был один исход пока замаскироваться, нашел подходящее местечко сваленную ель и залез в вершину и лежу наблюдаю. Минут через 20 вдруг слышу хруст хвороста и через несколько секунд вижу, идут 2 немца с собаками, прошли они от меня всего метров в 10, собаки не обнаружили. Посидевши до темна, в ночь я двинулся по направлению на Красное Село, где тогда стоял фронт.

Шел только ночами ориентируясь по деревьям, а днем по солнцу таким образом я пробирался лесами 3-е суток и добрался до передовой линии немцев Пробираюсь в ночь ползком, миновав пулеметные точки, которые выдавали себя стрельбой, я попал в разрушенные траншеи, никаких признаков жизни в них не было заметно. Стал я пробираться по этим траншеям все ближе к своим, перелез не одно проволочное заграждение, как вдруг Траншея резко загибала и выходила к рядом шоссе, рядом проходящей от меня в правой стороне, я выбрался из траншеи и резким броском, перебежал открытую поляну, как вдруг меня обнаружили и открыли огонь и потом в миг около меня оказался немецкий часовой. Таким образом я снова попал в лапы немцев. Меня направила в немецкую жандармерию, допросили и снова вернули в тот же лагерь. Там мне всыпали 25 розог и поставили на каторжную работу. В лагере для провинившихся специально были привезены сосновые пни диаметром в обхват и толще, вот эти эти пни меня заставили колоть на дрова, поставив одновременно и часового, который подгонял прикладом На этой работе меня держали целый месяц, потом пустили на работу, сменили мой обычный лагерный номер на 77 на красный, (мой № был 77) как неблагонадежный. И вот снова начинаются мои мучения, ни одной минуты нельзя было остановиться, сзади стоял немец с палкой и с прикладом. Не было дня, чтобы я не был бит и в лагерь шел еле таща ноги. Осенью 1943 года нас вывозят в Эстонию о. Эвва под Нарвой. Там о побеге думать не приходилось, все даже не с целью побега, а ушедшие как мы выражались подшакалить (?)Достать, что либо пожрать, задерживались эстонцами и расстреливались на месте с разными издевательствами и пытками, немцы их за что вознаграждали несколько было у нас случаев, когда пленные сумевшие пойти по картошку за 200-300 м от места работы были растреляны эстонцами, у них у трупов были выколоты глаза, обрезаны уши, исколоты все штыками. В начале 1944 года нас вывозят в город Верро – Эстония, из Верро в Лугу, из Луги вновь в Верро и так начинаются наши скитания. В пути все время был усиленная охрана, если везли в вагонах, то вагоны были закручены снаружи проволокой, окна забиты проволокой, при остановках перед каждым вагоном стоял часовой, кроме того ставили по сторонам один два пулемета. Весь 1944 год проходит в таскании нас немцами по прибалтике. Постоим день месяц два, как снова везут все дальше не запад. В начале 1945 года, когда нас немце не возили, а гнали, потому что им самим ездить было не начем, на одной косе берега балтийского моря ночью нас разбомбил наш У-2, при чем было ранено 24 человека и убило 5 чел пленных, я так же был ранен легко. Мы в этот момент смогли разбежаться и стали выбираться с полуострова на материк, потому что полуостров был без жителей, один сыпучий песок и сосна, по одну сторону балтийское море, по другую пролив. При выходе с полуострова нас задержали и снова направили в лагерь. В лагере было несколько тысяч человек и всех они гнали по направлению к Висле Пригнали на Вислу, заставили рыть траншеи. Здесь условия были исключительно скверные. Конвой попал больше поляки, которые били нас не за что до полусмерти, забили нас в сарай, ветер, холод, голод, вшей было столько, что хоть сметай метлой. Побыли мы там недели две три как снова нас гонят дальше, пригнали под Данци, там разместили в одном кирпичном заводе, здесь мы ночью стали воровать с полу картофель и ночами там же в заводе варить. Прошло несколько дней, как снова пошел слух среди ребят что завтра снимаемся. Я вместе с 2-мя товарищами, один из них земляк одного р.на Лесников Николай Васильевич, решаемся запрятаться в развалинах этого завода, что и делаем. Находим машинное отделение, залезаем в печь и там решаем остаться На завтра утром все снялись и ушли, кроме нас в заводе еще остались чел 10 но они действовали очень не осторожно и их всех кроме нас троих выловили эссесовцы с собаками, мы же остались. Вопрос упирался в питание, из завода буквально днем даже и мыслить о выходе не приходилось, фронт приближался в плотную, слышны были пулеметные очереди нашего максимки, во дворе стояли немецкие войска. Мы ночью ползком лазили в поле за 1 ½ км за картошкой, притаскивали ее на своей спине, на четвереньках, варили там же в печи без воды и кушали без соли. Так мы сумели там высидеть 5 суток, обессилев и даже уже не в состоянии были ползать за картошкой Грозила нам голодная смерть, фронт проходил стороной. На 6-е сутки в завод пришлен один гражданский лагерь, мы выползли и присоединились к ним, с тем чтобы не сдохнуть с голоду, с ними нас погнали в Данциг, а от туда в цепной на работу, где нас встретили русские самолеты и массивный сильный обстрел нашей артиллерии при этом кого убило, мы же чел 16 воспользовались моментом, опять подались, забрались в один подвал дома г. Цонпот (?)там были русские женщины, которые нас запрятали и там мы просидели всего ночь, а на утро – это было 23 марта 1945 года были освобождены войсками нашей доблестной Красной Армией. День моего освобождения, день 23 марта для меня явился днем для меня вновь рождения на свет. Мечта, которой я жил в течении всего плена – как бы попасть к своим – сбылась, я снова после всех невзгод, лишений, голода, холода оказался в своей родной семье, снова мог взять оружие в руки и мстить, мстить каждому немцуам за наши слезы, за наше горе, за мучения, за десятки и сотни тысяч погибших от голода, побоев братовей.

