В предыдущей жизни, до замужества, я работала на сверх секретном учреждении, фабрике по росписи деревянных игрушек. Настолько секретном, что я ни названия его, ни адреса открывать не буду. При поступлении давали подписать документ о неразглашении служебных тайн, и устно директор брал обязательство не беременеть хотя бы в течении первого года. Очень он был огорчён количеством декретных отпусков. Я с лёгкостью сделала как первое, так и второе. Директор выразительно посмотрел, но мысли не озвучил. И я вступила в должность. Художником-исполнителем.
Работа мне очень нравилась. Дружный женский коллектив с принципом "одна за всех, и все против одной", истеричный мастер цеха, деспот-директор, - ничто так не закаляет характер как страх лишиться честно заработанной в поте красок лица премии. Чтобы выполнить план, нам приходилось брать работу на дом, что строжайше воспрещалось и сурово преследовалось, из страха перед конкурентами и коммерческим шпионажем. Вот так мы и работали, официально в мастерских и нелегально на дому, с помощью всех членов семьи, кои ловкостью кисти и изяществом мазка соперничали с Микеланджело. В результате наших ухищрений весь город был в курсе махинаций, но хранил тайну. Директор наверняка об этом знал, но делал вид, что нет. Главное было - не попасться на проходной. Там добродушным драконом и массивной тушей восседала Татьяна, вахтёрша. Место было удобное, хорошо нагретое, слезать с него совершенно не хотелось, и Татьяна бдила круглым оком, утром и вечером, особенно ревностно в дни присутствия начальства. Шмонала как заправский тюремщик, на предмет обнаружения контрабанды. Пока я работала, вроде никто не попался, а вот я раз чуть не спалилась.
Как всегда по окончании работы, помыла я кисти и палитру, сложила баночки и отобрала, что унести с собой домой, - скоротать вечерок. Вечер без живописи как-то не мыслился, не представлялся возможным. Что за радость, скажите, прийти домой, поесть перед телевизором и вовремя лечь спать?! Взяла я сумку и двинулась на выход. Дракон Татьяна зыркнула глазом и потребовала открыть сумку. Я раскрыла, и сердце моё упало в сапоги. Ведь контрабанду-то я забыла в мастерской! Извините, говорю, я кое-что забыла. И бегом в цех. За контрабандой. Всё собрала, сложила, сверху барахлом прикрыла для отвода глаз и назад, на проходную. Показываю сумку вахтёрше - смотреть будете? Но Татьяна смотреть не пожелала. Она-то думала, что я уже всё ВЫЛОЖИЛА!