Дело было в 2009 году, в Тимирязевской академии. В конце первого курса все студенты нашего аграрного университета должны были проходить практику. Моей группе повезло начать с недели на кафедре животноводства. Удовольствие то еще, нам посчастливилось посетить птичник, коровник, конюшню и пасеку, где мы несколько часов драили стены и убирали помещения, в которых содержались животные. Нам казалось, хуже птичника, в котором от запаха слезились глаза, ничего не может быть. Но впереди маячил последний день практики с ужасной перспективой посещения свинарника.
Однако, в нашей группе не без халявщиков. Училась с нами девочка Аня, которая страсть как не любила работать руками. И винить ее за это нельзя, это то еще удовольствие. Аня приходила на 15 минут вводных слов, а затем со словами "мне на работу, я не могу тут торчать" убегала в общагу. Группе это очень не нравилось, но все только ворчали. И в свинарник Аня , естественно, идти не собиралась. Она задумала убежать как можно раньше, и специально надела белый длинный сарафан, чтобы ее не заставили убираться.

В последний день практики мы собрались в основном корпусе, где нас встретила лектор, пожилая и умудренная опытом женщина. С усмешкой она проговорила: "Ну что, детки, настал момент, которого вы так долго ждали. Теперь идем в свинарник." Все взроптали, но громче всех выделилась Аня. "Я не собираюсь в белом платье плестись в свинарник! Мне надо на работу!" Лектор вроде как растерялась, и заметила, что в последний день надо бы поработать, зачет она просто так не поставит. Аня поняла, что ее не отпустят, и предложила компромисс: Аня подраит стены в учебном корпусе, а все в это время пойдут в свинарник. Все стали возмущаться, но лектор согласилась. "Ты точно уверена, что будет чистить тут стены?" - уточнила женщина. "Да" - уверенно заключила Аня. "Вот и отлично" - расслабилась лектор. - "Все давайте зачетки, можете идти. А вы, юная леди, идите в подсобку, вам выдадут средства, и начинайте чистить стены."

Все радостно вскочили и получили долгожданные подписи в зачетках, и убежали в общежитие. А Аня явилась к себе в комнату с зачетом только через два часа, приглушенно матерясь. Еще долго она недобрым словом вспоминала нашу преподавательницу.