казарма

Постов: 6 Рейтинг: 23222
11629

Армия Казарма Наряд

Развернуть
Армия Казарма Наряд

Пермский край. Казарма полка. Очередным дневальным стоит недавно призванный солдат. Интеллигент до мозга костей. С любовью к армии и таким минусом в зрении, что в человеке различает только силуэт. Утро. Открывается дверь и в казарму входит командир полка. Кто служил-знает, обязанность дневального в этом случае проорать команду «Смирно!». Чем громче орёшь-тем сильнее уважаешь. Но не сейчас. Полковник стоит-дневальный молчит.

Командир вопрошает: «А вы почему команду не подаёте?».

Интеллигентный солдатик, учтиво так: «А вы извините кто?»

Полковник:«Я, командир полка, полковник Г….ев».

Солдатик делает три шага навстречу, тянет голову вперёд и водит носом по полковничьему погону рассматривая звёзды.

Затем задумчиво- удивлённо произносит: «Да, действительно»,- отступает на своё место к «тумбочке» и только тогда на всю казарму орёт,- «Полк! Смирно!». Занавес. Как солдатика призвали не знаю, но вскорости комиссовали.

***

Знал бы Лешка при рождении, с какой фамилией ему придется жить и что ему придется перенести, может и не рожался бы и отсиделся бы в животе у мамки. Да видно судьба у него такая, чтобы режущая при случае ухо фамилия досталась именно ему. В детстве еще ничего. Кого из пацанят и девчоночек в детском саду интересует фамилия мальчишки, с которым вместе в песочнице играешься да по горке на попе скатываешься, а вот с приходом в школу стало Лешке неуютно со своей фамилией. Был бы к примеру Соколов или скажем Орлов, так бы называли бы промеж собой или Соколом или Орлом. На первой же перекличке одноклассник взял да посмеялся над его фамилией, озвученной учительницей. Дать бы ему в ухо, за то, что переиначил его фамилию в кличку, да уж больно здоров был одноклассник с абсолютно бесцветной фамилией Иванов. Такому чтобы дать в ухо Лешке надо бы встать на табуретку, ведь ростом Ленька был чуть больше метра, хотя и шел ему уже восьмой год. Лешка неодобрительно посмотрел на забияку и сделал на обидчика первую зарубку. «Поквитаюсь потом!»- пообещал себе Леха.- «Вот подрасту немного и дам ему в ухо, чтобы не обзывался!»


***

Лешка чуть не часами на турнике висел, а ввысь организм подростка лезть не желал. Видно генами он пошел в своих родителей, где мама, не смотря на свои тридцать годков, покупала платья в детских отделах магазинов промтоваров, а отец носил костюм, купленный ему еще в выпускном классе средней школы. С упражнениями на турнике у Лешки развилась мускулатура и Алексей, как его уважительно стал называть физрук, не смотря на свою мелковатость, уже с третьего класса стал командовать одноклассниками на уроке физкультуры. Тут-то Лешка отыгрался на Иванове за обидную кличку. Загнав его на турник, Алешка назвал его грушей, которую нельзя скушать и тюфяком на проветривании, от чего классный заводила Иванов, немного тучный для своего возраста, под взглядами одноклассников покраснел. Он, проболтавшись немного на гимнастическом снаряде в попытке хоть раз подтянуться, в итоге сорвался с турника, и неудачно упав на четвереньки, заслужил своим комическим приземлением смех всего класса, в том числе и тех, над кем он потешался и присваивал обидные прозвища. Иванов поднялся с пола и, потирая руки, в предвкушении скорой расправы, попёр буром на «недоучителя». Лешка уже был не тот пацан, на которого можно было «крошить батон». Он сам пошёл на встречу к давнему обидчику и два парнишки остановились в шаге друг от друга в ожидании давно назревшей схватки.

- Иванов! – Спросил Лешка, слегка напрягшись.- Чего- то хотел?

Иванов, растерявшись от необычного поведения одноклассника, смотрел сверху вниз на Лешку и немного потоптавшись, протянул ему руку.

- Мир?- Вопросил Иванов.

- Мир!- Произнес Алексей и пожал протянутую руку товарища.


***

Вновь назначенный командир части в сопровождении начштаба и заместителей принимал дела.

- Товарищи офицеры!- Не допускающим возражений голосом произнес полковник.- Душно тут. Пройдемся по части да посмотрим, чем занимается наш личный состав. Заодно и посмотрим, что за часть я принимаю под командование, а то мне в штабе округа много разных небылиц про Вас нарассказывали. Вот и проверим байки это или как!


***

На спортивной площадке солдаты, в полном обмундировании, в касках с вещмешками и автоматами, парами бежали по полосе препятствий. После преодоления препятствия за ней следовала следующая пара бойцов. У лабиринта образовалась небольшая «пробка» солдат.

- Бицоев! Шевели ногами!- Командовал какой-то щуплый офицер с писклявым голоском.- Над упражнением «лабиринт» всем телом надо работать. Шевели задом, а то из-за твоей неспешности товарищей задерживаешь. А у них впереди еще бурелом не щупанный простаивает.

Рядовой Бицоев, как-то зацепился за стойку автоматом и судорожно пытался его вырвать из зацепа.

- Рота стой! Лейтенант Иванов! Подтолкни своего бойца, а то видишь, как раскорячился, не пройти, не обойти. Тьфу! Бицоев! Вылазь! Смотри, как лейтенант Иванов будет проходить препятствие.

Иванов, однокашник по школе, не бросил своего школьного приятеля, и поступил с ним в одно военное училище и вместе они прошли и «Крым и рым». Взрослея он потерял свою природную пышность и вытянулся в отличии от приятеля, отчего в военном училище из-за своей нескладности получил прозвище «Циркуль». Но этого знать бойцам не следует, дабы не ронять авторитет командира.

Старлей подошел к «лабиринту» и положил руки на входные ворота, показал командиру, что готов к выполнению упражнения.

- Лейтенант Иванов!- Громко произнес офицер.- К выполнению упражнения пристуу - Выдержав длинное «у» командир, отдал команду.- Пить!

Иванов быстро переставлял свои длинные ноги, завертелся ужом в лабиринте.

- Как циркуль!- Негромко произнес Бицоев.

- Молчать! Семь секунд!- Подвел итог офицер.- Бицоев!

Хмурый сын кавказских гор смотрел на командира.

- Чего молчишь?

- Я!- Ответил солдат.

- Видел, говорю, как командир проходит препятствие?

- Видел!- По лицу солдата было видно, что что-то в манере прохождения офицером препятствия его беспокоит.

- Пройти так же сможешь?

- Никак нет, товарищ капитан.- Бицоев явно нарывался на неприятности.

- Это почему же? - С некоторой ноткой металла вопросил офицер.- Я Вас спрашиваю милостивый государь.

- Я, так как товарищ старший лейтенант вертеть задницей не смогу, да и не дай аллах люди увидят. Со стыда сгоришь. Я же мужчина, а не…

- Бицоев! А скажи-ка мне боец, когда ты по-пластунски ползешь, ты задницей вертишь?- Вопросил офицер.

Бицоев стоял, как лом проглотивший. Он понял, что еще одна реплика с его стороны и командир дабы доказать прямо сейчас положит его- Бицоева на землю и ползти перед всеми заставит.

- То- то же!- Осклабился командир.- Задницей вертеть тоже уметь надо. - И он, явно философствуя, согнул правую руку с вытянутым вверх указательным пальцем.- Не для всякой пахабщины или дурости, а для дела! Война - это наука и либо ты учишься или тебе задницу отстрелят, а вот тогда и поговорим, кто потом будет мужчиной. Ясно?

- Так точно, товарищ капитан.- Солдат проглотил насмешку низкорослого офицера.

- А теперь вперед на препятствие и верти задницей так, чтобы уложиться в семь секунд, как это сделал перед тобой твой командир!

Бицоев, горестно взглянул на снаряд, но зная, что спорить с капитаном себе дороже, он, пытаясь подражать старшему лейтенанту Иванову, под смех и улюлюканье сослуживцев прошел препятствие за десять секунд.

