микробы

Постов: 11 Рейтинг: 28521
2429

ХОЛЕРА - [ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ]

Развернуть
ХОЛЕРА - [ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ]

В Париж она вторглась в конце марта 1832 года. Не встретив достойного медицинского отпора, она уничтожила половину заразившихся. Проявлялась она, набором ни на что не похожих жутких симптомов. Ни трагического туберкулезного кашля, ни романтичного малярийного жара. Лица больных в считаные часы сморщивались от обезвоживания, слезные каналы пересыхали. Кровь становилась вязкой и застывала в сосудах. Лишенные кислорода мышцы сводило судорогой вплоть до разрывов. По мере того как один за другим отказывали органы, жертвы впадали в шоковое состояние, при этом находясь в полном сознании, литрами исторгая жидкий стул. По городу ходили страшные истории о том, как человек, сев пообедать, к десерту был уже мертв; о том, как пассажиры поезда вдруг падали замертво на глазах всего купе. Причем не просто хватались за сердце падая на пол, а бесконтрольно опорожняли кишечник. Она была унизительной, дикарской болезнью, она оскорбляла благородные чувства европейцев XIX века.


Болезнь приводила городских медиков в смятение. Один из них докладывал об осмотре семейной пары, заразившейся холерой.


Кровать и белье «были пропитаны прозрачной, ничем не пахнущей жидкостью», и если женщина беспрестанно просила воды, то мужчина рядом с ней лежал без сознания. Врач попробовал нащупать пульс. «До такой кожи мне еще не доводилось дотрагиваться, хотя я много раз бывал у смертного одра. От этого прикосновения у меня похолодело сердце. – Не верилось, что в теле, которого я коснулся, еще есть жизнь». Кожа на руках обреченной пары сморщилась, как «после долгой возни в воде» «или, скорее, как у трупа, пролежавшего не один день»

Так выглядит холера - одна из самых, если не самая опасная болезнь 19 века, она поражала всех без разбору, короли, герцоги, крестьяне, моряки эмигранты - никто не устоял перед этой страшной заразой, которую представлял холерный вибрион. Именно эта бактерия в ответе за семь полномасштабных пандемий, унесших миллионы жизней в 19 и 20 веках.


В пятидесятых годах 19 века, смертность от эпидемии холеры только в России составила больше миллиона человек, это была самая смертоносная эпидемия за всё столетие.

Откуда же взялся этот холерный вибрион и как ему удалось освоиться в человеческом организме? на это нам даст ответ детальный взгляд на крошечных ракообразных под названием веслоногие. Размером они около миллиметра длиной, каплеобразной формы, с единственным ярко-красным глазом. Их относят к зоопланктону - они не могут самостоятельно передвигаться в воде на дальние расстояния и путешествуют по течению вместе с водными массами. Ориентироваться в потоках воды им помогают длинные, как крылья усы, и хоть об их существовании знают немногие, это самое многочисленное многоклеточное животное в мире.


На одном морском огурце может обитать более двух тысяч веслоногих рачков. За сезон каждая отдельная особь может произвести до 4,5 млрд потомков.

Да, если смотреть в нашем масштабе, то это всего лишь четыре с половиной миллиарда миллиметров, не так уж и много, но это ведь потомство только одной особи, а если их будет четыре с половиной миллиарда? согласитесь, совсем другие цифры :)


Холерный вибрион – это бактериальный партнер веслоногих. Как и другие представители рода вибрионов, он представляет собой похожую на микроскопическую запятую бактерию. Несмотря на то, что вибрион может самостоятельно существовать в воде, он предпочитает облеплять веслоногих внутри и снаружи, прикрепляясь к их яйцевым камерам и выстилая внутренность кишечника. Там вибрион выполняет очень важную экологическую функцию. Как и все ракообразные, веслоногие покрыты хитином, этаким защитным панцирем и в силу того, что растут они всю жизнь, по мере роста они сбрасывают тесный панцирь в воду. Ежегодно веслоногие оставляют на морском дне в общей сложности 100 млрд тонн хитина, который потом поглощают вибрионы, перерабатывая совместными усилиям 90 % хитинового мусора. Если бы не они, на горы экзоскелетов, выращенных и затем сброшенных веслоногими, скоро израсходовались бы весь углерод и азот в океане. Вот такую важную экологическую функцию выполняет этот опасный вибрион, сгубивший миллионы жизней и продолжающий свой кровавый промысел и по сей день.


