Предыдущий пост вызвал вопросы, а что ж такое оффшоры и с чем их едят. Поясняю. Оффшоры – это такие специальные зоны, где бизнес ведется очень просто и где его можно вести с минимальными издержками. Ничего изначально криминального в оффшорах нет. Это свободные и простые для ведения дел места, где нет налогов, не нужна отчетность, где можно делать все, что подчиняется простой экономической логике. Как говорит мой друг, в оффшоре даже школьник разберется.


Какие основные плюсы оффшоров (бывшие и настоящие):

1) Нет налогов с прибыли фирмы, с дивидендов, с роялти, есть только один ежегодный фиксированный платеж в казну страны-оффшора. Например, 500 долларов. И все. Хоть миллиарды качай – всем пофиг. С тебя 500 долларов.

2) Отсутствие сложной отчетности. Оффшоры не требуют сдачи балансов, бухгалтерских документов и т.п. Оффшорные власти вообще ничего не волнует. Ты свои 500 долларов заплатил, дальше твои проблемы. Можешь хоть в тетрадочке вести. Или не вести.

3) Конфиденциальность. В большинстве оффшоров ранее можно было никак не фигурировать в реестре фирм. Например, что в России, что в Англии вся информация о владельце открыта. Открываешь СПАРК или его аналог и смотришь: кто и сколько заработал, кто чем владеет и т.п.. Достаточно знать ИНН фирмы или ИНН человека. В оффшоре так нельзя. Базы закрыты.

Минусов оффшоров для людей, которые их любят и используют, в принципе нет. Но минусы есть для государств, которые очень не хотят, чтобы фирмы, которые работают и платят 20 процентов налога с прибыли и 13% налогов с дивидендов, шли в оффшор и платили просто 500 долларов. Поэтому оффшорам создают образ околокриминальных зон, где вращаются исключительно грязные денежки. Ввиду простоты бизнеса в офшоре действительно крутятся грязные деньги. Их там много. Это как интернет. Тут есть пикабу, есть порнхаб, а есть сайт Лондонского Музея Естествознания. Но интернет не запрещают. А оффшоры стараются запретить. Якобы в них только всякие бородачи и наркобароны сидят. На деле оффшоры удобны тем, кто любит делать деньги в международных сделках. И очень удобны для ухода от налогов. Поэтому их запрещают. А бородачи и наркодилеры – это вишенка на торте. Поэтому правильные государства с ними очень активно борются. При этом не борются прям совсем, т.к. без оффшоров вообще никак самим властям. Иначе где хранить свое родное без контроля от своих коллег? И как работать корпорациям, которые финансируют весь банкет? Вот в этой тонкой полосе серости между белым и черным и живет бизнес.


Как применялись и применяются оффшоры? Самые типовые, на мой взгляд, случаи:

1) Как метод что-то стырить. Ну типа нужно купить буровые установки у китайцев, но зачем брать напрямую, если можно взять у своей же оффшорной компании? Поэтому гос компания А в лице ушлого чиновника создает оффшор Б, который берет установки у компании В, чтобы продать А. При этом никто не мешает А купить у В сразу. Б там не нужен. Но берут у Б, завышая цену покупки. Например, вместо 100 рублей переводят 150. 100 идет в В, 50 остается в Б.

2) Чтобы уйти от налогов. Например, А покупает у Б товар на 100 рублей и продает его В за 120. Прибыль вроде как 20 рублей, надо заплатить налоги с нее. Но зачем? Можно создать оффшор Г. Именно он покупает у Б товар за 100 рублей, а продает его А за 119, а А продает В за 120. Итого платит налоги с 1 рубля. И все законно.

3) Для сокрытия реальных собственников, когда есть конфликт интересов. Например, Боря является директором компании А. И организовывает очень хорошую цену на продукт для оффшора Б, убеждая акционеров, что так надо. Но в реальности Боря и есть владелец оффшора Б, хотя по бумагам там всем заправляет Изя Шнипперсон. Ну или просто мэр города Н-ск с окладом в 6 млн рублей хочет купить виллу в Тоскане за 20 млн долларов, но реестр-то открытый. Поэтому он регистрирует компанию Ятосканскиймачо ИНК и покупает на нее.

4) Для упрощения и ухода от бюрократии. Предприниматель из России, консультирующий разных клиентов, много ездит и практически в России не живет. И вот он консультирует сирийцев по поводу немецкого оборудования в Заире. Сделка многосторонняя, все легально. Но этому предпринимателю просто нереально провести эту работу как ИП в России. Это нонсенс и потребует от него столько бумажек, что ему придётся нанять кучу людей, чтоб получить свои несчастные 20 000 долларов. Поэтому он открывает компашку в Гонконге и просит бросить ему денег туда. Та же фигня происходит, когда тот же предприниматель пытается купить товар в Германии, в США и в Австралии, а затем сборный груз привезти на стройплощадку в Китай, чтобы собрать некую технологическую систему. Сделать это через русское ООО нереально. Вот просто никак. Не знаю, как там дело обстоит с европейскими фирмами при такой задаче. Ну или это все требует недюжинных талантов организатора. А чувак этот - обычный технолог. Ему не до бумажек. И он открывает оффшор, где все, что с него требуется, это заплатить условных 500 долларов и вести дело на коленке.