- Говорил же тебе,- Смеясь вместе со всеми, произнес офицер.- Верти задницей. А теперь все последующие вспоминаем прохождение командиром взвода упражнение «лабиринт» и вертим задницами, чтобы уложиться во время рядового Бицоева. Продолжаем упражнения.


***

- Это кто там козлами скачет?- Спросил полковник зама по воспитательной работе. Офицеры, сопровождавшие от вопроса командира стали давиться от смеха.

- Я что-то смешное сказал?- Грозно вопросил командир части.

- Первая рота, товарищ полковник.- Сдерживая смех, вымолвил начштаба.- Физподготовка у них - внеплановая. И рота лучшая, но с их командиром не забалуешься. Строг он больно к подчиненным, вот их дурость правит полосой препятствий. Летом то хорошо играться, а вот зимой он то - от Гондураса отбивается, то Голландию воюет.

- Чего воюет?- Удивленно вопросил полковник.

- Голландию.- Подобострастно вымолвил зам по тылу. – Так Нидерландские штаты называют.

- Это как?- С интересом спросил полковник.

- На лыжах марш-бросок на двадцать километров делают. И походную кухню ему дай, и поваров кормить организуй, и раненных и замерзших в госпиталь свези.- Уже недовольно произнес начальник тылового обеспечения.- Устраивает, не пойми что. Прямо как Гитлер перед захватом Франции. Слава Богу, что хоть танки не просит, а то на горючем бы разорились.

- А Гондурас это как?- Все больше заинтересовываясь своим новым подчиненным, вопросил полковник.

- Собирает со всей округи снежные горы высотой где-то под двадцать метров и давай по ним туда- сюда всей ротой скакать. Один взвод в обороне, а два его штурмом берут.- Начштаба доложил командиру.

- И как успехи?- Уже с одобрением спросил полковник.

- Синяки да царапины, но тактику действий в гористой местности знают назубок.- Также спокойно сообщил майор. – У него не забалуешь. Увидит ошибку и заставит обороняться отделением, вот тогда бывает дело и до крови доходит.

- Интересный командир.- Произнес командир.- Пройдемте, познакомимся.


***

- Паниковский!- Закричал коротышка, одетый в выцветшую от солнца гимнастерку.- Ты сперва ножку в окошко суй, а потом и сам туда сигай! Что? Опять застрял? Да чтоб тебя, Вини- Пух! Макаров и ты, Белкин берите нашего вечно застрявшего за руки и тащите его наружу.

Он подошел к солдату, вытащенному из окна сослуживцами.

- Паниковский! И как ты умудряешься в окне застрять? Ручки вытянул, ножкой шагнул, рыбкой нырнул и вот ты уже на другой стороне.- Уже с укоризной выговаривал командир.- Рота, стой!- Громко отдал он команду.

Солдаты прекратили движение и замерли, где кто был, застигнутые командой командира.

- Может тебе через гранатное окошко проползать?- Обратился он к красному, как рак солдату.- Хотя ты и там из-за своих габаритов застрянешь. Вот гляди как я!

Офицер щучкой нырнул в окошко в кирпичной стене и мгновенно оказался на другой стороне.

- Вы, товарищ капитан, щуплый, а я…-Поведя плечами, смущенно произнес широкоплечий и ростом под два метра солдат.

- Иди-ка сюда, голубь мой сизокрылый.- Подозвал солдата офицер. Услышав обращение к сотоварищу, бойцы хохотнули, но под взглядами взводных офицеров мигом замолкли.

- Руки вытяни над головой. -Солдат чуть не в полтора раза возвышался над головой командира. -Так. Теперь вместе с руками суй в окно ногу и перешагивай за стену. Руками тянись к ноге. Вот! Вываливайся!

Паниковский озираясь смотрел на стену, которую впервые с легкостью преодолел.

- Что плечи уже не жмут?- Со смехом спросил офицер обалдевшего от простоты прохождения препятствия солдата.

- Не жмут товарищ капитан.- Пробурчал устыженный солдат.

- Рота! Продолжить упражнение.- Отдал команду ротный.


***

- Рота! Смирно!- Отдал команду ротный, завидев приближающееся начальство.

Офицер побежал к высокому начальству и, не дойдя пару метров, перешел на строевой шаг.

- Товарищ полковник! Первая рота занимается физподготовкой. Командир роты Козлов.- Алексей докладывал командиру части о занятиях своей роты на полосе препятствий, умышленно пропустив свое звание. Это было его больное место. Он переслужил это звание еще три года назад, но присвоение звания старшего офицера все откладывалось и откладывалось.


***

Капитан, ловко командовавший солдатами на полосе препятствий, был щуплым и малорослым, но седина на висках показывала, что заработана им не на паркетных коридорах, а тяжелой и упорной службой. Он кого-то сильно напоминал, но вот кого, как то не вспоминалось. На вид ему не дашь больше шестнадцати лет, ибо строен, даже немного женственен, но чувствуется какая-то сила и некая дерзость в его стойке. Глянув в глаза офицера, полковник прочитал в них умудренного жизнью командира, за плечами которого огромный опыт и который, не смотря на свой юношеский вид, и мустанга твердой рукой взнуздает, а доверь ему часть, и тут не подведет.

- Вольно.- Произнес полковник и протянул руку офицеру.

- Вольно.- Откликнулся он, отдавая распоряжение подчиненным.

Капитан протянул свою жилистую с огрубевшей кожей ладошку и вложил ее в лапищу командира. - Так вот ты, какой «командир козлов»! Я-то думал, что это прозвище такое, а оказывается это твоя фамилия.

Капитан насупился и потянул руку из командирского хвата.

- Ну, извини брат. Не знал!- Почувствовав себя неловко полковник.- Продолжайте упражнения. Товарищи офицеры, а теперь пройдем те в штаб.

Полковник со свитой удалялся от спортплощадки.

- А за командира козлов, я еще спрошу.- Тихо буркнул Алексей Иванович и, обернувшись к замершим солдатам, громко прокричал.- Рота закончить упражнение. Становись.


***

- И как Вам Козлов?- Вопросил начальник тыла.

- Кого-то мне напоминает, а вот кого, хоть убей, не помню. Начштаба, дай его личное дело.

Офицеры сидели за столом и молчали, пока командир части читал личное дело Козлова Алексея Ивановича, вечного капитана за свой острый язык и ершистый характер.

- Так он орденоносец?- Задал вопрос командир.

-Трижды.- Подсказал зам по кадрам.

- А почему до сих пор не майор, ведь выслуга и должность позволяет?- Вновь обратился к офицерам, собравшимся за столом полковник.

- Язва он,- Негромко произнес начштаба.- Вот и не дают ему майора. Он бы давно бы и «подпола» получил за свои заслуги, кабы в плен на прошлых учениях не взял все командование игравших за «наших».

- А он за кого был?- Удивленно вопросил начальник части.

- Известно за кого. За козлов! Горных!- Зампобой, пренебрежительно высказался о чем-то своем наболевшем.

- За кого?- Обратился к нему командир.

- За террористов.- Несколько смутившись, ответил зам по боевой работе.

- Он Вас в плен взял вместе с командованием?- Рассмеялся полковник.- Потому и называют его за глаза «командиром козлов»?

- Не знаю, кто его так называет, но козел он еще тот. Такой же упрямый, вредный и злой, как все его рогатое племя.

Тут пришло к полковнику озарение. Он понял, кого ему напоминает этот офицер в просоленной и выгоревшей под солнечными лучами гимнастерке.

- Зам по кадрам!- Обратился он к подчиненному.- Готовьте на Козлова представление к майору. Заместитель по боевой, задержитесь!


***

Вечернее построение части было первой встречей личного состава части с новым командиром. Полковник вышел на плац, где выстроился его полк в полном составе.

Он представился и кратко изложил свою биографию. Затем внутренне собравшись, он вызвал к себе командира первой роты капитана Козлова.

- Представляю Вам моего заместителя по боевой работе капитана Козлова.

Алексей был ошарашен такой новостью.

Полковник продолжил.