Такой опасный и такой необходимый, но опасный ли именно он? Не совсем, сам этот вибрион не опасен, опасен его брат мутант, сумевший приспособиться к человеческому организму и твёрдо в нем обосноваться.


Вибрионы и веслоногие плодились и размножались в теплых солоноватых дельтах рек, где смешивается пресная и морская вода. Таких например, как Сундарбан – обширные болотистые леса в бассейне крупнейшего в мире морского Бенгальского залива. Жили они себе не тужили, пока на их родину не пришел человек, и не простой человек, а предприимчивые английские колониалисты. Руками тысяч наемных работников из местного населения они вырубали мангры, строили запруды и сажали рис. Хронисты XIX века описывали эти места как

«затопленные земли, которые покрыты джунглями, задыхаются от малярии, кишат дикими зверьми», но «невероятно плодородны»


К концу XIX века человеческие поселения занимали около 90% когда-то девственного, непроходимого – и кишащего веслоногими – Сундарбана. Местные рыбаки и крестьяне постоянно жили по колено в солоноватой воде, как раз в местах идеальных для размножения веслоногих рачков. Рыбак ополаскивает лицо, крестьянин берет воду из подтапливаемого колодца, в котором полным полно веслоногих и т.д. Из-за такого тесного контакта с веслоногими, а заодно и с холерным вибрионом, т.к на одном таком веслоногом может находиться до 7000 вибрионов, у этих вибрионов и появилась отличная возможность переключиться на человеческий организм.


Как зооноз, холерный вибрион инфицировал только тех людей, которые сталкивались с его «естественным резервуаром», т. е. с веслоногими. Для того, чтобы передаваться от человека к человеку, ему понадобились благоприятные условия: это теплая комфортная среда, постоянный контакт с человеком и немножко эволюционного времени.


Способов перестроиться исключительно на людей у вибриона было предостаточно, но он обеспечил себе будущее научившись создавать микроколонии в кишечнике и вырабатывать токсин. Последнее умение стало его главным преимуществом. Вырабатывая токсин, вибрион заставлял бурным потоком жидкости вымывать остальные кишечные бактерии, избавляясь таким образом от конкурентов, позволяя вибриону, микроколонии которого намертво уцепились за стенки кишечника, без проблем там обосноваться.


Также благодаря бесконтрольному бурному испражнению холерный вибрион проникал куда угодно, на немытые руки через которые он попадал в следущую жертву или вместе с содержимым уборных попадал в сточные воды загрязняя их и т.д. К слову, неумелое обращение Европейцев того времени с отходами жизнедеятельности сыграло Холере на руку. В купе, конечно же, с медицинскими представлениями о происхождении всех болезней. Эти два столпа мировой культуры 19 века, а точнее антисанитария и неправильное представление о бактериях, точнее его отсутствие, сыграли решающую роль в распространении заразы на весь мир.

Во первых, в те времена принято было вываливать все отходы в реки, считалось, что если запаха не слышно, то и проблемы нет. Согласно Гиппократовой миазматической теории возникновении всех заболеваний, принято было считать, что вся зараза находится в воздухе. О бактериях говорить в те времена было не принято, и это учитывая тот факт, что микроскоп изобрели аж за два столетия до этого(но поговаривают, что не совсем они были пригодны для рассматривания в них конкретно бактерий, но сам не уточнял). Медицинское сообщество было непоколебимо и до конца не признавало природу возникновения холеры, а именно то, что вибрион передается с водой(даже тогда, когда об этом на каждом углу трещали), и что если тщательно очищать воду или брать её из реки выше(до того как в неё выльются тонны экскрементов зараженных горожан), то люд, всё же не будет так стремительно отходить в мир иной.


Отказывались также и от лечения холеры солевым раствором, который восполнял потерю жидкости в организме и давал просто колоссальные шансы выжить заболевшим.


