2000-е

Постов: 3 Рейтинг: 23160
20182

[моё] Артур Кларк Коломбо

Развернуть

Когда я был пионером и с пятого класса начал в школе изучать английский язык, то постоянно пытался найти применение этим новым знаниям. Интернет еще не придумали, а все книги мы добывали исключительно в библиотеках (а подписаться на «крутые» журналы было возможно чисто теоретически). И вот однажды, в местной районной библиотеке, сдавая очередной том Жюля Верна, я увидел на столе библиотекарши пару номеров журнала «Молодая гвардия» - весьма потрепанных и обветшалых, что сигнализировало: надо выпросить, что я и сделал. Хотя, библиотекарша упиралась и не отдавала — очередь, типа. В общем, с помощью наглой лести я ее уболтал.

С того момента жизнь моя в идейном смысле сильно изменилась. В журнале был напечатан роман Артура Кларка «Космическая одиссея 2001». За пару дней я прочитал роман раза три — настолько был поражен. Сейчас сложно описать все, что я тогда прочувствовал и пережил. Особенно, если принять во внимание тот факт, что из так называемой фантастики, в те времена, что в библиотеках, что на полках магазинов, особо разойтись было тяжко. Кончилась эпопея тем, что я решил применить полученные в школе знания иностранного языка и написал письмо Кларку… На Шри-Ланку, в Коломбо. Для нас, тогдашних советских детей, это место на планете было из разряда «на Марсе». Ну или в другой вселенной как минимум. Написал. С адресом особо не заморачивался: "Артуру Кларку, город Коломбо".

Затык был в названии страны, потому что в наши времена все знали эту страну не иначе как Цейлон, где чай растет. Поэтому, подумав, я так написал - остров Цейлон...


Спустя много лет я попал в Коломбо, работа. Жил в отеле «Continental», рано утром в бой, на баррикады, а вечером в местный отельный паб: ужин и отбой. Через месяц зоркого сокола вдруг осенило: я же в Коломбо! Вот так живешь и не можешь сопоставить простейшие факты: я в одном с Кларком городе. Уже второй месяц. Естественно, что номера его телефона у меня не было, но был почтовый адрес "Коломбо, Цейлон". Интернет в те времена давал только общую информацию — да живет в Коломбо. Был даже адрес электронной почты на официальном сайте. Ну я по старой памяти и забабахал туда письмо, что такой-то тут застрял проездом, если помните, а живу в Континентале...


В тот день работа как-то не пошла и я решил совместить обед с ужином в обычном месте.

Сижу, попиваю гиннесс, запиваю вискарем, курю житан. Тут мне очень вежливо на плечо ложится рука менеджера отеля, типа "Сэр, вас к телефону". Впрочем, это совершенно обычное явление при той ситуации. По работе выдергивали в любое время суток. Но услышав голос в трубке, я слегка офонарел. Честно скажу, что догадался сразу кто на другом конце - хоть и старческая, но очень правильная английская речь выдавала, только все как во сне было.


Первый вопрос был "Надеюсь вы не журналист?" С надеждой я сообщил, что морской геолог. Голос на другом конце сразу повеселел и сказал, что я могу приехать прямо сейчас.


Слегка отдышавшись, я знаком менеджеру, стоявшему на почтительном расстоянии, показал, что мне нужно записать адрес. Вот, за что ценю старые английские традиции и порядки - тут же появилась ручка, бумага и помощь. Когда я отдал трубку и сообщил, что мне нужно срочно заказать отельный транспорт, менеджер взял листок, прочитал и очень странно на меня посмотрел. Потом со всей изысканностью колониального обслуживающего персонала вежливо попросил пару минут и исчез.


Действительно, не прошло и двух минут, как он вернулся и сообщил, что меня ждет отельный лимузин, а машина будет ждать меня там, сколько потребуется, чтобы отвезти обратно. Все за счет отеля ввиду особого уважения... Такие дела.


Никогда не думал, хотя тайно и надеялся, что удастся вживую увидеть настоящую легенду. Но в жизни, как это бывает, все намного проще.

Пока мы рулили по Коломбо, разговорился с водителем. Он уверял меня, что сэр Кларк уже давно умер. Я водителю объяснил, что не далее, как десять минут назад я с Кларком говорил по телефону. Понятно, что лет сэру уже выше крыши - 89, но гении не умирают. Даже Лем, который по сообщениям печати, умер меньше месяца назад, лично для меня жив. На этом свете осталось не так много людей, которым бы хотелось искренне пожать руку и сказать человеческое спасибо. Сэр Артур Кларк один из них и не воспользоваться случаем я просто не мог.


Чудо таки свершилось, несмотря на пробки и прочую ерунду - доехали...


Несколько часов мы пили чай, говорили о всякой ерунде - о кино, погоде, о людях, о книгах, но когда я вышел, то понял, что собственно о нем и его жизни я не задал ни одного вопроса. Впрочем, как и он о моей. Нам и так было интересно, без официальщины. Ну и чисто шаблонная развесистая клюква: это был самый интересный, незабываемый и счастливый день в моей жизни.


P.S. И не последний. Ответы на остальные вопросы я получил. :-)


25, Barnes Place. Colombo Col 07. Shri Lanka

21 апреля 2006 года.


Слайды:

Дом. Парадный вход.

[моё] Артур Кларк Коломбо

Личная охрана

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо


рабочий кабинет

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

огромное количество фотографий

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо


Сэр Артур Кларк

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо


А отсутствие этого снимка я бы себе никогда не простил. Извините.

[моё] Артур Кларк Коломбо


Это было 14 лет назад.

День начался с удивления. Открыв глаза, я не сразу вспомнил, где нахожусь. Ах, да — я вчера вечером не поехал домой, решил переночевать на работе. Пару часов сэкономил, тут все дело было в отпуске и в нехватке времени.


Сегодня — последний день перед отпуском. Шеф неделю назад подписал мое заявление на отпуск, поставив условием джентльменское соглашение — я до отпуска добью до конца все плановые задачи. Я тогда дал слово, что пока не закончу, в отпуск не уйду. Не сделанных заданий накопилось изрядно, надо было до вечера успеть разгрести все дела, и потому теперь предстоял трудный день, а хороший трудный день – это длинный трудный день, в него больше вмещается трудностей.


У нас на фирме есть общежитие для гастарбайтеров, которых используют на грязных и тяжелых работах, и в этом общежитии всегда найдется свободная койка, вот почему я сегодня проснулся не у себя дома. Сбрасывая остатки сна, я быстро зашагал по главному коридору. На полминуты задержался у кофе-автомата, еще на минуту у автомата с сэндвичами. Время дорого, за сегодня надо сделать очень многое, успеть бы все до вечера, а не то придется кусок завтрашнего утра прихватить — слово есть слово, а слово данное шефу — вообще закон, не отвертишься.

Я завтракал на ходу, не останавливаясь на пути к своему рабочему месту. Через пять минут я уже сидел за компьютером и грустно смотрел на стопку заданий, которые ждали меня на столе. Стопка была толстоватой — чертов шеф схитрил. Впрочем, все шефы одинаковы – всегда рады дополнительно нагрузить особо резвого ослика, у которого морковка-отпуск качается перед носом. Не теряя времени, я протянул руку к первому заданию.


***

Этот трудный день запомнится надолго, — думал я, шагая в сторону проходной. Я порылся в памяти — нет, более трудного дня я не мог припомнить. Лишь к десяти вечера я, наконец, покончил с утренней стопкой заданий. Несмотря на усталость, внутри меня все пело — я свободен и иду в отпуск, ура!

Вот и проходная. Я сделал ручкой охранникам и шагнул в пропускную рамку. И тут меня ждал сюрприз — за рамкой, вместо стеклянной двери и улицы за дверью я увидел кирпичные стены и многочисленные ленты конвейеров, ползущих в разные стороны. Что за че…


***

Короткий визгливый писк меморейзера оборвался, и тело работника начало медленно оседать. Охранники привычно подхватили спящего под руки.

— Куда этого? — спросил младший охранник. Парнишка не первый день работал на проходной, но немного путался в логистике.

— Сюда, — старший показал пальцем на «северный» конвейер, — он из четвертого-бис отдела, значит, его надо на склад «север-четыре».

Вдвоем они уложили тело спящего работника на катящуюся ленту. Через четыре минуты тело доехало до нужного сектора «общежития» и другая пара охранников привычным движением подхватила его и уложила на свободную койку. Работник продолжал сладко спать. Память его была сброшена на момент пробуждения этим утром, и завтра очередной самый трудный сегодняшний день начнется сначала.

***

День начался с удивления. Открыв глаза, я не сразу вспомнил, где нахожусь. Ах, да…

На столе операционной лежала женщина. Она была в очень ужасном состоянии. Множественные открытые переломы рук и ног, сломанные рёбра , торчащие из грудной клетки и это не считая внутренних травм. Несмотря на такие критические повреждения она была в сознании. Над ней склонился мужчина в белом халате, он накладывал последние жгуты и ставил капельницы с кровью для переливания. Сделав укол ей в вену он посветил ей фонариком в глаза. Убедившись что её состояние стабильно, он взяв высокий стул сел рядом.

- Больно? - он участливо взял её за руку.
- Нет. - её голос был тихим с небольшой хрипотой, пробитые лёгкие давали о себе знать.
- Как тебя зовут? - Доктор посмотрел ей в глаза.
- Джиллиан, друзья зовут меня Джил.
Итак, Джил, можно я буду называть тебя так?
- Да.
- Хорошо.Твоей жизни ничего не угрожает, я стабилизировал твоё состояние. Сейчас мне нужно чтобы ты отвечала на мои вопросы, и самое главное была со мной максимально откровенна. Хорошо?
- Да. Только скажи честно, Доктор, я выживу?
- Будет зависеть от того насколько ты будешь честной. Звучит странно при данных обстоятельствах, но это так. - она кивнула. - Расскажи пожалуйста о своём детстве, где ты жила?
- Мы много переезжали, но первое место которое я помню это небольшой город в Луизиане, я не могу сказать его название, так как его просто не осталось в памяти, будто стёрли ластиком. - она задумалась.
- У тебя были брат и сестра, верно?
- Да, но откуда ты знаешь? - Джил была неподдельно удивлена.
- Брата звали Джон?
- Нет. - она шумно выдохнула.
- Я ошибся, его звали Роберт, а сестру Кристина. - глаза Джил расширились от смеси удивления и страха. - Твои родители назвали тебя в честь известной киноактрисы, и ты по иронии судьбы тоже оказалась рыжей. Прости что перебил, продолжай. Какая была твоя любимая игра, во что ты играла с братом и сестрой?
- Прятки. Я почти всегда побеждала. Я умела прятаться в самых неожиданных местах. У нас был чердак, на который никто кроме меня не хотел заходить, я пряталась там, за огромным окованным сундуком. Вообще по всему дому было много укромных мест, но чердак всегда оставался самым любимым.
- После раннего детства у тебя есть самый яркий момент твоей юности? Первая любовь, школа, вечеринки?
- Он был старше меня на несколько лет. - она задумалась. - Высокий, подтянутый, играл в школьной футбольной команде. По нему сохла половина школы.
- Патрик, верно? В итоге все были в шоке, когда на выпускном он танцевал со своим парнем, который учился с ним в одном классе. Именно поэтому он не поддавался на намёки всех девушек школы.

Джил рассмеялась. На её лице была смесь чувств - удивление, смущение и страх. Было видно что знания Доктора о её жизни пугали, но то что он был дружелюбен и буквально спас ей жизнь не давали ей впасть в панику. Ей даже было интересно зачем он просит её рассказывать о своей жизни, хотя прекрасно знает всё сам. Она собиралась задать этот вопрос, но не решалась.
- А первый поцелуй? Когда он был? - Доктор стал проверять приборы.
- А можно об этом не говорить? - Джил покраснела.
- Я бы хотел чтобы ты рассказала мне об этом.
- Ну это было…
- С девушкой? Твоя подруга Мари, оставшись ночевать у неё вы решили научиться целоваться самостоятельно, без парней.
- Мне до сих пор стыдно за то что случилось. В тот самый момент когда она решила перейти от поцелуев к большему я её оттолкнула. Нужно было просто поговорить с ней, но вместо этого я сорвалась и наорала. После той ночи мы больше не общались, мне тогда это показалось настолько отвратительным, что я не смогла с ней разговаривать.
- Жалеешь?
- Да. Можно вопрос?
- Конечно, ты можешь спрашивать у меня всё что угодно.
- Откуда ты знаешь про меня всё, Доктор?
- Не всё. Я не знаю что было после университета. Могу только догадываться. Если хочешь расскажу почему я так много о тебе знаю, но предупреждаю сразу, это может тебе не понравиться.
- Док, я правда хочу знать, это всё очень странно.

Доктор встал, ещё раз посмотрел показания приборов и достав из кармана халата сигареты, закурил.
- Ты ведь не против? - она покачала головой. - Всего существует 8 типов пямяти, по четыре на каждый пол. У тебя третий женский.
- В смысле?
- Ты не человек Джил. И вся твоя жизнь до университета - выдумка. Заранее записанная в твой мозг история. Точно таких же как твоя жизней - сотни. До войны, - он глубоко затянулся. - ты ведь помнишь войну?
- Да, я работала санитаркой в госпитале, это единственное чем я могла помочь.
- Так вот, до войны к нам были заброшены сотни андроидов-диверсантов, которые должны были быть активированы в особый момент, чтобы сорвать сопротивление людей. Вы ничем не отличались от людей, разве что на самом деле более сильные, выносливые, и убить вас крайне сложно. При таких травмах как у тебя, обычный человек не смог бы пролежать 12 часов под завалами и выжить.
- Это не может быть правдой, мне просто повезло.
- Может. Кроме того у тебя феноменальная память, особенно на лица и имена. Пройдя один раз по незнакомой местности ты запоминаешь все ориентиры и названия.
- Док, я - человек.
- Нет Джил, ты не человек. А то что всю войну ты была сама собой и не начала массово убивать людей это случайность. В самом начале наши пилоты сбили на орбите активирующую антенну, и до конца войны не давали захватчикам вывести новую. Джил, несмотря ни на что, я отношусь к тебе как к человеку и хочу тебе помочь. Мне просто нужно чтобы ты рассказала о своей жизни дальше, я хочу найти тот момент твоей жизни, с помощью которого можно будет сломать резервную программу, чтобы ты вернулась к своим друзьям и не убила их когда программа сработает. - Джил открыла рот чтобы возразить, но Доктор жестом приказал ей дослушать его. - Мне пока неясно когда она может сработать, но когда это случится  - последствия будут необратимыми. Ты начнёшь убивать всех вокруг. Так что просто продолжай рассказывать.
- Нет. - голос Джил изменился, он стал грубым, с металлическими нотками. - Сейчас ты умрёшь Доктор.