- Капитан Козлов!- Обратился он к своему вновь испеченному заму.- Передать роту старшему лейтенанту Иванову, а сами после развода зайдите ко мне в штаб. И ещё.- Командир повысил голос, переходя на рык.- Если я от кого услышу, что у нас полк козлов,- Полковник обвел взглядом замерзших под его суровым взглядом подчиненных.- мигом того козлом скакать заставлю. Запомните и зарубите себе на носу. Наш полк не козлы, а козловцы! Как суворовцы или нахимовцы! И это Вам скоро товарищ майор Козлов докажет. А сейчас, полк равняйсь! Смирно! В походную колонну! Первый батальон прямо, остальные направо. Шагом марш!


***

Солдаты, построенные в маршевые «коробки», проходили мимо, пока еще капитана Козлова печатая шаг, равняясь на него и стоявшего чуть впереди командира части.


***

- Хана нам братцы.- Произнес после отбоя сержант взвода обеспечения Мышкин.- Теперь Козлов нас всех своей физкультурой забодает. Тогда у него всего рота была, теперь целый полк козлов…- задержавшись на окончании, произнес Мышкин.-…цев.


Февраль 2020 года

Спасибо Вам за тему. «Можно пожалуйста я тут куплю немного — без очереди, а то тороплюсь» или «Случай в магазине»
Воспоминания. Первый раз вслух. Простите, если будет вам скучно и трудно читать, талантов нет.
Папа полковник до 1987 года. Командир в частях не сильно отдалённых, но в советских глубинахк. Это и Украина и Прибалтика и Астраханская область. Везде части в сельских районах, все города в 40-60 км.
Служба всегда не более 5 лет и снимаем занавесочки, едем дальше, но это не суть.
Всегда, как говорят ВСЕГДА, на новом месте, папа начинает своё обустройство :
1) Казарма (ремонт).
2) Столовая.
3) Свинарник ( или с ноля или обустройство).
4) Договора с ближайшим колхозами на поставку овощей.
5) Клуб и библиотека.
6) Строительство жилого фонда для офицеров и гражданских.
И это без исключений.
Все, что новое, для людей, мы жили обычно, ведомственная квартира, служебный уазик. Все, личного ничего. Отлично жили, с удовольствием.
Всегда с папой ходили и в столовую кушать и в свинарник, поросят почесать и лошадку морковкой покормить, не знаю для чего её завели, не возила ничего, гуляла, морковку ела. 😊
Никогда в холодильнике не было мяса или сала из столовой. В субботу или воскресенье ехали в город на рынок и покупали. Точно помню, пораньше ехать надо было, чтобы выбрать. Ну синие куры (даже синие цыплята) были из магазинчик, как у всех.
Да, на служебном уазике на рыбалку ездили, есть грех.
А я, рядом в селах училась и на заготовках овощей всегда работала с классом, трудовой лагерь нызывалось.
Последние годы с 1983 по 1986 приехали в Волгоградскую область. Тьму-таракань страшная посередь степи. В части 2 двухэтажных дома, 2-х этажная казарма и все, остальное бараки. Убогие бараки без удобств. Ну и пошло поехало по схеме см. выше, все с ноля. Последним отстраивался жилой фонд для гражданских. На стройке ЧП.
Как я помню, 11-12 лет мне, то ли плита упала с крана на рабочего, то ли сам крановщик сорвался.
В общем 1 смертельный случай. И пошло - поехало, все уровни политруков, судов и т.п. Проходит год, папа ещё не отстранён, на службе, идут разбирательства.
И встречает как-то, в коридорах, в городе главврача военного госпиталя и тот говорит : "Зайдика ты, Коля ко мне, сдай анализы, не нравится мне цвет твоей кожи." (мы с мамой ничего не замечали).
Сдал анализы, диагноз-моноцитарный лейкоз, это название, извините, как в детстве запомнила, может не верно, но маму не хочу беспокоить этими воспоминаниями, ей 83 года.
Начал папа лечиться, пока там, в Волгограде, месяца 3, сдавал должность. Потом, после дембеля, в Бурденко, пол года. Потом приехали домой, на Украину, без улучшений.
Лежачим больным не был, но страдал сильно. Вечная еда: гранаты, греча, полусырая говяжья печень. Так и жарю себе до сих пор, в середени чтоб сырая...
Последние дни в больнице был, погулял с мамой, проводил. Утром ей позвонили, ухудшение, умирает, приезжайте прощаться. Успела.
Я не успела, спортивные сборы на Днепре, из байдарки вынули, пока доехала, уже поздно в больницу ехать, его там нет.
Ни машин, ни дач, квартиру папа получил 3х - комнатную, да, отлично, по тем временам. Если бы не та трагедия, на стройке, когда ему все жилы вынули, упел бы ещё много и на службе и на гражданке. Молодец, что не хапал, не воровал, всегда думал о служивом человеке и о солдате и об офицере. И нам с ним хорошо было.
По ранним годам пямятная плита ему стоит, ещё при жизни поставили. Своими силами , построил дорогу в украинской глубинке, это год где-то 1973 был. Дорога сейчас умерла и часть, рядом стоящая умерла, а памятная плита есть😄
Да, и что ещё хотела сказать. Когда "Одноклассники" появились, много людей мне писали :" а вы дочка такого-то, а я служил тогда, а я помню, отличный был командир..."
Спасибо.

В прошлом посте я упомянул о качестве питания, которое было в части, где я служил, и то, к чему приводит, когда каждый ворует по «чуть-чуть».


На самом деле в конце 90-ых с едой плохо было во многих частях (мне довелось служить в 5-ти). Конечно, одной из главных причин было банальное воровство, к которому уже все настолько привыкли, что относились к этому как к само собой разумеющемуся, и я не удивлюсь, что некоторые, отрезав кусок мяса от солдатской нормы вообще не считали это воровством...

Впрочем, были и ещё причины, они были связаны с дедовщиной, но это уже совсем другая история.


В противовес прошлой истории расскажу ещё одну, не менее показательную.


Как и говорил, я служил в 5-ти частях, в одну из который меня прикомандировали на ремонтные работы.


Первое, что мне бросилось в глаза, когда я туда попал — это подозрительно упитанные и довольные лица солдатов.


Источник этого довольства раскрылся в столовой той части.


Когда я подошёл к раздаче, то не мог поверить своим глазам — мало того, что эта раздача была похожа на гражданскую столовую довольно высокого уровня с системой подачи еды «шведский стол» — курица, говядина, свинина, три вида рыбы, три вида гарнира, два вида супа, несколько видов салатов, и зелень — всё на выбор! Про хлеб вообще не говорю.


Поразило меня ещё и то, что всё это можно было набирать в любом количестве.


Сказать, что я был в шоке — ничего не сказать. И эта фраза поварихи Катерины Валентиновны: «Может добавки?»… В ней было столько искренней заботы и тепла, что мне невольно вспомнилось о доме и тёте Наташе, родной сестре отца, голос и интонация которой были очень похожи на произнесённое Катериной Валентиновной.


В той части я служил около месяца — уехал после завершения ремонтных работ.

И весь этот месяц я, и те, кто со мной был прикомандирован, в ту столовую ходили, как на праздник. Пацаны, которые там служили недоумевали от нашей нескрываемой радости.


Разумеется в моей голове возник вопрос: Как и кто смог организовать этот пищевой рай?


И эта загадка тоже была довольно скоро разгадана.


Во-первых, я много раз слышал как солдаты крайне лестно отзывались о своём комбриге.

А во-вторых…, а во-вторых, однажды, во время приёма пищи, в столовую зашёл сам комбриг, встал в очередь на раздачу, набрал еды, подсел к одному из солдатов и начал есть…


Понятное дело, я и те, кто были со мной прикомандированы просто опешили увидев эту картину. Это было похоже на какую-то подставу…


Чтобы командир бригады питался в солдатской столовой, и из солдатского котла? Где это видано?


В ответ на нашу реакцию местные пацаны в ответ лишь тянули лыбу.

«Да, он у нас такой, он постоянно здесь ест», — произнёс один из них с неподдельным чувством гордости и нескрываемой безмятежностью.


Второй источник этой удовлетворенности солдатов было отсутствие дедовщины. Её там попросту не было.


Со слов солдат всего этого добился комбриг.