Логика лечения предполагала восполнить вызванную рвотой и диареей потерю жидкости, т.к организм от потери жидкости просто-напросто высыхал. От этого метода открещивались всё потому же, она противоречила Гиппократовой парадигме. Согласно гиппократову учению, эпидемические болезни вроде холеры распространяются через зловонные испарения, через так называемые миазмы, отравляя тех, кто их вдыхает. Поэтому холерных больных мучает неукротимая рвота и понос: организм силится исторгнуть попавший в него с миазмами яд. На то время это было более чем логично, хотя бы потому, что другого объяснения ни у кого не было, а если у кого-то и было, то оно сразу же подавлялось неукротимой силой авторитета учёных мужей.


Противодействовать этим процессам с помощью соленой воды и чего бы то ни было, в принципе выглядело с философской точки зрения таким же ошибочным, как сегодня отковыривать корочку на ране. Не помог даже наглядный пример действия этого метода от Уильяма Стивенса, простого врача трудивегося на Виргинских островах. Не помог потому, что он - Стивенс, был никто, а в те времена, если никто претендует на шатание парадигмы, он шлётся куда подальше. Стивенс провел просто потрясающий эксперимент, в 1832 году он поил соленой жидкостью более двухсот больных холерой в одной лондонской тюрьме – число скончавшихся от болезни составило всего 4 %. Это в десятки раз превосходило самые лучшие результаты, которые только могли продемонстрировать светилы того времени. Но ему не поверили и не восприняли всерьез. Эксперты, посетившие тюрьму, где Стивенс провел свои удачные опыты, его успехи не приняли и заявили, что


«Ни единого случая, симптомы которого соответствовали бы холерным, я там не наблюдал».

Холерным больным они были готовы признать тех, кто бился в агонии и находился при смерти, а раз таковых не было обнаружено, то собственно и холеры в тюрьме не было. Логика :)


В научных кругах Стивенса обозвали шарлатаном и посоветовали забыть о своей бесполезной “афёре”. Рецензенты и вовсе подняли его на смех


«В отличие от свинины и сельди, – ерничал один из рецензентов в 1844 году, – засолка больных не слишком способствует продлению срока их жизни».

Таких прецедентов становилось всё больше и Гиппократова миазматическая теория сыпалась словно песочный замок. Авторитетному учёному того времени - Джону Сноу - удалось собрать неопровержимые доказательства в свою пользу и доказать, что холерой заражаются именно через употребление загрязненной воды. Прошло немало времени с тех пор, как к идеям Сноу начали прислушиваться. Но всё же, реконструкция канализации, которая предполагала не сбрасывание отходов в реку, а хранение их в отдельных местах, лечение солевыми растворами пациентов и другие методы позволили миру избавиться от такой напасти, как холера ну или свести её жертвы к минимуму.


Но всё же это не значит что холера полностью отошла от дел, в современном мире эта болезнь больше характерна для развивающихся стран, где все ещё очень плохо с чистой питьевой водой и нормальной системой канализации. К примеру, в 2010 году на Гаити была вспышка холеры, более двухсот тысяч человек оказались заражены и четыре с половиной тысячи погибло. Так что, рано пока петь дифирамбы и хоронить эту серьезную напасть. Хоть и против этой болезни есть вакцины, большинство из которых эффективны только в течении полу года, а потом эффективность действия постепенно снижается. Но радует тот факт, что такую криповую и быстро развивающуюся болезнь всё же лечат и лечат довольно успешно, хоть это и по прежнему неприятная штуковина.

Этот пост(ролик) является первым из серии [История Медицины], также планирую написать(снять) ещё как минимум 5 - 7 таких постов(роликов), про оспу, чуму, сифилис, ВИЧ, Эболу и т.д. В будущем буду выкладывать или сюда(на пикабу) или на ютуб.


Ну и конечно же, ссылки для самостоятельного ознакомления с темой:

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/18840081
https://books.google.by/books?id=j9DBa6ReHH0C&pg=PA678&lpg=P...
https://academic.oup.com/cid/article/48/6/839/287617
https://pulitzercenter.org/reporting/contagion-new-york-city...
https://pulitzercenter.org/water-and-sanitation
https://pulitzercenter.org/haiti-after-quake
https://pulitzercenter.org/reporting/mapping-cholera-tale-tw...
http://aem.asm.org/content/77/17/6125.full
https://www.youtube.com/watch?v=753XHXPLrn4
https://www.youtube.com/watch?v=MJWLJxiWgDY
https://www.youtube.com/watch?v=jG1VNSCsP5Q
http://emj.bmj.com/content/20/4/316
http://intrd187s-f15-hagar.wikispaces.umb.edu/file/view/The%...
http://www.ph.ucla.edu/epi/snow/jepidcomhlth63(3)_497_499_20...
https://onlinelibrary.wiley.com/doi/full/10.1111/j.1462-2920...
https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3165371/
https://www.researchgate.net/publication/227129574_How_Many_...
https://www.researchgate.net/publication/248776752_Long-Term...
https://www.nature.com/articles/srep00997
2362

