психология травмы

Постов: 2 Рейтинг: 1799
1294

Травмы Чингачгука

Развернуть
В детстве я зачитывался романами Фенимора Купера и Майна Рида. А там почти в каждой главе какой-нибудь Чингачгук Большой Змей, деловито и умело снимал с врага скальп и радостно добавлял его в свою коллекцию. Фантазия у меня была хорошая, но представлять подобную картину во всех кровавых подробностях мне не удавалось. А в конце девяностых я слегка подрос, начал подрабатывать в приемном райбольницы и увидел скальпированные раны, что называется, в живую.

В моём районе – два крупных города, на расстоянии меньше десяти километров друг от друга. Половина населения живёт в одном городе, а работает во втором. И утром на остановках начиналось «Взятие Зимнего дворца». Успеть на работу нужно всем. Пассажиры - в основном мужчины среднего возраста, с кряхтеньем и матюками трамбуются в стонущие Икарусы. Двери закры-хххх-шшш-да твою мать, Васька остался!-ваются! И автобус тяжело едет до следующей остановки, где в него каким-то чудом и вопреки законам физики втискивается ещё десяток рабочих. И ещё, и ещё.

И вот однажды утром в эту забаву отечественного пролетариата занесло бабушку лет семидесяти. Что её понадобилось в другом городе в самый час пик – история умалчивает. Может именно в этот миг в отдалённом магазине выбросили на прилавок макароны на десять копеек дешевле, может она решила в утренние часы по холодку прогуляться по колхозному рынку. Но вместе с серой толпой рабочих бабушка пошла на штурм. Опаздывающие на работу мужики далеки от джентльменского воспитания. Бабушка не втиснулась в первый автобус, выпала из второго, пропустила третий. И решила влезть в четвёртый любой ценой. Поэтому пробилась в первые ряды штурмующих и, когда дверь открылась, намертво вцепилась в поручень. Тот самый, который помогает подниматься по ступенькам в салон. Вцепиться-то вцепилась, а вот втянуть оставшиеся части тела внутрь сил уже не хватило.

Замотанный водитель в зеркала не посмотрел, дверь закрыл и поехал. Много ли надо старушке. Обшарпанные двери Икаруса замкнулись на её предплечье, как капкан. А когда автобус тронулся – кожа снялась, как с чулка. Увидев кровь, хором заорали рабочие, водитель в панике ударил по тормозу и открыл дверь. Бабушка в обмороке сползла на асфальт.

К чести пассажиров автобуса стоит сказать, что они даже Скорую вызывать не стали. Мигом перекрыли дорогу, остановили какого-то автолюбителя и под угрозой физической расправы заставили его отвезти пострадавшую в больницу.

Несколько дней неудавшаяся пассажирка провела в реанимации из-за большой кровопотери и шока. Потом её перевели в травму. А ещё через пару месяцев еду я на учёбу в медучилище, штурмую автобус за автобусом. Вижу – стоит наша пациентка, поглядывает на приближающийся транспорт в хищном нетерпении. И когда двери открываются, бабушка с пронзительным боевым кличем мощным броском ныряет в переплетение тел. И за поручни больше не хватается. Ну их, эти поручни. Одни проблемы от них.

Второй пациентке с аналогичной травмой тоже было за семьдесят. Спешила она домой, посмотреть очередную серию любимого сериала. То ли «Рабыню Изауру», то ли стартующую «Санта-Барбару». Зашла в родной подъезд, а соседи-гады уже в лифте стоят и на кнопку торопливо жмут, чтобы её, старую женщину не дождаться. Бабушка вымирающим барсом метнулась через три ступеньки и руку в закрывающийся лифт всунула. В 98-м году в скрипящих лифтах-туалетах с сожжёнными кнопками было много информации о моральном состоянии «Наташки с третьей квартиры», а вот датчиков движения не было. Поэтому лифт с жадным чавканьем сомкнулся на руке пенсионерки. От боли и испуга бабушка дёрнулась назад, кожа с руки снялась неожиданно легко, а потом те же соседи-гады привезли её к нам в приемное отделение. Всю в крови и в шоке. Солидную часть любимого сериала пришлось пропустить.

