Как-то раз, будучи на отдыхе в одной из ближневосточных стран, нанял я местного гида, чтобы приобщиться к культурно-историческим ценностям страны. Сговорились в цене. Путь не близкий, едем на его микроавтобусе. Омар крутит баранку и поддерживает светскую беседу - болтаем понемногу обо всем - о погоде, кулинарии, семье...

Очередной вопрос: - А дети у тебя есть?

- Есть. - отвечаю. - Дочка. 20 лет ей.

- Вай! Да ты что такое говоришь, дорогой!? - восклицает Омар по-английски с арабским акцентом. - А сколько ж тогда тебе лет?

- Сорок два.

- Ваййййй! Да тебе не больше 25 дашь! Ай, как молодо выглядишь, дорогой!


Я такой откровенной лести даже не удивился - культура же восточная, человек явно на хорошие чаевые рассчитывает, и небезосновательно. Вежливо поблагодарил.

Зафиксировав позитивную реакцию, Омар поворачивается ко мне и с радостным возбуждением говорит: - А ну, karafuzzi, теперь ты - угадай, сколько мне лет?

Ну, думаю, придется играть по правилам восточной дипломатии - надо отвечать любезностью на любезность. Оцениваю внешность своего визави - одутловатое лицо, мешки под глазами, пористая кожа, залысины, пробивающаяся седина. От предполагаемого возраста мысленно отнимаю десяток лет и уверенно говорю: - Сорок?

Омар ответил не сразу. С полминуты, не моргая, он грустно смотрел на дорогу прямо перед собой, прежде чем выдавить: - Двадцать семь...


Остаток пути прошел в тишине. Разговор не клеился. Каждый думал о чем-то своем.