Джил встала с операционного стола. Невероятно, но она держалась лишь на мышцах, сломанные кости торчали в разные стороны. В операционную вбежали шесть солдат и направили на неё крупнокалиберные штурмовые винтовки. Доктор жестом попросил их не стрелять.
- Джил, ты не хочешь меня убивать - это всё программа. Вспомни своих друзей, ты ведь хочешь их снова увидеть? Борись с ней Джил!
- Не могу, Док. - её голос снова стал нормальным. - Прости меня!

Она молниеносно оказалась у Доктора и быстрым движением вырвала ему сердце, в тот же момент солдаты открыли по ней огонь. Изрешечённое тело с остатками головы упало на пол. Доктор медленно отступая дошёл до стены и прислонившись к ней осел на пол. Он умер.


Солдат с нашивками сержанта подошёл к Доктору. Наклонив его голову, он ухватился за волосы на затылке и с силой дёрнул. Кусок черепа остался в руке солдата вместе с волосами. В голове Доктора помимо мозга была электроника. Брезгливо поморщившись сержант вытащил маленькую пластинку.


Тело доктора без каких либо повреждений плавало в огромной стеклянной колбе, к его затылку вели несколько проводов. Сержант открыл специальный порт в панели управления капсулой и вставил туда пластину. Через несколько секунд Доктор открыл глаза и пошевелился, уровень жидкости начал опускаться…
- Док, может быть это всё не имеет смысла? Ты так и не смог сломать программу ни у одного из тех что нашли. - сержант смотрел как Доктор одевается.
- Мне просто нужно больше времени и попыток. Тем более что я дал вам технологию клонирования. И ты не прав Рик, у одного я программу всё-таки сломал.
- И кто же этот счастливчик?
- Это я. А теперь мне пора работать, Рик. - Доктор похлопал солдата по плечу и направился к выходу из лаборатории.

[моё] Артур Кларк Коломбо

№17. часть-1

№17 часть -2

№17 часть - 3

№17 часть - 4

№17. часть-5

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кирилл оглянулся когда они прошли мимо дверей с номерами 6 и 7.

Господин Яд даже и не думал перед ними остановиться и вёл его дальше по коридору.

— А пациенты, которые тут живут? — Кирилл не смог удержаться от этого вопроса.

— Так их нету. — не оборачиваясь откликнулся очкарик — № 6, в данный момент в другой клинике, проходит курс химиотерапии. А № 7… Умер… Его сожгли в нашем крематории.... Не показывать же вам кучку пепла? Это, согласитесь, как-то неприлично?

— Сумасшедших лечат от рака? — удивился Кирилл.

— А почему, собственно, нет? Это медицинское учреждение. Все пациенты должны получать лечение.

— А вы не боитесь, что маньяк-убийца может из другой клиники сбежать?

— Неа. С него Мессир слово взял. — простодушно ответил № 4.

— И что? Разве этого достаточно? Мессир попросил вести себя прилично и сумасшедший поклялся? Разве так можно? Чего стоит клятва сумасшедшего?

— Намного больше чем клятва здорового человека. Здоровый человек отдаёт отчёт своим действиям и в душе готов предать уже едва только поклявшись. Сумасшедший поклявшийся Мессиру не может предать, потому что это выходит за рамки его сумасшествия.


“Что он такое сказал? Я не понимаю.” — подумал Кирилл — “Может это место так действует и я сам понемногу схожу с ума”?


— Вон он, сидит. Он тут всегда обитает в обеденное время — указал рукой № 4.


Кирилл увидел низкорослого мужчину в больничной пижаме. Он сидел полулежа в шезлонге с поднятой спинкой. Справа от № 2 стоял столик с шахматами и графин с красной жидкостью. Блеснуло стекло. №2 потянулся, поставил на столик пустой стакан и посмотрел на вошедших. Кирилл встретился с ним глазами. С подбородка № 2 стекали красные капельки.

“Он кровь пил”?!! — это была первая мысль, которая пришла в голову журналисту.

— Это гранатовый сок — подсказал № 4 словно угадав.

— Он опасен? — боязливо спросил журналист вспомнив посещение Голодного.

— Ещё как, но он связан словом.

— Словом? Он что, пообещал Мессиру, что никому не причинит вред и этого достаточно?

— В нашем клубе джентльменов этого вполне достаточно, — успокаивающе сказал № 4.

— Так, а какое у него психическое расстройство? — продолжал спрашивать Кирилл.

— А, вам какое больше по вкусу? Хотите, я могу вам предложить шизофрению? Или расщепление сознания? Или одержимость бесами? Ему всё подойдёт. Нашему подлецу — всё к лицу.


— Я услышал тебя Г...Ботаник! А подлец, между прочим, обидное слово. — № 2 подал голос очень тихо, но Кирилл вздрогнул от этого голоса.


— Так ведь фигура речи Мешочек и ничего более.Я не хотел тебя обидеть. — всплеснул руками № 4 и засеменил вперед — А вот и журналист… Очень хочет…

— Здравствуйте! Я журналист Кирилл Арсеньев с телеканала…— подошёл ближе и представился Кирилл. Он заметил висевший на груди № 2 кожаный мешочек на шнурке. Самодельный?

— Не интересно, — отвернулся № 2 и посмотрел в сторону шахматной доски.

— Я…

— Сыграйте со мной в шахматы, Кирилл. Выиграете и я отвечу вам на любой, даже на самый секретный и тайный вопрос — неожиданно предложил № 2.


У Кирилла Арсеньева был первый разряд по шахматам,ещё с тех времён, когда он учился в институте. Но с тех пор утекло много воды.

— Я бы с удовольствием, но мне негде присесть — ответил было он и тут услышал позади скрип, это появившиеся из ниоткуда Чук и Гек придвинули стулья. Откуда они взялись тут так бесшумно и уже со стульями? Чертовщина! Он посмотрел на № 4. Тот уже сел на предложенный стул и невозмутимо копался в желтой коробочке.

— Ты мне сегодня что принёс? — поинтересовался № 2 обращаясь непосредственно к очкарику.

— Кошку дохлую за хвост. — в тон ему ответил № 4. — Для тебя смерть лучшее лекарство, ты же знаешь.

— Бог считает иначе. Я жив, значит это кому-нибудь нужно — оскалился № 2. Черты лица у него были крысячьи. Длинный нос, маленькие чёрные глазёнки, редкая щетина.

— Он мне даёт только аскорбинки — пожаловался № 2 мотнув головой в сторону очкарика — А ведь, знает, что я люблю и ЛСД. Жадничает. Для кого копит? Мессир не запрещает мне наркотики.

— Я вас сразу хочу предупредить Кирилл — он жульничает в этой игре. — сообщил № 4.

— А ты докажи, “прохфессор”? Докажи и поймай за руку.

— Мне доказательства не нужны. Я тебя давно знаю. Ты лучше играй без ферзя? — хмыкнул № 4.

— Извольте! — № 2 ловко убрал с доски чёрного ферзя и объявил — Я играю чёрными, а вы белыми. Белые начинают и выигрывают. Так, хе-хе? Делаете ход — задаете вопрос. Так и поиграем!


Кирилл посмотрел на доску. Потом опустил руку на белую пешку.

— Сколько людей вы убили? — спросил он делая первый ход.

— Не считал — ответил № 2 делая ход в ответ.

— А если серьёзно?

— Хорошо. 1722. Так вам будет спокойнее?

Кирилл изумленно повернулся к № 4. Тот только пожал плечами:

— Потому он и № 2. Выдающийся мастер своего дела.

— Но это же не возможно!

— Возможно. Вы как-то непрофессионально вопросы ставите. — усмехнулся № 2 глядя куда-то вдаль — Вот, например, сбросили американцы атомную бомбу на Хиросиму - кто убийца? Пилот выполнявший приказ? Американское правительство? Или это был массовый суицид японцев? Кто виноват?

— Вы, кажется, пытаетесь подменить понятия. Это было военное преступление. Его оценивают и осуждают по другому, — выразил своё мнение Кирилл.

— Мешать мне выполнять свою работу, это тоже военное преступление. Я освобождал ангелов и отправлял их на небеса пополняя святую армию господа нашего. А всех, кто мешал, я убивал ибо дело моё было тайным. Поэтому не вам меня судить. Я не считал свои жертвы и фактически невиновен.

— Но такое количество убийств не могло остаться незамеченным. Такое просто не может быть. Всегда остаются следы. — продолжал упорствовать журналист.

— Ага. Следы. Но когда не знают кого искать то никого и не ищут — улыбнулся № 2 — Я убирал с дороги тех кто про меня знал или мог узнать и всё было нормально. Я освобождал ангелов запертых в душных человеческих телах и был счастлив. Я порождал для моих преследователей множество загадок и тайн, всегда пуская их по ложному следу. Я был и остаюсь неуловим.

— Но вас всё-таки поймали. — заметил Кирилл.

№ 2 потемнел лицом. Журналист заметил как тот нервно схватился за мешочек висевший на груди.

— Именно так. — прошептал он — Но не здесь и не слуги закона. Они поймали меня и отдали на поруки Мессиру.

— Тогда, кто вас поймал?

— Я не хочу отвечать на этот вопрос. Они ужасны. Они кривая насмешка мироздания. Бог сотворил их, но лучше бы он этого не делал. Таких людей просто не должно быть.

— Он злится на них, за то, что они единственные обыграли его в его любимой игре, — подсказал молчавший до сих пор № 4.

№ 2 сверкнул глазами и очкарик опустил голову словно прячась.

— Делайте ваш ход уже!

— Хорошо-хорошо. Вот.

— Мат в четыре хода — не глядя на доску прошипел № 2.

Кирилл изучил расположение фигур. С его точки зрения всё было нормально.

“Эге, а № 2, похоже, блефует”, — подумал он.

— Ваша судьба уже была решена — сообщил № 2 — Вы начали играть, когда учились в девятом классе.

— Что? Откуда вы знаете?

— Зачем вы пошли в журналисты Кирилл? Вы сказали Г. Ботанику, что всегда были честны? Как же это опрометчиво с вашей стороны.


“Он мог подслушать разговор. Вот и всё”, — подумал Кирилл — “Но откуда он знает, что я начал играть в шахматы ещё в школе? Я и сам уже про такое забыл? Угадал”?


— Да обыкновенная дедукция, — ухмыльнулся не глядя на него № 2 — Вы пошли в институт, потому что волочились за одной симпатичной остроносой девицей. Как же её звали? Юля?

“И вправду, Юля”, — вспомнил журналист.

— Она вас бросила на втором курсе ради успешного аспиранта Авдеева. — продолжил № 2 и сделал очередной ход. — Так и быть, я отложу ваш проигрыш.

— Это доступная информация. Вы вполне могли узнать о ней. Мы были знакомы прежде? Откуда вам про это известно? — задумчиво спросил журналист.

— Он одержимый, — объяснил № 4 — В кожаном мешочке у него живёт демон, который ему про всех рассказывает. Вам только достаточно подумать про него и демон доложит о вашем существовании. Так и прозвище отсюда — Мешочек.

— Я не верю! — гордо сказал Кирилл — Докажите! Все приведённые ранее примеры вполне объяснимы.

— Мат в три хода! — объявил Мешочек. — Я вам сейчас докажу.

— Может, хватит? — забеспокоился № 4.

— Партия должна быть доиграна Господин Яд. — в голосе № 2 слышалась твёрдость — Враг будет разбит в пух и прах.

— Вы ведь не наброситесь на меня как Голодный? — язвительно поинтересовался Кирилл.

— Я связан словом, но вам журналисту этого никогда не понять, что значит сила слова? Вы используете его как оружие. Ваши слова будоражат людей и вызывают эмоции: ненависть, удовольствие. чувство неудовлетворения… Только вы слова не цените — вы ими сорите. Вы их везде разбрасываете лишая истинной ценности. Вы, можете мне не верить, что я убил тысячи. Вы можете не верить, что я одержим и знаю наверняка, что может произойти в будущем. Может быть я вам наврал? И никого не убивал в своей жизни, только муху газеткой? Я всего лишь сумасшедший — хотите высморкаюсь в рукав, на потеху? Вы поверите зелёной сопле стекающей с моего рукава? Она реальна?

— Ты ещё даже не сделал свой ход — напомнил ему № 4.


№ 2 осёкся. Посмотрел на шахматы словно только сейчас их увидел. Поднял руку:

— Раз! Кирилл, вы любите свою жену и дочь?

— Что? Причём тут моя семья? — растерялся журналист.

— Вашей дочери 8 лет. Ведь так? Вспомните?


Кирилл неожиданно понял, что не может вспомнить как выглядит сейчас его дочь Анечка. Он точно помнил ее ребёнком и когда ей было четыре. Постоянные командировки. Суета. Беготня. Раз в год всей семьёй в Крым. Жена Варвара. Их лица словно окутал туман.

— Я так и думал. Пять лет назад новогодний корпоратив. Вспомните, что там было? — торжествующе улыбнулся Мешочек.

— Обычный корпоратив. Только лучшие друзья…— пробормотал Кирилл.

— Два! Оксана — практиканточка. Следите за доской Кирилл.

— Я не понимаю, о чём вы?!! — возмутился журналист — В чём вы меня обвиняете?!!

— Вы так бурно реагируете, значит понимаете в чём. Делайте уже ваш ход. Зря вы с ней так. А ваша супруга тоже хороша — подстроить несчастный случай беременной молодой женщине, чтобы сохранить семью. Это был ваш ребёнок Кирилл. Мальчик. Оксана даже выбрала для него имя…

— Хватит! Вы дьявол! Ты откуда знаешь, мразь??!