Мои милые микробы

Развернуть

Работаю, попутно учёбе, на кафедре микробиологии. И порой надолго залипаю на полученные результаты после посева микроорганизмов. Сеем мы их, разумеется, сами.
Если кратко, то в чашки Петри заливается вкусная питательная среда. И при попадании на неё микробы начинаются расти всякими бляшечками. Одна бляшка - клон одной бактерии. И, естественно, бактерии все разные, с разными характеристиками. И колонии выходят тоже все разные))
Фотки на тапки разного рода.

Мои милые микробы

Посевы с пальцев рук.

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Аналогично, руки.

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Так выглядит кишечная палочка (Escherichia coli), обитающая в вашем кишечнике,  на среде Эндо.

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Просто миленькие колонии, не помню откуда.

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Это колонии золотистого стафилококка на среде ЖСА

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Не помню, что и откуда, но мне нравится белая творожистая штучка))

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Посевы пальцев рук после обработки различными дез.средствами

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Посевы пальцев рук после обработки различными дез.средствами

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Посевы отделяемого уха (слева) и носа (справа)

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

А это - его величество гриб

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

На этой чашке оказалось два гриба

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Снова гриб

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Та же чашка через неделю.

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Escherichia coli на среде Левина

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Какое-то время у нас были и светящиеся под ультрафиолетом микроорганизмы

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Они же на скошенном агаре (косячках).

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Среда ЖСА (желточно-солевой агар). Вокруг колоний можно заметить "радужный венчик" - признак наличия у колоний лецитианзы, фермента, разрушающего лецитин.  Это характерный признак золотистого стафилококка.

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

5% кровяной агар. Еще один пример проявления патогенности: вокруг колоний - зона гемолиза (разрушенные эритроциты).

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

Так, на самом деле, запускать нельзя. Чашка очень долго хранилась и засохла. Узоры - это результат кристаллизации.

______________________________________________________________________________________________________

Мои милые микробы

А еще бактериями можно рисовать :3 (авторство другого лаборанта кафедры, Ивана).

P.S. От администрации сообщества «Пятничное [МОЁ]»: пост выложен в рамках конкурса. Пожалуйста, пройдите в комментарии, если хотите проголосовать за этого участника.
1607

О гигиене

Развернуть
Когда я работал плотником в 16 лет на судостроительном заводе, меня под крыло взял один плотник, быший шахтёр. Когда говорят «кулак с голову пионера», я понимаю, что это не гипербола. Кулачищи с футбольный мяч, сам такой гигантский гоблин, взгляд из-подлобья, сканирующий по горизонтали. Если ты не попадаешь в бойницу его глаз, значит, тебя не существует. Ты можешь погибнуть на его пути в любой солнечный день. По всей видимости, он там в шахте уголь добывал голыми руками. Вонзал их в породу, как в масло, вытаскивая полные пригоршни: «На, Родина! Ещё?»

В первый же день моей работы бригадир, после знакомства с цехом и его жителями, отвёл меня в сторонку: «Бригада у нас дружная, мужики работящие. Если что, не стесняйся, спрашивай, мы тебе всегда поможем, подскажем. Если захочешь что домой вывезти, я скажу, как. Только сторонись Шахтёра. Хороший мужик, но если выйдет из себя, никто не выживет. У них в шахте авария случилась и ему тросом грудную клетку перебило. И голову задело. Поэтому он после выздоровления, — год пролежал, — пришёл сюда. Если ты накосячишь, а он это увидит, даже я тебя защитить не смогу. Поздоровался с ним и в сторону».

Через неделю Шахтёр вдруг подходит ко мне.

— Я каждый день в январе в море купаюсь. Каждый. А ты?

Мои глаза как раз находятся на уровне его солнечного сплетения.