В России средний и мелкий бизнес часто пользуется оффшорами. Во-первых, любая развивающаяся экономика в них нуждается, это просто, снимает барьеры и дает людям возможность накопить капиталы. Во-вторых, это тупо безопаснее, чем вести дела через русские компании. Поэтому «вывел в оффшор» стало неким синонимом геймерского понятия «сохранился». Действительно, достать деньги из оффшора для властей проблематично. Их и найти-то нелегко. Это могут быть относительно легальные деньги, полученные в результате «купи-продай» операций. Ведь ничего незаконного в самом оффшоре для России долгое время не было. Пока не вступил в силу закон о КИК, сама деятельность оффшоров регулировалась исключительно по понятиям. Ну типа нельзя покупать товар в оффшоре и все. Купил – и сразу налоговая приходит по наводке из банка. Или банк вообще не проводит сделку, потому что им говорят, что нельзя. А закона в общем-то нет. В итоге многие люди скопили в оффшорах определенные суммы. Например, средней руки бизнесмен из Москвы вполне может иметь на счету в условной Латвии 500-700 тысяч евро. Это его подушка безопасности. И вот именно эти подушки наше правительство призывает вернуть на родину. Кто-то даже ведется и возвращает. Кто-то, тихо матерясь, перепрятывает подальше. А борьба все идет и идет.


Методы вывода в оффшор варьируются в зависимости от ситуации. Самые банальные и простые:

1) сделка от русской компании. Например, покупка у оффшора товаров или услуг. Сейчас уже так нельзя или почти никому нельзя, но раньше было вполне можно. Сами товары и услуги поставлять необязательно.

2) Судебный иск. Русская компания проигрывает оффшору некие деньги в суде и по исполнительному листу средства тупо списываются. Уже не работает или работает не для всех.

3) Инвестиции в компании, бизнес, венчурные фонды и т.п. Сюда же идут средства в долг. Русская компания дает деньги в долг оффшору, тот не возвращает. Ну или инвестирует в венчурный фонд, а далее деньги теряются.

Решение о переводе в оффшор принимает человек, которого можно купить или обмануть, а проверка часто носит формальный характер. Как пример, один банк отказывается переводить деньги в Шотландию, другой нет. Почему? А хрен его знает. В Англию при этом все переводится на ура. В Гонконг переводится, в Канадские LLP нет. В чем разница? Тоже неясно. У одного клиента перевод идет, а у второго нет. Просто один купил консультационный пакет в банке, а второй пожадничал. И так далее и тому подобное. Доходит до замены стран. Россия блокирует перевод прям во всех банках? Плохо. А Казахстан нет. Деньги перебрасываются туда, оттуда опять же банком в оффшор. Или не в оффшор, а в некую серую зону с интересными законами по конкретному типу сделки, а оттуда уже в оффшор. Ну или внезапно банк переводит в венчурный фонд, которому 1 год от силы, кучу денег, а тот переводит эти деньги еще куда-то для разработки высокотехнологичной непонятной херни. В общем, способов много. Главное понять суть: оффшоры будут всегда, пока есть интерес самих представителей власти в левых свободных деньгах. Вопрос обычно в том, как присосаться к этому потоку и не заиметь проблем.


Так вот, на мой усталый взгляд, задача государств в целом как можно сильнее закрутить гайки против людей из пункта 4 и мелких бизнесменов из пункта 2. Потому что криминальных денег в оффшорах меньше, чем легальных. Но именно мелкие легальные оффшоры чаще всего третируются банками. Борьба идет не с оффшорами в целом, а с тем, чтобы определенные люди их использовали. Крупные игроки спокойно обходят все эти ограничения и плевать на них хотели. Но реальной статистики нет. Если бы она была и оказалось, что криминального там 5%, а остальное – это корпоративные динозавры и частные мелкие мураши, то идейная часть деоффшоризации провалилась бы. А так оффшоры по-прежнему считаются основной проблемой мировой экономики в 21 веке. Мне кажется, что если бы государства боролись с преступностью и уходом от налогов, а не с инструментами, толку было бы больше. Но государства любят запрещать топоры, которыми 99 людей из 100 рубят дрова, чтобы один Раскольников не решил свои экономические проблемы нестандартным для СПб образом. Как будто корпорации будут при этом больше налогов платить, а Раскольников не достанет молоток. У корпораций свои страны вроде Нидерландов есть, скоро, наверное, будут свои планеты. А у наркобаронов – свои космические корабли, раз подлодки уже имеются. Но тюкать будут все равно Васю, Бэзила или Базилио. Потому что нельзя зарабатывать 20 000 долларов без налога. Это подрывает экономику планеты и вообще.