Как ему это удалось? Где он смог найти таких людей, которые не воруют? Где и как он нашёл эту Катерину Валентиновну?


История умалчивает...


Одно я понял точно — таких комбригов  днём с огнём не сыщешь и им впору ставить памятники при жизни.

В народе бытует пословица «рыба гниёт с головы». История, которой я с вами поделился очень хорошо это доказывает. Впрочем, частично и та, которой я поделился давеча:

«Можно пожалуйста я тут куплю немного — без очереди, а то тороплюсь» или «Случай в магазине»


К слову и эту публикацию и прошлую прекрасно дополняет этот ответный пост автора @klikness: "Помогаем воровать еду из армии".


И этот ответ автора @Barm0leykin на пост:  «Помогаем воровать еду из армии»

Привезли к нам во вторник два камаза щебня, чтобы насыпать дорожку от шоссе к КПП. Высыпали всё это добро перед КПП, дали команду прокладывать путь. Дорогу насыпали, на неё хватило щебня с одного камаза, оставшаяся куча осталась лежать перед КПП.
В среду командир батальона приказал оставшийся щебень раскидать по прилегающей территории. К слову, за ночь щебень замерз, поэтому сперва пришлось долго и упорно долбить его киркой. К концу дня управились, довольные ушли в казарму.
В четверг командиру батальона позвонил начальник штаба полка, сказал, что разбросанный по территории щебень необходимо скидать в кучу, ни к чему портить газон. Весь день собирали раскиданный щебень в кучу.
Сегодня на работу вышел командир полка, спросил, какого хрена перед КПП лежит гигантская куча щебня, и приказал раскидать его по территории. Раскидали, ждем завтрашнего дня.

Шарился я как-то в сети и нашёл старую чёрно-белую фотку моих училищных преподавателей.

Армия Казарма Наряд

Сделана она была уже после моего окончания училища, но суть не в этом. Вторым слева на снимке заснят капитан первого ранга Голодный. В мою бытность он был капитаном второго ранга. И вспомнился мне один анекдотичный случай, имевший место с этим преподавателем не то на втором, не то на третьем курсе моей учёбы.


Заступает как-то капитан второго ранга Голодный дежурным по училищу. Проводит развод караула и внутреннего наряда, в том числе наряда по кухне. Дежурными по кухне у нас заступали либо прапорщики, либо старшины рот. Заступал в тот день какой-то прапорщик. Прошёл развод, народ разошёлся по местам боевой славы нести свою нелёгкую службу. Ушел, в том числе и наряд по кухне. Вот только вышло как-то так, что буквально через час-два этого кухонного прапорщика с наряда по кухне пришлось снимать. Искать какого-то прапорщика на замену ему было уже поздно, поэтому на эту амбразуру кинули старшину роты первокурсников. Тот хоть и был из старослужащих и дослужился на «срочке» до старшины, но проучился он в училище ещё маловато для того, чтобы знать всех преподавателей в лицо и по фамилиям.


Старшина роты, получивший отеческий пинок отцов-командиров в виде приказания немедленно материализоваться на кухне, рванул туда со скоростью, делавшей честь доброму рысаку. Первый курс, однако. Примчавшись туда, он со всем рвением кухонного неофита занялся приёмом наряда и внедрением в тайны кухонного бытия. Выяснять, кто сегодня командовал парадом на разводе и главный пахан в хате, ему было как-то недосуг.


И вот мечется наш старшина между котлами, кастрюлями, пытаясь вникнуть в обстановку, и тут ему телефонный звонок. Снимает он трубку, представляется, как положено и слышит:


– Ну что, дежурный, когда у вас будет готов ужин?


– А кто это говорит?


– Голодный.


– Да пошёл ты знаешь куда…! Я сам голодный!


Рявкает старшина и в сердцах бросает рубку. Звонят тут всякие с дурными вопросами, отвлекают от служебных обязанностей. Однако через пару-тройку минут, которых капитану второго ранга Голодному (а это звонил, конечно же, он) хватило на то, чтобы прийти в себя от такой беспримерной наглости какого-то старшины-первокурсника, на кухню последовал второй звонок. Поднявший трубку старшина, до которого после первых же слов капдва, наконец, дошло, кого это он послал так необдуманно, услышал о себе столько вдохновляющего и нового, что этого ему, надо думать, хватило до конца учёбы.


От немедленного наказания в виде снятия с наряда со всеми последующими очистительными клизмами в кабинетах начальников, незадачливого старшину спасло только его немедленное телефонное раскаяние пополам с извинениями и то, что менять второго дежурного за каких-то полтора часа как-то не комильфо. А к концу дежурства у капитана второго ранга Голодного накопилось столько всяких мелких и не очень дел, проблем и задач, что он за всеми ними как-то и забыл об этом нелепом телефонном разговоре. Но анекдот этот разнёсся по училищу со скоростью ветра и долго ещё служил поводом для курсантского хохота и насмешек над старшиной.

АРМЕЙСКИЙ ШИФРОВАЛЬЩИК: https://zen.yandex.ru/army_corder

История из жизни 108 гв. Парашютно-десантного полка. Понедельник, общее построение, включая военнослужащих-женщин. Замполит полка обращается с речью:

- Нам нужно создать женский орган, в который бы вошли пять членов...

Одна из женщин язвительно вопрошает:

- Это орган такой большой, или члены такие маленькие?

Следует ответ:

- Не знаю, кто тут чего подумал, но я имел в виду ЖЕНСОВЕТ!!!

Одесса, август 1988 года. Меня, совсем "зелёного" салабона, внезапно ставят в наряд в патруль по городу. Видя мою плохо скрываемую радость (целые СУТКИ на улицах шикарного города, среди нормальных людей, и даже легко одетых ДЕВУШЕК, а не среди злобных старослужащих и лютых офицеров и прапорщиков!), более опытные сослуживцы слегка охладили мой энтузиазм: в частности, рассказами о том, что наряд может свестись к ночному дежурству в комендатуре, после которого, в теории, отправят отсыпаться в часть, а на практике меня тут же "деды" припашут к какой нибудь тяжёлой и грязной работе. Кроме того, начальником патруля заступал, по слухам, чуть ли не самый говнистый прапор во всей бригаде, что тоже ничего хорошего не предвещало. Но в целом, настроение моё при заступлении в патруль было предельно позитивным - что плохого может быть в суточной прогулке, в отличную погоду, по большому приморскому городу, в самый пик купального сезона? Но радужное настроение быстро стало разбиваться о суровую реальность. Уже на разводе в комендатуре, в 18:30 (если не ошибаюсь) комендант произнёс следующий спич для всех 29 патрулей:
- Каждому из начальников патрулей выдан листок регистрации нарушителей. При сдаче дежурства этот листок должен быть полностью заполнен. Наличие незаполненных строк в этом листке буду считать признаком халатного отношения к службе, и необходимостью оставления этого патруля в наряде ещё на сутки - для исправления. С соответствующим уведомлением его командиров.
- Тащ полковник, а если реально не встретим необходимое количество нарушителей, как быть?
- Что-о?! Да я сейчас отойду на 100 метров от комендатуры и сам за пару часов этот листок заполню! Так что вопрос отклоняю! Вольно, разойдись! Приступить к несению службы!
Патрули выдвигались к маршрутам дежурств практически бегом, к увиденным вблизи комендатуры военнослужащим бросалось, иной раз, сразу по 2-3 патруля, попасть в лист нарушителей можно было всего лишь за запылившиеся ботинки!
На улице +35, асфальт наверное до +50 разогрет, мы с напарником в необношенных ещё толком сапогах, в которых хлюпает пот... Идём в полубредовом состоянии, на девушек уже даже и не смотрится, в голове одна мысль - присесть в тенёчке, и выпить ведро холодной воды! Нарушителей практически нет, немногие встречные солдаты разбегаются, едва нас увидев - гнаться за ними в сапогах, при наличии у них форы в 200 метров, нет никакого смысла. Неотвратимо маячит перспектива позорного оставления на вторые сутки. Прапор придумывает план: уходим с маршрута в места, где 100% встретим солдат, не имеющих шанса убежать - например, на вокзал, автостанцию. Ищем там любого военнослужащего, лучше сразу группу, проверяем документы, запоминаем ФИО и др. реквизиты, отпускаем (чтобы сопровождающие офицеры не подняли скандал), а затем спокойно вписываем их данные в листок, за, якобы, нарушение формы одежды. План сработал. В последний час дежурства заполняем на вокзале последнюю строку, и предельно усталые, но довольные, прибываем в комендатуру на сдачу дежурства. Через 10-15 минут из комендатуры выходит наш начальник, в настроении "Усё пропало, шеф!" и говорит:
- Пи$дуйте в часть, меня на вторые сутки оставили...
- Тащ прапорщик, а что случилось-то?!
- Помните последних бойцов, которых мы на маршруте проверяли, когда уже листок заполнен был? Я, похоже, когда документы им возвращал, листок этот кому-то в военник, на автомате сунул... А комендант сказал, что патрульные не виноваты в том, у них начальник - талпайоп... Так что бегите, а то на ужин опоздаете... 