— Я нет. Это безумие, я сразу сдохну, едва по колено войду.
— Жаль, ты живёшь далеко, я бы тебя с собой брал, ты бы у меня через месяц в сталь превратился. У тебя голова бы стала — никакие сотрясения не страшны. А сейчас у тебя там кисель плавает. Вот ебану тебя по башке и ты даже инвалидом побыть не успеешь, сразу сдохнешь.

Обеды мы приносим с собой в баночках. Разогреваем в цеху корпускников в специальной печи.

Шахтёр, — имени вот не помню, все его так и звали — Шахтёр — всегда внимательно смотрит, что я на этот обед принёс.

— Картошка с котлетой. Так. Одна штука? Мне тебя домой на руках нести? Ты же сдохнешь на проходной от голода!
— Мне хватает.
— Да? Потому что жить тебе до 30 лет. В тридцать ты сдохнешь.
— Почему? Что там в 30 происходит? Тебе вот 35, ты же живой.
— Я и тебя переживу. А тебя микробы сожрут. Хахаха! Ты руки моешь перед едой?
— Конечно, вот посмотри.
— Хуле тычишь мне тут? Я ни разу в жизни не мыл руки! Ни-ра-зу! Нна!

И мне в лицо выдвигается глобус его кулака с резкими глубокими прорезями морщин, описывающих трудовые континенты, рельефы каторжного шахтёрского труда, сетку меридианов и параллелей жизненных невзгод.

Ногти в траурной рамке, но гладкие. Я бы даже сказал, что какие-то ухоженные руки, но такие, из глубокоподземного мира троллей.

— Я ем этими руками, — продолжает громыхать горлом Шахтёр, — и во мне занешь сколько микробов? Миллиарды. Они все тут!

Кулак-наковальня ударяется о его грудь, раздаётся утробный гул. Это микробы приветствуют своего Цезаря.

— Я ничем не болею И не болел. А ты? Твоей пухлой медицинской книжкой, небось, человека убить можно?
— Нет, я не болею. В поликлинике был один раз — девочку провожал, она там работает.
— Ты мне тут не пизди! Увижу у умывальника — убью нахуй! Засуну мыло в пасть и буду смотреть, как ты его дожёвываешь, пуская носом пузыри!
— А если без мыла?
— Ммм. Хуй с тобой, без мыла можно. Микробы должны быть в человеке. Они всякую левую заразу ещё на входе мочат. Я землю есть могу. Я из лужи могу напиться и мне ничего не будет. А ты сдохнешь! Если меня держаться не будешь.

Шахтёр резко хватет меня к себе в охапку, я расплющиваюсь набитой картошкой щекой о его робу, он оборачивается к осторожно жующей боригаде:

— А кто Серёгу тронет — убью! Ебану, как утром по будильнику! Пружины, блять, из жоп повылазят!

Потом это стало его расхожей фразой. Он мог посреди обычной мирной работы цеха остановиться и гаркнуть: «Серёга, тебя никто не доёбывает? Ты только скажи, я его порву, что ту корову на картинке в гастрономе!»

А все что? Все ничего. Меня и так считали за «сына полка». Наверное, из-за возраста — самому молодому в бригаде было 32 года — и внешности: чистые глазёнки, рубашонка белая, пятки вместе, носки врозь. У любого зверя дрогнуло бы сердце. А тут просто работяги «в пятницу ходили с женой в варьете, там девки ногами танцуют, жена до сих пор не разговаривает».

С тех пор я руки никогда перед обедом не мыл. Не из-за страха узнать, что мыло «Земляничное» на вкус ничего общего с ягодой не имеет, а чтобы не расстраивать Шахтёра.

— Показывай!

Я протягиваю руки. Все в клею, пудре опилок, лаке.

— Вот то!

Летом я пришёл на последний день работы — увольнялся для поступления в училище. Купил спиртное, еды приволок. Посидели в обед, поговорили. Наслушался всяких служивых баек, хохм, приколов и «что делать, если». Шахтёр ничего не рассказывал. Он вообще мало всегда говорил.

— Ты это. Заходи.

И стакан в себя.

Зашёл я только через год. Когда увольнения стали не событием, а нормой, и появилось время не только успеть совершить свой сексуальный долг, но и заняться чем-то более полезным.