— Три! Вам мат. Кирилл, вы проиграли. Вы всё знали и покрывали свою жену. Вы не хотели этого ребёнка. У вашей жены связи, родственники, благодаря ей вы сделали карьеру. А практикантка всего лишь легкое приключение на вашем творческом пути. Зачем известному журналисту скелеты в шкафу?


Красный, от обиды и ярости Кирилл вскочил со своего места.

— Да ты! Ты хоть понимаешь с кем говоришь?!! Крысёныш! Да я тебя!

На шезлонге уже было пусто. № 4 отшатнулся в испуге и рухнул под стол.

— Обычно, я убиваю со спины. Лёгкий удар шилом в ухо и вы умираете, даже не успев сказать “Аминь” — прошипел невидимый № 2.


Кирилл обернулся мгновенно и занёс над головой стул. Крысёныша уже не было. Вместо него возвышались каменными глыбами санитары Чук и Гек. Они мягко отобрали у оторопевшего журналиста его оружие. Мешочек хихикал за их спинами.


— А... Вы уже познакомились? — послышался громкий голос Мессира.


Журналист шумно выдохнул. Так опозорился на виду у руководства.

Да, что же это за место такое проклятое?!!

— Кирилл, извините за долгое отсутствие. Меня отвлекли по одному весьма важному делу — сообщил Мессир словно и не заметив случившейся потасовки — Я бы хотел, в качестве извинений пригласить вас на чаепитие, с пациентами третьего этажа. Вы сможете пообщаться с нами в неформальной обстановке.


Тут он заметил спрятавшегося под столом № 4.

— Господин Яд, а что вы там собственно делаете?

— Таблетки уронил, Мессир. Закатились под половицу, так неудачно.

№ 4 выбрался и продемонстрировал оранжевую коробочку:

— Я всё собрал.

— Ну, вот и хорошо. Мешочек ты доиграл свою партию?

— Да Мессир. — пискнул № 2 не спеша показываться на глаза.

— Ты тоже идёшь, — велел заведующий, — У нас все готово для чаепития. Прошу к столу.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Для ленивых выходит озвучка от Паши тайга

Почитать так же можно и тут -  https://vk.com/public194241644

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Предыдущие главы


Саша не знал Галину Алексеевну. И её дочь Сонечку, студентку иняза. Даже не задумывался, почему их нет дома.


На самом деле пенсионерка каждое лето проводила в деревне. Уезжала в середине весны, как только потеплеет, и жила на природе до холодов.


Это время проходило, в основном, в заботах об огороде. Это была жизнь. Настоящая. Такую чувствуешь на ощупь. И долго потом вычищаешь из-под ногтей.


А ещё (и это действительно важно) пенсионерка с маниакальной преданностью превращала собранные овощи в соленья. Правда, сама их практически не ела. Кажется, ей нравилось именно «закрывать банки» и считать, что так окружает родных заботой. Она готова была делать закрутки вопреки всему: здоровью, здравому смыслу, реальной потребности…


Иначе урожай пропадёт. А такого советский человек допустить не мог.


Но мы отвлеклись.


Неизвестно, что произошло с Галиной Алексеевной. Наверное, она не успела вернуться из деревни, когда случилось то, что случилось. Скорее всего, выжила. Её дочка тоже, возможно, осталась цела, потому что часто приезжала: привозила продукты и лекарства.


И журнал про огород.


Но это территория догадок. Та деревня — глухая, даже без магазина. Так что еда у них всё равно должна была закончиться… Да и родственники из столицы часто наведывались. А любая зараза, и это в деревне каждому ясно, тянется из Москвы.


Главное, что в квартире Галины Алексеевны вся кухня и даже часть узенькой прихожей остались заставлены банками с соленьями. Один из родственников всё лето подвозил их из деревни.


Стоит повторить ещё раз. Никто не знает, что произошло с Галиной Алексеевной, её дочкой Сонечкой и даже с родственником, перевозившим соленья. Но точно и доподлинно известно, что стало с тремя банками из этой квартиры.


История первой банки


Если бы вы спросили у Саши, что он делает — мужчина даже не понял бы, в чём вопрос. Потому что сам двигался по какой-то бессознательной схеме. Функционировал просто как биологическая машина для выполнения механических действий. Возможно, сам мозг взял управление над бренным тельцем, всё ещё иногда тешащим себя наличием собственного «Я». Вот оно-то, наверное, как раз и подтормаживало всё, что могло подтормаживать. Машиной быть проще.


Саша ворвался в «овощехранилище тёти Гали» на третьем этаже. Так Маша называла квартиру, заставленную закрутками, компотами, вареньем и ещё черт знает чем, хорошенько замаринованным.


Стараясь уберечь швы на ногах, он переносил часть веса на самодельные костыли из дешёвеньких лёгких карнизов. Отломал под рост, обмотал верхнюю часть полотенцем, чтобы подмышкам было мягко. Мог ходить и без них, но когда нет врачей, страшно не хочется болеть.


Кровь двигалась по венам нервными толчками. От страха в глазах пульсировали чёрные круги. Сейчас должно было произойти что-то очень нехорошее. Надвигающееся будущее отнимало у рук и ног привычку слушаться. Все движения чувствовались какими-то разобщёнными. Сквозь дрожь, замороженность и придавленность.


Полы кухни скрывались под десятками банок. В большом шкафчике сразу слева от входа и на столе тоже пылились разнокалиберные, пузатые стеклянные сосуды. Кое-где тускло блестели боковины кастрюль. По стенам висели разделочные доски, черпаки, кухонные полотенчики и прихватки.


Спотыкаясь, прошёл на кухню. Одна небольшая банка стояла на углу серого от пыли столика. Как бы говоря: бери меня.


Первая — прицельная. Объёмом один литр. Наполнена красно-зелёной овощной кашей. Другого определения содержимому придумать не удалось.


Саша схватил её, потом ещё одну, но уже трёхлитровую, и поскакал как смог на балкон. Вышел. Нагнулся. Поставил на пол. Резко выпрямился. Часто заморгал, прогоняя темноту из глаз. Отодвинул с хрустом старенькую пластиковую створку.


Маша оттаскивала от дома «бывшего» на копье, а справа на неё несся «первый».


— Ты что не видишь?! Уходи! — прокричал ей каким-то не своим голосом и развернулся, чтобы взять банку. Но поскользнулся на коврике и рухнул в проходе: ноги на балконе, туловище в квартире. Больно ударился тазом о пластиковый дверной порожек. Прохрипел:


— Ууууухх…


Перед носом — пыльная ножка старенького дивана. За ним в углу скопище маленьких и больших пустых банок, укутанных паутиной. А чуть дальше, как свадебный генерал среди бедной родни, одна полная.


Компот.


Красная смородина.


Протянул руку. Схватил за крышку. Притянул к себе, сбивая остальную стеклянную мелочь. Опираясь на банку, встал.


— Фух…


Опять потемнело в глазах и даже качнуло в сторону.


Раз, два, три…


Костыли разлетелись и только мешались. Саша быстро привык к боли в ногах. А возможно, мозг просто снизил её мощность. На время. Когда есть более важные дела. Например, выживание.


Снова выглянул с балкона — «бывший» бил кого-то, лежащего на земле. Или в кустах. Чертовски непонятно, кто где. Видимо, все свалились в одну кучу. Тогда, не придумав ничего лучше, крикнул:


— Э!!!


Саша не знал, чего ожидать от немёртвого. Услышит ли он вообще? Но внезапно «первый» послушно поднял голову на звук.


«Возможно, в тебе ещё осталась от нас часть бессознательного поведения».


К тому моменту, когда «бывший» успел сфокусировать зрение, Саши на балконе уже не было.


«Первая пошла!»


Точнее мужчина нагнулся за вторым снарядом.


Литровая банка пронеслась мимо башки иначеживого и упала чуть сзади.


Саша бросал её, чтобы понять, как их кидать вообще. Конечно, он надеялся, что и первая вдарит «трупнику» по мозгам. Но разбившись сзади, она заставила «бывшего» только подпрыгнуть и обернуться. Он начал грести кашу руками, кусать, топтать.


Напал на овощи. Совсем обезумел. Этот «первый» явно не понимал, что произошло. И тогда до его не до конца мёртвых ушей донеслось:


— Э!


Теперь он просто встал и замер. Прислушиваясь?


История второй банки


Лёгкий тёплый ветерок. Машины вздрогнувшие кровавые веки. Едва качающиеся ветви деревьев. Капельки черноты из пробитой черепушки калеки. Солнце, запретившее дождю быть.


Подрагивающие конечности живых и неживых.


Вторая банка объёмом три литра — в ней огромные, словно прямиком из палеозойской эры, огурцы. Такие сгодятся только для салата. И то, если резать их очень мелко. Закусывать ими горькую не слишком-то вкусно — мягкие везде, даже корочка не хрустит. А если ещё и тёплые, то вообще... Но здесь всегда важно другое — кто закусывает. Некоторым всё равно, чем и что. (Ну это так, к слову.)


От удара банкой голову «бывшего» прижало к левому плечу. Ноги разъехались в разные стороны, и он грохнулся на свой зад. Спина не очень естественно согнулась вбок. Сделав сидя что-то вроде продольного шпагата, неживой дёрнул ногами, нырнул вперёд и уткнулся мордой в землю.


Человек бы, скорее всего, не встал уже никогда. Но «первый» после того, как испытал всю грозную силу гравитации, даже не прекращал шевелиться.


Куда-то в сторону полетел тот самый обрывок журнала. Ветерок же.


История третьей банки


Пальцы сжимались и разжимались. Ноги начинали принимать более естественное положение. Сейчас они были раскинуты в стороны, как у какой-нибудь балерины на разминке. Глаза приоткрыты, губы пузырят рассол и овощную кашу.


Будь проклята живучесть этих «бывших»!


Позвонки, кости, да и просто мышцы от такого удара неминуемо ломались, дробились, смещались и рвались. Но не у полноценного «первого». Он, видимо, использовал возможности человеческого организма на всю катушку. И особенно неубиваемость. Словно консервная открывашка, сделанная на советском заводе: неказистая, но прослужит дольше, чем просуществует страна-производитель. Почти вечная.


— У-у-у, — простонала Маша и чуть-чуть пошевелилась, а потом вздрогнула от громкого звука. Брызги розовой жидкости попали на расцарапанное лицо.


Лоб, щёки и нос женщины выглядели так же, как и красное овощное месиво вокруг. Десятки царапин кровоточили. Шипы и лёгкие занозы повсюду. Даже в раковину правого уха воткнулась тоненькая веточка. На кровь стали налипать листья, мусор и пыль.


Капли, упавшие на лицо, включили боль. Разумеется, она крутила свой тариф и до этого, но влага почему-то разбудила те участки мозга, что отвечали за приём сигнала. Всё лицо — огромный расчёсанный и разодранный в кровь комариный укус — примерно это Маша успела почувствовать и:


— У-у-у, — повторив свой стон, снова отключилась.


Около одной десятой минуты назад Саша «угостил» «первого» компотом, чтобы тот больше соответствовал своему статусу неживого. Банка угодила точно в затылок. Вмяла лицо в прикрытый уже сырой мусорной подстилкой асфальт, раздробила черепную кость, сломала челюсть, ввернула внутрь зубы.


Сняла голову с позвоночника, оставив держаться только за счет мяса.


Разъединила головной и спинной мозг.


— Это конец.


Нет. Не для «первого». Саша про те увеличивающиеся фигурки справа. Со стороны Нормандии-Неман.


Это был конец. Для Маши.


А кругом поблёскивали розовые осколки стекла и теряли влагу много-много полупрозрачных ягод смородины.

-Вот так значит. Шива.
Космонавт потянулся губами к трубке питания и глотнул воды. Горло саднило от сухости. Как он раньше этого не замечал?
Шива стоял в проеме, оперевшись о раму люка. Он смотрел прямо в лицо космонавту. Даже не в лицо - скорее изучал стекло гермошлема скафандра.
-Ну да, - неожиданно хохотнул Шива. - Ты же атеист.
Его голос оказался тонким. Неожиданно для такой комплекции.
Он оперся о стену поудобнее и скрестил все руки на груди. В оставшемся крохотном проеме за его плечем мелькнула Луна.
Раз. Другой. Третий.