ОБЖ у нас в универе  преподавал весьма харизматичный отставной полковник. Вот такую историю он однажды рассказал.

Командиром их части был человек двухметрового роста и примерно 150 кг. весом(это важно). Начальником он был строгим, но справедливым. Однажды ему доложили,что один из офицеров явился на службу пьяным. Командир его вызвал для воспитательной беседы:

-Ты почему пьяным явился?? Что совсем меры не знаешь?? ВЫПИЛ СВОИ 800 ГРАММ И ИДИ НА РАБОТУ! А напиваться зачем?!

Служил в армии 09-10 год. Бурятия, в паре км. от Монголии. Часть довольно большая более 2тыс. человек. В первый свой наряд попал в наряд по столовой. Было человек 20 от нашей роты. Начальником по столовой заступал наш старшина. Наша работа заключалась в помощи поварам на раздаче, уборке обеденного зала и мытье посуды. Колличество этой посуды и столовых приборов пересчитывалось при приемке наряда.
И вот прошел завтрак, обед, ужин..Пришло время сдавать наряд. Все было хорошо до того момента пока не стали пересчитывать столовые приборы. За одни сутки пропало более 100 ложек!..О_о
Старшина сразу обозначил свою позицию - "Это не мои проблемы, рожайте где хотите"
Пришлось отправить гонца в казарму за помощью роты.
Так как у каждого солдата имеется вещевой мешок (в котором находится котелок, кружка, ложка...итд. ..итп ) было собрано необходимое колличество приборов и наряд был сдан.
Прийдя в казарму старшина построил роту и объявил, что ровно через сутки будет смотр вещевых мешков на наличие ложек и у кого их не будет тому не сдобровать..
На следующий день ложки были у всех) а в столовой солдатики опять не досчитались сотни ложек..
И такой круговорот наблюдался на протяжении всей службы..

Армия Казарма Наряд

У командира возле кабинета. Видимо крик души.

Армия Казарма Наряд
Армия Казарма Наряд

Всё было относительно нормально до конца января 1991. После Нового Года, и уже после моего возвращения с гауптвахты, заметил, что старшие призывы "шушукаются". Не все, было

несколько "заводил", были и нормальные ребята, вроде Сани из Киева, Артема. Но тучи сгущались. То одного, то другого рядового заставляли застилать чужие кровати, кого-то чистить сапоги. Меня пока не трогали. Как сказал позже Артем:


-Повысился авторитет у тебя после губы, а никто из более старослужащих не сидел.


Какой-то "авторитет" у меня появился? Нда, вот уж не думал. Но спусковой крючок нашелся. Офицеры где-то в сушилке или туалете обнаружили тайник с самогоном. И вот в ночь с 5 на 6 февраля меня разбудили, весело сказали:


-Пошли, пошли, поговорить надо!


И отвели в сушилку. Сушилка у нас примыкала к умывальнику, заметил я умывающегося

почему-то ночью Жеку Катушкина, вокруг стояли "черпаки", и нынешние "деды". В сушилке меня ждал один человек, на пол-года старше призыва - "черпак(череп)", сварщик батальона. Он начал меня бить, приговаривая:

-Кто стукач, кто нас заложил?!


Ну, к этому нам не привыкать И не такому учили. Надо было только решить вопрос,

что делать, зарыть его тут же, но там ведь за дверью кодло. Эх ты, а еще землячок.

И тут у меня всплыл Паша:

-Ну ты это, не убей там никого,- и самому, наверное, надо не убиться. Будем в глухой защите.


Далее, в течение минут 3-х отбивал я все удары, но боксерские блоки у меня не всегда получались правильно. Поэтому когда один из ударов пришелся в закрытую блоком голову, своей же рукой я разбил только пару месяцев назад заживший нос. Потекла кровь. Через несколько секунд открылась дверь, и зашел "дембель", который, видимо это все и затеял, громко сказал:


-Ну все, все! Четкий пацан, не знает никакого стукача,-и повел меня умываться, краем глаза я успел заметить, заводили кого-то еще. Наверное, слушали там, за дверью, что происходит, но что они могли услышать-не знаю. Было обидно, вроде поводов не давал. Ладно. Посмотрим, что будет дальше.


В этот же день, стоя в сушилке и грея спину и затылок о жгучие батареи, смотрел в окно, на зиму, на лысые деревья, снег. Еще больше года. Но какое-то решение должно же найтись.

Дело было в карауле. Был я разводящим. Мои караульные охраняли два поста №3 и №4. Пост №3 охранял вещевые склады находившиеся в низине. Пост №4 охранял склад боеприпасов стоявший на пригорке. Между ними находился небольшой перелесок. Зима, мороз, ветер дующий с 3-го поста на 4-ый. Караульные - молодые солдаты только начавшие службу. При заступлении в караул, комендант части на инструктаже обратил внимание на случай нападения на пост в соседней части и призвал нести службу бдительно.



Ночь. Сменил я часовых и прибыл в караулку. Минут через двадцать с моих постов доносятся звуки автоматных очередей. Караул в ружьё! Бежим на посты. Пока бежали стрельба затихла. Прибыв на посты нахожу своих часовых на своих постах, в окопах, с пустыми магазинами и глазами полными ужаса, но живыми. Оба докладывают о нападении на пост и успешном отражении атаки.



После разбора выяснилась следующая картина. Часовой 4-го поста услышал скрип снега под ногами часового 3-го поста. Помня о инструктаже и находясь на взводе кричит:"Стой! Кто идёт!" . Часовой 3-го поста из-за ветра не слышит окрик и продолжает обходить свой пост. Часовой 4-го поста :"Стой! Стрелять буду!" Часовой 3-го поста продолжает идти. Тогда часовой 4-го поста производит предупредительный выстрел не совсем в верх. Пуля срезает ветку с сосны которая падает на часового 3-го поста. Тот услышал выстрел, получив веткой по голове, падает на землю и дает с перепугу очередь, случайно в сторону 4-го поста. Часовой 4-го поста услышав свист пуль прыгает в окоп и начинает отражать нападение. Война продолжалась пока не кончились патроны у обоих. Хорошо что не поубивали друг друга. Но сосны были сильно избиты пулями.

Почитал в похожих темах реальные ужасы про дедовщину в Советской армии и решил поделиться тем, с чем столкнулся сам. Сразу скажу, то что я рассказывал своим ровесникам, воспринималось ими как что-то малореальное, ибо их опыт был другим. Цифры и некоторые имена преднамеренно изменены или просто не помню.


Мы еще на гражданке были наслышаны про ужасы дедовщины и ненавидели ее сразу. Когда прибыли в часть в час ночи, вокруг нас, алмаатинцев, собрались дембеля с одним вопросом - как там на гражданке и какие свежие анекдоты есть. В общем почти до утра рассказывали всякие истории и на коварные вопросы отвечали, что денег нет. Прапорщик, что вез нас, заранее предупредил что деньги точно заберут дембеля и собрал их у себя. Через недельку, правда, честно их отдал. Потом приехали ребята из Иваново и Средней Азии (с нами 77 человек, что считалось много) и начался карантин. Командовал нами какой-то сержант в очках, который всех называл чурками (меня лысого за русского категорически отказывались принимать). При очевидных залетах по незнанию, он обычно перед строем вызывал провинившегося и отчитывал подражая азиатскому акценту:

- Ты что обурель…оборзель … Выглядел он конечно как идиот, особенно со свисающим до яиц ремнем.