Мне все обрадовались, обступили, форма к лицу, повзрослел, подрос, как жизнь.

И тут до моего вымуштренного мозжечка доходит, что у меня чистые руки! Сейчас Шахтёр зайдёт, а я как последнее чмо!

— А Шахтёр где?

Все как-то замялись. Бригадир негромко:

— В больнице. Голова. Было несколько срывов, прикрывали, как могли. Но однажды... в общем он в больнице навсегда. Никого не узнаёт, тяжело там всё. Никого не пускают.

Я оглянулся на его рабочее место. Понять, кто сейчас вместо него, было невозможно: все стояли у входа в цех, и старые, и новички.

Выгрузил несколько бутылок водки, попрощался и вышел в город.

А в ту плотницкую зиму я действительно ничем не болел. Думаю, что это было совпадение. Или яростное желание не заболеть, чтобы не разрушить целостность шахтёрской системы мира, чтобы тех микробов не расстраивать.

АВТОР: Сергей Логвинов
4775

Колбасный убийца

Развернуть
В 1895 году в бельгийской деревне Эльзель после поминок руководителя местного оркестра внезапно плохо себя почувствовало 34 музыканта этого самого оркестра. Все имели схожие симптомы: диарея или запор, рвота, нарушения зрения, болезненность при мочеиспускании (или вообще его задержка), учащение дыхания и удушье, мышечная слабость и параличи, тахикардия, бледность кожи. Позже 3 из них умерли, а еще 10 находилось длительное время в тяжелом состоянии в больнице. Сначала все подумали об убийстве, что пытались отравить наследников, но пострадали посторонние люди. Полиция не могла найти след убийц или хотя бы каких-то улик, поэтому был вызван микробиолог Эмиль ван Эрменген, ученик всем известного Роберта Коха (открывшего возбудителей сибирской язвы, холеры и туберкулеза).
Колбасный убийца
Эмиль ван Эрменген собственной персоной
Эрменген собрал анамнез каждого больного, узнал кто что и в каком количестве ел на поминках, какие у них были симптомы и т.д. В итоге, он установил, что все больные пробовали ветчину, а погибшие ели ее больше всех. Далее Эрменген стал узнавать по поводу того из чего была сделана ветчина (а точнее не болела ли ныне почившая свинья чем-либо), как давно ее приготовили, как она хранилась. В результате микробиологу предоставили бочку, в которой хранилась та самая ветчина. При исследовании ветчины Эргеман обнаружил следы жизнедеятельности микроорганизмов, причем в кусках со дна бочки этих «следов» было больше, из чего был сделан вывод, что это анаэробные микроорганизмы, т.е. те, которым для жизни не нужен кислород и в условиях, где его нет, ощущают себя намного лучше. Эргеман сделал посев на специальной среде и обнаружил, что микроорганизмы выделяют страшный яд, который даже в самых мизерных концентрациях убивает кроликов и мышей. Яд был назван ботулотоксином (от лат. Botulus – колбаса), а сам возбудитель получил название Clostridium botulinum, а само заболевание, как ни сложно догадаться,- ботулизм.
Колбасный убийца
Clostridium botulinum аля ракетки для тенниса
Clostridium botulinum является анаэробной спорообразующей палочкой, обитающей в почве и ЖКТ теплокровных травоядных животных, является родственницей возбудителей газовой гангрены и столбняка. Сама палочка, попав в организм человека заболевание, как правило, не вызывает (есть шанс заболеть только если наступить на какой-то ржавый гвоздь, который лежал длительное время в земле или что-то типа), так как ей для размножения и активной жизнедеятельности необходима бескислородная среда, а вот всевозможные колбасные изделия, засолки, консервы являются для нее прекрасной средой обитания. Кислорода нет, а жратвы хоть отбавляй. В таких условиях палочка начинает активно размножаться и выделять злосчастный ботулотоксин, который уже и обеспечивает развитие ботулизма.
Колбасный убийца
Домашняя ветчина- излюбленное место обитания возбудителя
Для человека ботулотоксин — самый сильнодействующий бактериальный яд, губительно действующий даже в самых низких дозах. Он является нейротоксином, т.е. оказывает пагубное воздействие на нейроны человека. Ботулотоксин, попав в ЖКТ человека, проходит через его стенку, попадает в кровь и распределяется по всему организму. Достигнув головного спинного мозга или же просто периферических нервов, токсин связывается с пресинаптической мембраной мотонейронов, в результате чего угнетается высвобождение в синаптическую щель ацетилхолина (одного из основных нейромедиаторов), в результате чего нарушается процесс передачи нервных импульсов от нейронов к мышцам. В результате чего развиваются вялые параличи в том числе и дыхательной мускулатуры. Схожим образом поражаются черепно-мозговые нервы в результате страдают мышцы глаз, глотки и гортани. Возможно развитие паралича всех мышц. В результате нарушения нервно-мышечной передачи страдает дыхательная мускулатура, развивается дыхательная недостаточность и гипоксия. Из-за паралича мышц гортани и надгортанника возможна аспирация дыхательных путей рвотными массами. Из-за угнетения влияния блуждающих нервов (в которых основной медиатор- ацетилхолин) на ЖКТ развиваются запоры, нарушение секреции желез, нарастает вздутие живота, метеоризм. Этот же механизм (угнетения выделения ацетилхолина) действует и на другие органы и системы.
Колбасный убийца
Механизм действия ботулотоксина (конечно же, в очень упрощенном виде)
Но даже для такого страшного яда как ботулотоксин человек нашел применения. Наверняка все слышали про такую вещь как «Ботокс». В основе этого препарата лежит как раз ботулотокин. Препарат блокирует нервно-мышечную передачу к мимическим мышцам в результате чего это приводит к их расслаблению и исчезновению морщин. Помимо этого косметического эффекта «ботокс» использует и для других более важных целей. Производят денервацию потовых желез в области подмышечных впадин при повышенном потоотделении и частых гидраденитах (воспаление потовых желез).
Колбасный убийца
Спасибо за то, что дочитали до этой строчки. Благодарю за внимание :)
3268