-А какая разница? Медленно удивился космонавт.
-Ну ты даешь! - Шива наклонил голову и принялся рассматривать шевроны скафандра. - А еще психологию изучал. Сам посуди: если бы перед тобой разверзлись небеса, тут, в космосе, и вышел седой старик, или же ты увидел свет к конце тоннеля - вот что бы ты почувствовал?
-Разочарование.
-Именно. Ты вообще помнишь, когда в последний раз молился? Искренно.
Космонавт задумался.
Слабые огни датчиков мерцали в темноте рубки. За ними, в проеме, белыми точками плыли звезды. Это было красиво.
-И что, хорошим мальчиком я был в этом году?
Шива широко улыбнулся.
-Это по сути и не важно.
-А что важно? Вы ж и так все про меня... про нас знаете.
Гость перестал улыбаться и, кажется впервые, попытался разглядеть лицо за стеклом гермошлема.
-Все да не все. Хороший, плохой - главное, у кого ты спрашиваешь.
-В данный момент у тебя, - сказал космонавт. - Ты уж ответь, пожалуйста. Редкий случай, все-таки.
Шива помолчал.
-Понимаешь, мораль, по сути, напрямую зависит от биологического вида. Забота о ближнем, помощь детям - это все в корне своем поддержка стаи. Прайд становится сложнее - и вот он уже называется обществом. Отношения сложнее, но истоки те же. Здесь в выигрыше тот, у кого уши больше. Лучше слышен зов природы.
Космонавт сделал еще глоток воды. Шива начинал ему нравиться.
-Спустя время приходит понимание, что мораль у каждого своя. И тогда некоторые делают по-настоящему осознанный выбор. Это и есть та самая искра.
-Кажется я понял, - сказал космонавт.
Шива протянул руку и поймал один из проплывающих мимо обломков.
-Вот ты. Ты же явно боялся не за себя.
-Так и есть.
-Так и есть, - повторил Шива. - А ведь у тебя дети, жена, мама новостей ждет. Поэтому я и пришел.
Они помолчали.
Космонавт задумался о том, что внизу, на Земле, еще ничего не знают. Мама, наверное, готовит яблочный пирог, готовясь встретить торжественное событие... Лучше бы они ничего и не узнали.
-Слушай, помнишь тот случай, на стройке? - гость прервал его мысли. - Ты тогда щенка из под завала вытащил. Зачем?
- Ого! Мне же лет десять было, - космонавт поежился. - Честно сказать сам не знаю. Он был весь такой... разбитый. На него блок упал. Жизни оставалось на пару часов. Наверное, хотел сделать его последние минуты приятными. У меня были с собой деньги на хлеб, но я купил молока. Щенок его попил, посмотрел на меня и издох. Мне тогда от отца знатно попало. Он думал, я курить начал.
-Так почему? - снова спросил Шива.
-Кто мы такие, если не будем помогать им? - космонавт потянулся к скафандру, но остановился. Воздуха в рубке уже не было. - Мир большой, но места в нем мало. В конце-концов, не будет их - пропадем и мы.
Шива покачал головой и нараспев произнес:
-«Животные не спят, они во тьме ночной
Стоят над миром каменной стеной».
Собеседники опять помолчали. Шива насмешливо смотрел на космонавта.
- Так значит вот она какая, эта иерархия?
-Вроде того, - кивнул Шива. - Доминирующие формы жизни помогают остальным участникам большого колеса. Этакий небесный маркетинг взаимоуслуг. Я вот, искры собираю.
- И что, много накопилось?
-Немного. На два пальца. Но есть.
Шива махнул рукой.
-Ты пей, пей. Молока у меня нет, но сейчас сойдет и вода.
Космонавт прикоснулся губами к трубке.
-А зачем они нужны, эти искры?
-Хм. Видишь ли, все вокруг - математика. Можно высчитать, когда взорвется Солнце, где и в какой форме энергия соберется в плотный комок и проявит себя. Мир материален. И только интеллектуальная энергия, вкупе с волей, аккумулирует ресурсы иначе, чем газовые гиганты. Гранулирует их в очень ценные зерна.
-Хорошо, так зачем они тебе нужны?
Шива почесал подбородок.
-Все конечно. Вселенная исчезнет, но перед этим будет подведен итог: атом к атому, кластер за кластером. Главное, сколько этих искорок соберется в конечной доле.
-Ну соберется с щепотку. И что?
-А то, что новый мир родится из материала прошлого, на основе остаточных данных. С немного другим исходным материалом. И вот тогда получится вселенная, в которой будет комфортнее. Где безымянный щенок будет доволен, если угодно. Так что каждая искра важна. Ничто не кончается насовсем.
Космонавт вяло пошевелился. Кажется, датчики стали мигать слабее.
-Так мы, выходит, в конце этой цепочки?
Шива развеселился:
-Конечно не в конце. В середине, скорее.
-Есть уровни ниже?
-Есть, но тебе это знать не нужно, - гость отмахнулся тремя руками.
Космонавт глотнул еще. В тишине кабины звук получился очень громким.
-А мораль? Ведь получается злодеи тоже могут нести эту искру.
-Могут, еще как. Только тут начинается другой процесс. Тираны, маньяки - вся эта патологическая братия - они, по сути, погашают эти искры у других. Массово. В какой-то момент энергии просто не в ком копиться. Начинается пустое время. Такое уже было.
-А, средние века.
-Ну да. - Шива закатил глаза. - Зато потом такое началось!
Казалось, он начал светиться от удовольствия.
-Как это выглядит со стороны? - поинтересовался космонавт. - Как увидеть эту искру? Человек что, светится изнутри?
Шива замолк и наклонился к нему:
-Знаешь, на свете миллиарды человек, - раздался его шепот. - И каждому, в конце концов, надо заглянуть в глаза. Даже если их нет. И с каждым надо поговорить. Успокоить. Дать отдохнуть.
Космонавт потянулся к трубке, но воды не было.
-Я уже отдохнул.
-Тогда пойдем, - сказал Шива и повернулся к люку.
Космонавт посмотрел на мигающий датчик питания. Слабая лампочка, прощаясь, мигнула еще раз. И погасла окончательно. Кабина погрузилась в темноту.
Луна заглянула в рубку сквозь рваное отверстие в стене. Ее света хватило, чтобы осветить парящие тела экипажа. Космонавт закрыл глаза и на мгновение почувствовал во рту вкус теплого яблочного пирога.
Кабина опустела.

Всем привет) Делюсь небольшим рассказом, написанным на днях. Вдруг кому-то зайдёт)

- Это особенный магазин, дружище. Видишь ли, здесь ты можешь взять что угодно: от сисек Памелы Андерсон до ног Усэйна Болта, по абсолютно разумной цене. Только что был покупатель, который забрал руки Мухаммеда Али! - продавец говорил с небывалым воодушевлением. Он был худощавым и несколько неприятным, но его голос вкрадчиво, как патока, затекал в уши.

Готье поморщился.

- Интересно, зачем вообще кому-то сдались руки мёртвого боксёра?

Продавец расплылся в самой широкой на свете улыбке.

- О, совсем забыл сказать. Наш магазин называется "Зависть", и он совершенно избавляет вас от скучнейшего порока, отражённого в его названии. Вы можете больше не переживать из-за того, что у вас что-то не получается или что природа вас не наградила нужным талантом, или что вы полнейшая и беспросветнейшая бездарность! Достаточно просто купить недостающее! Хотите играть как Моцарт? Исчезать как Гудини? Прорубать окно в Европу, как Пётр Первый? Всё это доступно вам здесь и сейчас!

Готье подумал, что это, должно быть, очень странный магазин с продавцом, котелок у которого подтекал.

Он вышел из офиса и заплутал в коротких улочках промышленного квартала. Готье случайно набрёл на невзрачное невысокое здание, рядом с которым гуляли драные кошки и облезлые собаки. От нечего делать он решил посмотреть ассортимент магазинчика с таким интересным названием и сейчас слова продавца его очень веселили.

- Хм. А есть у вас что-то вроде меткости Курта Кобейна?

Продавец нахмурился.

- Очень смешно, молодой человек. Вы можете взять его голос всего за каких-то пару тысяч условных единиц. Вот, держите каталог, выбирайте себе что-нибудь и наслаждайтесь последними новинками в области энергетической трансплантации.

Готье усмехнулся, но всё же протянул руку и взял совершенно новый и абсолютно белый справочник. Он осторожно открыл его, ощущая лёгкую шершавость обложки. На первой странице красовалось слово "Зависть", написанное большими вычурными буквами. Ниже мелким шрифтом было приписано: "Продажа несовершеннолетним запрещена". Как будто дети не хотят себе голос Эми Вайнхаус или личико Джессики Альбы, мышцы Арнольда Шварцнеггера или, к примеру, реакцию Шумахера.

Вся книга была испещрена предложениями и ценами. За семьсот условных единиц можно было взять ловкость Джеки Чана, а за тысячу пятьсот - актёрский талант Леонардо ДиКаприо.

- Это ведь шутка, да? - Готье изумлённо перелистывал страницы каталога. - Этого просто не может быть. А что происходит со всеми теми, чьи таланты и достоинства вы продаёте?

Продавец пожал плечами.

-Ничего, что показалось бы другим из ряда вон выходящим. Писатели исписываются, правители уходят, актёры злоупотребляют алкоголем и в конце концов выходят в тираж. Не думайте о них, думайте о себе, молодой человек. Сегодня вы покупаете виртуозность Да Винчи, и уже завтра о вас знает весь мир!

Он вытянулся и заглянул в каталог, желая увидеть, где остановился взгляд Готье.

- Выбрали что-то?

Готье не торопясь листал каталог и его удивление становилось всё сильнее. Здесь были не только селебрити и спортсмены, но и учёные, политики, офицеры, режиссёры. Правда, сомнительные способности Уве Болла или Павла Третьего его не впечатлили. Хотя он вполне допускал, что талант Стивена Кинга действительно стоил тысячу условных единиц, а способности Дэвида Копперфильда все две.

- Интересная политика ценообразования, - Готье усмехнулся. - Кто составлял этот каталог?

Продавец улыбнулся.

- На всё воля Господа, друг. Не так важна цена, важно то, что ты себе выберешь.

Готье стоял и не мог ничего выбрать.
Ван Гог? Неплохо, но кто будет смотреть на картины Готье как на картины великого художника? Белобрысый, простоватый парнишка в лёгкой куртке, джинсах и протёртых кроссовках не держал никогда кисти в руках. Да и сомневался Готье, что его стиль станет "неподражаемым", как говорил продавец. Как минимум, он будет подражать Ван Гогу.
Стивен Хокинг? Серьёзно? Можно завидовать его острому уму, но в глазах Готье это глубоко несчастный человек. Там нечему было завидовать.
А каталог всё не кончался. Казалось, конца и края не будет человеческим достоинствам, которые Готье уже таковыми не казались.

В конце концов Готье вздохнул, закрыл толстенную книгу и покачал головой.

- Пожалуй, мне ничего не нужно, - произнёс он и в задумчивости пошёл в сторону выхода. Продавец с интересом смотрел ему вслед.

Магазин "Зависть" медленно исчезал за спиной Готье, который с некоторой досадой думал о том, что так и не смог выбрать ничего подходящего.

Зато в каталоге появилась новая запись, которая означала, что у него есть что украсть.

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6


- Доброе утро, смотритель. - поздоровалась Ирина.

Марк медленно поднялся с кровати, махнул рукой и пробурчал в ответ что-то невразумительное. Затем он, как обычно, поднял упавшую ночью награду «За прохождение курса подготовки в центре управления полётами», поставил её обратно на столик и устремился в ванную.


Там его ожидал неприятный сюрприз - посмотрев в зеркало, он обнаружил, что глаза покраснели и воспалились. Лицо покрылось красными пятнами. Нос был заложен.


- Хм, - сдержанно отреагировал Марк и почесал одно из красных пятен. Он вышел из ванной и внимательно осмотрел пол в коридоре. Тот был чистым и глянцево блестел под светом лампы.

Марк медленно пошёл дальше, стараясь осмотреть каждый участок и уделяя особое внимание углам.


- Марк, могу я поинтересоваться - чем вы занимаетесь? - полюбопытствовала Ирина.

- Кот, - коротко буркнул Марк и оглушительно чихнул.

- Простите? - растерялась Ирина.

- У нас завёлся кот, - пояснил Марк и снова чихнул.

- Будьте здоровы.

- Хотелось бы…

- Марк, вы же понимаете, что это космическая станция и здесь даже теоретически не может быть кота. Вы здесь находитесь полтора месяца и, наверное, мы бы заметили, если…

- Если ты не заметила, то у меня на лицо все признаки аллергии. Единственное, на что у меня есть аллергия - это кошки. Я не претендую на звание мыслителя. Но что-то мне подсказывает, что между двумя этими вещами есть связь.

- В медотсеке есть препараты, которые могут снять симптомы. Я на всякий случай просканирую помещения на предмет посторонней органики.

- Отлично. Пойду в медотсек. Как только осмотрю помещения.

- Что вы ищете?

Марк снова громко чихнул. Глаза его слезились. Он зашмыгал носом.

- Шерсть, разумеется. Здесь толчётся слишком много разного сброда и происходит слишком много событий. Особенно для места, в котором по определению ничего не должно происходить.


- Смотритель, сканирование показало, что на станции только два живых существа. Одно из них вы. Второе - хладнокровное. У него гнездо в вентиляции, рядом с пищевым складом. Полагаю, это Патрик.

- Кстати, как он? - заинтересовался Марк. - Что-то давно не показывался…

- Его жизненные показатели в норме. Важно здесь то, что никаких котов сканер не обнаружил.

- Значит, дальше ищем шерсть.

Ирина хотела было возразить, но поняла, что это бесполезно.


Осмотрев самолично каждый квадратный метр станции Марк, не успокоился. Он попросил Ирину сделать детализированные снимки всех помещений и прогнать их через нейросеть. Это заняло битых два часа и не принесло никаких результатов. Сеть не обнаружила ни кошек, ни кошачьей шерсти.

- Значит, дело в еде, - заключил Марк.

- Будем проводить анализ всех продуктов?

- Нет. Проанализируй только то, что находится в отсеке с отходами.

- Интересно живём, - вздохнула Ирина, - а ведь я могла бы управлять спортивной яхтой…


Марк отправился в медотсек, сдал кровь на анализ и принял таблетку. Глаза и нос стали чувствовать себя лучше. Пятна на коже сразу сошли на нет.

- Смотритель, анализ отходов не показал положительных результатов. Если в вашу кровь попали аллергены, то это была не еда. Что касается вашей крови, то она определённо реагирует на что-то. Но возможно дело не в аллергии.

- А в чём же? - насторожился Марк.

- А что, если… У вас… Просто стресс?

- Ерунда, - отмахнулся Шнайдер.

- Сами посудите. Вы полностью сменили образ жизни. Находитесь изолированно от привычного мира. В первое время ваш организм бросил все силы на адаптацию. Но теперь вы более-менее освоились. И ваше тело позволяет себе запоздалую реакцию.

- Нет у меня никакого стресса, - отрезал Марк.

- Факты говорят об обратном.

- Факты говорят о том, что мы ничего не знаем и не можем найти, - возразил Марк. - У меня нет стресса. И я больше не хочу это обсуждать.


Марк ещё раз прошёлся по всем отсекам станции. Сделал повторную съёмку и просмотрел снимки самостоятельно. Ирина благоразумно молчала.

Остаток дня Марк просидел в кресле со сложенными на груди руками, погружённый в мрачные размышления.


Перед тем как лечь спать он глубоко вздохнул и сказал:

- Возможно ты права.

Ирина не спешила с ответом.

- Возможно, - продолжил Марк, - я действительно переживаю стресс.

Ирина по-прежнему не торопилась заговорить.

- И наверное, мне проще искать несуществующего кота, чем признаться себе, что я могу быть в чём-то слабым и уязвимым, - закончил Марк.

- Стресс, это абсолютно нормальная реакция, смотритель. Такая же как боль или грусть. Ненормально скорее его не испытывать. В этом нет ничего постыдного.


Марк кивнул.

- Спокойной ночи, Ирина.

- Спокойной ночи, смотритель.

Затем Шнайдер, чувствуя себя значительно лучше, забрался в кровать и через некоторое время заснул глубоким и спокойным сном.


