Вспомнилось на волне рассказов о дележке имущества. Дело было задолго до "перестройки", во времена, когда жильё еще выдавали от государства. Родился я - здоровым и голосистым. Голос был настолько звонок, что молодой папа послушал эти крики пару месяцев, внезапно понял что семейный быт - это "не его" и ускакал в закат. Точнее, предложил ускакать туда нам. И мама с коляской вернулась к родителям, где жила еще куча народа.

В такой толпе с орущим малышом тоже было... непросто. Так что мама встала в квартирную очередь - и бац! Получила уютную двушку! Счастью не было предела. Живем-поживаем, никому не мешаем. И тут, как в сказке: стучится на огонек её брат. Нельзя ли перекантоваться? А то с родителями и всякими дядями-тетями - ух, тесно! Как родному брату отказать, стал и он поживать в нашем теремочке. Временно. Пока на ноги не встанет.

План вставания на ноги брат придумал быстро. И стал им маме мозг проклевывать. Хочу, говорит, тоже квартиру получить. Но холостому парню, прописанному у родителей, пусть даже и в стесненных условиях: жильё дадут в последнюю очередь. Лет 10 ждать! А вот если, к примеру, я - временно, для галочки - пропишусь к тебе... Очередь-то сразу станет льготной. Ведь ты мать-одиночка с дитем другого пола. А значит, максимум через пару лет меня выпишут в отдельную квартиру или хотя бы комнату. И ты при своем, и мне хорошо!

Маме замечательный план почему-то не нравился. Но брат бил на жалость, предлагал подумать о родителях, заливался соловьём. И в итоге уломал, прописался - с клятвами, что беспокоится не о чем, мы же родные люди, всё это совершенно номинально. Ну а чуть спустя... маме вручили повестку в суд о принудительном размене. Уютная двушка превратилась в убитую однушку у промзоны: с пятиметровой кухней и сидячей ванной. Брат по суду получил заветную отдельную жилплощадь. А многочисленные родственники, которые до этого с жаром просили помочь "бедному мальчику" - пожали плечами, бормоча: ишь ты... эвон оно как... ну ладно, не на улицу же он их выгнал, верно?