Один мой товарищ до поступления в военное училище жил в Мурманске, и активно участвовал в работе поисково-патриотических отрядов. Поиск и перезахоронение павших, установка мемориалов, и всё такое…
Со времен этой деятельности, как вы понимаете, всяких предметов понятного назначения у него осталось overдофига. И вот как-то летом 1995 года, в начале второго курса, он подарил мне небольшой сувенир.

Так как сувенир был довольно своеобразным, и для использования по хозяйству не годился, а в прикроватной тумбочке или каптёрке хранить его было бы безумством, я завернул подарок в платочек, и засунул в самое ненужное и малоиспользуемое место – во внутренний карман своей шинели.

И забыл.

Потом стало холодно, я ходил в этой шинели на занятия, в увольнения, но повода залазить в ненужный карман не возникало, и подарок стёрся из памяти окончательно.

Ну, я так думал.

Ровно до того момента, когда поехал в зимний отпуск. Там, в аэропорту Домодедово, пройдя регистрацию на рейс Москва-Красноярск, досмотр, пройдя через рамку металлоискателя, и оказавшись в накопителе, я решил засунуть в этот злосчастный карман посадочный талон.

Вот тогда-то я про них и вспомнил.

Про шесть патронов от немецкого пулемёта MG-34, калибром 7.92 мм. Завёрнутых в платочек. Подарок. Из Мурманска.

И тогда я понял, что книжное выражение «струйка холодного пота стекла у него по спине между лопаток», это вовсе не метафора…