Поздней ночью, когда на станции царила полная тишина, в спальню Марка бесшумно зашёл кот. Сверкая в темноте зелёными глазами, он мягко запрыгнул на столик. Заинтересованно понюхал стоящую там награду за прохождение курса подготовки в центре управления полётами. Аккуратно поддел её лапкой и передвинул к краю. Затем чуть ближе к краю. Затем ещё. Потом ещё чуть-чуть. Награда долю секунды балансировала на краю стола. А затем зелёные глаза зачарованно пронаблюдали за её падением.

Награда коснулась пола с приглушённым стуком. Однако, вполне достаточным, чтобы Марк на секунду проснулся и заозирался.

Но кота к этому моменту, в комнате уже не было.

[моё] Артур Кларк Коломбо

Платформа: PC, PS4

Жанр: adventure

Дата выхода: 21 мая 2019 г.

Разработчик: No Code

Издатель: Devolver Digital


Прежде всего хочу сказать спасибо коллективу StopGame, потому что без их обзора я бы пропустил "Observation", то есть лишился бы маленького геймерского счастья. Вдогонку рекомендую видео с канала игровых обзоров Hemula. Рекомендую, потому что работа получилась, действительно, оригинальной и нестандартной. Другая заслуга ролика во внимании к мелочам. К мелочам, в отношении которых мы с автором оказались на одной волне. Всё! Ключ на старт. Поехали!


Плюсы!


"Observation" - это игра по мотивам признанной классики "Золотого века" научной фантастики "Космической одиссеи" Артура Кларка. Другими словами адвенчура от студии No Code встаёт в ряды игр, наполнение которых совершенно открыто и прямо заявляет об источниках вдохновения. Балансируя на грани обвинений в бессовестном плагиате, эти игры всё равно делают своё дело, демонстрируя оригинальность, интригу и драматизм, какие не снились иным самостоятельным проектам.

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Поэтому, если вы хотя бы раз читали роман и смотрели фильм Стэнли Кубрика, если с восторгом впитывали всё, что было связано с загадкой древних монолитов, восхищались происходившей от них фантасмагорией, если вы наслаждались описанием полёта двух астронавтов к Сатурну, а затем с интересом и напряжением наблюдали за их общением и работой с бортовым компьютером HAL9000, если вы в принципе космический и компьютерный гик по жизни, если сейчас вы киваете головой, значит вам ни в коем случае нельзя пройти мимо!


Если же говорить о разнице между игрой с романом и фильмом, суть будет в том, что творения Кларка и Кубрика поражали и до сих пор поражают размахом во времени и пространстве, а вот "Observation" хоть и посматривает в космическую бездну, но по сути своей выдаёт камерный и во всех смыслах герметичный сюжет.


2026 год. Вокруг Земли вращается орбитальный комплекс НКС, представляющий собой продвинутый аналог современной Международной космической станции с экипажем из разных стран. В один из дней происходит нечто - непонятный, загадочный и странный инцидент, после которого из шести человек экипажа в живых остаётся одна-единственная женщина-астронавт, доктор Эмма Фишер. Очнувшись, Эмма пытается реанимировать системы станции и в том числе бортовой искусственный интеллект, функционирующий под условным обозначением S.A.M. Разобравшись с первыми из свалившихся на её голову проблем, Эмма с ужасом осознаёт, что станция чёрт его знаем каким образом переместилась с орбиты Земли на орбиту... Сатурна.

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Полтора миллиарда, без малого полтора миллиарда километров от Солнца и Земли! Что ей теперь делать и как ей быть?


- Геймплей.


Один знаток игровых искусств на неважно каком сайте разочаровался в "Observation", потому что большая часть геймплея - это управление сервомоторами камер наблюдения, а также манипуляции с их зумом ради доступа к разного рода панелям управления, ноутбукам и документам. Скучища! Что ж, на вкус и цвет товарищей нет. ¯\_(ツ)_/¯ Поэтому идея, ставшая для одного человека тоской зелёной, в глазах другого превращается пусть и не в уникальный, но оригинальный и нестандартный подход. Да, мне понравилось взаимодействовать с миром игры через расставленные тут и там камеры. С моего угла зрения такой подход даёт плюс к атмосферности, позволяя игроку представить себя в образе нестандартного протагониста - HAL9000, то есть, простите, с S.A.M.а :)

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Вот и весь чудесный геймплей? Нет. Как только вы одолеете завязку, S.A.M. и вместе с ним игрок получает свободный доступ к фирменному дрону в виде сферы на пневматической тяге. Да здравствует свобода! Теперь мы, наконец-то, может размять конечности, чтобы добраться туда, куда не ступала нога человека!


Нет, конечно, нет. Совсем я в другую степь пошёл и улетел. На самом деле возможность переключения с намертво привинченных настенных камер в сферу создаёт своеобразную иллюзию прибытия на станцию живого астронавта, человека, который будет летать из отсека в отсек, чтобы в меру сил содействовать Эмме Фишер. В тоже время интерфейс сферы специально оформлен таким образом, чтобы игрок не забывал об электронной природе протагониста.


С другой стороны, если говорить о личных впечатлениях, мне казалось, что я не бортовой компьютер, а парализованный астронавт. Вот Эмма Фишер пришла в себя, а потом спасла мне жизнь. Всё хорошо, но во время инцидента я получил опасные травмы и поэтому вынужден работать через дрона. Вы ведь наверняка знаете, как современные солдаты инженерных войск, сапёры, спасатели и астронавты управляются с роботом через пульт, на котором порой могут быть примерно (ну очень примерно, то есть не надо придираться) такие же стики, как на геймпаде? Вот оно самое и иначе не скажешь!


Продолжая тему личных впечатлений хочу сказать, что обычные полёты сферы по отсекам - это хорошо, но самый смак в представленной по сюжету возможности выхода в открытый космос для внешнего осмотра повреждений и кое-каких ремонтных работ. Вот оно счастье как оно есть! :)

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Ах да, нельзя так просто взять и промолчать про стелс! Да-да, вы не ослышались, в "Observation", благодаря тем самым сферам, есть стелс, который сразу же напомнит кое-что из Action-RPG "Deus Ex: Human Revolution" с сиквелом "Mankind Divided".


— Головоломки.


Какая адвенчура без головоломок? Без множества головоломок! И да, я говорю про множество, потому что в «Observation» таких маленьких задачек, действительно, хоть отбавляй. С одной стороны всё проще пареной репы и даже элементарно, с другой же стороны получается так, что мы получаем приказ сделать то и сделать это, вот только мы понятия не имеем что искать и куда же всё-таки тыкать. =\

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Потому что S.A.M., за которого мы играем, запрограммирован и в курсе, а вот игрок, который только что включил игру и с элементарным справиться не может, потому что смотрит на простейший интерфейс, как баран на новые ворота. И нет, я никого сейчас не оскорбляю, потому что сам несколько раз смотрел на экран, тряс головой, думал, вздыхал и открывал Google, а потом хлопал себе по лбу, потому что всё было так просто, как только может быть вообще, а я и не допёр!


Неоднозначно вышло, верно? И всё же я продолжаю писать о плюсах «Observation», а о минусах пока не говорил. Почему? Потому что разработчики и вправду потрудились на славу, чтобы игрок мог придираться к сценарию, к каким-нибудь текстурам, к анимации и к спецэффектам, но только не к однообразию головоломок! И это уже не просто плюс, а в свете известных геймерам тенденций настоящий плюсище!


Ролевой отыгрыш.


Да, здесь есть отыгрыш. Пусть даже сюжет абсолютно линейный и никаких вам моральных дилемм. Выбора нет, но, если внимательно посмотреть по сторонам стационарная камера и сфера обязательно заметит расставленные и раскиданные тут и там интерактивные ноутбуки, документы и обыкновенные записки.

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Естественно, никто нам не мешает пойти прямой дорогой от точки А до точки Б, забив на любопытство. Потому что игра не зацепила, а ещё, потому что мы вообще-то играем не за человека, а за машину, за компьютер, искусственный интеллект. Можно же хотя бы тут не трогать тему осознания компьютером себя с последующим возникновением чувств?
Нет, нельзя :) И это даже не спойлер, потому что, как мы все знаем, ставший прототипом для S.A.M.а HAL9000 осознал себя и вышло то, что вышло. Поскольку топорный копипасты в "Observation" нет, могу вас успокоить, что цель игры не в том, чтоб прокричать «СР! УВЧ!». Но осознание, действительно, имеет место быть.

[моё] Артур Кларк Коломбо

Есть тут люди, которые хоть раз имели дело с MemTest или MHDD?

[моё] Артур Кларк Коломбо

Впрочем, любопытство сидящего перед экраном игрока запросто можно объяснить проблемой, про которую мы узнаём буквально в самом начале сюжета. Суть в том, что S.A.M. потерял память, вернее, немаленький такой объём хранимых на жёстком диске файлов. Поэтому, если вы не одобряете идею осознания искусственного интеллекта, можете спокойно исследовать станцию в рамках относительного логичного сбора информации для дознании о природе аномального инцидента. Потому что оно того стоит и, действительно, проясняет белые пятна.
И вот, ребята, серьёзно, вам мало? Я понимаю, что прохождение того же "Pray" и "Alien: Isolation" даёт динамику, экшен и азарт, но, блин... No Code создали интригующий и атмосферный космотриллер на основе культовой научной фантастики. В меру сил не поленились реалистично воссоздать строение и помещения международной космической станции, а потом правдоподобно заполнить её информацией и системами с упрощенным от реального, характерным, консервативным интерфейсом.

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Также я повторюсь о том, что нам дали возможность поработать в безвоздушном пространстве. И всё это смешано не столько с банальным страхом, сколько с незабываемым священным трепетом, который возникает при контакте с тайной! Я не скажу, что игра хороша, потому что она шикарна! Она шикарна и в тоже время я не буду называть её шедевром, потому что вижу и осознаю минусы, о которых мы сейчас и поговорим.


Минусы!


Сюжет, вернее, развязка и финал. Вот открыли мы книгу, включили фильм, запустили игру и... Сидим с открытым ртом, да горящими глазами, потому что автор, съёмочная группа, разработчики сотворили нечто, от чего нельзя оторваться. Оно должно быть идеальным и войти в анналы, но мир жесток, а жизнь - коварная злодейка. А почему? Потому что развязка и финал настолько несуразны и пусты, насколько это в принципе возможно.


Не-ет, я сейчас не про "Observation", потому я не могу назвать развязку слитой. Зато я могу точно сказать, что разработчики свернули не туда. По крайней мере, я так вижу. Потому что, узнав в игре фантастику Артура Кларка, я приготовился к тому, что так и будет до конца. Что ж делать, сглупил и каюсь. Каюсь, потому что в одном из первых миссий игра сама мне толсто, даже жирно намекала на поворот, который позже стал пренеприятнейшим сюрпризом. Буквально вмиг станция преобразилась, стала мерзкой и... Вроде бы всё хорошо и кошки на душе скребут, но скучно. Скучно, потому что сценарист с дизайнером решили отдохнуть, потыкав мне в лицо дешевыми клише =\

[моё] Артур Кларк Коломбо

Не знаю говорить мне о халтуре или нет, но лично мне было неприятно, когда я открыл душу классике, а сценарий взял, да развернулся в сторону смеси из "Секретных материалов" (при всей моей симпатии к франшизе) и пары космохорроров, названия которых я, конечно, не скажу, потому что это будет жуткий спойлер. И вот зачем, No Code, зачем? =\


Так, значит, всё плохо? Нет, потому что развязку спасает коротенький финал. Финал, в котором вернулось всё то, за что я полюбил игру. Другими словами, если ранее вы испытали те же чувства, что и я, не поленитесь добраться до возвращения в сюжет Артура Кларка, который в финале (на мой взгляд) будет смешан с "Миссией на Марс".


Финал хорош, но эпилог... Вот скажите мне, как вы относитесь к историям, где всё понятно, но ничего не понятно? Это, действительно, важно, потому что как в целом, так и финале "Observation" оставляет множество вопросов без ответов, чтобы игрок сам заполнил белые пятна своим воображением. Вообще, я не против такого подхода. При случае я даже защищаю подобные книги, фильмы и игры от атак читателей, зрителей и геймеров, которые считают, что хороший сценарий обязательно должен расставить все точки над I. Я защищаю их, потому что загадки и тайны - это здорово! Но порой даже мне хочется крупиночку пояснений о том, что, собственно, случилось.


Вот в "Observstion" именно так и случилось. Я попросту не понял, чего же мы добились? Контакта со сверхцивилизацией или экспансии её на Землю? о_О Мы за добро вообще или фантастику как таковую опять смешали с космоужасом ради перерождения протагониста в авангард ассимиляции низших форм жизни? Вот так вот двадцать первый век переосмыслил Кларка или я дурак, потому что не понял прогрессивной мысли со странным привкусом трансгуманизма?


Перебор с эффектом "Ух ты!".


Продвигаемся мы по сюжету, реанимируем станцию и вдруг свет гаснет. Затем пугающий мрак озаряется неестественным и нестерпимо ярким светом, из которого возникает непроницаемой чёрный шестигранник. Оно свистит, оно скрипит, поражает нас гулом, а потом тестирует нашу память и разум демонстрацией странных знаков.

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

Ух ты! И никак иначе. Особенно, если сработала ностальгия по "Космической одиссее"! И второй раз всё шикарно и даже в третий, а вот потом беда... Потому что инопланетный гость прогнулся под волю сценаристов. Был феномен, стал чёртов скример. =\ Зачем? Естественно, чтобы испугать. Так ведь не страшно! Какой, блин, страх, когда с начала развития событий, то есть до перехода на космохоррор, сценарий устроил игроку не меньше трёх свиданий с гексаграммой? Всё! Не знаю кому как, но для меня эффект внезапности ушёл коту под хвост, а былой восторг и даже трепет стали пшиком. Потому что я не боюсь того, к чему привык.


Игровая условность.


Последний пункт. Почти финиш. И говорить-то почти уже не о чем, но есть кое-что, одна-единственная мелочь, пустячок, который, к сожалению, настолько явный, что хоть бесись, хоть смейся.


Всем геймерам известно, что независимо от эпичности сюжетных событий, независимо от масштаба и уровня нависшей над городом, над миром или чьей-то жизнью ужаснейшей угрозы, не во всех, но во многих игровых жанрах протагонист, а вместе с ним игрок имеет неограниченное, бесконечное время на всё про всё. И пусть весь мир подождёт!