Если первые два примера можно отнести к несчастным случаям, то третий – прямое следствие интеллектуального развития пациента и его товарищей.

Робко начиналась эпоха неформалов. Из-под шапок нерешительно проглядывали первые розовые чёлки. Офигевшие от обилия жертв гопники не знали за кого хвататься. И вот в одном из училищ проходил практику паренёк, который любил грустную музыку, могильные кресты и длинные чёлки. Короче, эмо, районного масштаба. В училище парня не любили. Всячески пинали и обижали, но он стойко переносил страдания и даже, кажется, получал от них удовольствие. И вот наступило время работы на токарных станках. Вся группа облачилась в синие халаты и береты. Эмо тоже облачился. Но свою шикарную чёлку под шапку прятать не стал. Он, конечно же, помнил про технику безопасности и держал причёску подальше от крутящихся элементов. Но в самый разгар работы один из его обидчиков решил отвесить парню пенделя. Что и сделал. От удара эмо качнулся вперёд, наклонился, чёлку замотало в станок. На крики прибежал бухающий в своей каморке препод. Парня привезли к нам. И его чёлку тоже, в отдельном окровавленном пакете.

Тут-то я и увидел натуральный скальп вживую. И мне совсем не понравилось. Детские фантазии пошли прахом.

Короче извращенец был этот Чингачгук. Лучше бы марки собирал.
Травмы Чингачгука
505

Правила первой психологической помощи

Развернуть
Сегодня опять были взрывы в метро. Поэтому в сегодняшних новостях речь идёт о физически пострадавших: психологически пострадавших там - столько, сколько всего пассажиров метро участвовало в происшествии. Впрочем, почему только пассажиров? Машинисты и другие работники метрополитена тоже от стрессовой реакции не застрахованы. К счастью, люди даже в такой жуткой ситуации могут оказывать помощь себе и близким. Как?
Правила первой психологической помощи
В месте катастрофы:

1. По возможности сохраняя спокойствие, необходимо покинуть место источника травмы, помогая в этом также и другим пострадавшим

Важно:

неспециалистам не следует пытаться оказывать первую помощь другим на месте катастрофы. Убедиться в том, что опасности больше нет, они технически не могут - а в случае, когда она есть, задержка приведет к тому, что спасать придется ещё и всех, кто задержался для оказания помощи. Тут знаете как? - как в самолёте предупреждают: в случае разгерметизации кабины вначале наденьте кислородную маску на себя, и только потом - на ребенка. Если ближе к катастрофам земным - то вначале удалите из места катастрофы себя вместе со всеми, кого можете прихватить без потери скорости удаления.

2. Выйдя из зоны непосредственной опасности, нужно оказать первую помощь прежде всего себе, потом близким

Важно:

первое, что требуется - оценить обстановку. При наличии физических повреждений прежде всего необходимо оказать доврачебную помощь. В случае серьезных повреждений - вызвать скорую, наложить повязки, и т.п. В общем, обеспечить всю ту помощь, которая требуется помимо психологической, для того, чтобы пострадавшие вернулись в безопасный мир - домой, на работу и т.п.

2а. Если близкий вам человек находится в ступоре (остановившийся взгляд, неподвижность и т.п.) - не отпускайте его одного. Обимите и поезжайте домой вместе с ним, рассказывая о своих планах словами: "Сейчас сядем в такси, поедем домой, я всё время буду с тобой" и т.д.

2б. Если в ступоре находится незнакомец - вы можете ему помочь, просто подойдя поближе, взяв за руку, начав разговаривать: "Кто вы? Могу ли я чем-то вам помочь?" Можно похлопывать человека по плечу, прикрыть чем-то теплым, если началась дрожь, побуждать разговаривать. Слёз бояться не следует: выражение эмоционального аффекта это гораздо лучше, чем ступор.