Мы, алмаатинцы, быстро сдружились с парнями из Ташкента, среди которых были и узбеки, и татары и кореец Дю – здоровый и, невероятно, добрый бугай. Потом кстати вместе с ними разводили и своих и старших сослуживцев на горький перец. Им его регулярно присылали и они знали, что я его люблю. Перед кем-нибудь из россиян, белорусов или украинцев с аппетитом съедались пару стручков горького перца, и говорилось, что это вкусно. Им обычно не верили, тогда в ход запускали меня:

- Саня, перец горький будешь?

- Да с удовольствием – я подходил и, смакуя, разжевывал стручок, показывая блаженство. После этого жертва кусала перец и отплевываясь бежала полоскать рот от непривычной как нам горечи.

Была реальная группа таджикских пацанов, которые вообще не понимали русского языка, но только на первом году службы. С таким таджиком меня поставили первый раз дневальным. Он умудрился разозлить какого-то старослужащего, и тот начал наезжать на пацана прямо по посту. Я кое-как погасил этот конфликт, фактически закрыв парня собой и не давая его бить. А поскольку мы еще не давали присяги, а я был на голову выше этого деда, он как-то не рискнул на меня прыгать. Позже этот таджик стал поваром, и у меня на кухне был полный блат от масла с хлебом и жаренной картошки по вечерам до мяса или специального плова по каким-либо событиям.

Через месяц карантина нас отправили по ротам и батальонам, где и стали дрючить. Но только дрючить в нашей части означало учить молодых бойцов профессиональным навыкам. За бестолковку сержант заставлял бегать кросс в противогазе, отжиматься от пола или проходить «дорогу жизни» на спортплощадке.

Конечно были и неуставные взаимоотношения. Пацаны на полгода старше стояли в окнах на шухере, пока деды смотрели телек, бегали за сигаретами для дедов, пару чмошников стирали за дедами белье. Кто отказывался получал, но повторно его уже не заставляли.

Когда я стал сержантом, первым делом настоял, чтобы молодые не стояли на шухере в мое дежурство. Объяснял, что лучше залечу с телевизором и получу взыскание, чем меня будут прессовать за неуставные взаимоотношения. Деды поворчали, но в итоге решили твои залеты, твои проблемы.

Молодых периодически били, но при мне ни разу просто так. За вольную или невольную подставу, за залет по пьянке (оборзевший дух, еще службы не тащит, а уже бухает), за неуважительное отношение или дерзость в сторону старослужащих (я дважды получил и понял важность иерархии), но преднамеренного гнобления не было. Были и просто идиотические случаи.

Наш сержант взвода молодых радистов только стал черпаком и любил в классе массу подавить, вместо того, чтобы молодых гонять. Отправлял нас на физзарядку, а сам отлеживался в казарме. Дедам это не понравилось и они вызвали его на разговор с хорошей плюхой по роже (разведка донесла). Тот начал буйствовать и на следующее утро ребятки с юга СССР отправились на зарядку в 20-ти градусный мороз без шапок и положенных перчаток. Мало того, что пробежали 3-хкм кросс, так он нас еще и на дорогу жизни завел. Там надо было на руках по металлическим трубам метров двадцать перейти. К завтраку весь взвод, кроме двух «казахов» меня и Гани, отправился в санчасть. У кого отморозило уши, у кого вздулись волдыри на ладонях от термальных ожогов. Сержанта посадили на губу, а потом и вообще заменили на другого.

Но ребят на полгода нас старше гоняли посильнее. С одной стороны, сохранялись там какиетрадиции, которые наш первый ротный жестко пресекал, а с другой за год службы из них только два парня белоруса и сержант Павлов стали спецами, причем Павлов был и спецом и водителем. Остальные были балластом всю службу, а двоих самых гнилых дембеля напоследок отхреначили, несмотря на то, что они уже были деды. Поскольку эти два дембеля были моими земляками, я как-то за них заступился. Виктор и Наиль меня просветили:

- Саня, эти козлы стучат с первого своего дня в армии. Половину наших залетов на их совести. Кстати, наверняка и на тебя уже стучали. Кто ты, как общаешься, чем тебя можно прижать. Ты думаешь просто так, все быдло бестолковое через полгода из роты убрали, а эти остались, и даже ротный ничего не смог сделать.

Была еще одна прикольная дедовская традиция в батальоне. Три наши роты имели специфические прозвища: нас планшетистов называли «суслаˈми», соседнюю радиоприемную «зайцаˈми», а радиопередающую «моржами». Если вечер был томным или по телеку ничего интересного после отбоя посмотреть было нельзя, деды развлекались лежа на кровати. Кто-нибудь из них подавал команду:

- Суслы´!

Молодые обязаны были лежа горизонтально громко ответить – Мыыыыы!

- Всеобщее презрение зайца´м!

- Вот сууууууки! – кричали молодые. Со стороны приемников раздавалась ругань дедов с выскоком в коридор:

- Душары, салабоны, сгною, …бу, глаз на жопу натяну и моргать заставлю!

Выходили в коридор наши деды и заявляли:

- Наших духов не трогать, своих дрючьте!

- Ах так – подрывались деды приемников – Зайцы´!

- Мыыыы! – отвечали молодые из приемной роты.

- Всеобщее презрение сусла´м!

- Ууууу, сууууки!

Теперь начинали ругаться на молодых зайцов наши деды и получали ответку. В это время над нашими дедами начинали прикалываться деды моржей. И игра расширялась:

- Суслы´!

- Мыыыы!

- Зайцы´!

- Мыыыы!

- Всеобщее презрение моржам!

- Вот суууууки! – грохали две роты молодых.

- Моржи!

- Мыыыыы!

- Всеобщее презрение сусла´м и зайца´м!

- Ууууу, сууууки!

Иногда вариации менялись, и мы с моржами кричали против зайцов. Иногда они против нас. Правда один раз чуть не случилась большая драка, когда деды стали выкрикивать по персоналиям. И деды крикуны сцепились в коридоре. Товарищи их развели:

- Не хватало, чтоб мы перед духами друг другу морды били.

Один раз нас за этим делом застал молодой новенький офицер – дежурный по части. Стал стыдить и требовать, чтобы деды-крикуны вышли в коридор. Но все лежали и даже похрапывали. Проверять тот не стал и ушел. Зато как только хлопнула входная дверь раздались три команды:

- Суслы´! - Зайцы´! - Моржи!

- Мыыыыыыы! – грохнула сотня глоток.

- Всеобщее презрение дежурному по части!

- Вот, суууууууука!

Через полчаса таких перекличек батальон затихал и мирно спал до утра.

Когда ушли наши деды, на смену им в нашу роту пришло 29 парней из Москвы, Ярославля и Иваново. Наши новые деды пришли в ужас. Как эту толпу «дрючить». Там были и крепкие парни. Поэтому нас новых сержантов вызвали на собрание и дружно поручили по всем армейским правилам управляться с этой толпой самостоятельно, как то профессионально обучить и при этом привить соответствующее уважение к дедам.

С новыми парнями проблем не было. Во-первых, сразу сказывалась разница в базовом образовании между Россией и Средней Азией, им дважды не надо было объяснять элементарные вещи, а во-вторых среди них гнилья практически не было. Пару-тройку бойцов, которые тупили быстро перевели в хозроту и через полгода к сожалению забрали возить командира части Юру. Это его русское имя, он был 25-летним корейцем с Дальнего Востока с высшим образованием, да еще и работал в Ивановском пединституте преподавателем физкультуры – дзюдоист. В армию пошел сам, чтобы получить красный паспорт и свободно перемещаться по Союзу. Я тогда впервые узнал, что существуют целые поселки людей с зелеными паспортами, которые как зэки должны были регулярно отмечаться и не имели права их покидать. Благодаря своим способностям Юра окончил Иркутский институт физкультуры или что там у них есть и получил разнарядку в Иваново. Богатый жизненный опыт и личное обаяние сразу вывели его за рамки всех порядков армейской дедовщины.