Про микробов на полу

Развернуть
Про микробов на полу
*перевод: Когда люди верят в правило 5 секунд [микроскопический смех]
1217

Новость №95: Ученые исследовали механизм, с помощью которого тихоходки могут полностью высыхать и ждать, пока кончатся плохие времена

Развернуть
http://news.nplus1.ru/Y0Ae
Новость №95: Ученые исследовали механизм, с помощью которого тихоходки могут полностью высыхать и ждать, пока кончатся плохие времена
1617

Микроб на микробе

Развернуть
Сколько лeт жил, и не задавался вопросом, есть ли на микробах микробы, пока не спросил мелкий сын. Что делать, пришлось погуглить. Оказывается, есть! Только представьте, у микробов есть свои микробы, кто бы мог подумать)
2401

Бедные микробики

Развернуть
Бедные микробики
3843

Супер очиститель 3000

Развернуть
Бонус в комментариях
Супер очиститель 3000
743

Искусство научного спора

Развернуть
... И тогда доктор Хадуэн из Лондона заявил, что микробов в природе нет, и всё это - выдумки Пастера. Изречь такое после Коха, Ру и Мечникова, после вакцин и сывороток, поднимавших полумертвых! И вот Хадуэн вызвал на публичный диспут сторонника микробной теории доктора Сирелла.
В назначенный час зал был полон и противники сошлись, что называется, лоб в лоб. Спор был долгий, ожесточенный, но ни к чему не привел. Публика не знала, кому верить и была уже готова освистать обоих. Тогда профессор Сирелл встал. В руках он держал шприц и две пробирки. Он подошел к своему противнику и сказал:
- Один из нас лжет. Чтобы доказать, кто именно, я впрысну себе сыворотку из этой пробирки. А вам, доктор Хадуэн, из этой. Здесь микробы столбняка. И я, верящий в них, даю слово, что вы умрете самой мучительной смертью, какая только может быть.
Хадуэн вскочил, бросился к выходу и с порога заорал:
- Я не такой дурак!


(с) из фильма "Открытая книга" 1977 г. по одноименной книге В. Каверина
4259

Мать попросила своего восьмилетнего сына, пришедшего с прогулки, приложить ладонь к чашке Петри.

Развернуть
Через несколько дней бактерии и грибки, находившиеся на грязной ладошке, разрослись и образовали такую вот картинку.
Мать попросила своего восьмилетнего сына, пришедшего с прогулки, приложить ладонь к чашке Петри.