Эта история началась задолго до моего рождения, в деревне, которой уже не существует. Так вот, в этой деревне жила зажиточная семья кулаков - прадеда моей жены. У них было большое хозяйство и несколько батраков. Скажем так, денежки на «черный день» у них имелись. Живший в соседней деревне племянник, каким-то образом узнав про эту заначку и решил прибрать ее к своим рукам. Подговорив постояльца, проживающего в доме у племянника, они решились на ограбление. Все бы ничего, но жена племянника оказалась порядочным человеком. И когда муж с постояльцем заснули, она пешком, ночью, прошла двенадцать километров, чтобы предупредить прадеда моей жены, рассказав ему, про замысел его племянника. Утром следующего дня прадед, отправив жену и детей к родственникам, сам, помывшись в бане, одев чистую одежду, зарядил ружье и стал ждать незваных гостей. Выстрел, разбудивший деревню, оповестил о трагедии. Раненный племянник не дожил до рассвета, а постоялец-соучастник бросился в бега, больше о нем ничего не слышали.


В советское время, маленькие деревеньки соединяли в большие колхозы, и с данной деревней Алтайского края произошло тоже самое. В сформировывающийся колхоз переселяли людей с их скарбом. В течение полугода от этой маленькой деревушки остались лишь остовы подворий.


После переезда в другое место прадед сильно заболел. Перед смертью, подозвав своего сына Илью (деда моей жены), рассказал ему эту историю, добавив еще несколько фраз: «Ищи в погребе ступицу от колеса телеги. Монеты там».


Я эту историю узнал из рассказа деда Ильи. На мой вопрос: «Почему не копали?» Он ответил: «Тогда в СССР были строгие законы, стоило одному донести - и всё, сразу бы всю семью могли уничтожить в лагерях и ссылках». «С годами эта история стала подзабываться, - усмехнувшись, дед добавил. - Клад, вероятно, вырыли уже».


Наверное, из всех родичей один я авантюрист. Я побывал на том месте, где жили много лет назад эти люди. Простой, ничем не отличающийся от других мест ландшафт, большая поляна, покрытая травой-муравой, видны руины некогда стоявших домов и сараев, сделанных из глины и соломы, маленькая речушка, которая летом почти полностью высыхает.


Ранним утрешним июльским днем, бросив все дела на «потом», я с дедом Ильей поехал в заброшенную деревню. Дед Илья, прищурившись, вглядывался вдаль, пытаясь восстановить картинку былых времен, вернуться мысленно туда, где он, будучи юным сорванцом, бегал по лужам, играя с местной шпаной. Около десяти минут дед простоял молча, о чем-то думая, не сводя глаз с гордо стоящего одинокого старого тополя. Наконец, дед, подняв руку, указал пальцем в сторону тополя и со слезами на глазах сказал: «Там, возле тополя стоял наш дом». И, проведя рукой чуть левее, добавил: «А там наш погреб. Тебе там надо искать».


Побродив безрезультатно с металлоискателем по поляне где-то 2,5 часа, мы вернулись домой, решив отложить поиск клада до следующего раза.


Отпуск пролетел, как всегда молниеносно, времени на «коп» не оставалось. Еще на один год эта история останется неразгаданной. Прощаясь с дедом Ильей, мы договорились, что следующим летом мы с ним поедем теперь уже на наше место и, возможно, найдем ответы на поставленные вопросы. Отъезжая от его двора, как будто зная, что мы больше не встретимся, он крикнул мне в вдогонку: «Погреб золой засыпали, так что место определим точно», - и подмигнул лукаво глазом.


В это самое мгновенье я уловил искру во взгляде деда, ту искру, которая горит в глазах у каждого искателя приключений. Ведь над этим неподвластно даже такое бремя, которое называется старость.


Примерно через полгода, на 73 году жизни, от тяжелой болезни (рака легких) ушел из жизни дед Илья. Конечно, это событие подкосило меня, но я твёрдо решил постараться осуществить намеченные планы и узнать, стоила ли находка жизни человека, посягнувшего на чужое добро.


Наступил мой очередной отпуск. Я решил потратить немного времени на изготовление «щупа». Нашел в сарае проволоку диаметром 6 мм и соорудил «щуп», с которым отправился на место поиска. Потратив полтора часа, отыскал небольшой провал в земле. С годами зола осела, примерно, на сантиметров 5-7, тем самым, выдав расположение погреба. Место заросло травой, причем именно там, где была зола, трава отличалась от остальной, растущей рядом. На поляне росла трава-мурава, а на месте, где находился погреб, рос репейник. «Щуп» входил практически без усилия. Все это давало шанс на то, что рассказ действительно правдивый.


И вот после долгих кропотливых стараний «щуп» упёрся на глубине в какой-то небольшой твёрдый предмет. Стал копать. Земля оказалась рыхлой и копалась достаточно легко. Через несколько часов моя лопата уткнулась в некий продолговатый предмет, который оказался ступицей колеса от телеги. "Не может этого быть! Неужели правда!" - подумал я.


Внутри ступицы виднелась полуистлевшая мешковина. В азарте я вытянул мешковину, в которой находился бумажный сверток. Дрожащими руками развернул старые листы от молитвенника и моему взору предстали золотые профили Николая II. Всего 18 монет, из них: 8 пятнадцатирублёвок, 6 червонцев и 4 пятирублёвки. Легенда оказалась былью! Сколько было эмоций, словами не передать!)))


Вот, что я хочу сказать, друзья! Обязательно проверяйте легенды, верьте в успех и удача вам обязательно когда-нибудь улыбнётся!!!


Автор рассказа: Александр Зубов
Как легенда оказалась былью.
Как легенда оказалась былью.
Как легенда оказалась былью.
Как легенда оказалась былью.