Более того, были и очень талантливые ребята, к примеру Гоша-футболист, балагур и балабол, чесал, что играл за Спартак Владикавказ, но реально играл в футбол технично, умно и красиво. В сборной части мы с ним играли сдвоенный центр полузащиты. Были два Андрюхи из Ярославля. Мой алматинский приятель Женька сдружился с Андреем П., тот красиво и быстро рисовал, а я сдружился с Андреем К. и на почве футбола (крайний правый в сборной) и по жизненным принципам. Я его через полгода забрал в свою бригаду и позднее передал свой центр.

А пока мы с Женькой и еще двумя сержантами, Колей Г. и Витей С. взялись за воспитание молодого пополнения. Правда Коля и Витька тоже не фига не умели, их учили командовать и радиолокации, а попали в планшетисты. Но им это было очень легко, особенно моему комоду (командир отделения) Коле Г. Парень был мастер на все руки, вплоть до того, через полгода стриг наш призыв и дедов, а через год к нему бегали офицеры нашего батальона. Даже если он не знал дела – месяц два и Коля был мастер. Более того, у него уже был ребенок. Женился на своей преподавательнице в техникуме (3 года разницы), а за 4 месяца до дембеля у него родилась еще и дочка – удачно съездил в отпуск, который заслужил по честному за три месяца службы в нашей роте. На предложение подать рапорт и уйти из армии раньше срока, Коля сказал:

Витка С. был одессит-украинец, со всеми вытекающими от происхождения качествами характера. Дружелюбный, безумный фанат футбола (левый крайний в нашей сборной) и лучший коптер, из числа которых я знал. У наших бойцов все всегда было, в том числе зимой зимние портянки у всех, при этом у него всегда был маленький запас всего. Меня он перед дембелем выручил новой шинелью с иголочки. Выручал так всех, кого считал друзьями. С учетом того, что наш глубокоуважаемый старшина ушел на пенсию, и полтора года рота была без «старого», Витька тащил основные обязанности старшины роты.

Через полгода рота и батальон отличились хорошими результатами на учениях. Офицеры получили новые звания и премии. Мы решили воспользоваться этим моментом и выпросить себе Новый год поинтересней. Собрались сержанты трех рот, придумали программу и вышли на начштаба батальона подполковника С. Для меня лично он был образцом русского офицера. Однажды заткнул одного генерала, который вздумал его подрючить при нас солдатах.

- Товарищ генерал-майор, заткнитесь! Вы можете вызвать меня к себе и наказать, как считаете нужным. Но вы не имеете права ронять мой авторитет перед моими солдатами!

Начштаба не только нас поддержал, выделил финансовую помощь на призы за победы в новогодних конкурсах, а потом еще организовал приход офицеров и прапорщиков с женами, сыновьями и дочерями. Комбат еще кроме дочери двух племянниц привел.

Надо сказать, нас это сильно смущало, но и с другой стороны потанцевать с девушками, не выходя из части, такого не всех было. Бойцы не покачали в плане хороших манер, с дамами были галантны.

Да и концерт удался. Оказалось, очень много бойцов, которые играют на гитарах, прекрасно поют. Я читал свои пародии на Райкина и Хазанова применительно к армии. Но у нас был в соседней роте еще один парнишка из Москвы, которого так особо никто и не замечал, кроме умения влетать в фееричные залеты. Он оказался талантливейшим, как сегодня бы сказали, стендапером. С полчаса казарма на ушах стояла от смеха, пока он тихим интеллигентным голосом рассуждал о превратностях судьбы солдата советской армии и его отношениях с прекрасным полом. При этом без единого слова пошлятины или пошлых намеков, без которых не может жить современные корифеи жанра. Шикарным финалом перед Новым годом была музыкальная композиция на шести гитарах парней из соседних рот, которую никто из нас не знал. Но сегодня известна всем как «Отель Калифорния».

После встречи Нового года, дамы с большинством мужей разошлись по домам. Но надо было и самим как-то правильно встретить Новый год. Отмечать мы его стали еще во время концерта. По трое с закуской в карманах технично смывались из казармы и как бы, между прочим, дефилировали на плац. Все спиртное было спрятано в главной трибуне. Перед Новым годом в части был большой шмон. Шерстили казармы, коптерки, классы. У кого-то что-то нашли. Но в нашем батальоне ничего не было. Мы объединили все усилия, я не был занят в подготовке этой части праздника и узнал, где выпьем уже, когда мы около часа ночи пошли за своей порцией. Никому не пришло в голову искать на самом открытом месте части, да еще под трибуной, где обычно стоял командир. Правда и случайно заглянув найти было нельзя. Наши умельцы приделали крючки и фактически прилепили пакеты в сетках под трибуну. Каждой группе полагалось бутылка водки (по два стопарика) или коньяка (заранее оговаривалось, когда скидывались) и бутылка лимонада запить. Все было чисто для запаха и веселья.

Обычно в новогоднюю ночь солдат отбивают в час ночи. Но после нашей программы офицеры и прапорщики уединились только полпервого и очухались только полчетвертого. В эту ночь мы легли спать только после просмотра всей новогодней программы по телику.

В полдень начштаба вызвал всех сержантов-организаторов праздника и поблагодарил за хороший концерт. Потом хитро заметил:

- Знаю, что всем батальоном употребили, но без эксцессов и никто не знает где и как. Ну, молодцы что не спалились. Советского солдата всегда выручала смекалка.

Нам оставалось только ответить:

- Служим Советскому Союзу!

Армия Казарма Наряд

Земляки-сослуживцы. Вверху - Гани и Мишаня, внизу я и Женька

Армия Казарма Наряд

Наш призыв в роте. Внизу сержанты - Коля, я, Женька и Виктор, вверху Гани, Женька, Мишка и Абрамов (забыл имя склеротик).

Армия Казарма Наряд

300 дней позади, а впереди самые долгие 66. Наряд, ручка, ночь, листочек и попытки не сойти с ума считая дни до заветного и желанного дембельского поезда. А прапорщик- это кусок армии, а сын-ефрейтор лучше все равно дочери-проститутки!

Люблю, целую, пишите письма.

Ваш гвардии Nif220

Доброго времени суток!!!

Вчера прошел мой очередной день рождения. Будучи кадровым офицером, впервые я встретил его с семьей в отпуске на море, а не на дежурстве, учениях или еще на какой-нибудь хрени. Ребенок сделал подарок, впервые в жизни сказав "папа". Звонили друзья и знакомые... А вечером, когда ностальгировал с бутылочкой пива по ушедшим годам, вспомнил свой первый день рождения в армии.

Было это в конце девяностых, когда я стал курсантом одного из военных ВУЗов в Санкт-Петербурге. Прошел у нас так называемый КМБ, приняли присягу и 12 сентября увезли нас в учебный центр, то бишь в поля. Система была такая: одну неделю месить грязь на тактическом поле, а вторую - на картофельном, заготавливая урожай на зиму (да-да, в то время солдаты и курсанты военных ВУЗов ездили на картошку, чтобы обеспечить себе на зиму пропитание).  Моя рота начала с картофана....

И вот он - день рождения, 16 сентября. Мне исполнилось 18. Привыкнув на гражданке ко всяким ништякам в этот светлый праздник, я еще надеялся на чудо, но не тут-то было. День не задался с самого начала. Сначала по какой-то причине, уже не помню, я остался без завтрака в столовой. Затем на построении за опоздание мое отделение было подвергнуто "прокачке". Но ведь это все фигня, за 1,5 месяца уже стало привычным. Напрягало то, что ни один хрен меня не поздравил и слова доброго не сказал, вот это реально угнетало.  Связи с родными, естественно, тоже никакой. Сотовых еще нет, а письма нам привозили черт-те как.