4 апреля я пришел из запасного полка в мин роту, участвовал в последних боях по форсированию р. Одер

Теперь работаю не штатным писарем при штабе полка

Г.Зайков

19/8 1945 г.

[моё] Дед Война

Я плохо помню деда, мне было около 5 лет, когда он умер. Остались смутные образы и общее ощущение чего-то большого. Мои воспоминания — это скорее воспоминания о воспоминаниях. Что-то рассказывала бабушка, которая на счастье прожила с нами довольно долго, что-то родители. Дедушка умер 14 июня 1982 года от инфаркта. После его смерти бабушка переехала к нам, помогала растить и воспитывать троих внуков. Она очень любила дедушку и эта любовь передалась и мне.

Я плакала, пока перепечатывала эти листки, это тяжело. По почерку видно, что и деду было тяжело. Аккуратный вначале почерк потом ползет, множатся исправления и зачеркивания.

[моё] Дед Война
[моё] Дед Война

Действительно 20 января 1944 г. в ходе Новгородско-Лужской операции (14 января — 15 февраля 1944) войсками Волховского фронта во взаимодействии с войсками левого крыла Ленинградского фронта от немецко-фашистских захватчиков был освобождён город Новгород. Великий Новгород, а не Нижний Новгород. Неужели нельзя такие вещи без ошибок давать в новости.

[моё] Дед Война

Навеяло постом http://pikabu.ru/story/problema_sapog_4633209


В спорткомплексе на гардеробе объявление: "Уважаемые родители и дети, кто 19 числа одел сапоги такойтофирмы 34 размера? Позвоните ххх-хх-хх, верхнем ваш 36"


Вчера значения не придал, а сегодня дошло.

10373

[моё] Омск Россия

Развернуть
[моё] Омск Россия
60

War Thunder war T-34

Развернуть
War Thunder war T-34
8521

Война Женщина Бдительность

Развернуть
Война Женщина Бдительность
19986

[моё] Бунт Uspeli

Развернуть

Только что выдали @Uspeli пермобан. Просто так. Чтобы было. Поэтому я не призываю к бунту. Плюсовать гневные комментарии и такие же посты просто смешно. Вы только трафика нагоняете, никакой угрозу и в помине нет. Это разве бунт? Разве это заставит админа прислушиться к нам? Нет. Поэтому я призываю к Войне.
Мы, Пикабушники, обязаны сплотиться и показать кто здесь создает контент и единым кулаком ударить в самое больное место администриции. В посещаемость. Я призываю каждого, кто видит несправедливость и хочет бороться с произволом, вступить в противостояние и не заходить ни на сайт, ни в приложение с 19.04.19г 00:00 по МСК в течении суток. Это не потребует от Вас особых усилий, но покажет им, кто именно создал этот портал таким, каким он был, и таким, каким мы его любили!

Это сработает только в том случае, когда каждый, КАЖДЫЙ сделает это, не думая о том, что один человек все равно ничего не решит. Да, один не решит. Но без одного не будет всех. Сейчас именно Мы с вами решаем дальнейшую судьбу ресурса. Помните об этом.


Если администрация не отреагирует, в следующий раз мы покинем ресурс на 3 дня. 
Временным пунктом координации назначаю группу @Uspeli в ВК.


Сразимся за Наш Пикабу.

[моё] Бунт Uspeli
450

Artwork concept art mech

Развернуть
Artwork concept art mech
210

Fighting war warrior

Развернуть
Fighting war warrior
120

War Battlefield 4 video games

Развернуть
War Battlefield 4 video games
240

Fantasy art war Flying Dutchman

Развернуть
Fantasy art war Flying Dutchman
210

Aircraft military airplane

Развернуть
Aircraft military airplane
120

Military helicopters war

Развернуть
Military helicopters war
11209

[моё] США Памятник

Развернуть
[моё] США Памятник

В Голливуде установлен памятник советским солдатам Великой Отечественной войны. Единственный в Америке.

[моё] США Памятник

Каждый год в Лос-Анджелесском районе Западный Голливуд пять сотен ветеранов Великой Отечественной войны отмечают 9 мая в местном парке Пламмер свой День Победы.


По их просьбе власти города поставили здесь памятник: на 7-тонной плите из красного гранита — белые журавли. Русский клин. На памятнике - гранитные строчки Расула Гамзатова:


«Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю эту полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.


Они до сей поры с времен тех дальних

Летят и подают нам голоса.

Не потому ль так часто и печально

Мы замолкаем, глядя в небеса?...»

[моё] США Памятник
[моё] США Памятник
[моё] США Памятник
[моё] США Памятник
132

War War Thunder tank

Развернуть
War War Thunder tank
180

Sikorsky HH-60 Pave Hawk U. S. Army war

Развернуть
Sikorsky HH-60 Pave Hawk U. S.  Army war
3238

Фото из Афганистана

Развернуть

Дед дал свои слайды, попросил отцифровать, чтобы не потерялись фотографии. Среди слайдов оказались фото, которые он сделал в Афганистане.

Вот некоторые из них:

Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
Фото из Афганистана
60

War Summoner's Rift Lux (League of Legends)

Развернуть
War Summoner's Rift Lux (League of Legends)
90

Battlefield 3 war

Развернуть
Battlefield 3 war
480

Fantasy Battle horse warrior

Развернуть
Fantasy Battle horse warrior