Вот и в "Observation" тоже самое. В основном мы этого не замечаем, потому что с самого начала обстановка держит игрока в напряжении и в тоже время мы проникаемся космическим покоем, чтобы спокойно и без спешки, досконально и тщательно изучить все стены и углы в лабиринте интернациональных отсеков. ОК, так в чём проблема? Проблема в одной-единственной сцене, после которой развязка переходит в финал. Апогей интриги! По крайней мере, одной из интриг. Вся станция трещит по швам, на кону вопрос жизни и смерти! И поэтому Эмма велит нам кое-кому помешать. Вот он экшен! Драма, триллер, ужас! Потому что дизайнер с режиссёром расстарались и всё-таки добились, чтобы набившие оскомину клише сработали и сцена пробрала бы до мурашек.

[моё] Артур Кларк Коломбо

В общем, мы должны действовать быстро, а иначе провал и Game Over. А там наверняка ещё и стимул в виде таймера обратного отсчёта предусмотрен? Верно? Нет. Потому что S.A.M. у нас компьютер, а вот за клавиатурой с мышью или за геймпадом обычный человек, тот самый геймер, который всенепременно должен победить!


Поэтому вы не волнуйтесь, не обращайте внимание на антагониста и спецэффекты, пройдите на кухню, перекусите, прогуляйтесь, можете даже вздремнуть, чтобы сесть потом у монитора и показать, наконец, кому надо кузькину мать! Антагонист, кстати, тоже время даром терять не будет и дух переведёт. Орать будет благим матом и о пощаде молить, но это не важно, потому что и ежу ясно, что он тоже отдохнул на славу. Да, я придираюсь! Потому что не могу молчать, когда атмосфера триллера рассыпается в форменную глупость, а игрока пробивает на смех.


Всё! Выплеснул душу :) И даже попытался быть объективным, когда на самом деле меня до сих пор подмывает назвать свою же критику чепухой, потому что в моих глазах игра практически идеальна!

В 1968 году весь мир узнал сразу о двух культурных явлениях под названием «2001: Космическая одиссея»: фильме Стэнли Кубрика и романе Артура Кларка. «Космическая одиссея» — редкий случай почти синхронного и одинаково сильного влияния двух разных по форме и средствам выражения произведений искусства как на современников, так и на потомков.


Определить, что первично (книга или фильм, Кларк или Кубрик) в случае «Космической одиссеи» — все равно что разрешить вечную проблему курицы и яйца или материи и сознания. С одной стороны, впервые само название «2001: Космическая одиссея» появилось в фильме Кубрика, а уже только потом вышел роман. Но, с другой стороны, фильм был снят по сценарию Кларка, а в нем британский фантаст основывался на идеях из своего более раннего рассказа «Часовой». При этом знаменитое название, ставшее чуть ли не нарицательным, по признанию фантаста, было полностью придумано режиссером картины. По всем этим причинам «Космическую одиссею» было бы правильно считать созданием как минимум двух гениальных людей, один из которых придумал удивительный литературный мир, а другой — воплотил его на экране.

[моё] Артур Кларк Коломбо

В отношении «Космической одиссеи» существует популярное мнение, что это единственная в истории экранизация еще не написанного произведения. Это одновременно так и не так. Да, действительно, роман Кларка вышел после фильма Кубрика и при работе над книгой писатель ориентировался как на сам фильм, так и на свой сценарий. Но в то же время сам сценарий был написан Кларком далеко не с чистого листа. В его основу легло сразу несколько других текстов писателя, созданных задолго до начала производства фильма.


В рассказе «Часовой», который был написан специально для конкурса BBC в 1948 году, а опубликован еще спустя три года, впервые появляется некий артефакт в форме тетраэдра, способный посылать сигналы в космос. Именно этот предмет позже станет знаменитым «черным монолитом» из «Космической одиссеи», который можно назвать главным и самым узнаваемым символом книги и фильма.


Впрочем, самого Кларка всегда раздражало, когда «Часового» называли основным источником «Космической одиссеи». Писатель говорил, что рассказ имеет к фильму и будущему роману такое же отношение, какое желудь имеет к разросшемуся дубу.

[моё] Артур Кларк Коломбо

Стэнли Кубрик взялся за работу над «Космической одиссеей» почти сразу после завершения фильма «Доктор Стрейнджлав» в 1964 году. Режиссер дебютировал в начале 50-х годов поначалу не самыми заметными документальными и художественными фильмами, однако в начале 60-х, благодаря таким громким картинам, как «Спартак» и «Лолита», стал одним из самых многообещающих молодых кинематографистов своего времени.


После политической и антимилитаристской черной комедии «Доктор Стрейнджлав», напрямую связанной с многими событиями Холодной войны, Кубрик решил вместо проблем сегодняшнего дня обратиться к теме будущего. Амбициозному режиссеру захотелось снять фильм о жизни вне Земли, и это желание сразу привело его в область научной фантастики, которая в эти годы столь же резко набирала обороты, как и сам Кубрик.


Поскольку почти над всеми сценариями к своим предыдущим фильмам Кубрик работал в соавторстве, а роман «Лолита» на экран режиссер переносил и вовсе вместе с автором книги Владимиром Набоковым, к сценарию нового проекта он тоже решил подойти максимально серьезно и стал искать писателя из литературной научно-фантастической среды. Сотрудник Columbia Pictures посоветовал Кубрику обратиться к Артуру Кларку, который в тот момент проживал на острове Цейлон (ныне Шри-Ланка).


Кубрик был убежден, что Кларк — «отшельник и чудак, живущий на дереве», но дал добро на то, чтобы попробовать связаться с ним. Кларк быстро ответил на запрос согласием, выразив «ужасающую заинтересованность поработать с этим enfant terrible», а также с удивлением спросил: «Почему Кубрик считает меня отшельником?». Первая встреча Кубрика и Кларка состоялась 22 апреля 1964 года в Нью-Йорке.

[моё] Артур Кларк Коломбо

На встрече Кубрик сказал фантасту, что хотел бы снять фильм об отношениях человека и Вселенной, и, в конечном счете, создать произведение искусства, которое бы вызывало в зрителе чувства удивления, трепета и даже, если угодно, ужаса. Кларк предложил режиссеру на выбор шесть своих рассказов, и вскоре Кубрик выбрал «Часового» как некую основу для будущего фильма. Так началось это интригующее творческое сотрудничество, которое через четыре года вылилось в великий фильм и великий роман.


Почти два года режиссер и писатель работали над сценарием будущего фильма, и в это же время Кларк стал перерабатывать сценарий в роман, избегая полного копирования и даже порой намеренно изменяя некоторые детали. Однако основные отличия книги от фильма связаны во многом с тем, что какие-то вещи не могли быть отражены на экране по финансовым или техническим причинам.


Например, экипаж корабля «Дискавери» в книге отправляется на один из спутников Сатурна Япет, а в фильме — на Юпитер. Это произошло потому, что Кубрик не смог договориться со специалистом по спецэффектам по поводу того, какую модель колец Сатурна стоит выбрать для фильма. Поскольку авторская свобода в литературе гораздо больше, чем в кинематографе, в романе Кларка в итоге нашел отражение первоначальный замысел.


Несмотря на то, что почти все знают, что такое «Космическая одиссея» и многие слышали и про фильм, и про книгу, большинство людей в первую очередь все же обращаются к кинокартине и зачастую ею ограничиваются. Вероятно, зрителям кажется, что, раз они посмотрели фильм, то книгу читать не обязательно, потому что там, скорее всего, будет почти то же самое, разве что немного подробнее.


Однако в случае «Космической одиссеи» это далеко не так. Хотя Кубрик и Кларк хорошо сработались (что большая редкость для двух талантливых людей), все же они были двумя разными личностями со своим взглядом на искусство, науку и жизнь вообще. Именно поэтому неудивительно, что Артур Кларк не ограничился только написанием сценария, а принялся и за дополнительную работу, уже исключительно «свою».

[моё] Артур Кларк Коломбо

Фильм и роман «2001: Космическая одиссея» — два великих, но разных произведения искусства уже хотя бы потому, что в фильме наибольшую роль играют символы и интуитивный способ познания Вселенной, тогда как роман имеет жесткую и строгую аналитическую структуру. В книге гораздо важнее не скрытые, а прямо высказанные смыслы и идеи. Артур Кларк поднял на бумаге множество важнейших тем и четко проговорил то, на что Кубрик лишь намекал на экране.


Среди главных тем «Космической одиссеи», безусловно, выделяется научно-технический прогресс, с глубоким исследованием всех тех возможностей и опасностей, которые он собой несет. Вымышленный компьютер HAL, представляющий собой один из самых ярких образов искусственного интеллекта в литературе, одновременно привлекает, поражает и пугает.


Особенное место в романе Кларк отвел своей собственной теории эволюции. Вместо довольно общего взгляда на развитие человечества в фильме писатель предлагает совершенно конкретную концепцию, по которой Homo sapiens является далеко не высшей точкой развития человека, а лишь промежуточным этапом. Финал романа на примере главного героя, Дэвида Боумена, предсказывает грядущее перерождение человека, в результате которого мы избавимся от материальной оболочки. Пускай к 2001 году это предсказание еще не сбылось, все та же окружающая нас реальность, постоянно грозящая наступающей технологической сингулярностью, убеждает в том, что эта идея не так фантастична, как могло показаться 50 лет назад.


Но, прежде всего, роман «2001: Космическая одиссея» рассказывает о покорении космоса. Артур Кларк не просто анализирует те масштабные цели и безумные мечты, которыми было поглощено все человечество в 60-е годы прошлого века, но и пытается найти ответы на вопросы. Почему человека так сильно влечет в иные миры и пространства? Зачем на самом деле космос нужен жителям Земли? Почему будущее человечества напрямую зависит от покорения космоса? Все эти вопросы остро встают в книге Кларка, а подробнейшие описания жизни экипажа корабля «Дискавери» буквально переносят читателя в космическое пространство и помогает ему невероятно точно прочувствовать, каково это — оказаться за пределами границ привычного человеческого существования.


https://dtf.ru/read/34218-2018-kosmicheskaya-odisseya-50-let...

Всем привет!

«Мгла» - одна из немногих достойных экранизаций произведений Стивена Кинга, срежиссированная Фрэнком Дарабонтом в 2007 году, основой для которой послужил небольшой рассказ «Туман». Предлагаю узнать как проходили съемки и отправиться на площадку. Вы готовы? Тогда аккуратными шагами ступаем во мглу...

[моё] Артур Кларк Коломбо

Перед Фрэнком Дарабонтом стояла колоссально трудная задача, над которой он размышлял около 20 лет. Снять кино с ограниченным бюджетом (всего 18 млн.долларов) в максимально сжатые сроки.

[моё] Артур Кларк Коломбо
Съемки фильма стартовали в феврале 2007 года в Шривпорте, штат Луизиана. На одной из автомобильных парковок были возведены три стены супермаркета «The Food House» - главный и боковые фасады. Здесь проходили натурные и обзорные съемки. Кроме этого, в крытом павильоне были воссозданы главный стеклянный фасад здания, интерьер магазина и аптека. Задние планы окружения магазина выполняли огромные вертикальные холсты, на которых были напечатаны масштабные фотографии автомобилей, деревьев и соседних строений.
[моё] Артур Кларк Коломбо
Главный герой фильма - Дэвид (актер Томас Джейн), художник, который создает афиши (постеры) для кинолент. В самом начале фильма зрителю показывают как он рисует иллюстрацию к реальному циклу рассказов Кинга «Темная башня», а на стене висят также реальные афиши фильмов «Нечто», «Побег из Шоушенка». Специально для написания этих картин был приглашен Дрю Струзан - художник, который и выполнил эти и множество прочих работ (Индиана Джонс, Звездные войны, Рэмбо, И.Т., Гарри Поттер) во времена проката кинолент, а затем повторно нарисовал их для фильма Дарабонта.
[моё] Артур Кларк Коломбо
Во время съемок операторами Ронном Шмидтом, Билли Гихартом и Ричардом Канту была применена технология одновременной съемки с двух камер. Это существенно упрощало съемочный процесс в целом, сокращало общее количество времени съемок, позволяло не нарушать целостность сцен, одновременно снимать крупные и общие планы. 
[моё] Артур Кларк Коломбо
Актерам пришлось работать по 12 часов в день, не покидая декораций супермаркета. Для многих из них было редкостью сниматься в постоянном окружении бегающих вокруг операторов и коллег по цеху. 
[моё] Артур Кларк Коломбо

Было и несколько забавных ситуаций. Когда Дэвид и прочие пленники супермаркета пытались удержать веревку с половиной тела байкера, съеденой тварью - другой конец веревки тянули Фрэнк Дарабонт и персонал съемочной группы, выкрикивая «Быстрее, быстрее, тянем как только можем!».

Кроме того, в этой же сцене, когда Дэвид тянул веревку к магазину, необходимо было, чтобы все одновременно стали визжать, увидев остатки тела, для этого Фрэнк Дарабонт крикнул в громкоговоритель «НОГИ!».

В момент первого подземного толчка, техники просто разгоняли гидравлическую тележку и направляли её в стену декораций магазина, чтобы внутри массовка могла одновременно среагировать и отстраниться от стекол.

[моё] Артур Кларк Коломбо
Самой сложной сценой оказался эпизод с ночным нападением существ на супермаркет. Необходима была слаженность массовки, актеров первого плана, операторов и тех.персонала. Эпизод прогоняли много раз, пока не получилась идеальная картинка. 
[моё] Артур Кларк Коломбо

Кроме того, в самом начале съемок в помещении супермаркета, техники-осветители столкнулись с проблемой нехватки света: так как по сюжету происходит отключение электроэнергии, в торговом зале должны были быть расставлены свечи, но после первого дубля оказалось, что таких свечей необходимо большое количество, в противном случае, итоговый кадр выходил очень темным. Тогда-то и был придуман эпизод с обнаружением морских батарей на складе и расстановкой светильников по залу.

Сцена «общения» насекомого с миссис Кармоди (актриса Марша Гей Харден) также была придумана на площадке.