Короче, поехали мы в поле на картофан, начал собирать и тут начинается конкретный ливень. Естественно мы ломанулись под деревья - какая-никакая а защита от мерзких холодный струй. А навстречу нам бежит председатель местный и орет, чтобы возвращались в поле и продолжали работать. Вернулись, работаем, промокли до нитки, ветер дует, очень холодно. Привезли обед. В те времена в армии и так кормили отвратно, а в полях нам такое давали, что вообще тоскливо было. Но голод не тетка, получили свои порцайки и приступили к обеду под открытым небом, конечно же под проливным дождем. Как сейчас помню, ем суп из котелка а его количество не уменьшается - дождем заливает (про качество не говорю, просто некипяченая вода с неба разбавляет кипяченую в котелке). Поели воду с водой, а тут приехал наш комбат. Наорал на председателя, что сам в машине на краю поля сидит, а нас под дождем работать заставляет. Затем отдрючил командира взвода, что с нами сташим выезжал, за бесхребетность и дал команду грузиться и возвращаться в лагерь.

По возвращении решил помыться и привести себя в порядок и тут я обнаружил, что кто-то у меня отжал полотенце. Пошел к старшине за другим. Я еще тогда не знал, что в армии не воруют, а прое....вают. Это старшина мне в различных выражениях об'яснял минут 7-8. Потом выдал новое полотенце, сказав, что по возвращении буду должен 5 полотенец, назначил в наряд с субботы на воскресенье, чтобы впредь следил за своим имуществом и отправил восвояси.

Но на этом мои приключения не закончились. На вечернем построении я получил от дежурного люлей за нечищенную обувь и после отбоя чудесно провел время, оказывая помощь суточному наряду в наведени порядка. Спать лег ближе к полуночи, вконец измученный, замерзший и голодный. Вот такой вот был расчудесный день рождения.

Можно на этом было бы закончить свои ностальгирования, но нет худа без добра.

На следующее утро командир роты вывел меня из строя, поздравил с прошедшим ДР, вручил пакет печенья, пакет пряников и полторашку газировки (а что первокурснику (смотри - солдату-первогодку) еще надо и разрешил на картошку не ездить, а весь день оказывать помощь старшине: что-то починить по мелочи, подвернуть, прикрутить и т.д. (всяко лучше, чем под дождем в поле горбатиться). Как такая благодать на меня снизошла я узнал позже от товарища, который помогал чем-то в тот день офицерам и был всему свидетелем. Оказывается ротный всегда держал на контроле такие маленькие праздники, понимая, как много они значат для человека, только что оторванного от дома и привычного уклада. В тот день он уезжал по делам в институт, а вечером, когда вернулся, спросил у командира взвода, поздравили-ли меня. А когда узнал, что никому я на фиг был не нужен отдрючил взводника в хвост и в гриву и отправил его в магазин покупать мне подарок. А магазин-то в ближайшей деревне в 8 км! Вот взводный и метнулся кабанчиком, чтобы купить мне вкусняшек. За этот маленький подарок я своему командиру роты благодарен до сих пор, и сам, уже будучи командиром, никогда старался и стараюсь не забывать про дни рождения своих подчиненных, неважно хорошие они или нет. Хочу пожелать и тем, кому еще предстоит служить и тем, кто служит хороших и справедливых командиров, а руководителям, великим и малым, быть внимательным к своим подчиненным.

За сим заканчиваю. Спасибо за то, что дочитали. Желаю удачи!

Не состоящий на военной службе человек проник на территорию американской военной базы Форт-Брэгг (штат Северная Каролина) и прожил там несколько месяцев. Он спал в казарме, питался в столовой гарнизона.


Мужчина вел себя естественно, легко входил в доверие к окружающим и не навлекал на себя подозрений в течение длительного времени. Он выдавал себя то за подрывника, то за курсанта сверхсекретной школы на территории базы и таким образом отлынивал от физподготовки, стрельб и других обязательных занятий.


Самозванец был взят под стражу 16 декабря 2015 года, передает ТАСС. Злоумышленник раскрыл себя, когда не смог предъявить на кассе гарнизонного магазина удостоверение личности военного 

Армия Казарма Наряд
503

Дело было...

Развернуть
Дело было в карауле. Был я разводящим. Мои караульные охраняли два поста №3 и №4. Пост №3 охранял вещевые склады находившиеся в низине. Пост №4 охранял склад боеприпасов стоявший на пригорке. Между ними находился небольшой перелесок. Зима, мороз, ветер дующий с 3-го поста на 4-ый. Караульные - молодые солдаты только начавшие службу. При заступлении в караул, комендант части на инструктаже обратил внимание на случай нападения на пост в соседней части и призвал нести службу бдительно.


Ночь. Сменил я часовых и прибыл в караулку. Минут через двадцать с моих постов доносятся звуки автоматных очередей. Караул в ружьё! Бежим на посты. Пока бежали стрельба затихла. Прибыв на посты нахожу своих часовых на своих постах, в окопах, с пустыми магазинами и глазами полными ужаса, но живыми. Оба докладывают о нападении на пост и успешном отражении атаки.


После разбора выяснилась следующая картина. Часовой 4-го поста услышал скрип снега под ногами часового 3-го поста. Помня о инструктаже и находясь на взводе кричит:"Стой! Кто идёт!" . Часовой 3-го поста из-за ветра не слышит окрик и продолжает обходить свой пост. Часовой 4-го поста :"Стой! Стрелять буду!" Часовой 3-го поста продолжает идти. Тогда часовой 4-го поста производит предупредительный выстрел не совсем в верх. Пуля срезает ветку с сосны которая падает на часового 3-го поста. Тот услышал выстрел, получив веткой по голове, падает на землю и дает с перепугу очередь, случайно в сторону 4-го поста. Часовой 4-го поста услышав свист пуль прыгает в окоп и начинает отражать нападение. Война продолжалась пока не кончились патроны у обоих. Хорошо что не поубивали друг друга. Но сосны были сильно избиты пулями.
3025

Посторонний мужчина прожил несколько месяцев на военной базе в США

Развернуть
Не состоящий на военной службе человек проник на территорию американской военной базы Форт-Брэгг (штат Северная Каролина) и прожил там несколько месяцев. Он спал в казарме, питался в столовой гарнизона.

Мужчина вел себя естественно, легко входил в доверие к окружающим и не навлекал на себя подозрений в течение длительного времени. Он выдавал себя то за подрывника, то за курсанта сверхсекретной школы на территории базы и таким образом отлынивал от физподготовки, стрельб и других обязательных занятий.

Самозванец был взят под стражу 16 декабря 2015 года, передает . Злоумышленник раскрыл себя, когда не смог предъявить на кассе гарнизонного магазина удостоверение личности военного 
Посторонний мужчина прожил несколько месяцев на военной базе в США
2492

Армия, гальюн

Развернуть

Казармы у нас старые были, ещё кайзеровские наверное, одно здание - один дивизион, По батарее на этаж, и один сортир на первом этаже, на всё здание, правда большой) Но видимо в силу возраста работал он как то не очень, мягко говоря. И вот наш замполит-затейник дивизиона решил проблему исключить. В ремроте ему сварили бак литров на 300, этот бачёк подвесили под потолок (старое здание, 4,5 метра потолки) а в нём он смонтировал собственноручно придуманную шайтан-систему автоматического смыва. Работало это так - минут 10 бак наполнялся, а потом автоматически смывал все гнёзда. Но сила потока была такова, что он и зазевавшегося бойца мог смыть. Ритуал посещения такой - заходит боец, спрашивает, давно было? Если только что - делай дела, но не засиживайся) Короче суровое армейское автоматическое бидэ)

1370

Главное, тсс!

Развернуть
Друг сегодня рассказал, решил поделиться.

Парень привел к себе девушку...
— Люся, тсс… Аккуратно раздевайся и
проходи. Только очень тихо, все спят.
— А точно все спят?
— Да точно! Что я, свою казарму не
знаю, что ли?
4203

в ответ на пост http://pikabu.ru/story/_2855941

Развернуть
После команды "рота отбой" лейтенант начинает звать бойца:
-Иванов!
-Я!
-Рота подъем, пизд*шь после отбоя!
Все поднимаются, строятся, слушают и подается команда "рота отбой"
Через некоторое время лейтенант опять начинает звать бойца:
-Иванов!
-...
-Иванов!
-...
-Иииваааноов!!!
-...
-Рота подъем! Потеря бойца!!!