Дома:

1. Острый эмоциональный шок, в норме - от 3 до 5 часов с момента происшествия

Это время невероятного психического напряжения. Мобилизуются все психические резервы личности, и человеку необходимо что-то делать, по возможности - целесообразное: выбираться из места катастрофы, обследоваться у врача, сообщать на работу о случившемся, успокаивать родственников, и т.п.

В это время следует позаботиться о следующем этапе, обеспечить себе будущую возможность отдыха, отреагирования и восстановления сил. Пытаться насильно "загонять" человека отдыхать на этом этапе не нужно: какой уж тут отдых, когда тело дрожит, как провод под напряжением, сердце выпрыгивает из груди и голова кружится от волнения. Поднявшуюся энергию лучше сливать в деятельность, психологическая помощь будет в том, чтобы подсказать ему направление этой деятельности.

2. Психофизиологическая демобилизация, от 1 до 3 суток с момента происшествия

Это время тоски и растерянности. Накатывает ощущение собственного бессилия и паника, возникает вопрос "За что мне это? Почему именно я?", возможна тошнота и рвота, снижение аппетита, тяжесть в голове и забывание элементарных вещей. Хочется забиться в норку и там сидеть, не высовываясь.

Наилучшей помощью на этом этапе будет - обеспечить человеку покой. Взять на себя все бытовые задачи, организовать ему возможность отдыха, быть рядом, но не требовать от него какого-либо взаимодействия. По-прежнему желателен тактильный контакт - держать за руку, чаще и дольше обнимать, можно без всяких слов. Если пострадавший - ребенок, то необходимо быть готовым к некоторому регрессу: те умения, которые у него уже были достаточно усвоены, могут куда-то пропасть, чаще и больше ребенок будет проситься на ручки, и желательно обеспечить ему эту возможность.

3. Стадия разрешения, от 3 до 12 суток с момента происшествия

Обычно на этой стадии человеку кажется, что он вернулся в норму: он возвращается к работе, активной деятельности и т.п. Однако в этот период ещё сохраняется сниженный эмоциональный фон, повышенная утомляемость, ограничение контактов с окружающими, снижение эмоциональной окраски речи и замедленность движений. Часто появляются кошмарные сновидения, в которых пострадавший заново переживает весь ужас происшедшего. К концу этого периода появляется желание выговориться, направленное обычно на тех близких, которые не были свидетелями катастрофы.

На этой стадии с пострадавшим нужно разговаривать о том, что произошло, как произошло, и какие чувства он испытал, когда это происходило. Можно выслушать историю несколько раз, желательно обнимать, гладить по голове и выражать своё сочувствие другими тактильными способами, побуждать к эмоциональным реакциям, а не успокаивать. Злиться, плакать и рыдать в этой ситуации - нормально: подобное отреагирование является естественным биологическим механизмом совладания с психотравмирующей ситуацией. Не нужно говорить "Не плачь, успокойся!" - лучше что-нибудь типа "Да, я представляю, как тебе было тяжело, и твои слёзы вполне оправданны".

4. Стадия восстановления, начинается приблизительно с 12-го дня после происшествия

Человек действительно возвращается в норму по объективным наблюдениям. Возвращается эмоциональная окраска речи и мимических реакций, сновидения перестают быть кошмарными, возвращается способность радоваться и шутить, активизируется межличностное общение, состояние тела стабилизируется: прекращаются непривычные головные боли, возвращается полноценный аппетит, отсутствует тошнота, уменьшается усталость и другие астенические проявления.

К сожалению, если восстановление по каким-то причинам произошло не полностью, то именно в этот момент начинают проявляться психосоматические расстройства, связанные с желудочно-кишечным трактом, сердцем и т.д., и невротические реакции - фобии, навязчивые действия, депрессия и т.п. Поэтому в течение месяца после катастрофы необходимо особенно внимательно следить за самочувствием, и если в течение месяца состояние пострадавшего не пришло в норму - обращаться к специалистам.


Автор: Ольга Подольская, психолог, процессуально-ориентированный психотерапевт, преподаватель ИПиКП.