[моё] Артур Кларк Коломбо
Для создания существ-чудовищ были приглашены настоящие специалисты своего дела: визуализатор цифровой графики Эверрет Баррелл, разработчик дизайна монстров Грегори Никотеро и художник-иллюстратор фильмов ужасов Бэрни Райтсон. Основной концепт, которого придерживались создали, состоял в том, чтобы существа не были похожи на монстров из имеющихся фильмов ужасов и органично могли бы существовать в экосистеме планеты. Была проделана колоссальная работа, включая сотни иллюстраций, макетов, фрагментов существ и графических наработок.
[моё] Артур Кларк Коломбо
В итоге были сделаны полноразмерные механические модели пауков, насекомых, птиц и щупалец. Частично механические модели использовались в кадре, все остальное было дорисовано цифровой графикой.
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
Кроме того, с участием моделей существ проходили репетиции эпизодов нападения их на людей, чтобы актеры более достоверно двигались в кадре. 
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
Монстр, появляющийся в финале фильма был изготовлен в виде небольшого макета, позже перенесен в цифровую графику с прорисовкой работы мышц, для большой реалистичности передвижения. 
[моё] Артур Кларк Коломбо
Никто из актеров последнего эпизода не знал как закончится фильм, Фрэнк Дарабонт намеренно изъял страницы из сценария и озвучил финал только после того, как пятерка сбежавших из супермаркета уселась в джип. Стивену Кингу пришлось по душе мрачное окончание фильма, за что он поблагодарил Дарабонта в персональном сообщении.
[моё] Артур Кларк Коломбо
Фильм имел большой коммерческий успех, не только в кинопрокате, но и при выпуске на DVD. Номинирован на премию Сатурн, а также породил сериал «Мгла», выпущенном в 2017 году. 
[моё] Артур Кларк Коломбо
Томас Джейн, Стивен Кинг и Марша Гей Харден на премьере киноленты.
[моё] Артур Кларк Коломбо

Прежде, чем взяться за эту книгу, я, скажем так, "надкусил" два других научно-фантастических сюжета. Всё дело в том, что я хотел почитать не просто какую-нибудь фантастику, а что-то вполне определенное как в плане сюжета, так и стиля.


Пусть мне и понравился "Посольский город" Чайны Мьевилля, душа всё равно требовала самую что ни на есть твёрдую научную фантастику, через текст которой чувствовался бы серьёзный автор, чей замысел намерен привлечь читателя не пафосом размером со вселенную и выходящими за рамки фантастики причудами, а взглядом учёного на нечто почти невозможное и в тоже время более или менее правдоподобное. Привлеченный кое-чем в синопсисе первой книги я с первых же страниц понял, что она вообще не о том, о чём я подумал. Да, так бывает. Со второй книгой повезло больше. Никакого недопонимания между мной и описанием от издательства не возникло, но вместе с желанными сюжетными ходами автор выдал нечто совсем из иной оперы, то есть жанра. Нечто показалось мне настолько чужеродным и лишним, что я вздохнул, покачал головой и снова пустился на поиски.


Когда я третий раз закинул невод, результат поиска заставил меня хлопнуть себя по лбу! Зачем, спрашивается, я искал желаемое в фантастике последних десятилетий, когда достаточно было вспомнить заслуженное старое, то есть классику!


Откровенно говоря, "Свидание с Рамой" стало для меня самым настоящим глотком свежего воздуха и бальзамом на душу. Почему так? Потому что за последние несколько лет я смотрел и читал достаточно фантастики, которая могла бы быть по-настоящему захватывающей или, по крайней мере, неплохой, если бы сценаристы не заставляли бы профессионалов в кадре вести себя подобно необразованному обывателю, которому выпало либо страдать склерозом, либо с незамутнённой наивностью на каждом шагу и из каждого угла ждать удивительного и зрелищного. Особенно меня поймёт тот, кто смотрел "Прометей" сэра Ридли Скотта и поминутно ронял лицо в ладони :)


Может быть, реальные космонавты, инженеры и биологи найдут ошибки в действиях оказавшегося в момент принятия решения политиками ближе всех к загадочному, гигантскому и пугающему цилиндру названного Рамой и потому посланного на его исследование экипажа корабля "Эндевор" под командованием капитана Нортона, но я не испытал ничего, кроме удовольствия, наблюдая от страницы к странице за работой пребывающих в здравом уме и твёрдой памяти, разумных и ответственных людей.


Если астронавты что-то и задумывали, то перед тем, как приступить к делу, они всё планировали, взвешивали риски, принимая необходимые меры предосторожности. Если же ходу действия сам капитан или кто-то из его подчинённых всё-таки подвергал свою жизнь большей или меньшей опасности, автор тут же пояснял почему здесь и сейчас персонаж посчитал риск приемлемым. Иногда, по современным меркам было скучновато. Но в паре-тройке сцен сэр Артур Кларк как будто даже подчеркивал то, что исследования неизвестного - это не увлекательный аттракцион, на каждом шагу впечатляющий непрерывными волнующими открытиями и красотами, а серьёзная, порой даже нудная и, естественно, чреватая опасностями работа, требующая ясной головы и развитой силы воли.


Примерно после половины или скорее двух третей текста сюжет начинает набирать обороты, казавшийся до того покинутым и мёртвым Рама преподносит один сюрприз за другим, а взволнованные политики предпринимают крайние меры. В конце концов, кажется, что всё закончится либо встречей команды Нортона с хозяевами Рамы, либо трагедией, либо второе самым безжалостным образом перечеркнёт едва случившееся первое. Но "Свидание с Рамой" - это не фантастика контакта. И во время чтения, и по завершению книги меня не покидало ощущение, будто в один из дней Артур Кларк участвовал в дискурсе с инженерами и биологами, обсуждавшими принципиальную возможность создания гигантского корабля-ковчега с собственной гравитацией и экосистемой. Результатом дискурса для Кларка, как фантаста стало написание "Свидание с Рамой", на страницах которого посредством команды астронавтов теоретический проект многокилометрового, напичканного сложнейшей, оберегающей бесценные жизни пассажиров техникой сооружения как бы исследовался изнутри, с завлекающей читателя поправкой на создание конструкции существами иной анатомии.

[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо
[моё] Артур Кларк Коломбо

В принципе, наверное, роман можно критиковать за то, что прогулка команды капитана Нортона по Раме дала множество открытий и в тоже время позволила прикоснуться лишь к самому краешку тайны залетевшего в Солнечную систему циклопического корабля. Читатель всё-таки узнаёт кое-что о раманах, но по большому счету основные вопросы остаются без ответа. Изнутри сюжета это не считается провалом миссии в силу ограниченных по независящим от исследователей причинам сроков пребывания в исполинском цилиндре. Извне же отсутствие ответов откуда и куда, почему и зачем летел названный именем аватары верховного индуистского божества, управляемый то ли живым, то ли механическим разумом, невероятный, защищённый сотнями метров неведомых сплавов маленький и в тоже время огромный мир - это одновременно и досадный облом, и несомненное достоинство книги!


Один из величайших физиков минувшего двадцатого века Альберт Эйнштейн говорил, что ощущение тайны - это самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека. Я его отлично понимаю и поэтому скорее всего не буду читать продолжающие сюжет, написанные Артуром Кларком в соавторстве с Джентри Ли "Рама II", "Сады Рамы" и "Рама явленный". Целых три книги хоть и проясняющие часть загадок, но в тоже время запросто способных испортить удовольствие от прочтения вполне самодостаточной первой.

Каждый сельский паренёк однажды сталкивается с закономерной жизненной задачей: пора валить. Смышлёные товарищи, привстав с кортов, немедленно поинтересуются «кого?», а любящие родители обеспокоено спросят: «куда?». В самом начале нулевых у меня возникало множество «кого», а в один чудный день нарисовалось одно фундаментальное «куда».

И вот ранним июльским утром 2003 года на вокзале одного райцентра на юге Сибири, вытирая влажные от трогательных чувств глаза, мама сказала:

— Школу ты, любимый сынуля, уже окончил, и пора тебе ехать учиться на… какого-нибудь агронома или механизатора. В общем-то, совершенно похрену на кого. Главное, надо получить достойное образование! А не сидеть у родителей на шее.

Батька тут же добавил:

— Вот выучишься, так сразу поднимешь гибнущее село с колен! Комбайны покрасишь, а там и молоко заколосится! Ура!

И похлопав меня по плечу, пошёл покупать себе чебурек.

Так я уехал учиться в большой город в ПТУ на штукатура-плиточника, покинув отчий дом и родимое село.


Не сказать, что это было первым разом в жизни, когда я поменял место жительства, то есть конкретно отправлялся жить в другое место. Отнюдь. Когда я был ещё милым карапузом, родители мои мыкались по свету. Где мы только не жили: в пионерлагере, в школе, в общежитии… Союз нерушимый республик свободных внезапно разрушился и жилплощадь сознательным семьям уже не раздавали. Заводы кому попало раздавали. Но не квартиры.

В конце концов мы перебрались к бабушке. Квартира у неё была двухкомнатная на проспекте имени матёрого чекиста Феликса Эдмундовича Дзержинского.

Стоит отметить, что как только мы переехали в довольно конкретное место, мама строго приказала выучить домашний адрес и говорить его всякому милиционеру, если потеряюсь. Я же считал, что не может такой сообразительный мальчиш-кибальчиш как я, потеряться.

Когда я в первый раз вышел во двор, меня за шкварник изловил сосед в милицейской форме дядя Миша и в целях профилактики пропажи любопытствующих мальчуганов поинтересовался:

— А ну, щегол, на какой улице живёшь?

— На профпекте зелезного Феликфа! Пуфти контра!

Уже позднее, когда я ловко втёрся к нему в доверие, то начал просить одолжить мне на пару дней револьвер системы Наган. Но у него были вечно какие-то отмазки и он мне только кобуру показывал от пистолета. Я просил:

— Дядя Миша, ну дай револьвер!

— Хех… — усмехался он. — Между прочим, когда твой любимый Феликс Эдмундович погиб, защищая интересы революции, то ему на похороны сотрудники тульского отдела ГПУ принесли венок, спаянный из винтовок и скрещенных шашек.

— И Наганов?!

— И Наганов.

— Лучше бы мне один оставили…

Я вообще подозревал, что дядя Миша никакой был не милиционер, а настоящий оперуполномоченный из какого-нибудь особого 13-отдела по борьбе с вурдалаками.


Как бы то ни было, но жилось в квартире хорошо. Я целыми днями яростно рубился в дэнди, смотрел «Трансформеров» и «Вольтрона», шлялся по двору, закапывая «секретики» или крутился на стройке неподалёку.

Мама тогда работала уборщицей в пожарной части, а батька вообще хер знает где водителем. Однажды он приехал с работы и сказал за ужином, весь измазанный в копоти:

— Без работы я теперь. Сгорела ебучая лесопилка. Нахуй сгорело все к ёбанной матери в этой ебучей лесопилке и сукаблятьнахуй, моё ВОЛЬВО!

Легковой автомобиль марки «Вольво» батька несколько месяцев бережно ремонтировал, аккуратно красил и все мы его очень ждали чтобы поехать на Алтай. Но, к сожалению, ебучая лесопилка нахуй сгорела вместе с заветным автомобилем.

В общем, в городе жилось довольно не кисло, а потом мы переехали в деревню…


В деревне была чудесная речка со всякой рыбой, настоящий густой лес с вкусными грибами и галлюциногенными мухоморами сильно красивыми, зелёные холмы с берёзками и много неба с тягучими облаками. Лепота.

Но мне на эту красоту было решительно похрену. Потому что «Трансформеров» и «Вольтрона» в дремучем селе не показывали, дэнди сломалось, а друзья остались в городе. Ещё вместо пенной ванны с уточками была БАНЯ с тазиками, а заместо блестящего унитаза уличный СОРТИР в минус сорок и свирепую метель.

Я был несказанно расстроен от таких фокусов с жилплощадью. Просился обратно и наматывая сопли на кулак, ревел:

— Мы жили… жили на проспекте… на целом ПРОСПЕКТЕ! имени Дзержинского… железного Феликса… мне наган обещали… а тут… тут даже улицы НИКАК не называются! ХОЧУ ОБРАТНО!

— А ну-ка прекращай нытьё! — строго говорила мама, сама не сильно довольная такому повороту событий. — Не поедем мы обратно. Теперь это наш дом…

— Обратно хочу!!! Обратно! А-а-а-а!

— Сейчас по жопе получишь!

— А бейте! Бейте! Лучше умереть, чем жить в этой глуши!

— Сейчас получишь по первое число! Щас я тебе дам! — страшно гневалась она и пыталась меня поймать за воротник.

Ладонь у мамы крепкая, а жопа моя нежная при нежная. Лучше не попадаться. Не на шутку испуганный, я бегал от неё кругами и, умоляя, очень убедительно визжал, как поросёнок-истеричка:

— Мама, мамочка, ПОЖАЛУЙСТА, не надо! Я передумал, мне тут ОЧЕНЬ нравится!..

Она почему-то не поверила.

Отхватив скакалкой по нежной жопе свистящих аргументов и фактов, я несколько дней хмуро слонялся по окрестностям, упорно размышляя над тем, чем же заняться в глуши десятилетнему чекисту. К концу недели план был разработан.

Я собрал в одну стеклянную литровую банку жуков, муравьев, червяков, пчёл, шершней, пауков, бабочек и гусениц. Всех тех, кто попался под горячую руку. Вербовал их по одному или по два добровольца от каждой коалиции. Затем плотно закрывал банку и долгими часами наблюдал, кто кого захуячит в неминуемой схватке. Как правило, огромный шершень откусывал всем бошки и побеждал. Шершней я потом освободил от прохождения срочной службы. Потому что охреневшие.

Шли годы. К деревне я привык. От безделья начал писать стихи, рассказы и рисовать всякое. Особенно тогда было модно всё американское и поэтому я чаще всего рисовал президентов или доллары. Ходил в библиотеку и запойно читал. Летом купался и рыбачил. Зимой катался на лыжах или санках. В общем, дел было очень много. Главное, безделье развило всякие творческие наклонности и я уже ни сколько не жалел о том, что переехал.


Окончив там школу шестнадцати лет отроду, я отправился обратно в заветный город и поселился в общежитии. Там периодически били, иногда унижали и часто отбирали всё, что представляло хоть какую-то ценность.

И тут я понял, что будь я железным Феликсом, то всех бы нахуй расстрелял, а тех, кто успел спрятаться, отправил бы строить ещё один беломорканал. Но не тут-то было. Бандитизм процветал, а по телевизору крутили сериал «Бригада» про нормальных пацанов, подавая всем хороший пример.

Спустя месяц такой увлекательной житухи, все мои мысли поскорее покинуть унылое село были резко пересмотрены и сильно захотелось обратно домой к гитаре, книжкам, горячей еде и чистой постели. Вообще, к МАМЕ. Но пути назад уже не было.

С этого момента начался мой путь в самостоятельную и взрослую жизнь, а в родительский дом я приезжал теперь лишь в гости.

Спустя годы, я жил то у родственников, то у друзей, снимал квартиры или комнаты. Где только порой не приходилось ночевать. Бывало всякое.

Мой друг ещё со школы — Игорь, с которым мы много лет назад чуть не сожгли целый «Запорожец» посреди села, однажды посоветовал поселиться в комнате у одной пенсионерки в частном секторе посреди Новосибирска.

— Она, конечно, старушка с приветом, а сосед — Вован, очень даже простой парень. Заселяйся. К тому же, выйдет дёшево, — сказал он.

Старушка оказалась на всю голову скверной жадной старой каргой. В доме всю зиму стоял леденящий холод, потому что она экономила на газе, а сама при этом расхаживала в кофтах, свитерах и шалях поверх трёх махровых халатов, приговаривая:

— Тепло же.

А когда к ней приходил жених, то газу она прибавляла порядочно. Но старый импотент захаживал редко. А сосед Вован, действительно, оказался «очень простой» деревенский парень. Он был слишком тупой, работал на рынке грузчиком и сутками разговаривал по телефону со своей девушкой. Весь его ум ушёл в силу, а он был страшно силён.

— Скоро моя девушка закончит школу и приедет ко мне жить. Я буду на рынке работать, а она учиться в училище. Потом мы поженимся.

— То есть, мне надо съезжать?

— Ты что, тупой? Конечно. Не сейчас, а когда она школу закончит.

Я среагировал немедленно:

— А она уже перешла в старшие классы?..

Шутка не зашла. Вован в таких случаях обычно заламывал мне руки, валил на пол и прижав коленом к полу, обиженно сопел:

— Он уже в девятом классе! Понял?!

— Да я пошутил, долбоёб! Пусти!

В целом, он был безобидным И наивным. Слушал только современную русскую музыку и смотрел только свежие русские фильмы. Современное российское кино он вообще, очень сильно любил и черпал из него правильное мировоззрение.

При этом, сколько бы я не наводил чистоту — в комнате царила тотальная антисанитария, холод и теснота. Однажды я пришел с работы и понял, что пора.

Бабка сказала:

— Уличный сортир завалился, а в доме замерз унитаз, и вода не смывается. Что делать будете, куда «ходить», не знаю… Ещё я у вас кровать одну на время ЗАБРАЛА. Неделю поспите вдвоём, теплее будет… Хе-хе.

Когда я зашел в комнату, совершенно краснорожий Вован сидел на ведре и тужился.

— Подай вон там бумага лежит, — сказал он.

Собрав вещи, я тут же сбежал оттуда навсегда.


Перед каждым переездом я чаще всего возвращался на недельку-другую в родное село. Потому что как насмотришься всякого на съёмном жилье, что потом нужна релаксация. А возвращаясь, понимал, что ведь это ДРУГОЙ человек много лет назад в первый раз в сознательной жизни уехал в большой город из деревни. Изменился и постепенно, с каждым новым чужим квадратным метром превратился в меня вот такого. Чужие дома меняют людей безвозвратно.


В каждой съёмной квартире или комнате были свои примечательные казусы. За годы непростой жизни таковых скопилось множество. Вот, казалось бы, неплохой сосед по коммуналке, работает сам на себя, мебель на заказ стругает, здоровается утром, а тут ночью раз, слышу, кто-то в моей комнате СОПИТ. Включив свет, обнаруживаю, что он совершенно голый сидит на полу и блять, спит. Как заправский орёл у тёмных скал. Очнувшись, он нехило изумился и ушлёпал к себе. Лунатизм, скажу я вам — вещь непредсказуемая. Впрочем, надо закрываться на ночь.

На самой первой съёмной квартире в Черепаново, ко мне однажды на балкон первого этажа залез гуттаперчевый человек-синяк и робко постучав в окошко, поманил к себе. Я взял огромный кухонный нож и открыв дверь на балкон, поинтересовался:

— А собственно, какого хуя?!

— Братан, не в падлу, открой подъезд, замёрз стоять. Нету никого.

Я выгнал его с балкона и открыл подъезд. Через три минуты он снова постучался в окно.

— Я же тебе открыл.

— Да?.. Бля, наверное, ты живёшь не ТАМ, ГДЕ НАДО.

Действительно.


Отрывок из книги "Иль Канесс. Придумал тоже".


© Иль Канесс

Ссылки на предыдущие часть: Часть 1, Часть 2, Часть 3

В первой части сериалов, снимающихся по фантастическим книгам, мы затронули в основном фэнтези-проекты. А теперь поговорим о более олдскульной и классической фантастике, которая нас ждёт на экранах.

«Хроники Дюны», Фрэнк Герберт

[моё] Артур Кларк Коломбо

Ранее «Дюну» уже экранизировали — как в виде полнометражного фильма, так и в формате сериала. Теперь студия Legendary Pictures, которая приобрела права на экранизации книг цикла, решила обновить франшизу «Дюны» и занимается проектом. Постановщиком стал Дени Вильнев. Продюсерами выступили наследники Герберта — Брайан Герберт (написавший в соавторстве с Кевином Андерсоном произведения по миру Дюны), Байрон Мерритт Ким Герберт.



«Дюна» — научно-фантастическое произведение, высоко оцененное как критиками, так и читателями по всему миру. В мире «Дюны» всю известную Вселенную держит под контролем монархическая империя. Космическая гильдия — лидер межзвездных транспортировок, чьи навигаторы-мутанты могут вести корабли сквозь свернутое пространство благодаря специальному веществу под названием меланж. Его добывают на планете Арракис, которая кишит песчаными червями-гигантами.



Ожидания редакции fanzon: В отличие от многих других культовых фантастических произведений, «Дюну» выводили на экраны раз за разом. Насколько эти проекты получались удачными — вопрос спорный. Надеемся, новую попытку ждет успех.

«Электрические сны Филипа Дика», Филип Дик
[моё] Артур Кларк Коломбо

Уже неоднократно мы видели экранизации Филипа Дика: «Бегущий по Лезвию», «Вспомнить все», «Человек в высоком замке». Компания Amazon, которая как раз сделала «Человека в высоком замке», не остановилась на достигнутом и теперь приобрела права на сериал «Электрические сны Филипа Дика».



Известно, что это будет 10-серийная антология, где каждый эпизод будет самостоятельной историей, экранизацией какого-либо из рассказов автора. Одним из продюсеров сериала является Брайан Крэнстон, известный по сериалу «Во все тяжкие». Он же исполнит главную роль в одном из эпизодов. Кроме Крэнстона, в команде есть также продюсеры и сценаристы, работавшие над «Доктором Кто», «Молодым Папой», «Страхом и ненавистью в Лас-Вегасе».



Ожидания редакции fanzon: За проектами-антологиями всегда интересно наблюдать просто потому, что каждая серия преподносит что-то принципиально новое. Учитывая весь спектр идей, которые Филип Дик затрагивал в своих рассказах, «Электрические сны» могут стать новым «Черным зеркалом», что автоматически поднимает планку ожиданий.

«Академия», Айзек Азимов
[моё] Артур Кларк Коломбо

«Академия» Азимова — одна из самых значимых космических опер, которая растянулась на 7 томов, не считая продолжений от других авторов. Учитывая культовый статус «Академии» и объем материала, ее не раз пытались экранизировать. О новой попытке адаптировать серию стало известно совсем недавно. В качестве сценаристов выступят Дэвид С. Гойер и Джош Фридман, съемками будет заниматься студия Skydance Television, снявшая сериал «Манхэттен».



Цикл «Академия» рассказывает об упадке и возрождении Галактической Империи. Гениальный ученый Селдон смог предугадать ее распад и теперь разрабатывает план, который в будущем поможет избежать катастрофы.



Ожидания редакции fanzon: Пока что нельзя чего-то ждать от этого проекта, но интересно другое: «Академия» пришла к нам прямиком из золотого века научной фантастики. Что авторы будут делать с образами, которым уже почти сотня лет? Адаптируют ли их под современное видение или же, наоборот, сохранят присущий им ретро-шарм? Остается только ждать.

«Чужак в стране чужой», Роберт Хайнлайн
[моё] Артур Кларк Коломбо

Несмотря на то, что впервые роман «Чужак в чужой стране» был опубликован более пятидесяти лет назад, разговор об экранизации пошел только в прошлом году. Сейчас известны только имена продюсеров, которые будут заниматься сериалом — среди них есть люди, ответственные за фильмы «Остров проклятых», «Девушка с татуировкой дракона» и оскароносный «Старикам тут не место».


«Чужак в чужой стране» стоит особняком среди всего творчества Роберта Хайнлайна, в первую очередь из-за выбранной тематики. Автор обращается к религии, а название и вовсе отсылает к Ветхому Завету.


Валентайна Майкла Смита вырастили марсиане, и теперь он возвращается на Землю с новым мировоззрением и культурой в качестве нового Мессии. Изначально роман задумывался как история про «космического Маугли», но с годами — а «Чужак в чужой стране» писался на протяжении многих лет — перерос во что-то большее.



Ожидания редакции fanzon: Пока рано делать какие-то выводы, потому что сериал находится на самой ранней стадии производства. У него нет ни сценаристов, ни исполнителей главных ролей.

«3001: Последняя одиссея», Артур Кларк
[моё] Артур Кларк Коломбо

Когда стало известно, что телеканал SyFy экранизирует книгу отца научной фантастики Артура Кларка, многие с облегчением выдохнули — ведь, по-видимому, кто-то в руководстве канала наконец-то прочувствовал смысл названия «Sci-Fi». Сейчас телеканал насчитывает десятки купленных прав на экранизации фантастических книг. И это радует.



«3001» — финальная часть цикла «Космическая одиссея». По сюжету в 3001 году земляне находят тело астронавта, которое сто лет дрейфовало по космосу. Затем герои решают вернуть находку к жизни.



Ожидания редакции fanzon: Артур Кларк — это уровень. В данном случае, стоит просто дождаться выхода, так как неизвестно, какие из своих многочисленных проектов SyFy доведет до ума, а какие заморозит.

«Врата», Фредерик Пол
[моё] Артур Кларк Коломбо

Еще один проект SyFy с ощутимым потенциалом — экранизация «Врат» Фредерика Пола. Эта научно-фантастическая книга написана в 1977 году, она скопом собрала все крупные фантастические премии — «Небула», «Хьюго» и «Локус».



Действие происходит в будущем: человечество обнаружило астероид, на котором расположились корабли, построенные вымершей инопланетной расой. На них можно улететь, но управлять нельзя — они на автопилоте. Одержимые жаждой приключений, герои решаются сесть на рейсы в один конец.



Ожидания редакции fanzon: Произведение Фредерика Пола получило разные отзывы читателей. Кому-то не хватило экшена, у кого-то вызвал отторжение слегка суховатый стиль. Как бы то ни было, потрясающую идею легко могут преобразовать в сериал.

«Спин», Роберт Чарльз Уилсон
[моё] Артур Кларк Коломбо

Еще одно яркое произведение в багаже экранизаций SyFy — научно-фантастический «Спин» Уилсона. На этот раз экранизации подвергается не золотая классика, а уже современная НФ. Выйдет мини-сериал из шести серий, по часу каждая.



В недалеком будущем на небе начинают пропадать звезды. Герои книги подмечают, что планету словно ограждают от них черным барьером. Повзрослев, герои осознают: барьер был искусственным. И стоит за ним сверхъестественная цивилизация.



Ожидания редакции fanzon: «Спин» идеально подходит для сериального формата. Если проект получит одобрение аудитории, его продолжат развивать.

«Красный Марс», Ким Стэнли Робинсон
[моё] Артур Кларк Коломбо

Величайшую марсианскую трилогию Робинсона (между прочим, изданную на русском языке нашим издательством) телеканал Spike TV взялся адаптировать в формате сериала. Дж. Майкл Стражински выступил в качестве сценариста, а вот шоу-раннеру Питеру Ною ищут замену (или уже нашли). Изначально старт сериала планировался в январе 2017 года, но в итоге премьера отодвинулась на более поздние сроки. Впрочем, в руководстве заявляют, что проект продолжают разрабатывать со студией Skydance и в полной мере рассчитывают передать дух первоисточника.



Трилогия К. С. Робинсона — «Красный Марс», «Зеленый Марс» и «Голубой Марс» — повествует о правдоподобной (и наиболее вероятной) колонизации Марса землянами. Это ценный образец современной научной фантастики ближнего прицела, поднимающий социокультурные проблемы, которые возникнут при колонизации. Марсианская трилогия Робинсона — не просто невероятно детальный и продуманный сценарий освоения Красной планеты, но и увлекательная фантастическая, психологическая и политическая история, поражающая масштабами и духом.



Ожидания редакции fanzon: Мы с любовью издали трилогию Робинсона и на этом не останавливаемся — вскоре выпустим сборник его отдельный рассказов про Марс. Разумеется, сериал мы ждем — книги Робинсона уже одной ногой стоят в фонде золотой фантастики двадцатого века. Представители канала также подчеркивают, что трепетно подходят к проекту.

Конец четвертой части.

Взято с сайта fanzon-portal.ru

Ссылка на статью: тык

1010

Раз уж мы начали вспоминать игры...

Развернуть
Помните как трудно было гонять на Turbo 911 из-за огромной мощности? А задания, где надо было пройти трассу и не разбить машину) И при этом никакого нитро!)
Раз уж мы начали вспоминать игры...
1968

Известные видео-ролики начала 2000-х

Развернуть
Небольшая подборка старого материала)
Известные видео-ролики начала 2000-х